помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Чего вы ожидаете от "Затмения"?
Всего ответов: 7468




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Альтернатива

Вспомнить Всё: Start Again. Глава 36. Самый лучший подарок - Эдвард (Часть 3)
После обеда небо затянули тучи, к моему облегчению. Винценто все еще находился в комнате Беллы, а у Джонни был дневной сон, поэтому я потратил немного времени на телефонные звонки. Карлайл сказал, что они с Эсми не приедут до самой свадьбы: готовят место для переезда, Итака расположена близко к Гановеру, это слишком опасно. Элис темнила: наверняка готовит какой-то сногсшибательный сюрприз, Розали отсутствовала с ней. А Эммет был рад поболтать, щедро отсыпав мне советов по поводу интимной близости.

- Элис нам все уши прожужжала, что вам этого делать еще нельзя, но знай – я на твоей стороне. Коротышка всегда тебя недооценивала. И неужели ты упустишь шанс попробовать, каково это с человеком?

Я мог не делиться с Эмметом, но легкость, с которой он относился к проблемам, всегда вдохновляла меня. Я чувствовал, как мне нужна его поддержка. Семья Калленов полноценно вошла в мое сердце, я стал ее частью.

- На самом деле, Элис права, - неохотно признал я, немало раздраженный этим фактом. – Мне действительно трудновато… по крайней мере, пока.
- И тренировки не помогли? – воскликнул не менее раздосадованный Эммет.
- Жажда – самая меньшая из проблем, - вздохнул я.
- И что же не так?
- Я даже дышать на нее не могу, она такая… хрупкая. – Я вспомнил поцелуи, во время которых приходилось тщательно следить, чтобы острые зубы оставались надежно прикрытыми, тонкую шелковистую кожу, легко сминающуюся под моими напряженными пальцами.

К моему удивлению, Эммет рассмеялся.
- Кажется, я уже слышал нечто подобное.

Я понял, кого он имеет в виду, и мои губы исказила кривая усмешка:
- И что я?.. Справился?
- О да, ты справился! А как же иначе, – ответил Эммет с заразительным энтузиазмом, подарив мне взамен унынию лучик надежды. – Справишься и теперь, ты сильный – даже сильнее Карлайла. Я верю в тебя, ты не сдашься.
- Не сдамся, - пообещал я.
- А ты уже сказал ей, кто мы? – В голосе Эммета зазвучало предвкушение. – Хотел бы я посмотреть на ее реакцию.
- Еще не время, - снова признал я недовольно. – Нужно убраться из этого дома для начала.
- Представляю, каково ей будет очутиться в семье вампиров, даже если они воспитанные вегетарианцы, - захихикал он. – Будет весело пугать ее, зато нервы после этого станут железные.

Я промолчал, надеясь, что Эммет всего лишь шутит.

- Но ты же не передумал? – вскинулся брат, услышав в моем молчании недобрый знак. – Обратишь ее?
- Если она захочет…
- Проклятье, приятель, а если нет… что ты будешь делать, если она откажется?

Это был крайне сложный вопрос, и следовало не затягивать с ответом на него. Ведь Белла сейчас, по сути, была обманута, связывая жизнь с человеком, о котором слишком многого не знала. Спешка была плохим помощником в нашей ситуации, но и утаивать правду – значило строить отношения не на доверии, которого я жаждал всем сердцем.

- Ты должен сказать ей сейчас, если не хочешь проблем в будущем, - вторил Эммет моим мрачным мыслям. – Женщины – существа с другой планеты. Может, лучше, чтобы она испугалась сегодня, зато завтра она не обвинит тебя в том, что ты ей лгал. Не слушай Элис, она склонна преувеличивать. Если Белла тебя любит, примет тем, кем ты стал. Доверься своей интуиции.

Я был согласен, но не знал, как правильно подступиться к решению вопроса. Мы с Беллой особенно и не оставались наедине, наше время съедала суматоха дня, человеческие обязанности, Джонни, сон… и, разумеется, страх Беллы перед сверхъестественным. Всякий раз, когда я даже просто намекал на свою нечеловеческую природу, сердце Беллы пускалось вскачь. И я откладывал трудный разговор на момент, когда Белла окажется готова. Часы пролетали, складываясь в дни, но обстоятельства не менялись в лучшую сторону. Пришлось запастись терпением, давая любимой женщине постепенно свыкнуться с пугающими странностями будущего супруга.

Сложность состояла еще и в том, что пока Белла не отдавала себе отчет о последствиях незнания, мы не могли выработать совместное безопасное поведение. Ответственность за защиту девушки лежала на мне одном. А сильнейшее нереализованное желание, которое я испытывал, становилось дополнительной проблемой. Казалось, что может быть проще – отпустить себя, поплыть по течению страсти, во всей полноте ощутить вкус любви. Но не только жажда вставала препятствием на пути к наслаждению.

- Дзы-ынь… - настойчивая трель телефона, как всегда, ворвалась между мной и Беллой в самый сладкий момент. – Дз-зы-ынь…

Телефон остался где-то в джинсах, в паре метров от кровати, на которой мы с Беллой сплелись, захваченные мгновением. Весь день нас что-то постоянно разделяло, и теперь мы нуждались в прикосновениях. Между нами не было одеяла, как вчера, и хрупкое тело любимой дрожало в моих руках, завораживая и возбуждая. Все казалось новым: острая сладкая боль распространялась внутрь моего тела от горячих пальчиков, забравшихся под мою футболку и исследующих грудь и живот. Не так уж и опасно, но даже это лишало рассудка. Ощущения были такими сильными, что удержать контроль никак не получалось – я сдавался, пробуя кожу на вкус, втягивая запах. Горло пылало, но жажда близости была сильнее примитивного голода.

- Дз-зы-ын-нь, - звук едва ли вторгался в мой разум. Не останавливал, а, напротив, понуждал к более решительным и быстрым действиям, пока Элис нам действительно не помешала. Я был похож на улучившего момент озабоченного подростка, за добродетелью которого пристально следит строгая мать.

Найдя податливые губы любимой, я прижался к ним, пальцами добираясь до тоненькой бретельки сорочки. Белла застонала.

Телефон, наконец, заткнулся. Я потянул бретельку вниз вдоль плеча, слушая сладострастный вздох. Пискнуло смс. Наступившая после этого звенящая тишина, наполненная лишь учащенным дыханием, лишила меня покоя. В голове назойливо вертелось ожидание нового звонка и желание, послав к чертям сестру, продолжать постельные исследования. Но момент был испорчен: пока не прочитаю сообщение и не отключу телефон, не смогу расслабиться.

- Проклятье, - выругался я, отваливаясь на спину. Белла последовала за мной, целуя сквозь футболку грудь, и я не смог подавить дрожь возбуждения. – Подожди одну секундочку.
- Элис? – Белла была, как всегда, догадлива.

Меня качнуло от головокружения, несмотря на то, что вампиры вроде бы самые ловкие на свете существа. Магнит, оставшийся на кровати, мощно тащил обратно, соблазняя отбросить контроль и сдаться на волю желания. Я выдохнул, стряхивая ощущение предвкушения и ненадолго сосредотачиваясь на телефоне.

«Подвенечное платье будет с открытыми плечами».

Что за?.. Я недоуменно уставился на текст, не врубаясь, зачем Элис послала мне это. Какой смысл? Попытка обойти традиции? Нелепое объяснение, мне было не важно, каким будет платье, и Элис должна это знать. Не верилось, что она звонила ради этого в час ночи.

- Бред.

В одном фантазии Элис точно не откажешь: ее загадочное сообщение полностью разрушило романтическое настроение и вернуло мне себя. Покачав головой, я небрежно бросил телефон обратно на кресло и вернулся в кровать. Беллы прильнула ко мне, но мыслями я был далеко, на той стороне провода, пытаясь разгадать тайный смысл глупого послания. Платье с открытыми плечами… машинально провел пальцем по тонкой коже руки и вздрогнул, заметив несколько параллельных темных отметин, похожих на отпечатки пальцев. Воздух с шипением покинул мои легкие.

- Что-то случилось? – Белла обеспокоенно поймала мой взгляд.
- Тебе больно? - прошептал я, чувствуя ужас за то, что мог натворить, если бы не смс Элис, и теперь безмерно благодарный ей за бдительность.

Белла удивленно осмотрела руку.
- Ничего не вижу, - сказала она. Ну, может, для ее глаз было незаметно, может, я еще не успел слишком навредить. Но МОГ, и это наполнило все мое тело неизбежным сопротивлением.

Вздохнув, я привлек девушку к себе, пряча взгляд в ее мягких волосах.
- Ты должна выспаться, – предложил я сломленно, укладывая ее голову на подушку и дергая за веревочку ночника. Темнота отрезала от нее возможность рассмотреть выражение моего лица, но не скрыла от меня ни одной детали: я видел удивление в ясных глазах, смешанное с любовью и очевидным разочарованием.
- Уверен? – пальчики порхнули по футболке, задевая грудь, и я напрягся. – Я еще не готова остановиться…

Ее горячее обещание остро отозвалось во всем теле, вырвало вздох.

- Не сегодня, - попросил я, надеясь, что в шепоте нельзя уловить раздражения из-за необходимости отказа.
- Завтра?.. – настойчиво предположила Белла, давая понять, что долго ждать не станет. – Почему?.. Что тебе мешает?.. – добавила тихо, когда я промолчал.

Наверное, стоило сказать правду. Да только я боялся, что тогда вообще потеряю шанс на близость – Белла испугается и откажется от этой стороны жизни.

- Я пока не уверен, что к этому готов… - выдохнул я с досадой, надеясь, что делаю правильный выбор.
- Тебе больно? – сочувственно пробормотала Белла, ее горячие пальчики коснулись моего горла, вызывая во мне острое чувство стыда и ненависти к собственному бессилию.

Больно было, но не это являлось причиной отказа. Кажется, я все лучше контролировал себя, находясь рядом с кровью постоянно. Жажда не так и тревожила, я постепенно привыкал и вообще не обращал на нее внимание. Но заключенная в моих руках сила, которую я мог не рассчитать, беспокоила и раздражала. Близость с девушкой вызывала такие приятные и острые ощущения, которые не были доступны в моей человеческой ипостаси. Они не просто наполняли мое новое тело истомой – нет, они сбивали с ног, моментально разрушали контроль и превращали в вожделеющее животное.

Мне нужно было найти способ обуздать эмоции, а я пока не знал, как. И сообщения Элис показывали, что я, увы, не справлюсь.

- Я больше не человек и испытываю все по-другому – гораздо сильнее, это сбивает с толку. Пока еще не понимаю, что делать с самим собой… - расстроено пробормотал я.

Белла промолчала, мне оставалось лишь гадать, от страха ли заколотилось ее сердце.

- Может, мне просто нужно побольше времени, чтобы привыкнуть… - поспешил я добавить, пока она не сбежала от меня. Кончиками пальцев осторожно очертил линию плеча, сожалея, что могу быть нежным, только пока себя контролирую. Что будет, если отпущу? Почему, добиваясь таких грандиозных успехов в контроле над жаждой, я не подумал натренировать себя на бережное обращение с хрупкими предметами?
- Ладно, - согласилась Белла, и прежде, чем закрыть глаза, покрыла все мое лицо горячими поцелуями. Устроилась в моих объятиях с удобством и счастливо вздохнула. – А ты что будешь делать ночью? Тебе же не надо спать…

Воровать твои сны, - чуть не сказал я и сам себе улыбнулся.

- Охранять тебя от кошмаров, - поклялся всем сердцем.
- Это у тебя хорошо получается, - согласилась любимая, в ее голосе сквозила улыбка. – С тех пор, как ты вернулся, мне снится только хорошее.
- Ты, главное, не дерись, если почувствуешь меня рядом, - усмехнулся я. – Когда постучусь, открой дверь.
- Разве я могу управлять этим во сне? – хихикнула Белла, очевидно, не догадавшись, что мое предложение серьезное, а не шутливое. Откуда ей знать, что я действительно проникаю в ее разум.
- Уверен, что можешь, - поддержал я, поправляя одеяло, чтобы девушке было теплее: в комнате стояла жара от батарей обогрева, но мое тело было чересчур холодным.
- Угу… - сонно ответила Белла, постепенно проваливаясь в забытье. Ее защита слабела, я не встречал препятствий, приближаясь к месту нашей встречи.

Внутри ее разума я увидел себя – придуманный воображением образ, далекий от реальности. Слишком прекрасный, чересчур идеализированный, в ореоле яркого солнечного света, похожий на ангела. Незаметно я занял его место, делая шаг вперед и заключая любимую в объятия – теперь я обнимал ее вдвойне, снаружи тело, а внутри сознание.

- Как хорошо… - пробормотала Белла, шагая даже дальше этого: она словно растворилась в моем сердце, заполнив мой внутренний мир собой. Ее чистая душа переплелась с моей, мы стали единым целым. Невозможно передать, насколько приятно это ощущалось: абсолютное, безоговорочное доверие и единение. Конечно, это до тех пор, пока Белла думает, что это сон… сможет ли оставаться такой же доверчивой и спокойной, когда будет знать, что это реальность?

Но пока я не задумывался над этим… я парил.

***

Утро выдалось хмурым, но не дождливым. Пока Белла умывалась и завтракала, я отправился вниз, чтобы глотнуть свежего воздуха: ночи, проведенные рядом с обжигающим ароматом, с одной стороны приглушали боль, потому что я привыкал к ее постоянному присутствию, а с другой – требовали небольшого перерыва.

Ветер дул неудачно – собака тут же подняла лай на весь двор, ринулась ко мне, но резко затормозила, когда я повернул голову. Пригнувшись и вздыбив шерсть, так что стала похожа на помятую дворнягу, псина надрывала глотку, привлекая ко мне нежелательное внимание.

Я оскалил зубы и тихонько зарычал, отчего лай прервался болезненным воем. Она попала в ловушку: скуля, металась между желанием напасть и инстинктивным страхом перед более сильным хищником.

На мое счастье, к ней подбежал охранник и, схватив за ошейник, потащил прочь. Уходила собака с поджатым хвостом, на дрожащих лапах, но продолжала рваться. И это не был тот случай, которым я мог управлять: вряд ли вампир способен приручить домашнюю зверушку. Эта собака, чувствовал я, доставит мне еще немало хлопот, - хорошо, что я не задержусь в этом доме.

Байк стоял под открытым небом, там же, где я и припарковал его, всякий раз приводя банкира в бешенство, когда он его видел. Я подошел, чтобы проверить уровень топлива, ревностно осмотрел детали, подверженные коррозии, которую, будучи человеком, не смог бы различить. Мотоцикл был моей любимой игрушкой в человеческой жизни, остался таковым и сейчас, несмотря на то, что бегал я быстрее любой машины.

Сегодня Белла проснулась позднее обычного – в моих объятиях ей хорошо спалось. Обнимая любимую женщину в постели, я украдкой наблюдал через мысли Мэгги, как Джонни проснулся. Но я не спустился вниз – искушение подсмотреть утренний сон Беллы оказалось сильнее. Зато теперь я готов был отправиться с сыном на прогулку, подменив Мэгги, - то, чего из-за солнца не смог сделать вчера.

Няня выкатила коляску, я приветствовал ее кивком и попросил передать Белле, куда я направился, - пусть у любимой будет возможность отдохнуть, может, она примет расслабляющую ванну или даже просто посмотрит телевизор, не думая ни о чем. Мэгги поблагодарила меня и со счастливой улыбкой вернулась в дом.

Когда я обернулся, коляска была пуста. Джонни застыл возле байка, бросив игрушечную машинку на веревочке, которую, - я прочитал в мыслях старой женщины, - любил сильнее других игрушек, катая ее за собой во время прогулок. Когда сын заметил мое движение, то посмотрел на меня и поднял руки вверх, в его глазах читалась неотложная требовательность.

- Ката! – сказал он, приплясывая вниз и вверх, тут даже перевода не требовалось – очевидно, что он хотел покататься.

Я озадаченно нахмурился.

- Ката, ката, - повысил голос Джонни, не в силах ждать.

Я вспомнил, какую истерику Белла чуть было не устроила из-за ложки, и не смог даже представить, что случится, если я посажу ребенка на реальный байк.

- Маме это не понравится, - покачал головой я.
- Мама?.. – Джонни посмотрел в сторону дома, а затем показал крошечным указательным пальчиком за угол – туда, где был балкон, и который отсюда не был виден. – Та!
- Ты прав, она там, - кивнул я, а затем усмехнулся сообразительности мальчугана. – И она не увидит, верно?
- Ката! – захныкал Джонни, полностью соглашаясь со мной.

Мысленно перекрестившись, - не потому, что волновался за сына, со мной он был в полной безопасности, а потому, что надеялся – Белла не узнает о нашей проказе, - я подсадил сына на сидение. Его ручки не дотягивались до руля, так что пришлось пересадить его повыше.

- Рррррр, - Джонни тут же изобразил движение, с серьезнейшим выражением лица глядя вперед, дергая тяжелый для него руль вправо и влево. Железные ворота отъехали в сторону, приглашая к прогулке. Я оглянулся на дом, ища, кто же это оказывает мне такую любезность, и успел увидеть банкира, резко отшатнувшегося от окна. Сукин сын хотел, чтобы я подверг ребенка опасности! Глупец и не подозревал, что с вампирской координацией никакого риска не будет.

Я убрал подставку и осторожно руками выкатил байк на дорогу. Дом стоял обособленно, вдалеке от основного шоссе, так что нам ничто не угрожало, даже если мы поедем не по обочине.

- Рррррр, ррррр, - Джонни восторженно воспринял новую игру. Если он хочет кататься – будем кататься. В конце концов, он будущий мужчина и МОЙ СЫН.

Можно было даже не сомневаться, что банкир использует обстоятельства себе на пользу. Если бы я потратил немного времени на мониторинг его мыслей, прочитал бы в них, как он лихорадочно спешит в комнату дочери с целью мелко напакостить, очернив меня.

Не прошло и трех минут, как Белла выскочила за ворота – на взводе, с раскрасневшимся от волнения лицом. Я думал, она прочитает мне лекцию о неправильном воспитании ребенка, о вреде моей затеи, но она, увидев меня… с очевидным облегчением выдохнула и моментально успокоилась.

Что, скандала не будет? Интересно, о чем же банкир рассказал, если прогулка верхом на байке не показалась матери слишком опасной? Поторопился, заверив ее, что я собираюсь позволить полуторагодовалому сыну рулить самому?

- Рррррр, - восторг сына заставил Беллу улыбнуться. Я развернул байк назад, но мальчик тут же начал возражать, показывая пальцем обратно на дорогу и крича на меня: – Не! Не! Рррр! Ррррр! – Он был против возвращения во двор так рано, еще не наигрался.

Белла уступила, помахав мне рукой.

- Только не включай мотор, - крикнула она, показывая знаками – думая, что я на расстоянии не услышу.
- Не сегодня, - согласился я, коротко кивнув.

К обеду мы с Джонни стали лучшими друзьями. После катания я занялся «ремонтом» байка, вручив сыну в руки гаечный ключ, которым он, вытянув губы трубочкой, с усердием «чинил» показавшиеся ему сломанными детали. Весь измазался, - Белла убьет меня, - зато был чрезвычайно важен и доволен.

- Тоти! – с любовью обходил он дело трудов своих, уверенный, что без него уж точно машина не могла быть восстановлена. – Лесо! – похлопывал он по огромному, выше его роста, колесу, со взрослым выражением умелого механика.

Мужское занятие было прервано звонком Беллы, напомнившей об обеде и дневном сне.

- Готово, - поблагодарил я сына за помощь, предлагая поехать домой. На этот раз я сел сзади, но не завел мотор – достаточно было оттолкнуться ногами.

Белла ждала нас во дворе, проявляя очевидное нетерпение. Вокруг нее бегала собака, опять спущенная с цепи – клянусь, я знал даже без телепатии, чьих рук это дело, во внимательности банкиру явно не откажешь. Может, он и не понял причину, по которой животное бросается на меня, но не смог удержаться от искушения испортить мне настроение.

Овчарка все еще была напугана, вынюхивая мои следы и беспокойно суетясь вокруг хозяйки, рыча и подтявкивая. Когда же я заехал, зашлась остервенелым лаем, - на всякий случай прячась у Беллы за спиной.

- Дона, нельзя! – Белла попыталась поймать ее, но та отпрыгивала от хозяйской руки. – Да что с тобой такое! Фу!

Мэгги пришла к нам на помощь, забрав Джонни и обойдя нарушительницу спокойствия по широкой дуге. Я взглянул на фасад, но банкир, наученный прошлым опытом, прятался в глубине лестничного пролета. Я слышал его мысли – он пристально наблюдал.

- Рождер, Гарри, уберите Дону! – закричала Белла, тщетно отгоняя собаку и закрывая меня собой. Я погладил ее плечо, призывая не беспокоиться о мелочах. Когда поставил байк на место, собака уже охрипла.
- Пойдем, - предложил я, беря любимую за руку и оставаясь невозмутимым. Собака описывала круги, оставаясь на приличном расстоянии, но продолжая выходить из себя. Еще немного, и у нее случится сердечный приступ.
- Она тебя не знает, от этого такая агрессивная, - предположила Белла. – Не понимаю, ты ведь здесь уже не первый день. Надеюсь, привыкнет и успокоится.
- Не привыкнет, - поделился я, открывая перед Беллой дверь в дом. И когда девушка подняла глаза, добавил неохотно: - Она знает, кто я.

Зрачки Беллы расширились от испуга, и она удивленно приоткрыла рот, разглядывая то меня, то исходившую на злобу собаку.
- Животные умнее людей, хочешь сказать?

Я усмехнулся:
- У них обоняние сильнее.

Белла задумчиво прищурилась, а потом, наклонившись вперед, потянула носом мой запах возле шеи, создавая приятное движение воздуха и не замечая, как неосторожно пробуждает мои мужские инстинкты. Собака же, тотчас почуяв недоброе, взвыла на весь двор так, будто я уже убиваю ее хозяйку.
- Ты пахнешь… восхитительно, - возразила, качая головой, Белла, не понимая того, о чем я ей сказал.
- Для тебя, - подтолкнул я ее внутрь, чтобы не замерзла – начинал моросить дождь. И чтобы избавиться от раздражающего лая. – Для нее я – смертельный враг.
- Вот это интрига, - пробормотала Белла, маскируя страх под нервный смех, и я усмехнулся этому противоречию: любопытство жгло ее, но она все еще не готова была удовлетворить его правдой.
- Ты все ближе к разгадке, - подбодрил я, обнимая любимую за талию и бережно ведя в сторону детской комнаты, незаметно притупляя ее естественный страх с помощью невинного соблазнения: заглянул в глаза, утонув в их небесной глубине, и аккуратно коснулся губами кончика носа. С удовольствием слушая увеличившееся сердцебиение, оставил нежный поцелуй в уголке приоткрытого рта.

Белла удивленно выдохнула, когда я подтолкнул ее двигаться дальше, и выглядела так, будто на секунду потеряла связь с реальным миром. Растерянно моргнув, учащенно задышала, и запах ее желания моментально окутал меня, сводя с ума. Проклятье, похоже, я перестарался. Нужно быть осторожнее с вампирским обаянием – оно, казалось, имеет неодолимое воздействие на мою хрупкую невесту. Но я не мог отрицать, что это было весьма возбуждающе и очень, просто чертовски сильно понравилось мне.

- Позже… - пообещала любимая, сжимая мою талию в ответ с абсолютно очевидными намерениями. Если бы не постоянные напоминания Элис об осторожности, я бы от предвкушения потерял голову в ту же секунду. – Когда Джонни уснет, - улыбнувшись, Белла отстранилась, к моему иррациональному огорчению. И мы, держась за руки, вошли в комнату к сыну.

***

- Если вода вредит тебе каким-то образом или опасна, как солнце, я должна это знать, - высказалась Белла, выйдя из ванной, в которую отчаянно пыталась заманить меня час назад. Я отказался, мотивируя тем, что мне нужно сделать несколько важных звонков, но этого объяснения, как видно, оказалось любимой недостаточно. И я ее понимал. Трудно сказать, сколько еще мне удастся водить ее за нос прежде, чем придется прямо признать: я не готов к интимной близости. И рассказать ужасающую причину.

Этого разговора я избегал сильнее прочих. Страшился, что правда напугает Беллу и навсегда оттолкнет ее от меня. «Я могу случайно убить тебя», - не казалось мне разумным ответом. «Я могу сломать тебе что-нибудь, когда потеряю самообладание», - расстраивало не меньше.

Я малодушно откладывал неизбежный разговор в надежде, что спустя день или два ситуация разрешится сама собой. Глупо было предполагать, что двух дней окажется достаточно для преуспевания в контроле, но все же я надеялся, что мне не придется говорить ужасные вещи про возможную смерть и падать в глазах любимой сильнее, чем могло вынести мое самолюбие.

- Это так? – сочувственно повторила Белла в ответ на мое мрачное молчание. Запах ее разгоряченного тела, пропитанного ароматом пряного шампуня и естественным вкусом быстро бегущей крови окружил меня, дразня обоняние и волнуя и без того дурную голову. Я несчастно вздохнул, проглотив яд.
- Я моюсь, как и все обычные люди, - пробормотал, отвернувшись, чтобы хоть немного уменьшить воздействие на мои рецепторы. Вид Беллы, почти обнаженной, завернутой в короткое полотенце, соблазнял не меньше, чем запах и слова. Джонни спал, мы были наедине, именно этого нам с Беллой ужасно не хватало, сколько бы времени мы ни проводили вместе. И именно этого я боялся сильнее всего – момента, когда меня охватят желания, не сдерживаемые ничем, кроме собственной воли, слабеющей с каждым часом и с каждым новым намеком Беллы на большее…
- Тогда что?.. – шепот любимой заставил мой живот сжаться от настойчивого предвкушения, а ее горячая ладошка, робко коснувшаяся плеча, вызвала на коже дрожь, а в горле – проклятый пожар.

Что ей сказать? «Я не способен удержаться на расстоянии, если нас разделит только вода»? «Я страшно соскучился, но нам пока нельзя заниматься сексом, а если увижу тебя обнаженной, то все пропало»?

- Поговори со мной, - найдя мою руку, Белла потянула меня за собой, и я неохотно поддался ее настойчивой просьбе, послушно следуя к креслу, в которое Белла меня усадила несильным толчком. Поддерживая на груди полотенце, она загнала меня в ловушку, взобравшись сверху.
- Белла… - предостерег я, противореча самому себе: ладони автоматически накрыли бедра девушки, а дыхание стало тяжелее. Взгляд метался между потемневшими от страсти глазами возлюбленной и кромкой полотенца, едва прикрывающей соблазнительные места.
- Тебе больно?.. – заботливо поинтересовалась любимая, горячие ладони потрогали горло, а затем обхватили щеки, и я жадно втянул носом их насыщенный аромат.

Да, но боль несравнима по силе с желанием, рвущимся из-под слабеющего с каждой секундой контроля.

- Нет.

Кажется, мне даже не приходилось прилагать каких-либо усилий – Белла возбуждалась сама. А может виной было вовсе не вампирское обаяние, как я думал, а на нее, как и на меня, попросту влияла близость наших тел. Мы оба невольно подпадали под очарование друг другом и не могли сопротивляться естественно возникающему сильнейшему влечению.

- Я хотела поговорить, - оправдывалась она, оставляя на моем лице обжигающие поцелуи, и когда коснулась губ, я со стоном привлек ее к себе, фиксируя голову на месте за пышные влажные волосы.

Под влиянием момента Белла задышала глубже и чаще, буквально повисая в моих руках, словно желание лишило ее воли к сопротивлению. Все мое тело наполнилось ядовитой потребностью в продолжении: я вспыхнул, наслаждаясь каждым мгновением подавляющей разум страсти. Прижал восхитительно гибкое тело к себе, пожирая стоны любимой губами. Мысленно посылая Элис ко всем чертям, резко пересадил девушку выше, приходя в восхищение от острого жара ее разгоряченного после купания тела, проникнувшего через мои джинсы.

Ох, надо остановиться.

Нет, хочу продолжать.

Удивительно, что Белла еще оставалась в полотенце. Это все, на что хватило моего самообладания, иначе она уже была бы подо мной, распятая где-то на полу и выкрикивающая в экстазе мое имя. Или кричащая от боли?..

Ее губы, которые я выпустил, насилуя себя, обожгли мою ключицу, вырвав из горла рычание. Оно стало громче, когда завибрировал чертов телефон.

Возьми трубку.

Не бери, ты знаешь, что это Элис, и знаешь, что именно она хочет сказать.

Я снова дернул девушку за бедра, создавая трение, и она протяжно застонала, мучительно умоляя о продолжении. Телефон настойчиво продолжал звонить, приводя меня в состояние, пограничное между жаждой побыстрее сделать то, что нельзя, и обыкновенной яростью.

Белла приложила ладонь к моей груди, и она завибрировала от моего рокочущего рычания. Это немного – совсем чуть-чуть – отрезвило меня, заставив открыть глаза и увидеть, как стены шатаются, приобретя яркий, интенсивнее обычного цвет. Я был насквозь пропитан всепоглощающим, смертоносным желанием, пьянея сильнее с каждым новым опасным шагом, приближающим к катастрофе. Все обострилось до невозможной степени: зрение, осязание, обоняние и слух. Я почти чувствовал вкус крови на языке. Был предельно близок к падению в пропасть, из которой уже невозможно станет выбраться, если не смогу остановиться.

- Что?! – прорычал я свирепо в трубку, с огромным трудом не стерев пластик в порошок – пальцы дрожали от напряжения.

Меня встречали короткие гудки – то ли Элис устала ждать ответа, то ли решила, что бесполезно. Чтобы уберечь мобильник от неизбежного разрушения, я разжал пальцы, и телефон завалился куда-то между складками покрывала.

Сжав кулаки, я, раздраженный на самого себя и обстоятельства, убрал их в стороны – подальше от соблазнительного хрупкого тела. Зажмурил глаза, пытаясь думать о чем-то, кроме будоражащих голову фантазий и ослепительно приятных ощущений. Задержал дыхание, чтобы остановить распространяющийся в горле пожар.

Просто замри, ничего не делай, пока не отпустит.

Проклятье, как же сложно удержаться от искушения – это настоящее насилие над собой.

Белла, догадавшись, что момент упущен, прекратила отвлекать меня горячими поцелуями и отодвинулась, освобождая мой ноющий пах. Больше всего на свете я мечтал вернуть ее обратно и продолжить с мгновения, на котором остановился. Но вместо этого сильнее сжал кулаки.

- Элис?.. – спросила любимая тихим настороженным шепотом. Белла лучше меня знала, что ясновидящая звонит, когда грозит опасность. Сопоставить факты не составит труда. И все закончится. Больше Белла никогда не будет соблазнять меня.

Я засопел недовольно и раздраженно:
- Да.

Распахнул глаза, встретившись с растерянным, но все еще томным от пережитой страсти взглядом. Белла, покачивая от слабости головой, испуганно оглянулась на дверь. Прекрасно, она считает, что это не я представляю для нее опасность, и ждет ее откуда-то снаружи. Мне бы порадоваться этому факту, но в данную секунду ничто не могло порадовать меня. Я был чертовски зол на свою неспособность контролировать процесс и доставить удовольствие любимой женщине и себе. Почему мое превращение в идеальное существо сделало простые вещи такими непреодолимо сложными?

- Прости, - прошептал я, с трудом контролируя голос, - мне нужно на воздух.

Белла, осознав, о чем я прошу, недоуменно моргнула, но все же сделала то, в чем я отчаянно нуждался – слезла с моих застывших в муке колен. В ту же секунду я вылетел на балкон – для девушки это выглядело как мое молниеносное исчезновение. Но мне было некогда задумываться над тем, напугало ли это ее – вцепившись в перила, я делал частые глубокие вдохи, пытаясь выветрить из своей бестолковой головы все мысли о немедленной близости. Собака, которой ветер принес известие о моем появлении, прибежала через минуту, оглашая хриплым лаем расположенный под балконом сад. Я оскалил зубы, и она присела на задние лапы, поджав взъерошенный хвост. Но намерения своего не изменила, продолжая изводить меня громким безумным тявканьем.

Я повернулся к ней спиной и вздрогнул, увидев стоявшую рядом Беллу и выражение ее лица. Сжав на груди наброшенный наспех халат, она смотрела на меня круглыми от ужаса глазами. Опешив, я просканировал свое состояние, не понимая, чем так сильно ее напугал и почему именно сейчас, когда практически успокоился? Скорее всего, глаза черные, но Белла уже видела их такими. Возможно, дневной свет представил их непроглядную черноту в худшем виде – более устрашающими, менее человеческими?

Белла сглотнула, и я заметил, как сильно и резко она побледнела. Постарался максимально смягчить сведенные скулы лица, сделать его более приветливым и менее раздраженным, хотя заходящаяся лаем собака была существенной помехой для этого.

- Что такое?.. – наконец, не выдержал молчания я.

Белла перевела взгляд за мою спину, - насколько я знал, там был только лес. Затем на собаку и снова на меня.

- Белла?.. – повысил я голос в нетерпении.

Сжав в кулачок ткань халата на груди, Белла сделала шаг ко мне – это был самый мужественный поступок, который я когда-либо у нее видел. Потому что был убежден, что больше всего на свете сейчас она хочет убежать.

- Пожалуйста, скажи мне, что я ошибаюсь… - прошептала потрясенно она.

Чертовски неудобно, когда не можешь прочесть чьи-то мысли.

- В чем? – потребовал ответа я.
- Там, в лесу, в прошлом году… - пискнула она потерянно. – Скажи, что это был не ты…

О… так вот оно что. Белла, наконец, связала бешеное поведение собаки с моим прошлогодним появлением. Я обреченно скривился. Оперся спиной о перила балкона, в мучении ожидая неизбежного разочарования: сейчас Белла скажет, что боится. У меня не было иного выхода, я не мог солгать.

- О боже, это был ты… - опередила она мой ответ, догадавшись. Ее глаза еще сильнее расширились. Но, к моему невыразимому удивлению, Белла сделала шаг еще ближе, сокращая оставшееся расстояние и глядя снизу вверх. Потрясающий запах ее тела вновь окутал, несмотря на свежий ветерок, но уже не возымел того неодолимого воздействия, как в комнате. Да и не имели ни жажда, ни желания сейчас значения – гораздо важнее было знать, о чем Белла думает, глядя на меня. Кем меня представляет?

Ее взгляд был перепуганным, но не в меру пытливым. Она как будто тоже хотела прочитать мои мысли. Это было достижимо, если бы только она попросила… если бы открыла разум и позволила мне проникнуть в него, мы смогли бы подарить друг другу самые сокровенные тайны. Высочайшая степень доверия.

Это может стать возможным в обозримом будущем. Но не сейчас, когда Белла почти ничего обо мне не знает… Не теперь, когда она так напугана, что мечтает оказаться от меня как можно дальше.

Подняв ладонь, Белла робко коснулась моего лица, и я на секунду прикрыл глаза, неожиданно для самого себя расслабляясь от нехитрой ласки. Напряжение покинуло тело – и физическое, и эмоциональное, как будто нажали выключатель. Это было важно: Белла смогла преодолеть естественный страх перед очевидной опасной силой. Видела ли она своими глазами погром, который я учинил в лесу? Насколько сильно это ее напугало? Кем она меня считает после этого? Я помнил, какие немыслимые предположения высказывали слуги в доме: заблудившийся взбесившийся медведь, демон и даже сам дьявол. Насколько близка Белла к пониманию того, кто я есть? И она все еще стоит рядом, все еще не убежала!

- Теперь ты знаешь, какая опасность тебя подстерегает, если я потеряю контроль и не рассчитаю силу, - с досадой выдохнул я сквозь зубы.

Зрачки Беллы расширились, почти закрыв радужку – и только этим она показала свой страх. Даже сердце билось в прежнем ритме – чуть ускоренно, но не слишком сильно.

- Почему?.. – задала она тихий вопрос.

Я пожал плечами:
- Когда я перестал быть человеком, мне пришлось привыкать к новым способностям тела. Это было сложно. Да и сейчас нелегко…

Белла нахмурилась:
- Я спрашиваю – почему ты тогда ушел? Ты мог поговорить со мной! Я ведь ждала тебя, надеялась… Ты был здесь, но не захотел встретиться, почему?

Ох, кажется, она все-таки не понимала. Улавливала поверхностную суть, но пока не узнает правду – о том, что я вампир, - не сможет до конца уяснить связанных с этим проблем.

- Я оказался еще не готов, Белла, - ответил, сожалея, что не могу открыться и назвать вещи своими именами – без полунамеков и половинчатых фраз. – Представь, что тебе предлагают удержать в руках мыльный пузырь? Твои руки грубые и неловкие, он моментально лопнет. Удержать его возможно, и ты знаешь, что с помощью тренировки постепенно научишься аккуратно обращаться с хрупкими предметами, сохранив их невредимыми. Но до этого может пройти несколько месяцев… а может и лет.

Рот Беллы приоткрылся, когда она начала понимать, о чем я ей толкую. Она снова оглянулась на лес, с осторожностью взглянула на мою руку, сжимающую перила. Да, родная, да.

- О-о, – сникла она, вновь удивив меня тем, что не убежала с криками ужаса – может, Элис ошибается, и Белла сможет преодолеть инстинктивный страх быстрее, чем мы предполагали.
- Все образуется, - искренне пообещал я – мне не нравилось признавать поражение, сразу включался протест и желание доказать, что я способен на большее. Обняв любимую за талию, я привлек ее к себе и поцеловал в лоб. – Немного тренировки – и у меня получится. Дай только время.
- Сколько? – ворчливо произнесла она, и я расслаблено усмехнулся, поняв, что самое страшное осталось позади – Беллу не напугала моя сила. По крайней мере не настолько, чтобы это стоило переживаний.
- Ты замерзла, - забеспокоился я, почувствовав ее дрожь. Я-то давно не ощущал перемены погоды – что дождь, что снег казались одинаково комфортными. А вот Белла, выскочившая на осенний балкон в одном халате, могла даже заболеть. – Вернемся в комнату.
- Да, - согласилась она, дрожа.

Я отвел ее на диван, чувствуя вину, что не сделал этого сразу. Стащив из шкафа теплую кофту, накинул девушке на плечи, а продрогшие ступни закутал в краешек покрывала. Белла с улыбкой наблюдала за моей заботой.

- Иди сюда, - в нежной просьбе звучала беспрекословность, и я прилег на подушку напротив ее милого лица. К сожалению, это все, что я мог себе позволить. Белла придвинулась, устраиваясь в моих объятиях, и просунула горячую ладошку под мою футболку, добираясь до кожи.
- Осторожней, любовь моя, - предостерег я, моментально чувствуя прилив нешуточного желания.
- Но ведь сейчас тебе лучше? – кокетливо проворковала она, чмокнув мой подбородок.
- Откуда такая уверенность? – улыбнулся я, с удовольствием обнимая любимую и привлекая ближе, несмотря на риск.
- Твои глаза были черные, а сейчас цвета жженого сахара, - прошептала она, целуя меня в уголок губ. – Из этого вывод: когда ты на грани, это можно проследить по цвету радужки. Может, если мы станем действовать неторопливо, удастся сохранить глаза золотистыми?
- Не думаю, что это сработает, - пожаловался я, ведь невозможно испытывать страсть и быть холодным одновременно. Разве что… разве что я мог попробовать забыть о себе. Но я пока мне представлял, как это сделать – слишком уж увлекал меня процесс.

Белла погрустнела, ее пальчики, выбравшись из-под футболки, прочертили линию вдоль моего века и скулы.
- Что же нам тогда с этим делать? – печально произнесла она, и мне стало больно оттого, что я могу физически разрушить горы, но не способен на такую малость, как подарить любимой обыкновенное человеческое наслаждение. – Значит, нам нельзя ничего, кроме поцелуев?

Неожиданная мысль посетила мою голову. То, о чем я задумывался еще перед тем, как пришел сюда. То, о чем мы с Эмметом недавно говорили.

- Есть один способ… - прошептал я, гадая, насколько опасна почва, на которую ступаю. – Но вряд ли он тебе понравится.
- Какой? – сразу воодушевилась Белла. – Я готова, на что угодно. Только скажи.

На что угодно?.. Я испытующе глядел в заинтересованные глаза. Готова ли Белла в действительности услышать мое предложение? Не слишком ли рано для откровенных разговоров?

В конце концов, пусть знает, к чему все идет. Я должен был раскрыть свои намерения, не собирался лгать. Выбор останется за ней, но чем больше времени окажется на раздумья, тем сильнее вероятность, что Белла согласится.

Прежде, чем озвучить, я сорвал сладкий поцелуй с горячих полуоткрытых уст. Такие сладкие… Кровь, бегущая по венам, создавала восхитительный соблазняющий ореол аромата вокруг моего лица. Как спичка, поднесенная к керосину, мгновенно воспламеняла горло и пробуждала хищные инстинкты, которые я должен был ежесекундно подавлять. Расслабиться и позволить себе ощутить любовь во всех ее полноценных проявлениях – стало непозволительным преступлением. Но все это можно отменить одним простым решением…

- Все будет легче, если ты станешь такой же, как я, - пробормотал я девушке в ухо, опасаясь смотреть ей в глаза. Ласково прижал к себе, оставляя дорожку поцелуев вдоль пульса и не зная, отчего он ускорился – от возбуждения или испуга.
- Такой же сильной? – уточнила она, учащенно дыша. Ее ладошки обвили мои плечи, пальчики приятно потянули волосы. Она повернула голову, открывая мне доступ к шее. Восхищая и одновременно расстраивая тем, что действует храбро, только пока не знает, какого опасного зверя подпускает к сонной артерии.
- И бессмертной, - согласился я, находя мягкие губы – немного соблазнения не помешает, чтобы помочь сделать нужный мне выбор. - Не такой хрупкой. Ни болезней, ни усталости, ни старения… Мы станем равными, а значит, между нами не останется никаких преград…
- И в чем подвох?.. – выдохнула Белла, сладострастно прижимаясь ко мне, ее изгибы идеально подходили к моему телу. Искушение нахлынуло новой волной – соблазняя, я и сам подпадал под влияние искушения, и еще неизвестно, чья воля в этой ситуации слабела быстрее.

Вопрос был задан правильный. Ответить на него значило раскрыть слишком много секретов. И напугать.

- Это немного больно, - нехотя признал я, рискнув поймать взгляд любимой. Она выглядела озадаченной, чуть настороженной и немного испуганной.
- Насколько больно? – голос упал в шепот.
- Очень, - сознался я, не зная, как избежать ухода обсуждения в неприятном направлении. – Но всего три дня, - добавил, опуская другие непривлекательные подробности вампирского превращения и дальнейшей жизни – например, жажду, которую придется терпеть, и не каких-то три дня, а целую вечность. Имею ли я право обрекать любимую на такие муки? Не слишком ли эгоистично поступлю, уговорив стать моей?

Я сглотнул яд, гадая, способна ли Белла существовать с чувством постоянного голода, с обжигающей горло кислотой, которую невозможно утолить ничем, даже кровью. Вампиры живут с болью жажды постоянно, - даже те, которые питаются людьми, испытывают облегчение кратковременно. Мне казалось это нетрудным испытанием воли, но я другой – часть опыта пришла ко мне, должно быть, из прошлой жизни. А может просто моя воля сильнее, я и будучи человеком отлично переносил боль, столько раз ломал руки и ноги, что и не перечесть. Но насколько Белла готова выдерживать подобное мучение?

- И все? – Пульс Беллы бился все быстрее, а мне оставалось лишь гадать, какова причина этого.

К счастью, опасный разговор прервал топот маленьких ног по коридору. Я широко улыбнулся Белле, не в силах скрыть радость от встречи с сыном. Каждый раз это было как чудо – волшебство, озарившее мою новую жизнь.

Дверь распахнулась, и ребенок, шустро преодолев расстояние до дивана, взобрался по маминой ноге. На секунду опешил, увидев меня, а затем втиснулся между мной и Беллой, ревниво обнимая маму за шею.

- Кто это тут у нас? – воскликнула она, охотно принимая ребенка в объятия и прижимаясь щекой к щеке – наблюдать за их нежностью было непередаваемым удовольствием. – Да это Джонни проснулся!
- Нуся, – поддакнул сын матери, искоса глядя на меня, словно забыл за время сна все, что нас успело связать накануне.
- И какие у тебя планы, маленький человечек? – поинтересовалась Белла у серьезно смотревшего на меня сына – немного сердитого из-за того, что я на целый час отнял у него мать и продолжаю лежать рядом, испытывая его терпение.
- Гуя? – предположил Джонни, показывая пальчиком в сторону улицы.
- Гулять – это хорошо, - согласилась Белла, удивляя меня тем, как легко может распознать слова в непереводимой тарабарщине детского языка. – С кем пойдешь? С Мэгги или с папой?

Джонни надул губы, обдумывая ответ. Затем сполз с мамы, удобно устраиваясь между нами, и протянул руку к моему лицу, неожиданно хватая за нос. Я замер, наслаждаясь и одновременно боясь спугнуть момент. Удивленная улыбка не покидала моего лица, и я задержал дыхание.

- Да, это папа, - шепнула Белла подсказку.

Джонни, насупившись, молчал. Дернул за волосы, затем долго изучал мое ухо, крутя его эдак и так. Засопев, - все это время я не двигался, терпя экзекуцию, - вернулся к носу, ощупывая его со всех сторон, и, наконец, выдал удивленное:
- Папа?..

Я улыбнулся шире, а Белла просияла словно солнце.

- Папа, - подтвердила она для закрепления урока. И весь ее вид кричал: «Да! Вот так!»
- Ката?.. – предположил Джонни, испытующе заглядывая в мои глаза. – Тоти?.. – будто только что вспомнил наши утренние приключения.
- Папа, – это не только мотоцикл, - пожурила Белла с маленьким восхитительным смешком.
- Тоти, – сердито повторил упрямый мальчуган и показал пальчиком на дверь: - Ката!
- Когда уедем отсюда, я подарю ему детский электрический мотоцикл, - сообщил я Белле, кладя руку так, чтобы иметь возможность обнять и девушку, и ребенка, легонько его касаясь предплечьем – чтобы не упал.

Белла расслаблено легла на подушку, глядя на меня влюбленными глазами:
- Я бы тоже хотела подарить тебе что-нибудь… - улыбнулась она.
- Ты уже его сделала, - ответил я, аккуратно взъерошив волосы сыну, пока он продолжал деловито изучать мое лицо и все, из чего состоит новообретенный папа. – Самый лучший подарок, родная.

Источник: http://twilight-saga.ru/forum/15-2878-1
Категория: Альтернатива | Добавил: Валлери (12.03.2015) | Автор: Валлери
Просмотров: 278 | Комментарии: 4
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Все люди [8170]
Общее [507]
Альтернатива [5693]
Продолжение саги [1586]
Актерская жизнь [2379]
Отдельные персонажи [829]
Стеб [238]
Слэш и НЦ [3327]
Флешбек [48]
Мини-фики [492]
Наши переводы [2376]
Кроссовер [278]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи