помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




В каком месте по-вашему должен быть разделен «Рассвет»?
Всего ответов: 3464




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Альтернатива

Рассвет один на двоих. Глава 1.
Глава 1. Воспоминания (Белла)

Я прощаюсь с Аризоной. И пусть это решение далось мне нелегко, надо признать, что так будет лучше для всех: для мамы, ее нового мужа Фила, Чарли. Я захихикала, вспоминая, как пару месяцев назад сообщила ему, что последние два года перед колледжем буду жить с ним. Он был в полном шоке.

Нет, он меня любил, по-своему, даже несмотря на то, что я приемный ребенок, да еще вдобавок необычный. Но, надо признать, с Рене — моей мамой — я была намного ближе. Она не только моя мама, но еще и лучшая подруга. Она человек, который не обращает внимания на мои физиологические особенности. А я более чем особенная, необыкновенная, как мама меня называет, однако ее это не волнует — она просто не замечает этого, за что я очень ей признательна. А Чарли меня побаивается, да любой бы на его месте испугался, если бы его ребенок, пусть даже приемный, за восемь лет достиг в развитии уровня взрослого человека. В девять лет я выглядела на семнадцать, а при правильном макияже — на все двадцать. Я грустно усмехнулась сама себе и окунулась в воспоминания...

Моя мама — этнограф. В одну из поездок в Южную Америку она со своей группой наткнулась на небольшое племя, где и увидела меня. Она была в ужасе — как белокожий ребенок мог там оказаться? Ведь на многие километры не было цивилизации.
Индейцы не смогли ей объяснить, кто я. Они сказали, что нашли меня в лесу неподалеку от их поселения. Мне был где-то месяц, когда они меня обнаружили. Ну, это они так думали, что мне был месяц, я сомневаюсь на этот счет.

Индейцы не дали мне умереть, заботились обо мне, но и опасались меня, потому что я росла слишком быстро, не как обычные дети. Мне был всего год, но внешне я была как трехлетний ребенок. В умственном развитии я тоже опережала своих сверстников — ребятишек из племени.

Если быть честной с самой собой, я не очень люблю вспоминать этот отрезок своей жизни. Когда мама нашла меня, то она им не поверила. Посчитала, что индейцы что-то не договаривают, что мне намного больше, чем один год, как минимум три, а может, даже четыре года. Как же она тогда ошибалась.

В группе этнографов мама была единственной женщиной, поэтому все заботы обо мне она взяла на себя. Почти сразу она пришла к выводу, что нам надо срочно вернуться. Мама хотела разобраться со всем дома. Она хотела понять, действительно ли я необычный ребенок или все-таки это выдумки индейцев. Они не возражали и без проблем отдали меня, индейцы были очень рады, что избавились от такого странного и пугающего ребенка.

Мы приехали в Финикс. После недели моего с Рене проживания я уже знала ее язык, который стал мне родным, хотя до этого разговаривала только на языке племени. Она поняла: индейцы не обманывали, я необычный ребенок. И тогда мама сделала то, за что я буду ей бесконечно благодарна всю свою жизнь — она сделала меня своей родной дочерью, решив сохранить в тайне историю моего появления и никому об этом не рассказывать. Единственным исключением был Чарли, который стал моим отцом и по документам, и в жизни тоже, хотя на тот момент с Рене они уже не жили вместе и находились в стадии развода. До сих пор удивляюсь, как Рене уговорила Чарли на поддельные документы. Ведь мой отец — шеф полиции в своем родном городке под названием Форкс.
Я ухмыльнулась: у Рене было очень много интересных знакомых и друзей с разными занятиями, иногда не совсем законными. Вот так я и стала Изабеллой Мари Свон. Хотя люблю, когда меня называют Белла.

Папа каждый год летом приезжал ко мне, и мы на две недели куда-нибудь с ним отправлялись отдыхать. Это было беззаботное время, которое я всегда вспоминаю с теплотой и улыбкой. Мама отказалась от своих научных экспедиций и занялась преподаванием в местном университете, а остальное время проводила со мной и искала хотя бы крупицу информации о таких же людях, как я, но ничего не находила. Она еще больше уверилась в том, что обо мне не должны знать. Мама боялась потерять меня. Если обо мне узнают, то заберут у нее — в этом Рене была уверена на все сто процентов. Меня закроют в каком-нибудь исследовательском заведении, где начнут изучать куча докторов и других всевозможных умников, а она больше не увидит свою дочь. Я думаю, в этом она права. Со временем мы с ней забросили идею узнать что-либо обо мне, решив, что я такая одна.

— Белла, — позвала мама, и я очнулась от своих воспоминаний, догадываясь, что она сейчас скажет.

— Еще не поздно передумать, — в тысячу первый раз предложила она.

— Надо ехать, — твердо сказала я.

— Передавай привет Чарли, — сдалась мама.

— Обязательно, — вздохнула я.

— Мы расстаемся ненадолго. Пожалуйста, не забывай, что можешь вернуться в любую секунду... Если что-то случится, позвони, и я за тобой приеду.

— Ни о чем не беспокойся, мамочка, я и сама могу без проблем приехать, если что-то пойдет не так, — уверенно отозвалась я. — Все будет в полном порядке. Мама, я люблю тебя.

Рене храбрилась, но я чувствовала, что она не до конца откровенна. Мама не хотела меня отпускать, первый раз мы расстаемся так надолго. Она прижала меня к себе, мы поцеловались, и я пошла сдавать багаж.

Итак, впереди четырехчасовой перелет до Сиэтла, затем пересадка, еще час до Порт-Анджелеса и, наконец, час езды на машине до Форкса. Летать я обожала, а вот целый час в патрульной машине с Чарли не радовал. Хорошо хоть, что мою машину уже доставили к отцу, но он наотрез отказался ехать встречать меня на ней.

Мама скептически отнеслась к моей затее забрать одну из моих машин в Форкс, сказав, что я и так буду сплетней номер один, а гоняя на такой машине и подавно. Потому что весь Форкс жаждал увидеть загадочную дочь шефа полиции и его взбалмошной бывшей жены. Ну и пусть обсуждают меня и мою машину, пройдет пара недель и все успокоятся. Мама в этом не была уверена, но я привыкла к вниманию людей и особо не переживала по этому поводу.

А без нормальной машины я не могла, да и не хотела, — я привыкла передвигаться быстро и с комфортом. Я же не спортивную машинку забирала, вот от нее бы точно все в шоке были.

Я забирала свой любимый Lexus GS 300. Мой ослепительный красавец: нежно голубого цвета, с потрясающим салоном цвета слоновой кости, достаточно быстрый, невероятно комфортный и очень красивый. И я не хотела расставаться со своей машиной.

— Мисс, — сказала стюардесса, выдернув меня из раздумий.

Она цепким взглядом окинула меня с ног до головы, в глазах промелькнула неприкрытая зависть, но девушка быстро погасила ее, сработал профессионализм. Я улыбнулась: женщины всегда так на меня реагировали, зачастую меня это даже веселило.

— Проходите на свое место, пожалуйста, мы рады приветствовать вас на нашем борту, приятного полета, — очень вежливо произнесла она.

Я летела бизнес-классом, так что в полете меня не должны были беспокоить без надобности. Я села, пристегнулась, откинулась на спинку, закрыла глаза и опять погрузилась в свои размышления...

Полет проходил отлично, попутчика рядом со мной не было и меня это устраивало.
Я размышляла о себе, о том какая я, что мне делать в будущем... Как сложится моя жизнь, когда не станет Рене и Чарли, ведь я останусь один на один со своей тайной, а собственная семья для меня — непозволительная роскошь. Я не могла позволить себе влюбиться или увлечься кем-нибудь, только если в кого-то похожего на себя, но это из ряда фантастики и просто мои глупые мечты.

Вот уже восемь лет я абсолютно не менялась. Я стала полноценно взрослым человеком в девять лет, на этом мое взросление закончилось. Прожив в этом мире семнадцать лет, я не знала, что ожидало меня в будущем, и очень боялась его. Быть может, я не смогу состариться и умру, выглядя как семнадцатилетняя, если я физически вообще способна умереть. А возможно, я проживу лет двести или больше, может, я все-таки меняюсь, но очень-очень медленно.

Да, сплошные вопросы и нет ответов.

Я не болела — совсем: за всю мою жизнь у меня не было и легкой простуды. С годами моя гладкая, идеально-белоснежная кожа стала неуязвимой. Первые пару лет я еще могла получить хотя бы легкую царапину, она, правда, заживала за пару минут, но сейчас поранить меня было невозможно, если только я сама себя не укушу. Я ухмыльнулась, вспоминая, что иногда, когда сильно увлекалась, могла прокусить свою губу.

У меня очень четкое зрение, невероятный слух, скорость, сила. Какая девушка весом в пятьдесят килограмм способна без усилий поднять и переставить диван? Я могла! Могла видеть в темноте так же четко, как днем. Слышать очень тихий разговор на достаточно большом от меня расстоянии. Развить такую скорость, что и не снилась производителям гоночных автомобилей.

Мое сердце очень быстро бьется, намного быстрее, чем у обычных людей. Температура моего тела намного ниже: нет, я, конечно, не ледышка, но и по-человечески теплой меня не назовешь. Хотя в период моего взросления я была очень горячей: первую неделю Рене очень переживала, считая, что у меня жар, и хотела показать врачу. Потом, со временем, температура становилась все ниже и ниже.

Еще интересная моя особенность — мой запах. Я пахла чем-то цветочным — фрезией, еще смесью клубники с зеленым яблоком, необыкновенно сладко, как считала мама. Этот запах привлекал людей, но я умела прятать его, правда, неизвестно как. Если я не хотела, чтобы люди чувствовали его, то он от меня не исходил, а я редко этого хотела. Даже во время сна я пахла как обычный человек, тем более с появлением Фила в нашей жизни.

Я не позволяла себе расслабляться, вернее позволяла, но не часто.

Да уж, длинный списочек моих странностей получается.

И самая ужасная моя странность — реакция на кровь, об этой моей особенности не знала даже мама. Когда я чувствовала запах человеческой крови, то мое горло начинало болеть и полыхать огнем, а мышцы наливаться невероятной силой. Мне хотелось припасть к ране и пить, пить, пить. Фу, я потрясла головой, прогоняя эти воспоминания.

Меня точно создавали монстром — машиной для убийств. Красота, запах — это приманка. Сила, скорость, неуязвимость — возможность справиться с любым человеком. Ну а странная реакция на кровь, чтобы если уж начала, то не могла остановиться и покалечила или убила.

Нет, я не собиралась становиться монстром! Мама с папой этого не заслуживали; они любили и верили в меня, а я их не подведу и не причиню боль ни одному человеку.

Стоп! Хватит загонять себя в депрессию! Я еду к Чарли, впереди у меня два года школы, потом колледж, а дальше разберемся. Хватит уже хандрить, я улыбнулась сама себе.

Спускаясь по трапу самолета, я увидела Чарли. Он подошел, неловко приобнял меня и чмокнул в щеку.

— Рад видеть тебя, Беллз, — сказал он. — Ты не изменилась. Как Рене?

— Я тоже рада встрече, папа. Не изменилась — это ты верно подметил. С мамой все отлично, — ответила я, папа смутился. Чарли я звала его только за глаза.

— Я о том, что ты такая же красавица, — он негромко хмыкнул, я закатила глаза.

Багажа у меня с собой было не очень много, основную часть я уже переправила в Форкс. Я везла только вещи, купленные в последние дни перед отъездом из Финикса.

— Пап, ты получил все мои вещи? — спросила я.

— Да, Беллз, все двенадцать коробок. Это все вещи? — удивленно спросил он.

— Практически. Еще обувь, книги, компьютер и многое другое, — ответила я смеясь.

— Хм-м, хорошо, что я переделал дом и отдаю тебе весь второй этаж, — сказал он задумчиво.

— Папа, ты ради меня переделал дом, ну зачем, не стоило, мне бы хватило одной спальни! — я смутилась.

— Белла, все нормально. Я пристроил на первом этаже спальню и ванну для себя, а ты займешь второй этаж. Мою бывшую спальню я разделил: из одной части сделана гардеробная, из другой твой мини-кабинет. Ты ведь работаешь и учишься, тебе нужен уголок, где всем этим заниматься. Кстати, что ты сейчас уже изучаешь, как твоя работа? — спросил он.

— Папа, спасибо! — я обняла его. — Я сейчас изучаю психологию — увлекательная вещь, мне нравится. Работа отлично! Биржа процветает, интуиция меня не подводит, я хорошо зарабатываю.

Чарли не нравилось, что я торговала на бирже, да еще и зарабатывала кучу денег, но мама не возражала, а с мамой спорить он не хотел.

— Да, Беллз, судя по твоей машине, дела у тебя отлично, — он засмеялся. — Скучно тебе будет в школе маленького городка, да еще целых два года, ты же уже всю эту программу знаешь.

— Пап, все нормально, не расстраивайся. Уроки я переживу, а все остальное даже весело: новые люди, знакомства, впечатления, может, подружусь с кем-нибудь из девочек. У меня никогда не было подруги, а что, если я найду ее в Форксе? Учиться дистанционно скучно, в школу в Финиксе я ходила только последний год, и мне нравилось, — я старалась говорить уверенно, чтобы отец не думал, что Форкс для меня — пытка и безысходность.

В конце концов, это всего два года, а потом колледж. Я широко улыбнулась Чарли, а он прижал меня к себе.

— Поехали домой, Беллз, — сказал отец. Я кивнула, и мы направились к его патрульной машине.

Начало новой жизни — это должно быть интересно!

Источник: http://twilight-saga.ru/forum/15-8523-1
Категория: Альтернатива | Добавил: Dj_Pofig_Na_Vse (26.03.2014) | Автор: Evgeniya82
Просмотров: 210 | Комментарии: 2
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Все люди [8170]
Общее [507]
Альтернатива [5693]
Продолжение саги [1586]
Актерская жизнь [2379]
Отдельные персонажи [829]
Стеб [238]
Слэш и НЦ [3327]
Флешбек [48]
Мини-фики [492]
Наши переводы [2376]
Кроссовер [278]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи