помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Читали ли Вы книги в оригинале?
Всего ответов: 8995




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Альтернатива

Кровавое Рождество. Глава 14.
Де Урхеля с поля уносили слуги. Он так и не смог подняться сам. Сломанная ключица и повреждённая грудина не позволили графу сделать это.
Эдвард благодарил Бога за то, что тот остановил брата и не дал сделать из него хладнокровного убийцу. Джаспер пустыми глазами смотрел в ложе Элис и не мог понять, что делает его дама сердца, отвернувшись от ристалища в объятиях старой дуэньи? Он с трудом перешагнул через верёвочное заграждение и, увязая по щиколотку в грязи, отправился к трибуне, не замечая оруженосца, подведшего к нему жеребца.
Барон Мейсон шёл за своей наградой. Четыре поверженных противника, двоих унесли с ристалища на носилках, а он как мальчишка мечтает лишь заглянуть в аквамариновые глаза да прижать к губам холодную мокрую ленту платья, а если повезёт, то шарф, греющий сердце юной красавицы. Той девочки, которую не замечал на протяжении многих лет. И только сегодня, заглянув в чёрные глаза испанца, олицетворяющие в тот момент смерть, понял, насколько дорога его сердцу подруга детства. А ещё он внезапно осознал, насколько опасна и коротка жизнь рыцаря. Уйти, не оставив ничего после себя на этой земле, разве может быть что либо более страшное? Смерть лишь короткий миг, но и вся его жизнь соткана из мгновений, растраченных до сих пор попусту.
Он остановился и велел пажу поднять и закрепить забрало. Джаспер хотел взглянуть в глаза невесты брата. И если в них есть хоть капелька тепла и любви к нему, беспутному пьянице, драчуну, развратнику и повесе, он сделает всё, чтобы добиться её расположения и любви. О свадьбе и детях остаётся только мечтать, но и эта мечта осуществима. Эдвард не любит невесту столь сильно, как белошвейку, и если найти для него беглянку, граф отдаст ему Элис. А уж как договориться с Карлайлом, он придумает позже.
Леди Пембрук рыдала на груди старой дуэньи. Никогда ещё ей не было так страшно. Бои на копьях не шли в сравнение вот с такой вот рубкой лицом к лицу. Она видела поверженных и даже убитых рыцарей раньше, но никогда не отождествляла их с любимым.
А сегодня этот проклятый гордец и хвастун чуть не лишился руки, а то и вовсе жизни. Она в промежутках между рыданиями возносила хвалу Деве Марии и Спасителю за то, что оставили этого распутника ей на исправление.
- Леди Пембрук, уж не по моим ли костям вы рыдаете?
Элис вздрогнула, расслышав рядом с ложем голос Джаспера, и обернулась.
Два взгляда встретились.
Аквамариновые, драгоценными камнями блестевшие на бледном заплаканном лице, глаза выражали такую боль и растерянность, что у Мейсона сжалось сердце. Она переживала за него? Что значат эти слёзы и боль? Недоступная леди Пембрук его любит? Или…
Элис смотрела и не верила. Взгляд бесшабашного задиры и гуляки выражал любовь: чувство, на которое она и не думала, что тот будет когда-то способен. Не этот вечный задира, столько раз, в детстве таскавший её за косички и нагло приписывающий свои проделки ей, чтобы избежать наказаний отца. Тот, что не пропускал ни одной юбки мимо, способен полюбить? Она мечтала об этом с шести лет, но не была готова прочесть это в любимых голубых глазах сейчас.
Жаркое тепло разлилось в груди, выступая румянцем на мокрых щёчках. Сердце девушки трепетало и пело, готовое выскочить через горло. Она стыдливо опустила глаза, но, вспомнив наставления Эдварда, подняла взгляд и с усмешкой ответила рыцарю:
- Что вы, барон, разве смею я на это надеяться. Вы же у нас бессмертны. Множество красивых женщин ещё не успели стать вашими. Боже правый, какие кости? Мои слёзы только о мясе.
Джаспер улыбнулся в ответ. Леди Пембрук может говорить сейчас всё, что захочет, она всегда славилась острым язычком, всё, что нужно, он уже увидел и не позже, чем завтра переговорит с братом. Он, всё так же улыбаясь, ответил:
- Нехорошо юной леди говорить о таких вещах в присутствие достопочтенной дуэньи и чужих людей. Но я готов вам простить любую дерзость.
Рыцарь опустился на одно колено.
- Леди Пембрук, я посвящаю эту победу вам, как и все остальные и те, что за нею последуют, - он протянул ей топор. - Не желаете ли одарить победителя?
Сердце Элис гулко стучало в груди, она с трудом сдержала себя, чтоб не броситься стремглав из ложа. Барон склонил голову, пытаясь скрыть ставшую ехидной улыбку. Дерзкой девчонке придётся выйти в грязь, чтобы повязать ленту на оружие рыцаря, коль он не на коне и не может склонить его в ложе. Он приподнял голову ровно настолько, чтобы увидеть, как леди остановилась у выхода и, чтоб не намочить край платья приподняла его повыше. Обтянутые белыми чулками тонкие лодыжки поражали совершенством форм. Джаспер приложил усилие, чтобы предательская рука не притронулась к ним. Леди смело шагнула вперёд, задрав голову высоко вверх. Ботинки на каблучках покинули твёрдый покров и, коснувшись намокшей земли, разъехались в разные стороны.
Элис пронзительно вскрикнула и увязла в грязи по самые щиколотки.
Барон подавил рвущийся наружу смех. Он поднялся с колен, обхватил тонкую талию зазнайки и, приподняв леди над землёй, на мгновение прижал к себе, прежде чем поставить назад в ложу, вымазав при этом синий плащ графини грязью с доспехов. Возвышение трибуны сравняло рост невысокой леди Пембрук и оставшегося стоять на земле Джаспера. Их глаза снова встретились. Барон не спешил расцеплять руки. Он почувствовал, как по телу графини пробежала лёгкая дрожь, отдаваясь желанием в каждой клеточке его собственного тела.
Глаза Элис выражали недоумение: она не могла понять, что сейчас с ней творится, почему приятной истомой наполнилось тело, а разрумянившиеся щёчки обдало жаром. Но что это, хорошо знал Мейсон, он всегда подозревал, что за холодом неприступной колючки скрывается страстная натура. Барон улыбнулся даме сердца и протянул топор.
- Ну, что вы так раскраснелись, леди, подумаешь небольшое объятие… - Его глаза выражали любовь и обещание, Джаспер добавил с придыханием, тихим шёпотом: - Когда-нибудь я обниму вас по-настоящему, и вот тогда вы узнаете, отчего дрожит ваше тело! - Он облизнулся, взглянув на пухлые губы девушки, представляя их вкус, и задал слишком дерзкий вопрос: - Неужели я не заслужил своими победами поцелуя?
Элис на мгновенье закрыла глаза, чтобы спрятать вспыхнувшую в душе радость, но поздно. Внимательный Джаспер заметил и это, но, как настоящий рыцарь, не стал говорить о проявленной дамой слабости. Он приложил к губам шарф, стянутый Элис с груди, и втянув аромат луговых цветов туманного Альбиона. У рыцаря заныло сердце. Как его удаётся сохранить леди Пембрук, кто сделал для неё эту эссенцию? Но именно так должна пахнуть жена рыцаря, и никого, кроме Элис, он не видит теперь в этом качестве. Его нежная девочка с глазами цвета летнего моря, омывающего берега сырой и дождливой, но такой любимой Англии.
Леди открыла глаза и с вызовом ответила.
- С этим вопросом, барон, обратитесь к моему жениху!
И лишь потом повязала красный шарф на острый шип поверх древка топора, стараясь не встречаться с Джаспером взглядом. Ещё немножко и она согласится на поцелуй или чего доброго набросится на любимого рыцаря на глазах у всех зрителей. Руки леди по-прежнему предательски дрожали, да и дышать она старалась через раз, чтобы не втягивать запаха барона: смесь пота, крови, железа, земли и неудержимого желания.
Джаспер с помощью оруженосца забрался на жеребца и сделал круг почёта, с гордостью, точно королевским штандартом, размахивая намокшим шарфом над головой.
Эдвард улыбался, наблюдая за перепалкой между братом и Элис. Он стоял рядом с герольдом и не мог слышать их диалог, но сумел заметить порозовевшие щёчки невесты и смущение, и вздёрнутый носик. Было понятно, что что-то произошло между вечно спорящей парочкой.
Граф наблюдал, с какой гордостью Элис смотрела вслед Джасперу, делающему круг почёта. И с каким восторгом брат несколько раз оборачивался к ложу той, во имя которой рисковал жизнью.
Следующие бои закончились быстро, в одном из них победителя выбрал случай, подсунув под ногу идальго сорванный Хайме налокотник Джаспера, который так и не смогли отыскать в вязкой грязи оруженосцы барона…

А в это время в шатёр раненого брата наведался Педро IV*. Он пришёл не один: следом за прихрамывающей коронованной особой семенил невысокого роста искусный лекарь - араб Ибн Аби Усайбии. Его огромная, намокшая под дождём белая чалма покачивалась при ходьбе, живя отдельной от головы жизнью. Расшитый золотом халат, выглядывающий из распахнутого, подбитого лисой бархатного плаща, подпоясывал пояс того же белого цвета. А украшенный драгоценными камнями кинжал, висевший сбоку, казался на фоне хрупкого тела огромной саблей.
Хайме усмехнулся сквозь боль. Король Арагона слишком любил детей Аллаха.
Тонкие пальцы Маймонида осторожно очищали лицо и шею графа от грязи. Де Урхель попытался приподняться на импровизированном ложе, чтобы приветствовать венценосного брата. Но острая боль пронзила плечо, и он упал обратно на стол, застланный толстым суконным плащом. Рыцаря пробирала дрожь от накатившей слабости и холода. Две чугунные жаровни, установленные рядом с ложем, с трудом обогревали основательно выхоложенное пространство. Нерасторопной прислуге грозило жестокое наказание.
Педро приказал пажам и вельможным друзьям брата покинуть шатёр, не мешать разговору с глаза на глаз и осмотру самым искусным лекарем Испании. Хайме воспротивился, объясняя, что его лекарь-еврей славится не меньше коротконогого сына востока.
Инфант тяжело дышал, лекари единодушно решили, что одно из сломанных рёбер пробило лёгкое. Рана не опасная, но очень болезненная и вызывающая одышку. Де Урхеля больше беспокоили, покрытые огромными кровоподтёками, левое плечо и шея. Поверхность кожи была повреждена в нескольких местах, разорванная лопнувшими доспехами. Рваные края ран кровоточили. Граф с трудом шевелил пальцами.
Педро оглядел неприспособленное для нахождения раненого временное жилище.
- Я пришлю ковры для утепления стен.
- Не нужно, меня перенесут во дворец барона Диего де Пиньоса. Пусть я не смогу присутствовать и танцевать на пире в честь победителей, так хоть послушаю музыку и песни менестрелей.
- А ещё будете жить надеждой, что гордая англичанка почтит визитом раненного в бою в её честь испанского рыцаря…
Король с сочувствием смотрел в тёмные глаза брата, не понимая, что толкнуло того бросить вызов чужеземцу.
- Скажите, граф, это стоит того?
Хайме поморщился, словно от зубной боли.
- Вы видели её глаза?
- Не имел чести, но я видел тысячи других и никогда не дрался из-за женского взгляда.
Хайме усмехнулся: дрались за брата другие.
- Они очень редкого аквамаринового цвета. Она та, кого я смог бы полюбить, уж не вам ли знать, как я «счастлив» в браке.
- Не более меня, но я не бросаю Элеонору одну во дворце и не пускаюсь во все тяжкие на турнирах. Слишком много сеньорит, мечтающих попасть в ложе короля.
Де Урхель скривился от боли и перебил брата, не желая слушать лож в утешение:
- А ещё наложница-мавританка, которая не пускает туда других дам. У меня совершенно другое, я никогда и никого не любил, а очень хотел бы…
Теперь пришла очередь короля недовольно морщиться.
- И ради этого вы решили рисковать жизнью? Вы знаете отца леди Пембрук?
- Прекрасно знаю этого беспощадного убийцу, но кто говорит об отцовском благословение? Она станет моей, я найду для этого тот или иной способ.
- Вот с него и стоило начинать, а не подставлять голову под топор.
Лекарь короля понюхал крючковатым носом приготовленную для обработки ран смесь, лизнул острым языком мазь в небольшом глиняном горшочке. Маленький араб, поглаживая жидкую седую бородку, довольно кивал головой, соглашаясь с методами лечения еврея.
Король недолго задержался в шатре графа де Урхеля. Его ждали дела. Аби оставил кувшинчик со снадобьем на столе, порекомендовав раненному рыцарю принимать его три раза в день для снятия боли, и поспешил вслед за господином.
Хайме остановил короля Арагона, собиравшего переступить через порог:
- Педро, обещайте, что англичанин ответит за моё ранение. В наших жилах течёт одна кровь, не забывайте этого.
Король растянул синеватые губы в подобие улыбки и, вежливо ответив "Это я вам обещаю, брат!", вышел под моросящий дождь.
Педро IV отошёл от шатра на несколько метров и жестом приказал рыцарям охраны отстать, прежде чем спросил семенившего рядом лекаря:
- Ты всё сделал?
- Да, мой господин, инфант умрёт, не пережив третьего дня. Я добавил яд не только в смесь трав, но и в мазь.
- Тебя никто не заподозрит?
- Нет, Эфенди, он умрёт от горячки, почти не мучаясь.
Король притронулся к саднящему на непогоду раненному бедру.
- А вот на его мучения я бы полюбовался.
Аби ничего не ответил. Он придерживался мудрого совета отца: «Если хочешь много знать, но долго жить – молчи». Маленький лекарь был отличным собеседником - и это ещё одно качество, за которое его ценил король. Он почти бесшумно передвигал ногами, обутыми в добротные кожаные ботинки с загнутыми вверх носами. Вес маленького сухенького тела не давил на грязные лужи, а край подобранного руками плаща, не касался пролитой небесами влаги. Лекарь будто парил над землёй, и неизвестно кто помогал ему в этом: Аллах или Иблис*.
Педро продолжал говорить. Аби как губка впитывал слова венценосного хозяина.
- Нужно поспешить, я хочу рассмотреть леди Пембрук, а если удастся, то и познакомиться поближе. Англичане должны хорошо сыграть свою роль. - Он резко переменил тему разговора.- Зорайя прибыла в Виторию? - От одной мысли о прекрасной мавританке чресла короля налились желанием, он рассмеялся в ответ на утвердительный кивок преданного слуги. - Этой ночью я буду сильно занят и ты тоже. - Король смерил лекаря властным взглядом. - Жду от тебя отчёта перед сном, надеюсь, брату к тому времени уже «полегчает»?
- Не сомневайтесь, Эфенди, верный Аби ни разу вас не подводил.
Лекарь усмехнулся про себя: «Хозяин всегда доволен моей работой!»
И под словом «хозяин» он вовсе не имел в виду Педро IV.

Белла выстрелила из арбалета в ближайшего рыцаря. Тонкое зрение вампира помогло проследить за траекторией полёта стрелы. Металлический наконечник ударил в верхнюю половину левой стороны нагрудника, ровно в ту маленькую щербинку, в которую она целилась. Продавливая тяжёлый металл, разрывая остриём края соприкосновения. Латы не спасали от убойной силы оружия на близком расстоянии.
Она отбросила тяжёлый лук, на перезарядку стрелы не было времени, да и зачем? Если есть возможность испытать всё оружие? В следующего врага полетел короткий кельтский топорик. Он пару раз перевернулся в воздухе, прежде чем острым верхним краем ударить в забрало, ровно в прорезь на переносице. Разрубая хрящи, с треском входя в полость проломленного черепа. Рыцарь умер мгновенно, не успев понять, кто перед ним, не рассмотрев, что из-под капюшона плаща выбиваются длинные женские локоны.
Белла не оглядывалась назад, рассмотреть, что происходило с Джеймсом, по другую сторону от упавшего огромного дерева, не было возможности.
Смерти первых двух воинов дались ей легко, помогла неожиданность нападения. Но, оставшиеся в живых, трое стражников пришли в себя и, правильно оценив обстановку, сгруппировались. Тот, что ехал последним, выхватил из-за спины лук и, вставив стрелу, прицелился. Белла пожалела, что не прихватила щит, понадеявшись на лёгкую победу. Сердце вампирши сжалось от накатившей паники. Впервые, после известия о своей уязвимости, ей реально угрожала опасность. Белла ударила пятками по бокам гнедого, проклятый жеребец еле передвигал ногами. Она могла бы в несколько прыжков достигнуть стрелка и свернуть ему голову. Но оставаться в седле обязывало данное Джеймсу слово. Вампирша выхватила двуручный меч и, выставив перед собой, насадила ближайшего рыцаря на длинное лезвие, словно свинью на вертел, решив, что сейчас не время для красивых выпадов. Рыцарь дёрнулся пару раз, выпустил из обессиливших рук меч и, склонив голову на грудь, с последним вздохом отдал Богу грешную душу. Белла подняла руки вверх. Тело рыцаря, оторвавшись от седла, повисло в воздухе. Оно, скрипя двигающимся между прорубленными костями и нагрудником лезвием, продвинулось до гарды меча*. Жеребец встал как вкопанный, упершись копытами в мёрзлую землю, пытаясь не завалиться на бок под весом тяжелого рыцаря. Конь бешено вращал глазами и нервно ржал, посылая в несчётный раз неживую женщину к чёрту. Выращенный для сражений в войнах, гнедой такое убийство наблюдал впервые. Белла, как огромный щит, выставила перед собой мёртвое тело, прикрывшись от летящей в её сторону стрелы. Металлический наконечник пробил мягкие ткани седалища, уже ничего не чувствующего рыцаря. Капюшон короткого плаща сполз с головы Беллы, выставив на обозрение длинные волосы. Взгляды вампирши и конного лучника встретились. Горе стрелок, словно заворожённый, вглядывался в прекрасное бледное лицо, невероятно сильной женщины. Беллу немного покоробил этот взгляд: восторг и страх, вот что отныне она будет внушать любому мужчине, разве что кроме Джеймса и Блэков. Белошвейка улыбнулась и, не сумев преодолеть желанием напугать по-настоящему, выдвинула вперёд длинные резцы передних клыков, сверкнувшие белизной на алом фоне губ красавицы. Рыцарь вскрикнул от ужаса и, повинуясь инстинкту самосохранения, развернув лошадь назад, с силой вдавил в раздувающие бока острые шпоры. Смертельное для вампирши оружие, ставшее ненужным беглецу, валялось в снегу. Белла отбросила меч с нанизанным на него воином. Она пустила гнедого вперёд, на скаку подхватив с земли выроненный мертвецом бастард. Один из рыцарей выставив перед собой копье, без страха рванул навстречу. Женщина-воин хищно улыбнулась, вот он - достойный противник, жаль, что у неё нет копья. Белла, за мгновение до встречи с направленным ей в лицо копьём, пригнулась к шее жеребца. Железное острие, насаженное на длинный шест, не встретив преграду, ушло вниз. Вампирша мгновенно выпрямилась, и уже её меч плавно вошёл в узкую щель забрала, ровно посередине между глазами, и мгновенно вышел, проткнув насквозь череп храброго воина. Рыцарь продолжал держать копьё, лишь через несколько мгновений его руки выпустили оружие и поводья, а тело свалилось на бок, зацепившись за стремя шпорой, одетой на левую ногу. Жеребец повернул в лес, таща по покрытым снегом ухабам тело убитого стражника.
Белла остановила гнедого. Она чувствовала запах страха, исходящий от оставшихся в живых противников, слышала, как учащённо бьются их сердца. Аромат смерти, смешанный с кровью, повис над дорогой. Горло опалила жгучая жажда. Рот наполнился слюной смешанной с ядом. Сладкая, необыкновенно вкусная человеческая кровь… если сделать всего лишь глоток? Клыки сами вылезли наружу. Вампирша почувствовала, как появляются когти. Она громко закричала:
- Нет! - приказывая самой себе остановится.
Гулкое эхо разнесло крик нежити по лесу. Вороны с громким карканьем взмыли в хмурое небо и закружили над чёрными верхушками деревьев. Белла тяжело дышала, прочищая горящее горло холодным воздухом. Повторяя себе, что сильнее живущего в ней зверя, она мать, дочь, сестра и, в конце концов, человек!
Воспользовавшиеся остановкой странного воина, рыцари вдвоём кинулись в нападение. Удар меча первого из них Белла отбила с лёгкостью, она на миг потеряла из виду второго, нёсшегося к ней с коротким копьём наперевес. Вампирша, расслышав стук копыт за спиной, оглянулась. Джеймс стоял на огромном стволе сваленного дуба, а потерянный рыцарь лежал на земле, пробитый насквозь боевым копьём. Она повернулась к единственному, оставшемуся в живых противнику и, ударив со всей силой мечом, разрубила не только деревянный щит, но и согнутую в локте руку. Тёмная кровь фонтаном хлынула их торчащего вверх обрубка. Рыцарь с недоумением смотрел на то место, где совсем недавно была рука, одетая в металлический нарукавник. Он перевёл взгляд на женщину и последнее, что увидел - хищный огонь, вспыхнувший в огромных янтарных глазах, прежде чем его отрубленная голова упала на взрыхленную копытами, окровавленную землю…

- И что прикажите с вами делать? - Джеймс разглядывал стоявших перед ним мужчин и покачивал головой. - Ну и рожи, один краше другого. И кого из вас мне представлять оруженосцами? - Вампир в сердцах бросил подорожные документы на стол. - Один обезображен шрамом, второй похож на разбойника с большой дороги, но никак не на мальчика.
Эммет сердито засопел и, развернув плечи, закатал рукав рубахи, показывая крепкие мускулы.
- Я могу представиться рыцарем. Силы мне не занимать, да и мечом управляться умею.
Джеймс усмехнулся в очередной раз, поражаясь тугодумию добродушного палача.
- Отлично, а в оруженосцы тебе определим Билли? И ничего, что тот седой как лунь…
Рыцарь ещё раз обвёл лица путешественников.
- Урод на уроде! - Он рассмеялся недовольному мычанию Билли. - Ну, сам посмотри, как на подбор: обвисшее лицо, морда мясника и безъязыкий. Джейка я беру себе, скажу, что готовится на турниры посвящению в рыцари, и шрам получил в одном из боёв, но этот…
Джеймс вытянул сорочку из-за пояса и оголил живот, показывая палачу кубики пресса.
- Вот когда твой пресс станет таким, а не заплывшим жиром бурдюком, можешь показывать бицепсы.
- У меня нет жира.
- А у меня есть глаза!
Эммет вперил взгляд в вампира. Кто он такой? И отчего решил, что может командовать всеми. Палач сбежал от одного тирана, чтобы попасть под влияния другого? Рука самопроизвольно легла на рукоять прицепленного к поясу кинжала. Джеймс, заметив этот жест, усмехнулся:
- Даже не думай! Я вырву тебе глотку прежде, чем успеешь пошевелиться и к тому же… Вампир едва заметным движением мгновенно выхватил кинжал верзилы и, проведя по своей ладони лезвием, выставил разрезанную плоть перед лицом палача. Глубокий порез затягивался на глазах, и за несколько мгновений от кровавой раны не осталось ни следа. Джеймс наблюдал удивление, непонимание, и в конечном итоге страх, появившийся в карих глазах здоровяка, он снова усмехнулся:
- Ты так и не понял, что мы с Беллой не такие, как вы! То есть совершенно другие, мы не люди, а нечто иное. Намного сильнее, умнее, быстрее и коварнее всех вас вместе взятых, особенно, когда дело касается спасения нашей жизни. Добавь к этому чутьё, слух и обоняние намного лучшее, чем у волка. Я здесь для того, чтоб помочь подруге вернуть отобранного ребёнка, и никому из вас не позволю мешать мне в этом! И поверь, ты совершенно не нужен для того, чтоб выполнить эту миссию. Это Изабелла берёт вас с собой, опасаясь за ваши жизни, а не наоборот. Мне не нужна обуза в вашем лице, но я ни в чём не могу отказать тому, кого создал и полюбил. Она всё, что у меня есть, и поэтому я прощаю ей многие глупости и капризы. - Вампир ткнул пальцем в грудь Эммета. - Ты один из этих капризов. И я вынужден второй день выслушивать из твоих уст ересь и возиться, словно с избалованным ребёнком. - Он приложил палец к губам палача, заслышав в коридоре первого этажа шаги Беллы. - А сейчас ты будешь улыбаться и делать вид, что ничего не произошло, она идёт к лестнице. - Эммет растерянно вертел головой, пытаясь услышать стук шагов, вампиру хотелось рассмеяться. Этот дубина так и не осознал половину сказанных им слов. Джеймс обвёл взглядом всех находящихся в тесной комнате таверны. - Надеюсь, вы все меня поняли? Не добавляйте сложностей. Мы и так ничего не знаем о землях, замках, родственниках баронессы. Кто же думал, что дышло пробьёт повозку именно в том месте, где сидела леди, а её служанка умрёт от испуга? - Про то, что остальных родственников они с Беллой уничтожили сами, говорить рыцарю не хотелось. Он поднял глаза в потолок и тихо прошептал: - Пути Господни неисповедимы…
Блэки согласно кивнули, Эммет хоть и с неохотой, но тоже качнул головой. Спустя некоторое время дверь распахнулась, и на пороге появилась новоиспечённая Белинда де Клер баронесса Гламорган, одетая в одежду богатой леди, и сопровождающая её Розалия, в тесном платье с передником, как и положено служанке. Мужчины улыбались. Баронесса, на фоне своей дородной, высокой прислужницы, выглядела молоденькой хрупкой девушкой. А уж бледное лицо прекрасной леди рядом с розовощёкой деревенской жительницей выглядело вовсе безжизненным.
Джеймс улыбнулся подруге:
- Белла, с твоими бледными щёчками нужно что-то делать, не то Розалия затмит тебя своей свежестью.
Вампирша рассмеялась и указала взглядом на тяжёлую корзину, которую водрузила родственница Блэков на стол.
- Мы изрядно потратились на разные хитрые женские штучки, в число которых входят и румяна. Уверяю, к завтрашнему утру я буду свежа как роза в саду испанцев! - Она обратила внимание на натянутые улыбки и некоторую скованность друзей. - Здесь что-то произошло?
И снова за всех ответил вампир:
- Ничего страшного, просто распределяем обязанности, выясняя кому быть пажами, а кому рыцарями.
Белла обвела взглядом мужчин.
- А что в этом сложного? Вы с Билли - мои брат и дядя, а Эммет с Джейкобом - ваши пажи.
Рыцарь довольно улыбнулся.
- Вот это я и пытаюсь втолковать Эммету, пожелавшему стать рыцарем.
В разговор вмешалась Розалия. Она поставила руки на широкие бедра и, выпятив вперёд весьма «весомый аргумент», двинулась на Эммета.
- Это кто тут у нас хочет стать рыцарем? Насмотрелась я на этих любителей залезть под юбку каждой, кто строит им глазки.
Эммет попятился к стене.
- Рози, крошка, ты же знаешь, что я вовсе не такой!
- Все вы не такие, пока за вами следят, но стоит чуть зазеваться и придётся вытаскивать из чужой постели!
- Но мы уже решили, что я буду оруженосцем.
Джеймс рассмеялся; женщине не потребовалось его угроз и увещеваний. Вид разъярённой красотки творил чудеса с непокорным норовом огромного палача. Рыцарь решил добавить огня в бушующую праведным гневом душу Розалии, холмами вздымающуюся под обтягивающим лифом шерстяного платья. У Джеймса чесались руки ослабить шнуровку коричневого наряда служанки, тонкий слух вампира различал слабый треск натянутых до предела толстых нитей ткани.
- Розалия, успокойтесь, в рыцари его посвятят только после участия в боях на одном из турниров. Я рад, что ваш мужчина отлично владеет мечом.
Эммет прикрыл глаза, ожидая новой вспышки ярости любимой девочки. И она не заставила себя долго ждать. Рози взревела:
- Какого боя, какого турнира? И что буду делать я, когда его станут селить в отдельные, полагающиеся рыцарю покои? Стоять на дверях стражницей, отгоняющей распутных девок от любви своей жизни?
Эммет вжался в стену, пятиться дальше было некуда. «Крошка» вдавила пышную грудь в могучий торс палача и упёрлась взглядом в карие глаза:
- Так я спрашиваю, где будет моё место, если ты станешь сэром?
Верзила икнул и ответил с полной покорностью:
- Рози, детка, в моём ложе: я женюсь на тебе при первой возможности!
Джеймс с трудом сдерживал смех. В глазах Билли и Джейка стояли слёзы, они так же давились смехом. Вампир прокашлялся и выдал совет могучей Розалии:
- Мисс Розалия, не беспокойтесь, он будет вам верен, а если нет, то вы всегда можете воспользоваться висящим на его поясе кинжалом. Я знаю один старый, очень скорый и почти безболезненный способ кастрации.
После этих слов комната наполнилась громким смехом мужчин и почти истерическим Беллы. Так весело белошвейке не было слишком давно…

Небольшой отряд всадников во весь опор мчался в сторону Бильбао, если так можно было назвать попытку лошадей придерживаться хоть не галопа, так быстрой рыси. Глинистая дорога размокла под непрекращающимся третий день дождём. Копыта либо вязли, либо разъезжались в стороны на грязной жиже, именуемой дорогами Испании.
Всадники устали не меньше лошадей, путь, проделанный англичанами, а это были именно они, два дня назад в сторону Витории, казался теперь им раем.
Элис засыпала в седле. Из-за состояния дорог двигаться в карете не представлялось возможным, а отдохнуть в придорожных тавернах запрещал Эдвард.
Граф Бедфорд, ехавший впереди отряда, мрачно сжимал губы. Он мчался просить помощь у женщины, предупреждённый женщиной же о готовящейся ловушке, с возможным смертельным исходом для Джаспера. Граф в сотый раз благодарил Бога за данную ему от рождения мужскую привлекательность, до которой так падки женщины…
Он вспомнил сладкие стоны прекрасной Элеоноры, бьющейся под его телом на пике блаженства. Что было бы, не пригласи он её на танец, не скажи тёплых слов, не выскажи сочувствия по поводу гибели дочери? Он помнил блеск чёрных глаз и счастливую улыбку в ответ на комплименты о её красоте. Что видела эта знатная девушка, в столь ранние годы выданная замуж за коронованного вдовца, проводящего ночи в ложе наложницы-мавританки? Холодность, высокомерие и деланное сочувствие с горем по поводу умершей малютки. Эдвард не мог ответить, что толкнуло его прийти в её покои ночью. Как посмел он просить о свидание? Что это – провидение Господнее или награда дьявола за столь милый чёрной душе блуд? Спасение жизни не может быть карой, Эдвард верил в провидение. Слёзы счастья, познавшей впервые восторг от соития женщины…
Графа не мучило раскаяние; он не изменял в этот день, его тело исполнило благородный акт милосердия и получило взамен плотское наслаждение, не замаранное похотью. Что-то более светлое происходило в ложе королевы. Утешение, желание поделиться переполнявшей душу любовью. Он видел в тёмных глазах испанки взгляд Беллы, её чистоту, невинность, оставшуюся в теле женщины. На ум невольно пришла мысль, смогла бы Элеонора заменить ему белошвейку? И тут же ответ, никогда и никто не заменит Беллу. И ещё: чувствует ли то же самое Белла в объятиях Джейка? Помнит ли его, вспоминает ли хоть иногда, вспоминала ли?
Граф рыкнул, ну почему всё всегда сводится к белошвейке? Плохо ли, хорошо ли ему, всё равно именно её образ стоит перед глазами, словно посланное Богом проклятье, но только непонятно, почему и за что?
Он оглянулся назад. Джаспер ехал чуть позади Элис, словно следил, чтобы ничего не случилось с вновь обретённым смыслом жизни. Они не сводили друг с друга глаз, если находились рядом. Таинственные перегляды и перешёптывания смешили графа, но он продолжал играть роль счастливого жениха и заставлял то же самое делать Элис. Нельзя дарить барону лёгкую победу. Лишь то, что завоёвано потом и кровью по-настоящему ценно. По той же причине он отказывал брату в разговоре по душам, зная, о чём пойдёт речь, и опасаясь, что слишком уж ветрена душа Джаспера. Спорить или ругаться с бароном граф Бедфорд не хотел!
Эдвард перевёл взгляд на дорогу. Впереди, сквозь стену мороси, просматривались крыши домов. Граф с облегчением вздохнул. Гатика! Ещё немного и они окажутся за надёжными крепкими стенами замка Бутрон. Мария Диас де Аро никогда не выдаст племянницу, да и кто посмеет напасть на владение правительницы Бискайи. Король Арагоны не властен на землях Кастилии, и даже если он договорился с Альфонсо XI*, Мария вправе не выдавать родственников. А именно такими являлись жених и брат жениха леди Пембрук.
Элис не смогла самостоятельно слезть с лошади. Её с лёгкостью снял Джаспер и поддерживал, пока та не размяла ноги. Эдвард велел невесте опереться на свою руку, не стоит рождать слухи среди прислуги замка. Не к чему сейчас лишние наговоры беглым англичанам. Им совсем недолго пришлось дожидаться, пока опустят подъёмный мост. Мария, несмотря на позднее время, сама вышла встречать путешественников. Она с тревогой смотрела на бледную дочь брата. Промокшая до костей Элис стучала зубами, пытаясь изобразить на лице улыбку. Правительница велела разжечь камины в гостевых покоях и согреть воду для купания племянницы. Она не стала расспрашивать Эдварда о причинах неожиданного визита при прислуге, все знали, что у графа Бедфорд не было в планах возвращаться в Бутрон. Она направилась в библиотеку, пригласив жестом Эдварда проследовать за ней.
- Что случилось? - первый вопрос графиня задала, едва закрылись массивные двери библиотеки.
- Пока ничего, но случится, сегодня вечером или ночью.
- Так что должно случиться такого, что вы вынудили хрупкую Элис и её дуэнью проделать столь долгий путь верхом?
- Нам нужно было скрыться, не привлекая внимание, я не мог позволить леди Пембрук взять карету.
Мария, пытаясь сохранять спокойствие, присела в кресло напротив камина и предложила Эдварду сделать то же самое. Граф вежливо отказался: он с лихвой насиделся за долгую дорогу. Поясница и то, что расположено ниже, ныло от боли.
Де Аро улыбнулась и повторила вопрос:
- Что всё-таки должно случиться?
Эдвард встал спиною к огню и внимательно вгляделся в красивое лицо испанки. Как всегда спокойна и полна достоинства, а в глазах приглушённая тоска и затаённая боль.
- Я могу вам довериться?
- Кажется, мы уже обсуждали этот вопрос.
Граф немного помолчал перед тем, как начать невероятный рассказ:
- Не покинь мы Виторию вчера, сегодня было бы поздно. - Эдвард снова замолчал. Как нелепо будет называть источник и причину его заботы женщине, которой он несколько дней назад открылся о любви к Изабелле Свон. Что подумает о нём правительница?
Мария нетерпеливо повела плечами.
- Граф, я с ума схожу от волнения, а вы по-прежнему говорите загадками, да скажите уже, что случилось?
- Всё дело в том, что сегодня скончается человек, сражавшийся на турнире с Джаспером за честь Элис.
- Элис? Кто-то посмел заявить о притязаниях на мою племянницу? И почему её честь защищали не вы, а барон и… - Взгляд де Аро стал растерянным, до неё только что дошёл смысл всех сказанных слов графом Бедфорд. - Отчего вы так уверенны в его смерти, Мейсон так сильно покалечил противника?
- Нет, его отравили.
- Кто?
- Лекарь короля Арагона.
- Зачем королю травить рыцаря? Что за нелепость?
- Оттого, что противником Джаспера был не кто иной, как Хайме I, восемнадцатый граф Урхель.
Мария побледнела и поднесла руку к губам, сдерживая готовый сорваться крик. Она сглотнула образовавшийся в горле ком и тихо прошептала:
- Брат Педро IV…
- Он самый.
Графиня тяжело вздохнула.
- Все знали, что их вражда этим закончится, вопрос был лишь в том - кто кого одолеет.
- Выигрывает король, покушение человека подосланного Хайме оказалось неудачным, и хоть всё было спланировано так, чтоб даже тень подозрения не пала на де Урхеля, король обо всём догадался и сумел отомстить.
Повисла недолгая тишина, графиня первой нарушила молчание:
- Но как вы узнали? Вы уверенны в правдивости источника? Может быть, всё это ложь, Хайме жив и здоров и идёт на поправку?
- Источник более чем достоверный, но мне не хотелось бы называть его.
- Да бросьте вы, граф, сколько можно клясться и уверять в моей порядочности, и не говорите, что не доверяете мне. В противном случае, вы не сидели бы сейчас рядом.
- Королева Элеонора. Она слышала разговор короля с лекарем, и тот уточнил дату.
- Это не может быть ошибкой?
- Нет, я справлялся о здоровье графа, его внезапно одолела лихорадка. Все думают, что виноваты загноившиеся раны.
- И виновным назначат барона, потребовав правосудия и наказания…
- Всё было бы ничего, если бы раненый не оказался инфантом.
Правительница долго всматривалась в лицо графа Бедфорд.
- Мне жаль вашу Беллу. Вас всегда будут окружать и любить красивые, знатные женщины.
Эдвард опустил взгляд. Ему не было нужды рассказывать причину участливости молодой королевы, де Аро всё поняла сама.
- Хочется верить в то, что нагулявшийся мужчина способен хоть на какое-то подобие верности. - Она немного помолчала, прежде чем добавить: - Я рада, что Элис любит не вас, а барона. Надеюсь, мои слова окажутся пророческими, и Джаспер сделает девочку счастливой. - Графиня покачала головой, словно споря с невидимым собеседником. - Вряд ли она стала бы ею с вами. Жить в постоянной ревности - вредно для женщины.
Эдвард поднял взгляд. Он не мог согласиться с правительницей. Ведь рядом с Беллой у него не было любовниц.
- Вы не правы, мне нужна лишь она.
Графиня горько усмехнулась, вспомнив восторженные взгляды женщин, постоянно сопровождающие Себастьяна.
- Вам - да, но вы нужны слишком многим…

Эдвард улыбался во сне. Он снова находился с Беллой на их любимой поляне. Вот она рядом, хрупкая, беззащитная и такая родная. Сердце сладко сжимается от переполнявшей душу щемящей нежности. Он протягивает руку к сидящей спиной любимой. Белошвейка медленно оборачивается… Бледное лицо перекошено спазмом боли. Спутанные волосы падают на глаза, пряча взгляд. Белая шея обезображена бордовыми следами от пальцев и прокусана. Из маленьких круглых отверстий тоненькой струйкой стекает алая кровь. Она пытается что-то сказать, но вместо слов с потресканных губ срывается протяжный хрип, наполненный невыносимой болью и ужасом.
Граф вскрикнул и проснулся, моментально покрывшись испариной. Он поднялся с ложа, подошёл к столу и, налив из кувшина в кубок воды, выпил залпом, а остатки вылил на голову.
Проклятый сон, преследовавший Эдварда в последнее время, лишал покоя и наполнял душу яростью. Он обязательно отыщет того, кто сотворил дьявольское зло с любимой! Найдёт и отомстит, чего бы это ему не стоило. Но сначала…
Граф Бедфорд зажёг от тлеющих в камине углей толстую свечу и набросал несколько строк на бумаге. Гусиное перо выводило на толстом желтоватом листе твёрдые буквы. Несколько новых указаний для сэра Джонверта и адрес, куда теперь следует присылать любое известие о Белле Блэк. Эдвард сложил лист втрое и вдавил перстень с изображением фамильного герба в огромную каплю красного сургуча. Через полчаса в сторону Бильбао отправился гонец.
Графа же ждала очередная бессонная ночь.
Эдвард подошёл к балкону и отворил дверь, вглядываясь в звёздное небо. Ночной холодный воздух покалывал влажное, голое тело. Дождь прекратил изливаться на землю. Отмытый дочиста небосвод переливался яркими звёздами. Сердце наполнила безысходность. Он всматривался в диск бледной луны, надеясь, что где-то сейчас вот так же тоскует по нему любимая женщина. Граф беззвучно шептал, повторяя, словно молитву, слова призыва, полные любви и надежды:
- Лишь бы смотреть в твои глаза. Дышать одним с тобой воздухом. Чувствовать твои прикосновения. Теплоту губ. Мягкость тела, шелковистость кожи. Говорить с тобой. Слушать твоё дыхание…
Лишь бы быть с тобой…

*Педро IV Церемонный - Король Арагоны, носивший также титул короля Валенсии (под именем Педро II), короля Сардинии и Корсики (Педро I), графа Сердани и графа Барселоны (Педро III).

*Иблис – в исламской мифологии дьявол, злой дух, стоящий во главе других злобных духов и демонов.

*Гарда меча – элемент конструкции меча, который защищает руку, держащую меч, от меча оппонента, и также препятствует соскальзыванию руки владельца вниз на клинок меча.

* Альфонсо XI Кастильский или Альфонсо XI Справедливый - Король Кастилии и Леона с 1312 года.

Спасибо огромное моему редактору Свете ССღ
И нашей любимой бете Мариночке за оперативную работу АкваМарина

Источник: http://twilight-saga.ru/forum/15-8357-1
Категория: Альтернатива | Добавил: Dj_Pofig_Na_Vse (13.12.2013) | Автор: Galina
Просмотров: 18
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Все люди [8170]
Общее [507]
Альтернатива [5693]
Продолжение саги [1586]
Актерская жизнь [2379]
Отдельные персонажи [829]
Стеб [238]
Слэш и НЦ [3327]
Флешбек [48]
Мини-фики [492]
Наши переводы [2376]
Кроссовер [278]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи