помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Ради чего вы заходите на этот сайт?
Всего ответов: 3527




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Все люди

Semper Fidelis. Глава 37. Часть 3
- Твою мать!
Эдвард прижал руку к затылку и почувствовал, что пальцы тут же стали мокрыми. Вот дерьмо! Его что, опять зацепило пулей? Но почему тогда он не вырубился? И кому пришло в голову стрелять поздним вечером на полигоне?

- О Боже! - выбежала к нему из темноты Изабелла Свон. Глаза у неё были, как у героини аниме, - огромные и совершенно безумные. - Простите, сэр! Я не хотела, сэр!

- Чего ты не хотела, мать твою? - проговорил, скривившись, Эдвард. Голова гудела так, словно его треснули битой. Да что это было, чёрт побери?!
- Простите, сэр, - снова выдохнула Свон, кусая губы.
- За что? - не понял Эдвард, и тут до него всё дошло. - Так это ты мне по голове двинула?

- Я случайно, - чуть не плача, воскликнула Свон. - Я думала, все уже давно спят, кроме дежурных.
- Свон, ты просто чокнутая! - Каллен посмотрел на пальцы - они были все в крови.
- Я отведу вас к медикам, - произнесла Свон и стала помогать ему встать, но вместо этого наступила на руку.

- Да отстань от меня! - оттолкнул её лейтенант и поднялся на ноги. Что за дурацкая ситуация! - Ты в меня что, стреляла что ли?
- Нет. Камнем попала. Случайно, - ответила Свон, и губы у неё задрожали.
Девчонка явно собралась реветь, и Каллену захотелось её убить.

- Камнем? Ты бросила в меня камень?
- Не в вас. Просто бросила, - проговорила Свон. - У вас кровь течёт...
- Сам вижу, - Эдвард сорвал с шеи шемаг и прижал его к ране. - Нахрена ты тут в темноте камнями кидаешься?

- От злости, - ответила девчонка и замолчала.
- От злости? - Каллен ухмыльнулся. - А ты-то чего бесишься? Это не тебя ведь от командования взводом отстранили.
- Из-за капитана Феодоракиса, - ответила Свон, хлюпая носом. - Он завтра уезжает.

- Уезжает? - от таких новостей Эдвард даже забыл о стреляющей боли в затылке. - А как же снайпер?
- Он больше не занимается поиском снайпера, - сказала Свон, тяжело сглотнув, будто слова застряли у неё в горле.
- Отлично. Значит, он нас всех просто кинул, - Каллен зло сплюнул и понял вдруг, отчего Свон швырялась камнями на ночь глядя. - Он ведь и вас кинул, да, рядовой Свон? Сам сваливает домой, а вас бросает здесь?

Свон ему не ответила, но весь её нахохленный несчастный вид брошенного щенка говорил о том, что Каллен прав. Вот только вместо ожидаемого злорадства Эдвард вдруг почувствовал острую жалость к этой дурочке.

Теперь Кинг живьём её сожрёт, стоит только следователю выехать за ворота базы. И хотя в общем-то она получила по заслугам - нечего было выделываться - Каллен вовсе не хотел, чтобы эту малявку отправили к моджахедам.

С Розали Хейл Кинг расправился именно так - строптивая радистка через неделю вместе с первым взводом должна была ехать в Хазар-Джофт. И вряд ли для Свон капитан Кинг придумает другое наказание - с фантазией у таких бюрократов всё обычно очень хреново.

- Я поговорю с Гарретом, - со вздохом сказал Каллен.
- О чём, сэр? - спросила Свон, пилькая испуганными глазами.
- О том, чтобы он попросил Кинга вернуть вас обратно в арсенал, - произнес лейтенант.

- Но я не хочу в арсенал! - воскликнула Свон.
- Всем плевать, чего ты хочешь, - огрызнулся Каллен и подумал вдруг, что пожалуй, зря так приложил эту феечку. Ещё начнет опять рыдать в голос, а у него и так уже голова раскалывается. - Если ты так любишь стрелять, иди работать в тир. Организуй стрелковый клуб. Или эйрсофтом (5) займись, с твоим афганским опытом тебя любая команда с руками оторвёт. Да в оружейный магазин устройся, в конце концов, целыми днями будешь с винтовками возиться. А здесь ты только мешаешь. Не для женщин всё это, понимаешь?

- Почему? - спросила очень серьёзно Свон. - Почему не для женщин?
Ну почему, почему она не понимает элементарных вещей?!
- Да потому что тебя самый хилый талиб завалит одной левой, - сказал Каллен и, не увидев понимания в её взгляде, добавил. - Ты хоть раз видела, чтобы женщина победила мужчину в драке? Не в кино, а в жизни.

- Да. Сегодня, - уверенно заявила Свон.
И Эдвард тут же вспомнил, что сегодня наёмница Виктория действительно до полусмерти избила этого идиота Рауля. Но их поединок вряд ли можно было назвать честным.
- Только потому, что твоя подружка плеснула кипятком ему в лицо, - хмыкнул Каллен.
- Но ведь победила, сэр, - проговорила Свон, стесняясь, но с искренним убеждением. - Хитрость - это тоже оружие.

- А во время зачистки ты тоже будешь таскать с собой бак с кипятком? - фыркнул Каллен и тут же понял, что зря забыл про свой многострадальный затылок - сочащаяся из раны кровь уже насквозь пропитала шемаг.
Похоже, без медика всё-таки не обойтись.

А ведь Эдвард так надеялся убедить Таню признать его вменяемым и лечь, наконец, спать, чтобы утром снова приступить к обязанностям командира. Для этого он и вышел поздно вечером из своей каюты - решил поговорить с психологом без свидетелей. Он знал, что она ложится поздно, - заманивая его в сети, Таня сама ему об этом сказала.

- Кто из медиков сегодня дежурит? - спросил Каллен.
- Кажется, Элис, в смысле капитан Брендон, - произнесла Свон. - Она швы очень быстро накладывает и так хорошо, что даже шрама не остаётся.
- Плевать на шрам. Это затылок, а не лоб, - буркнул Эдвард, подумав, что Тинкербелл не отстанет от него, пока не узнает, как он получил по башке. А когда узнает, сразу разнесёт по всей базе. И к дурацким приколам про Дракулу тут же добавятся шутки о том, как командира едва не убила камнем какая-то девчонка.

Но выхода у него не было - сам себя он зашить не сможет. Придётся плюнуть на самолюбие и сдаться на милость Тинкербелл.
В мрачном настроении он поплёлся к медотсеку и заметил, что Свон зачем-то увязалась за ним.
- Можешь идти, Свон. Я до врача и без тебя дойду, - бросил он. - И докладную на тебя писать не буду. Хотя стоило бы.
- Я больше не буду кидаться камнями, сэр, - проговорила, нервно теребя ухо, девчонка.

- Иди уже. А то у меня такое чувство, что ты меня преследуешь, - сказал с раздражением Эдвард. - Куда бы я ни пошёл, везде ты.
- Я не специально, сэр, - заверила его с жаром Свон и наконец-то убежала, сверкая пятками.

А Эдвард добрался, матерясь, до медицинского отсека и, не постучавшись, ввалился внутрь. Элис посмотрела на него круглыми глазами и тут же бросила на стол любовный роман, который она с увлечением читала в вечерней тишине.
- Кто это тебя так? - тут же увидела она причину его появления.
- Споткнулся о кабель в темноте, упал и ударился головой об камень, - в надежде избежать позора, соврал Эдвард, молясь, чтобы Свон потом не рассказала Элис, как нашла его на земле жопой кверху в попытке уползти с линии огня. Похоже, он всё еще не протрезвел, если принял случайный камень за вражескую пулю.

- Закономерное следствие алкогольного опьянения, - заявила Тинкербелл, и Эдвард в шоке осведомился:
- Кто меня заложил? Уитлок?
- Джас? Нет. Он кремень. Никогда и никого не сдаст, даже под пытками.
- Значит, Свон. Чёрт бы её побрал.
- Не ругай Беллу, - попросила Элис. - Она хорошая. И она тоже тебя не сдавала.
- Неужели Милье?
А ведь клялся, сволочь, что клиентов своих не сдаёт. Коммерсант хренов.

- Да никто тебя не сдавал, - звонко рассмеялась Элис. - Я просто запах этот хорошо знаю после того, как на прошлой неделе у меня тут два любителя выпить с алкогольной интоксикацией валялись. По бутылке араки на каждого выдули и там же упали.
- А что, от меня всё еще воняет этой дрянью? - принюхался Эдвард.
- У меня просто обоняние хорошее, - ухмыльнулась Тинкербелл. - Сиди ровно. Не дёргайся.

- Ну что там, дыра до самого мозга? - осведомился Каллен.
- Царапина в полдюйма, - сообщила Элис. - Ничего страшного. Сейчас промою и пластырем заклею. Тебе повезло родиться с крепкой черепушкой, Эл Ти. Ни пуля, ни камень её не берет.

Она сказала что-то ещё, но Эдвард её не услышал - после взрыва газового баллона в Дарвешане он так почти ничего и не слышал правым ухом. Но так как ему это совершенно не мешало, Эдвард напрочь об этом забыл. Зато Элис сразу же всё поняла. Чего-чего, но профессионализма у неё было не отнять.
- Эй, Эл Ти, я же попросила тебя перекись водорода передать, - воскликнула Элис и вздохнула. - Что у тебя с ухом? Я сейчас у тебя прямо над ухом пощёлкала, а ты даже не повернулся.

- Да оглох слегка, после взрыва, - ответил Эдвард. - Временно.
- Не шевелись, - потребовала Элис и полезла ему в ухо чем-то холодным и противным.
Эдвард тяжело вздохнул. Вот так пойдешь к врачу из-за какой-то ерунды, а тебя тут же положат на операционный стол.
- Я же сказала, не шевелись, - шикнула на него Тинкербелл. - Эл Ти, у тебя в ухе куча гноя. Ты сам-то неужели ничего не заметил?

- Ну, булькало там что-то иногда, - признался Эдвард.
В ухе у него периодически действительно постреливало и даже побаливало. Но Эдвард считал, что так оно и должно быть после травмы. Во всяком случае, в прошлый раз, когда у него порвалась барабанная перепонка, всё было точно так же и зажило само.

- Эл Ти, ты меня просто убиваешь, - пробурчала Элис. - Ты знаешь, что гнойный отит очень опасен? Скажи спасибо этому кабелю за то, что он попался тебе на пути. Иначе инфекция пошла бы дальше.
Выходит, Свон ему ещё и помогла? Но, пожалуй, от «спасибо» он всё-таки воздержится, чтобы эта девчонка не решила, что получила индульгенцию на свои сумасшедшие выходки.

- И что теперь? Ты ведь не станешь отправлять меня в госпиталь из-за такой ерунды? - с надеждой спросил Эдвард.
- Это не ерунда, - сказала Элис, засунув ему в рот градусник. - Сиди спокойно. Это хорошо, что Кинг тебя от командования взводом отстранил. Как раз успеешь подлечиться. Сейчас я тебе там всё почищу и капли закапаю. Марлю возле уха держи.

Эдвард послушно взял у нее марлю и приставил к уху снизу. Вот ведь пришёл к медику на свою голову. Каллен ненавидел медицинские процедуры с самого детства.
В школе он был не самым здоровым ребенком, и отиты у него случались регулярно. Лечил его тогда сам отец, и чистку ушей от гноя Эдвард люто возненавидел, потому что полковник хоть и делал всё очень аккуратно, ощущения всё равно были довольно противные.

- Ну что ты всё время ёрзаешь, - сердито шикнула Тинкербелл. - Представь, что ты в засаде сидишь, и не шевелись. Вот с Беллой у меня никаких проблем - она хоть два часа может просидеть неподвижно.
Эдвард в ответ фыркнул так, что едва не выплюнул градусник. Может, у Элис и нет со Свон никаких проблем. Зато другие уже не знают, куда от неё деться.

- Вот за что ты её так ненавидишь, Эл Ти? - продолжала болтать Элис, пользуясь его беспомощностью. - Такая классная девчонка. И стрелок хороший. Сегодня в Дарвешане опять талиба убила. Ой!
Тут Эдвард уже не выдержал и, вытащив градусник, осведомился:
- Как это она сегодня талиба убила? Когда?
- Эл Ти, я всё перепутала, не было ничего такого, - пошла на попятную Тинкербелл, но Эдвард не дал ей соскочить.

- Рассказывай, иначе я сейчас уйду и сдохну от осложнений отита, а ты до конца жизни себе этого не простишь, - заявил он.
- Ты знаешь, как испугать медика, - ухмыльнулась Элис. - Чёрт. Джаспер меня убьёт. Он ведь обещал Белле, что ты ничего не узнаешь.
- Понятно. С Уитлоком я потом поговорю, - хмыкнул Эдвард. - А с тобой прямо сейчас. Когда и как это ходячее недоразумение убило талиба?

- Сегодня в Дарвешане, - сказала Тинкербелл и, посмотрев на градусник, воскликнула. - 101 градус (прим. - по Фаренгейту, по Цельсию - это 38,5)! Ты что, даже не заметил, что у тебя температура?
- Не меняй тему! - строго произнёс Эдвард, который тем не менее понял, наконец, почему всё это время ему было так хреново. А он-то думал, что это у него ПТСР так проявляется. Хорош сын военного врача - не заметил, что у него пошёл серьезный воспалительный процесс. Отец бы его за это точно высмеял.

- А я и не меняю. Я просто не знаю ничего, - проговорила Элис, продолжив копаться у него в ухе. - Джас мне только сказал, что у них был бой с талибами, и Белла одного из них застрелила. Причём тот уже сам собирался в неё стрелять, но она его опередила.
- Опять лезет, куда не надо, - мрачно произнес Каллен. - А где её командир в это время был?
- Не знаю. Я же говорю, мне никто больше ничего не рассказывал, - воскликнула Тинкербелл. - И я не понимаю, чего ты так на неё злишься. Если она хороший стрелок, почему бы не дать ей возможность реализовать себя.

- Да потому что я не хочу видеть её со вспоротым животом и выпавшими из него кишками! - сказал Каллен со злостью.
- Что такого особенного в её кишках по сравнению с чьими-нибудь другими? - спросила Элис.
Только медик мог с такой лёгкостью задать настолько циничный вопрос.
- С точки зрения врача - ничего, - фыркнул Эдвард. - У меня есть дочь. И я бы не хотел, чтобы она пошла в Корпус, и её привезли домой в деревянном ящике с выпущенными кишками. А эта девчонка тоже чья-то дочь. Можешь считать, что это мужская солидарность.

- Это мужской шовинизм, - заявила Элис. - А я в качестве медика тебя не раздражаю? Между прочим, я ведь тоже чья-то дочь.
- Ты просто делаешь своё дело и не суёшься в чужое, - сказал Эдвард. - И тебе хватает ума не лезть под пули. А она как будто возомнила себя бессмертной.
- В 20 лет все такие, - улыбнулась Тинкербелл. - Ты ведь и сам таким был.
- Был, - кивнул Эдвард. - И поэтому я против. Ты меня не убедишь. Так что сменим тему.

- Не сменим. Я уже закончила, так что вставай и иди в каюту спать, - сказала Элис. - Утром зайдешь на осмотр. А сейчас прими жаропонижающее и можешь идти.
Послушно выпив таблетку, Эдвард бросил взгляд в зеркало. На голове у него была теперь такая конструкция из марли, словно он получил тяжелое ранение в голову. Жаль, Свон его в таком состоянии не увидит. Решила бы, что проломила ему череп. Может, найти её и попугать? Впрочем, это уже какое-то ребячество. А у него есть занятия и поважнее.
- Спасибо, Тинкербелл, - ухмыльнулся Эдвард. - Ты вылечила мне ухо, чтобы снова в него жужжать.
Элис рассмеялась и вытолкала его из медотсека, чтобы снова предаться чтению очередного «Взрыва страсти».

Оказавшись на улице, Эдвард поначалу хотел выполнить предписание Тинкербелл и лечь спать, но потом решил всё же довести до конца свой первоначальный план. Тем более с перевязанным ухом он вызовет у Тани гораздо больше сочувствия и желания ему помочь. Женщины ведь любят раненых героев, правда, только если эти ранения не приводят к инвалидности.

Подойдя к каюте лейтенанта Денали, Эдвард постучал в дверь, но ответа не последовало. Каллен постучал снова. Но Таня открыла только через несколько минут, и вид у неё почему-то был растерянный.
- Эдвард? Что ты здесь делаешь?
- Хочу поговорить о том, что я должен сделать, чтобы ты написала Кингу положительное заключение, - сказал лейтенант.
- Какое заключение?
- О том, что мне можно доверить винтовку и взвод, - ответил Эдвард.

В глазах Тани промелькнуло понимание. Видимо, Кинг всё-таки уведомил её о том, что отправил его к ней на перевоспитание.
- Давай мы это завтра обсудим, хорошо? - улыбнулась Таня.
Но улыбка её была неуверенной, а глаза как-то странно бегали. И стояла она в проходе, как будто пытаясь заслонить что-то своим телом. Или кого-то.
- Можно, конечно, и завтра, - хмыкнул Эдвард. - Но разве у тебя есть какие-то сомнения в моём психическом здоровье?

- Эдвард, уже поздно, - проговорила Таня. - Завтра мы подробно всё обсудим. Я понимаю, что ты скорее хочешь вернуться к своим обязанностям. Но тут не всё так просто.
- Не всё так просто? То есть ты тоже считаешь меня психом? - начал сердиться Эдвард.
И в этот момент позади Тани возник полуголый лейтенант Джейкобс.

- Каллен? Ты что тут делаешь? - осведомился командир третьего взвода и посмотрел на Таню. - Что ему здесь надо? Ты же обещала, что никто не узнает!
- Харви, успокойся, Эдвард просто зашёл кое-что спросить и уже уходит, - воскликнула Таня.
Но Джейкобс явно не желал успокаиваться. Эдвард прежде ни разу его таким не видел.
- Каллен, только попробуй растрепать, что ты меня здесь видел, - в морду дам, - прорычал Джейкобс и, оттолкнув Таню, ушёл к казармам, извергая проклятья.

Эдвард проводил его взглядом и снова посмотрел на Таню. Она выглядела взволнованной и расстроенной.
- Прости, я не знал, что ты не одна, - сказал Эдвард, подумав, что Таня отлично устроилась.
Продолжая соблазнять Эдварда, она уже вовсю развлекалась с Джейкобсом. Теперь понятно, чего она так нервничала, - не хотела, чтобы одна жертва узнала о другой.
Хорошо, что он решил сегодня к ней зайти - а то еще повелся бы на чары этой сирены, как полный кретин. Хватит с него уже роковых женщин.

- Эдвард, это не то, что ты подумал, - проговорила Таня.
- Слушай, уж передо мной тебе точно оправдываться не надо, - рассмеялся Эдвард.
- Я и не оправдываюсь, - сказала Таня. - Лейтенант Джейкобс приходил ко мне за консультацией.
- За консультацией? Не знал, что пациенты на консультации ходят полуголыми, - ухмыльнулся Каллен. - Ладно. Я пожалуй и правда приду завтра. Беги за Джейкобсом. Он, наверное, недалеко ушел. Может, и согласится продолжить «консультацию».

- Эдвард, это действительно была консультация, - сказала Таня очень серьезно. - И распсиховался Джейкобс только потому, что очень стесняется своего похода к психологу. Он и после отбоя пришёл именно поэтому - чтобы никто про это не узнал. Вот если бы ты узнал, что он посещает мои консультации, ты бы смеялся?

Смеялся бы Эдвард над тем, что Джейкобс ходит к психологу, как ванильная барышня? Да конечно, смеялся бы. Лучше бы он её и правда трахнул.

- Вот об этом я и говорю. Ты уже смеёшься, - вздохнула Таня. - Заходи. Консультацию ты нам испортил. Так что теперь я могу с тобой поговорить.
Эдвард усмехнулся и зашёл вслед за ней в каюту. Каюта Тани разительно отличалась от каюты Феодоракиса. Сразу было видно, что живет здесь женщина, причем женщина очень женственная, а не пацанка. Повсюду стояли фотографии, баночки с кремами, вазочки с цветами, а на койке валялись вышитые подушки. Разве что розовых занавесочек на окне не хватало - впрочем, если бы окно было, наверняка были бы и занавесочки.

- Садись, - показала она на койку, а сама села на стул возле стола, заваленного бумагами. - Что у тебя с головой? Ты ранен?
- Да зацепило слегка, - проговорил Эдвард. - И давно к тебе Джейкобс на консультации ходит?
- Эдвард, я ведь тоже в каком-то смысле врач и у меня есть медицинская тайна, - произнесла Таня. - Давай лучше поговорим о тебе. Что у вас произошло с Кингом? За что он тебя отстранил?

- А он тебе не сказал? - ухмыльнулся Каллен.
- Сказал, конечно. Но я бы хотела услышать твою версию, - проговорила Таня. - Хочешь чаю? Я купила его на рынке. Дома ты такого точно не найдешь.
- Давай, - кивнул Эдвард. В горле у него давно уже была пустыня Сахара.

Таня достала маленькие чашечки и такой же маленький чайник - явно местного производства - и принялась умело заваривать чай.
- Так что всё-таки случилось? - спросила Таня, поставив перед ним чашку.
- А хрен его знает, - пожал плечами Эдвард. - Я наорал на Кинга, потому что он ведет себя, как трус. И даже не пытается защищать своих подчиненных.
- Ты говоришь о Йорке? Его он должен был защитить? - взглянула на него Таня, и Эдвард понял, что она принялась за дело. Начала раскручивать его на откровенность.
Вот только он пришёл к ней вовсе не за психоанализом.

- Таня, я в себе уже и сам разобрался, - произнес Эдвард, отхлебнув горячего чая.
Озноб начал отступать - таблетка, которую скормила ему Элис, похоже, подействовала.
- Ни на кого больше нападать не собираюсь, - продолжил он. - Я просто хочу вернуться к командованию взводом.
- Зачем? - спросила Таня, и этим внезапным вопросом совершенно озадачила Эдварда.

- Дурацкий вопрос, - рассмеялся Каллен.
- Ну почему же дурацкий, - улыбнулась Таня. - Я ведь вижу, как ты устал, Эдвард. И я могу тебе помочь. Я могу выписать тебе направление на реабилитацию, и ты поедешь домой.
- С клеймом психа, - ухмыльнулся Эдвард. - Значит, ты действительно считаешь, что у меня поехала крыша?

- Нет, конечно, не считаю, - сказала Таня. - Но зачем тебе всё это? Капитан Кинг - плохой командир. Он ничего не делает и делать не собирается. А от бездействия начнёт терять терпение даже самый сдержанный человек. Дома ты наберёшься сил, увидишься с дочерью, а потом снова вернёшься к службе. Если захочешь.

- Зачем весь этот тон змея-искусителя? - осведомился Эдвард. - Ты так хочешь от меня избавиться?
- Я же сказала, я хочу тебе помочь, - проговорила Таня с мягкой улыбкой. - Тебя ведь раздражает эта война. Она лишает тебя семьи, спокойствия, здоровья, - рука Тани скользнула к повязке на его голове. - Так зачем заставлять себя делать то, что тебе не по душе?

Её что, враги наняли? Какого чёрта она несёт всю эту ерунду?
- Мне не по душе то, что ты говоришь, - сказал сухо Эдвард. - Здесь скоро начнётся такая заварушка, что даже Кингу придётся вытащить голову из песка и вступить в бой. И я должен подготовить к этому своих людей.
- Ты знаешь, как их подготовить? - спросила Таня.

- Да. Знаю, - кивнул Эдвард. - Когда мы окажемся на наблюдательном пункте, я буду тренировать их. Я исследую все эти грёбаные подземные тоннели и придумаю, как их уничтожить. Я проведу настоящую зачистку во всех кишлаках в моем районе. Я узнаю, кто из полевых командиров решил устроить нам джихад, и приготовлю ему такую встречу, чтобы он срал быстрее, чем бежал в Пакистан. А ты предлагаешь мне уехать?

Таня рассмеялась, и Эдвард окончательно перестал понимать, чего хочет от него эта блондинка.
- Чего ты смеёшься? - спросил Эдвард. - Не веришь, что мы сможем всё это сделать? Сможем. У меня хороший взвод.
- Твой взвод, - сказала Таня.
- Да. Мой, - произнёс Эдвард.
- И ты знаешь, что делать? - улыбнулась Таня.
- Да. Знаю. Я же только что тебе всё рассказал, - рассердился Эдвард. - Ты меня даже не слушала?

- Конечно, слушала, - вытерла Таня лужицу чая, которая выплеснулась из чашки Эдварда, когда тот рассказывал ей свой план. - И мне очень нравится то, что я услышала. Ты действительно разобрался в себе, Эдвард.
Лейтенант непонимающе смотрел на неё. Что за выкрутасы такие? И тут он понял вдруг, что это было. Провокация.

- Ты меня спровоцировала, да? - усмехнулся Эдвард. - Проверяла на вшивость?
- Нет. Я просто сказала тебе всё то, что ты сам сказал своему отцу полгода назад, - проговорила Таня.
- Что? Кто тебе про это сказал?
Эдвард был в шоке от её слов. Откуда она знает об этом? Стоп. Денали. Где-то он уже слышал эту фамилию...

- Мои сёстры - Ирина и Кейт - служат медиками в «Пэррис-Айленде», - улыбнулась Таня. - Они общаются с Челси. А Челси...
- Не умеет держать язык за зубами, - процедил Каллен.
Ирина и Кейт. Две красивые, но страшно болтливые и, по мнению Эдварда, довольно глупые девицы. Значит, они её сестры? И они рассказали Тане сплетню про то, как лейтенант Эдвард Каллен пытался убедить своего отца освободить его от командировки по медицинским показаниям. Дерьмо.

- Я просто хотела понять, что тобой движет - желание доказать что-то Кингу или офицерский долг, - сказала Таня. - Прости, если разозлила тебя. Но ты бы никогда не рассказал мне всё это, если бы не стал со мной спорить.

Эдвард усмехнулся. Каждый раз, приходя к психологу, он думал, что уж в этот раз точно не позволит себя развести. И каждый раз оказывался в дураках. Надо отдать Тане должное. Своё дело она знала лучше, чем многие её коллеги.

- И что теперь? - спросил Эдвард. - Ты напишешь положительное заключение?
- Не спеши, - губы Тани коснулись края чашечки так, словно она целовала её. - Приходи завтра.
- Зачем? Чтобы я ещё раз рассказал тебе то же самое? - хмыкнул Эдвард. - Ничего нового я тебе завтра не скажу. Или ты напишешь заключение, только если я на тебе женюсь?

Таня рассмеялась так, что чашечка едва не вылетела из её рук.
- Ты так прямолинеен, что с тобой совершенно невозможно флиртовать, - сказала она с иронической улыбкой. - Нет, я не хочу, чтобы ты на мне женился. Я даже встречаться с тобой не хочу. Я просто тоже очень устала, Эдвард. И хочу отдохнуть.

- Отдохнуть? Предлагаешь нам отдохнуть вместе? - Эдвард допил чай и встал с койки.
- Предлагаю, - кивнула Таня. - Но не заставляю. Я напишу заключение. Ты убедил меня, что это был минутный взрыв, и ты раскаиваешься в своём поступке.
- Раскаиваюсь? Нет, я не раскаиваюсь. Я просто понял, что это не выход, - сказал лейтенант.

- Но я напишу, что ты раскаиваешься, - проговорила Таня. - Капитан Кинг жаждет возмездия.
- Пускай получит, что хочет, - хмыкнул Эдвард. - Если это поможет мне вернуться к командованию взводом.
- Поможет, - сказала Таня. - На самом деле, он понимает, что ты ему нужен. Он просто хочет тебя проучить.

- Детский сад, - усмехнулся Эдвард и пошёл к двери.
- Ты придёшь завтра? - спросила Таня.
Её слегка раскосые глаза делали её похожей на японку, когда она прикрывала веки, пытаясь выглядеть скромницей.
- Посмотрим, - подмигнул ей Эдвард и вышел на улицу.

Как всегда поздним вечером на долину опустилась непроглядная темнота и ночная прохлада. Климат Афганистана доставлял морпехам кучу неудобств - днем до сих пор было довольно тепло, даже жарко, а вот ночью уже продирал собачий холод. Хитрый Уитлок пару дней назад разжился на рынке теплой шерстяной шапкой, которые носили местные чабаны. И Эдвард, прежде ругавший его за неуставный вид, понял вдруг, что, пожалуй, и ему стоит прикупить такую шапку. Ветер задувал так, что уши замерзли уже через несколько минут пешего хода. Похоже, зима и правда предстоит холодная.

- Эй, Каллен, постой! - увидел вдруг Эдвард бегущего к нему Джейкобса. Несмотря на холод, он так и не надел футболку. Видимо, бешенство согревало его лучше любой одежды.

Каллен притормозил и ухмыльнулся. Джейкобс всё-таки решил набить ему морду превентивно? Или, наоборот, задобрить каким-нибудь подношением? Он ведь вроде бы женат и даже детьми как-то хвастался. А всё туда же - повёлся на Танины природные богатства.

- Каллен, ты извини, что так психанул, - выдохнул командир третьего взвода. - Я вообще в последнее время злой, как чёрт. Тут такое дело. Короче, жена от меня ушла. Письмо от неё неделю назад пришло.

Эдвард хмыкнул. Значит, у Тани он бывшую забывает. Хороший способ. Уж точно лучше, чем пить.
- И не просто ушла. Она с этим мудаком, оказывается, всё это время трахалась. Сестра всё знала, а мне сказать боялась, - сквозь зубы произнёс Джейкобс. - А я ей письма писал, в любви признавался, жопу тут ради неё рвал, а она перед другим мужиком ноги раздвигала. А мне через неделю в отпуск. И я понял, что увижу её, завалю. Её завалю и мудака этого. У меня ведь дома целый арсенал есть. Мне вчера уже приснилось, как я по ней из гранатомёта херачу. И так хорошо стало, когда она сдохла.

Да. Тяжелый случай. Эдвард хорошо его понимал. Измена жены в своё время и его чуть не довела до убийства. Опасно изменять боевым офицерам, которые только-только вернулись из командировки и все проблемы привыкли решать с помощью оружия.

- Сочувствую, Харви, - сказал Эдвард. - Но не стоит этого делать.
- Да знаю я, что не стоит, - скрипнул зубами Джейкобс. - Я поэтому к ней и пошёл, к психологу. Чтобы она мне мозги вправила. Это ведь для меня она шлюха, а для детей наших - мать. Каково им будет, если я её завалю и в тюрьму сяду.

- Так может, не надо тебе сейчас в отпуск ехать? - хмыкнул Эдвард, представив, как Джейкобс сразу по приезде устраивает дома кровавую баню на глазах у детей. - Остынешь, успокоишься и поедешь.
- Не могу. Детям обещал. Отец слово держать должен, - сказал Джейкобс твёрдо.
- Вот о детях, значит, и думай, - посоветовал Эдвард. - Может, и сдержишься.

- Не знаю, Каллен. Я же любил её, эту суку. Десять лет вместе, со школы ещё. Я у неё первым был. Не изменял никогда, - Джейкобсу было так хреново, что Эдвард понял - с Таней он не спал. Он действительно пришёл к ней за помощью. - Татуировку с её лицом сделал, - повернувшись, он продемонстрировал Эдварду свою широкую спину, на которой и правда был филигранно выполненный портрет красивой девушки и двух детишек - мальчика и девочки. - Вот как свести её теперь? Только с кожей содрать. Кретин я, Каллен. Кретин доверчивый. Надо было её с детьми к тётке в Канзас отправить. Она бы ей жопой крутить не позволила.

Да уж. Хорошо, что Эдвард в своё время ограничился только именем бывшей жены. Забить его новым рисунком поверх старого оказалось проще простого. Проще, чем всё забыть.
- Вряд ли это бы помогло, - хмыкнул Эдвард. - Шлюха всё равно себя проявит.
- Это верно, - вздохнул Джейкобс. - И чего ей не хватало? На базе ей жить надоело, скучно видите ли. Не знала что ли, за кого замуж выходит?

- Да кто их поймёт, этих женщин, - ухмыльнулся Эдвард. - Моя ведь так же загуляла, когда я в прошлой командировке был.
- И что? - воззрился на него Джейкобс.
- Я её любовника чуть в бассейне не утопил, - сказал Эдвард и рассмеялся. - А потом сам же его и откачал.
- Зачем? - изумился Харви.

- Решил, что из-за этой дряни в тюрьме сидеть не буду. И точка, - сказал Каллен.
- Вот это правильно, - кивнул Джейкобс. - Слушай, Каллен, а ты мне мозги лучше этой Тани вправил. Спасибо, брат. Пошла она к чёрту. Я из-за неё свою жизнь под откос не пущу. Найду хорошую девушку, женюсь и будет у меня всё зашибись. А она пускай дальше по членам скачет. Вот только детей жалко. Она ведь их к себе заберёт, а я по всей стране мотаюсь - совсем их видеть не буду.

- Я свою дочку раз в несколько месяцев вижу, - произнёс Эдвард. - Ничего не поделаешь. Такая у нас служба.
- Да, брат. Такая служба, - кивнул Джейкобс. - Не каждая женщина поймёт. Где хоть найти-то теперь нормальную, чтобы опять не вляпаться?

- Вот тут я тебе точно не помощник, - усмехнулся Эдвард. - Сам пока не нашёл.
- Я ведь тебе всё это зачем рассказал-то. Не было у меня ничего с этой Таней. Так что если ты на неё виды имеешь, давай, полный вперёд, - хлопнул его по спине повеселевший Харви.
- Да понял я уже, что ты к ней по делу зашёл, - улыбнулся Эдвард. - Но и я к ней заглянул не по амурному вопросу.

- А зря. Она очень даже ничего, - засмеялся Джейкобс.
- Не в моём вкусе.
- А кто в твоём?
- M16, - ответил Эдвард, и Джейкобс рассмеялся:
- Да, брат, эта девушка всегда верна, только магазин вовремя меняй да чисти хорошо. Ладно. Пойду в каюту. Напишу этой дряни, чтобы ключ от оружейной выкинула, и новую жизнь начну.
- Удачи, Харви, - дал ему пять Эдвард и тоже пошёл к себе в каюту.

Открывая дверь, он вдруг подумал, что его слова насчёт бывшей жены удивительно хорошо подходят к той ситуации, в которой он оказался сейчас. Ни Кинг, ни Сангар не стоят того, чтобы из-за них идти под трибунал. Его взводу нужен командир так же, как Карли нужен отец. И ради этого стоит придержать коней.
Конечно, проблему это не решит, но пока ты жив, всегда есть шанс, что что-то изменится к лучшему.

Эдвард сел на койку, достал письмо Эрика Йорка и снова перечитал его.
«Простите меня за всё. Никто не виноват в моей смерти, я сам всё решил. Мне незачем жить после того, что я сделал. Моя смерть решит все проблемы. Афганцы получат месть, и Корпус не будет опозорен. Я был плохим морпехом, и я за это отвечу. Но если у меня есть право на последнюю просьбу, пусть моя семья не узнает, как я умер и что я сделал. Они этого не переживут. Ещё раз простите меня. Во всём виноват только я один».

И почему, прощаясь с ним в камере, Эдвард не понял, что задумал этот мальчишка? Почему он не остался там с ним? Почему пошёл на поводу у этого мудака Кинга? Ведь американцы всегда защищают своих. А они Йорка не защитили.
Впрочем, думать об этом больше нет смысла. Все получили своё. Эрик Йорк - покой. А Эдвард Каллен - восьмую могилу на Арлингтоне.

Эдвард достал зажигалку и поджёг край листка. Белая бумага стала быстро скручиваться и чернеть, опадая на стол сизым пеплом.
- Покойся с миром, рядовой Йорк, - сказал Эдвард, когда от записки осталась лишь кучка пепла.

Теперь всё действительно закончилось.
Последняя улика уничтожена.
А завтра будет новый день.

Уже через пять минут лейтенант спал крепким сном без сновидений. И внезапно проснулся от того, что на улице раздался громкий хлопок.
Эдвард хорошо знал этот звук. Граната.
На базе разорвалась граната.

Лейтенант мгновенно вскочил на ноги и потянулся за винтовкой. Но на привычном месте её не оказалось. Проклятье! Ведь у него забрали оружие!

Часы показывали 04:55.
Схватив десантный нож, Каллен выбежал из каюты.
На улице было еще темно. Только-только появилась на востоке белая полоска рассвета.

Сигнала тревоги и звука выстрелов не было. Но Эдвард был уверен - взрыв гранаты ему не послышался.
Грохот прозвучал тогда со стороны сортира. Подбежав туда, Каллен увидел мечущихся в пыли людей, услышал крики и понял, что взорвалась там точно не хлопушка.

- Я за медиками и саперами, сэр! - подскочил к нему капрал Малик. Парень был в шоке, но соображал четко. - Между бараками еще две растяжки! Двое раненых!
- Понял. Беги! - крикнул ему Эдвард.

Дальше он пошел уже без спешки, тщательно осматривая землю перед тем, как ступить. Даже если растяжек действительно две, кроме них существуют еще и мины, которые тоже можно достать на базе.

На глаз определяя на земле свежие следы, Эдвард ступал точно по ним.
Хотя бы какая-то гарантия, что не взлетишь на воздух.

С той стороны, с какой он подобрался к баракам, не видно было никаких раненых. Зато, внимательно приглядевшись, Эдвард увидел, как что-то сверкнуло на долю секунды между бараками в отблесках встающего солнца.

Медленно и осторожно Каллен подошёл туда, где засёк отблеск, и убедился, что зрение его не подвело. Присев и наклонив голову, он увидел натянутую между бараками тонкую проволочку.
Осмотрев растяжку, Эдвард обнаружил, что с обеих сторон к проволоке умело прикручены за чеку гранаты M67. Твою мать.

Растяжка. У них на базе. С их же собственными гранатами.
Кто и зачем установил здесь такую подлую ловушку? Неужели в «Кэмп Фениксе» и правда завелась крыса?

Вторая растяжка обнаружилась быстро - тонкая леска была натянута поперек другого прохода между бараками, который вел к маленькой круглой площадке. Кто-то знал, что сегодня утром там обязательно соберутся люди, и серьезно подготовился к атаке - от трех взрывов жертв могло бы быть в несколько раз больше.

Впрочем, нечего тут стоять - разминировать растяжки все равно будут саперы, а раненым нужна срочная помощь. Оставив подошедших по его следам рядовых сторожить ловушки, Каллен обогнул бараки и увидел возле третьего прохода двух лежащих на земле человек. Оба были в крови, но кажется, живы.

Присмотревшись, Каллен узнал Амуна и капитана Феодоракиса. Лейтенант тут же бросился к ним и принялся осматривать. Амун оказался практически цел, хотя и был в сильном шоке.
А вот Феодоракис нахватал столько осколков, что Эдвард сразу понял - на растяжку напоролся именно он.

На ногах, на спине, на плече - в его форме повсюду были дырки. И хотя большинство осколков Эдвард не видел, стало совершенно ясно: капитана нашпиговало железом, как утку яблоками.

Лейтенант проверил, не повреждены ли у следователя крупные артерии, и подумал, что у него есть шансы дотянуть до вертолета. На первый взгляд ничего жизненно-важного осколки всё-таки не задели.

Но как, черт побери, этот опытный спецназовец мог попасться на такую элементарную ловушку?
Хотя какой нормальный человек стал бы высматривать растяжки на собственной базе?
Эдвард ведь и сам ходил в сортир без тростинки и без лазерной указки.
И как оказалось, зря.

Феодоракис зачем-то попытался встать, и Эдвард придержал его:
- Не шевелитесь. Сейчас вас осмотрят медики. Всё будет в порядке.

Следователь схватил его за руку и посмотрел на Эдварда блестящими, залитыми кровью глазами, в которых лейтенанту внезапно почудилась радость.
- Аллаху акбар, - с хрипом выдохнул он и потерял сознание.

Эдвард в недоумении освободил руку от его слабеющей хватки и услышал жуткий вой пришедшего в себя Амуна. Переводчик стоял на коленях и что-то кричал на арабском, обхватив руками голову.

Каллен кинулся к нему и схватил за руки, но тот как будто его не видел и продолжал выть, как раненый зверь, отталкивая от себя лейтенанта.

- Оставьте его, сэр, - сказал вернувшийся капрал Малик, который привел с собой медиков. - У него контузия. Он вас не слышит. Сейчас ему вколют успокоительное.

- Малик, так что тут произошло? - посмотрел лейтенант на капрала, оставив в покое несчастного Амуна.
- Кто-то поставил растяжки там, где мы молимся, - ответил Малик. - Амун шел первым и задел проволоку, а капитан Феодоракис оттолкнул его. Произошел взрыв. Растяжка была на две гранаты.

Эдвард в шоке смотрел на пакистанца. Значит, кто-то поставил растяжки именно там, где молятся мусульмане?
Какая сволочь могла это сделать?
- А что делал тут с вами капитан Феодоракис? - спросил Каллен.

Малик замялся, и в этот момент среди хаоса и взволнованного гула собравшейся толпы лейтенант услышал тонкий, но очень громкий, срывающийся на крик, женский голос.
Это была Изабелла Свон.

Бледная от ужаса, с вытаращенными глазами, она стояла возле покореженного взрывом барака. Набрав в легкие воздуха, она закричала снова - так, чтобы услышали её все собравшиеся:

- Я знаю, кто это сделал!
____________________________________________________
(5) Эйрсофт - он же страйкбол — некоммерческая, командная, военно-спортивная игра с использованием "мягкой пневматики". В США является официально признанным видом спорта и весьма популярна.

Источник: http://twilight-saga.ru/forum/41-7427-49#1933172
Категория: Все люди | Добавил: MaryKent (21.06.2015) | Автор: MaryKent
Просмотров: 429 | Комментарии: 1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Все люди [8170]
Общее [507]
Альтернатива [5693]
Продолжение саги [1586]
Актерская жизнь [2379]
Отдельные персонажи [829]
Стеб [238]
Слэш и НЦ [3327]
Флешбек [48]
Мини-фики [492]
Наши переводы [2376]
Кроссовер [278]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи