помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




За роль в каком фильме вы бы вручили Кристен Стюарт Оскар?
Всего ответов: 9585




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Все люди

Созидая на краю рая. Глава 49
Просыпаюсь и сладостно потягиваюсь. Взгляд автоматически переводится вправо, где рядом со мной, тихо посапывая, спит Эдвард Каллен. Безмятежный и расслабленный. В отличие от тех случаев, когда я впервые просыпалась с ним, его лицо вовсе не напряжено, и ничто его не тревожит.
Вот уже полтора месяца нашего пребывания в Греции кошмары не беспокоят его. Я несказанно рада этому обстоятельству, потому что его душевное состояние заметно преобразилось. Ему легче справляться с сомнениями и сложностями, возникающими на пути, да и в целом его самочувствие улучшилось, я это вижу.
Вот и сейчас, наслаждаясь таким родным запахом, я понимаю, как была права судьба, что свела нас вместе. Мы и должны быть рядом друг с другом: мы неразделимы.
Смотрю на будильник на прикроватной тумбе, он показывает половину девятого. Следует вставать, если я хочу отвезти Тони на процедуры, курс которых закончится через три дня – вовремя.
Вздыхаю и ещё пару минут наслаждаюсь идиллией вокруг. Но потом всё же осторожно, чтобы не потревожить Каллена, встаю с кровати, отбрасывая покрывало.
И всё же, когда оборачиваюсь, не могу удержаться, чтобы ни поцеловать его. Он улыбается во сне, нащупывая меня руками рядом с собой и не найдя, начинает хмуриться.
– Я люблю тебя, – глажу его по руке, шепча искренние слова.
Он просыпается, сонно глядя на пустующее место рядом с собой, а затем на меня, сидящую рядом.
– Уже девять? – недоумённо спрашивает он.
– Скоро будет, – весело, но нежно улыбаюсь и снова целую его. – Доброе утро!
– Доброе, – ответно приветствует он, и сильная рука опрокидывает меня обратно на кровать. От удивления вскрикиваю, но он не позволяет вырваться, прижимаясь ко мне и зарываясь лицом в волосы.
– Моя замечательная девочка, – с обожанием произносит он и трётся носом о мою щёку.
Посмеиваюсь над ситуацией. Как же прекрасно так просто и беззаботно смеяться. У меня за последние четыре года это получается лишь с Эдвардом.
– Мне, на самом деле, нужно вставать, – поглаживаю рукой его скулы, говоря это. – Иначе вы оба останетесь без завтрака!
– Лично я могу и потерпеть, – ворчит он и целует меня в шею.
– Возможно, но Энтони – нет.
– Хочешь, я сам накормлю его? – сдаётся Каллен. Теперь в его голосе лишь забота и серьёзность. Я действительно очень и очень рада, что за эти полторы недели они настолько сблизились, что начали доверять друг другу. Я столько раз убеждала Эдварда в правильности его поступков, что придала ему ещё больше уверенности. Энтони тоже помог ему, со своей стороны.
Все идёт по плану, если можно так сказать. Я всегда знала, что Тони нужен добрый, заботливый и понимающий отец, что будут в будущем возникать проблемы, для решения которых нужен папа. Да и забавляться с ним мальчику проще и спокойнее.
Только вот я была не уверена, что смогу дать ему этого самого «папу», а теперь всё мигом перевернулось: и я, и мой малыш счастливы в обществе Каллена.
И пусть он сам не до конца верит в свою значимость для нас – это можно исправить. И каждую преграду на пути к его уверенности мы преодолеваем каждый день. По маленькому шажку. И это тоже продвижение. В нашем случае – довольно значительное.
– Мне нравится готовить, – чмокаю его в нос и ловко покидаю кольцо сильных рук. – Так что через полчаса жду к столу!
Мужчина улыбается мне, укладываясь обратно на подушку.
Я же встаю и, прихватив с собой вещи, которые надену после душа, отправляюсь в ванную. Если честно, я пока не совсем понимаю (а если совсем честно, то не понимаю вовсе) почему Эдвард не может мыться вместе со мной. Фактор стеснения, из-за того что мы мало знакомы, отменяется, а других вариантов у меня нет и не было.
Я пару раз предлагала ему принять душ вместе, но он отказывался под разными предлогами. С тех пор я и не тревожу его по утрам. Не хочет – не нужно, наверняка это какая-то очередная тайна или больное место на его едва заживших психологических ранах. Не хочу, чтобы они снова кровоточили, я ведь столько молилась и уповала на то, что они залечатся. Да и сама приложила к этому руку. Надеюсь, я смогла помочь ему.
Одеваюсь и выхожу из ванной комнаты, направляясь в спальню сына. Сажусь на его кровать и ласково глажу белокурые волосики.
– Пора просыпаться, солнышко. Доброе утро, – едва он открывает небесные глазки, наклоняюсь и целую его в лоб.
– Доброе утро, мамочка, – отвечает он, глядя на меня снова детскими и счастливыми глазами. И пусть ему по-прежнему нужно пить многочисленные таблетки и проходить ежедневные осмотры у доктора, он снова ребёнок. Мой маленький мальчик, которому ни о чём не нужно волноваться. Скоро ему исполнится пять. Первый юбилей. Это здорово, потому что этот день рождения он, в отличие от прошлого, проведёт вне больницы. О подарке я ещё не думала, а времени осталось всего три дня. Как раз столько, чтобы завершить курс лечения в этом комплексе. Но по уверениям Эдварда, несмотря на окончание курса, мы сможем остаться здесь ещё на пару дней. Что же, новость прекрасная.
– Умывайся и одевайся, а потом будем завтракать, – сообщаю я, кивая на дверь его ванной. – Что тебе приготовить?
– Блинчики! – с загорающимся взглядом просит он. В моей голове сразу зреет идея, что можно сделать для его большей радости. И как я раньше не додумалась?
– Хорошо, блинчики так блинчики, – выхожу из его комнаты и теперь иду на кухню. Она настолько комфортная и просторная, что готовить на ней одно удовольствие.
Достаю миску для замешивания теста и разогреваю масло на сковородке.
Пока блинчики подрумяниваются, перерываю холодильник в поисках шоколадного сиропа. Он оказывается на самой нижней и дальней полке, но тем не менее он в моих руках, и я готова сделать сюрприз своему малышу.
Когда Эдвард и Энтони одновременно появляются на кухне, у меня уже всё готово. Ставлю перед ними тарелки с горячим завтраком и наливаю в стаканы апельсиновый сок.
– Мама снова радует нас кулинарными шедеврами, – улыбается Эдвард, приступая к своей порции.
– Очень вкусно, мамочка, – соглашается Тони с блестящими от восторга глазами: шоколадный сироп уже размазан по тарелке. – Спасибо!
– На здоровье, – улыбаюсь обоим, одновременно поглощая блинчики и любуясь картиной перед моими глазами. Всё о чём я мечтала – сбылось. Два моих самых любимых человека сидят напротив, и помимо того, что улыбаются и шутят друг с другом, так ещё и находятся в прекрасных отношениях.
В скором времени часы начинают показывать без десяти десять, и я убираю тарелки, говоря Тони, обуваться для поездки в главное здание комплекса.
– Мам, а можно меня отвезёт Эдвард? – взгляд Тони осторожно, но в то же время просительно перемещается на мужчину, допивающего свой сок.
– Если он не против, то конечно, – с небольшой паузой отвечаю я, тоже глядя на Каллена.
– Хорошо, – быстро соглашается Эдвард, смущённый вниманием с нашей стороны. – Если хочешь, отвезу.
– Вот и прекрасно, – стараюсь вести себя, как ни в чём не бывало, хотя немного волнуюсь. Тони ещё не просил никого кроме меня съездить с ним в клинику. Эдвард первый, кто удостоился такого доверия, и это очень важно. Надеюсь, он понимает это.
– Я быстро, – сообщает Энтони и убегает по коридору в свою комнату.
– Ты, правда, думаешь, что это хорошая идея? – руки Эдварда обвивают меня сзади, пока я мою посуду.
– Считаешь – нет? – руки немного дрожат, и тарелка выскальзывает, стукаясь об края мойки.
– Не уверен, что сделаю всё правильно, – рассеянно отвечает Каллен. – Я не знаю, чего ждать, и чего ждут от меня.
– Ничего он от тебя не ждёт, – закрывая воду, поворачиваюсь и кладу руки на плечи Эдварду, не теряя с ним зрительного контакта. – Ты ему просто нравишься. Он хочет с тобой подружиться. Отчасти он старается понравиться тебе, потому что видит, что нам хорошо вместе. Эдвард, он просто ребёнок!
– Твой ребёнок.
– С каких пор это стало проблемой? – хмурюсь, желая, чтобы Тони не появился здесь раньше времени.
– Это не проблема. Просто он любит тебя, а мне не доверяет.
– Ты просто не хочешь замечать его доверия. Эдвард, сколько раз мне повторять, что с тобой хочется быть не из-за выгоды, а только потому, что ты замечательный!
– Спасибо, милая, – он вздыхает и прислоняется своим лбом к моему.
– Я в тебя верю. И Энтони тоже. Не забывай это, – привстаю на цыпочки и целую его в губы. Он улыбается, но довольно быстро выпускает меня, когда голос моего сына, раздаётся сзади.
– Поехали, – напуская на лицо широкую улыбку, говорит Эдвард и протягивает малышу руку. Он берёт её, поглядывая на Каллена, возвышающегося над ним неприступной скалой.
– Увидимся позже, – бросаю им я, когда оба скрываются за дверью, ведущей на улицу. Уже останавливаясь у машины, мои мальчики поворачиваются к окну кухни и машут мне рукой. На лицах обоих по-прежнему улыбка.
Что же, они станут относиться друг к другу более открыто, со временем. Мне нужно лишь дать им его.

* * *


Сижу на кожаном диванчике в гостиной с ноутбуком Эдварда на коленях. Хочу проверить почту, надеюсь, этому помех не будет.
На моё счастье интернет работает просто идеально, позволяя мне увидеть свой электронный почтовый ящик. Никаких значимых писем помимо рассылок от разных сайтов не замечаю и закрываю окно. Передо мной стартовая страница Google. Минута уходит на раздумья, прежде чем я решаю кое-что попробовать.
Забиваю в поисковике «Аро Вольтури». Дрожь просачивается в пальцы, но стараюсь остановить её приближение к сознанию, в попытках трезво мыслить.
Передо мной открываются сайты, каждый из которых предлагает не только биографию Вольтури, но ещё и свежие новости.
Наугад захожу на первый попавшийся и читаю размещённую там статью.

АРО ВОЛЬТУРИ
Общая информация:
Аро Джеймс Вольтури (1950 года рождения) известный бизнесмен Сиэтла и Вашингтона, генеральный директор холдингов «Aro’sTechnoCompany», «VolturiKingsCompany», и «D&A INK.»

Построение холдингов:
Первым Аро учредил предприятие по переработке и поставке нефтепродуктов по всему миру, теперь входящее в состав холдинга «VolturiKingsCompany». Впервые газетные издания написали о нём в 1979 году, когда его проекты стали приносить невиданную прибыль.
В дальнейшем предприятия Аро Вольтури расширялись и позже были скреплены в единый холдинг, название которого указано выше.
Затем бизнесмен заявил прессе о начале своего нового проекта с боевой техникой (для морской и пехотной обороны) под названием «Aro’sTechnoCompany». Предприятия по производству военной техники также позже были собраны в холдинг, получивший единое имя.
Холдинг «D&A INK.» появился после женитьбы Аро Вольтури. Он создан совместно с его супругой ДидимойСтендлер, что и вливается в название. Компания специализируется на лазерной медицинской технике.

О личной жизни:
Аро родился 1950 году, в пригороде Детройта. Своё детство и юность никак не комментировал, был полностью увлечён своей карьерой. Лишь в ноябре 1988 года Аро Вольтури соединился узами брака со своей избранницей ДидимойСтендлер – дочерью влиятельного нефтяного магната Венесуэлы. Дешёвая нефть позволила компаниям бизнесмена стать ещё богаче, обогнав большинство серьёзных конкурентов.
Брак Аро и Дидимы продлился 24 года. В апреле 2012 года пара объявила о разводе. После этого сообщения мистера Вольтури неоднократно видели в обществе молодых красавиц, большинство из которых являлись моделями. Одна из них, чьё имя остаётся неизвестным из-за того, что журналистам так и не удалось установить её личность, даже появилась на обложке известного глянцевого издания. (Фотографии, вместе с очаровательными спутницами мистера Вольтури, вы можете просмотреть, пройдя по данной ссылке).
Аро не раз признавался, что хотел бы иметь детей, но, к сожалению, не сложилось. (Аро и Дидима не имеют наследников).

На данный момент это вся доступная информация о жизни и карьерной деятельности Аро Вольтури.
Благодарим Вас, что выбрали наш сайт!


Статья заканчивается, но мои мысли только начинают зарождаться. Итак, что мы имеем. Многочисленные холдинги, нефтяные вышки и развод с бывшей женой. Подтвердилось – Дидима его бывшая, но что с остальной информацией? С виду ничего страшного. Возможно, журналисты просто не знают о тайных увлечениях мистера Вольтури? А встречи с девушками? Эдвард ведь говорил, что он гей? Я совсем запуталась и мне нужны ответы на возникшие вопросы.
Пока я раздумываю над происходящим, мои пальцы машинально кликают на правую кнопку мышки, на пустой местности рабочего стола. Но нет. Неожиданно оно выделяется прозрачным окошком, и открывается.
Скрытая папка? К чему бы?
Разрываюсь между двумя желаниями: закрыть компьютер и сделать вид, что ничего не было, или же покопаться в найденной так кстати информации. Думаю, Каллену не потребовалось скрывать какие-нибудь деловые отчёты. Наверняка здесь что-то очень личное, что объясняет большинство его тайн.
Если это так, то я смогу помочь ему. А если нет, то и бояться нечего, так ведь?
Эти утверждения придают мне уверенности, и я внимательно разглядываю содержимое электронной папки.
Попадая внутрь, натыкаюсь на разнообразные документы, подписанные неизвестными именами и фамилиями. Не могу понять, что это, пока взгляд не цепляет «Ален Смит».
Внутри документа оказывается полное досье со всеми личными подробностями на ту самую Ален, которую я видела мёртвой в белом особняке мужчины. Фотографии, прикреплённые в конце, подтверждают, что это именно она.
Испуганно закрываю документ и поспешно вскрываю другие. «Мадлен Форест», «Алекс Детрос-Маргани», «Элизабет Хав’ер», «Джорджия Родрин», «Мелисса Тиа-Дропс».
Да их больше сотни! Бесконечные имена и фамилии наводят лишь на одну мысль – это бывшие любовницы Каллена.
Дрожа от ужаса, ищу своё имя, но, слава Богу, не нахожу. Его нет, и это весьма странно. Возможно, Эдвард удалил его? Но почему тогда оставил другие?
И что с этими девушками? Они все мертвы?
Не решаюсь вводить их имена в поисковик Google, потому что боюсь результата.
Мне хочется поговорить с Эдвардом. Немедленно. Я хочу услышать объяснение не только об этих женщинах, но и его отношениях с Дидимой и Аро. Слишком много тайн. И ему придётся ответить. Я очень хочу, чтобы он сделал это добровольно.
С подобными мрачными решениями захлопываю ноутбук, возвращая его на место, и включаю телевизор, надеясь, что хоть один канал поможет мне отвлечься от терзающих сомнений.

Каллен и Энтони возвращаются к половине первого. Взволнованно тереблю пальцами собственную блузку, не зная, как начать разговор с мужчиной, да и куда выпроводить Тони, чтобы он не услышал всего этого?
– Мамочка! – весёлый детский голосок заставляет меня натянуть на лицо улыбку и прижать к себе своего ангелочка.
– Привет, малыш, – целую его в макушку. – Ну, как у вас дела? Хорошо прокатились?
– Ага! Очень быстро! У Эдварда классная машина!
– Прекрасно. Чем хочешь заняться?
– Поиграть. Можно?
Всё складывается гораздо лучше, чем я думала.
– Можно, солнышко, поиграй, – снова целую его, но на этот раз в лоб. – Только сначала помой руки, ладно?
– Ага, – соглашается он и убегает в свою комнату. В тот же момент хлопает входная дверь, впуская внутрь Каллена. Меня передёргивает. Едва я вспоминаю, о чём хочу с ним поговорить, и на какие темы планируется разговор.
– Привет, Белла, – он появляется сзади, и мягкие губы прикасаются к моему затылку, пока руки исследуют талию. – Как провела время?
Прикусываю губу почти до крови.
«Отлично!» – злорадно хмыкает подсознание, демонстративно отворачиваясь.
– Вам не следует ездить слишком быстро. Ещё в аварию попадёте, – критикую я, выпутываясь из его рук.
Он хмурится.
– Белла, я никогда не попадал в аварии.
– Я доверяю тебе своего ребёнка и хочу видеть его в целости и сохранности! – неутомимо сетую я. – Будь добр, прислушивайся ко мне хоть иногда!
«Белла, ты перегибаешь палку!» – шипит на меня подсознание, намереваясь вступить в защиту мужчины. Половина моего естества готова поддержать его решение, а другая – ни за что.
– Хорошо-хорошо, – он поднимает руки в признающем моё превосходство жесте. – Если ты волнуешься, буду ездить медленнее.
Говорит он непринуждённо, довольно спокойно, но нутром чувствую, что я его задела. Не нужно мне было говорить всего этого. И без того будет множество обидных и грустных тем.
– Эдвард, нам нужно серьёзно поговорить! – набираюсь сил после очередного вдоха, скрещивая руки на груди.
– О чём поговорить? – он снова хмурится и не понимает.
– Садись, – указываю на кресло, а сама опускаюсь на диван.
– Я не могу сидеть рядом с тобой? – недоумённо спрашивает он.
– Нет, не можешь, – грубо отрезаю я. И новая порция вины захлестывает моё естество, когда я смотрю в глаза Эдварда. Впрочем, он молча кивает и садится.
– Что ты хочешь обсудить? – холодно интересуется он.
Мои руки сжимаются в кулаки. Боль и страх держу глубоко в себе. Не выпускаю. Только не сейчас.
– Я хочу, чтобы ты рассказал мне об Аро, Дидиме и своих бывших любовницах.
– Что? – его брови взлетаю вверх, а глаза распахиваются. Могу поспорить, что даже его зрачки расширились.
– Мне повторить?
– Зачем тебе это?
– Я хочу знать. Считай, что просто из-за прихоти.
– Белла, тебе ни к чему все эти… подробности.
– К чему или ни к чему, буду решать я. От тебя прошу, всего лишь рассказать всё как есть, ничего не утаивая и называя вещи своими именами.
– Что произошло, пока меня не было? – вместо ответа спрашивает он. Вижу в изумрудах участие и заботу, смешанную с горечью и непонятливостью. Я сейчас сделаю ему больно. Но выхода у меня нет. Пришло время раскрыть хотя бы какие-то карты. Нельзя вечно жить в неведении.
– Ничего не произошло, – отмахиваюсь я, отводя взгляд. – Ты можешь просто рассказать мне, наконец?
– Когда ты узнаешь, скорее всего, захочешь уйти, – с болью в голосе произносит он.
– Вероятность, что я уйду больше, если ты промолчишь, – стреляю в него взглядом, от которого он вздрагивает и поджимает губы.
– Мы с тобой договорились не надевать масок и вести откровенные диалоги. Я всеми силами пытаюсь, Белла, но ты давишь на меня сейчас, не давая ни малейшего шанса к отступлению! – в сердцах произносит он, достаточно громко.
Тёмная сторона оживает во мне, забывая про все недавние установки и принципы.
– Я рассказала тебе всё о себе. Ты знаешь обо мне каждую мелочь, в то время как я о тебе по-прежнему ничего не знаю. Я открылась тебе, а ты даже не пытаешься идти мне навстречу. Эдвард, это доводит до исступления!
– Думаешь, не пытаюсь? – сквозь стиснутые зубы рычит он. – Я всё делаю для этого! Я только для тебя это и делаю, Белла!
– Если ты думаешь, что по тем скудным подробностям я что-то о тебе знаю, то ты ошибаешься. У меня ведь нет досье, где подробно описана каждая мелочь из твоей жизни!
– Досье? – он ошарашено смотрит на меня, не веря моим словам. – Какое досье? О чём ты?
– Ну как же, та сотня девушек, с которыми ты спал – о них ты знал каждую мелочь, благодаря этому самому досье. Только вот не могу понять, откуда вся эта информация. Ты приставлял к ним шпионов?
– Что ты несёшь? – срывается он и в пару шагов пересекает комнату, становясь перед моим креслом. Смело смотрю ему прямо в глаза, излучая то ли презрение, то ли ненависть, то ли отчаянье. Похоже, я схожу с ума. Какого чёрта, я всё это устроила?
– Я всё видела, – быстро отвечаю я. – В той папке.
– Как ты…? Какого чёрта, ты вообще полезла туда? – он бесится, и его ярость заполоняет комнату. Надеюсь, что Тони не слышит всей ссоры, происходящей сейчас здесь, в гостиной.
– Тебе довольно долго удавалось скрывать от меня всё это, – с ухмылкой говорю я. – Наверное, тяжело, не так ли?
– Ты же… – он замолкает, не находя слов, а потом разворачивается, шумно выдыхая. Его кулаки сжаты до такой степени, что костяшки пальцев побелели.
Похоже, это грань его гнева и злобы.
– Ладно, своего ты добилась, – наконец произносит он, всё ещё не поворачиваясь ко мне и даже не глядя в мою сторону. – Любые вопросы. Задавай, я отвечу.
– Неужели? – ехидно спрашиваю я.
– Не тяни время. Давай поскорее закончим с этим дерьмом! – выговаривает он и делает несколько шагов по направлению к своему креслу. Обходит его и замирает, всё ещё не оборачиваясь.
– Сколько у тебя было любовниц?
– Я не считал.
– В твоем компьютере досье на каждую?
– Нет, лишь на тех, которые были последние пять лет.
– Где они сейчас?
– Половина в сырой земле.
Вздрагиваю, но не прерываю череду вопросов, несмотря на то, что давно пора остановиться. Ответы Каллена всё отстранённее, всё холоднее. Он словно робот. Без чувств и мыслей.
– Ты убил их?
– Да.
– Почему там нет досье на меня?
– Не посчитал нужным собирать про тебя информацию.
– В чём причина?
– Не знаю. Возможно, просто стало лень. Надоело однообразие.
– Новый опыт?
– Что-то вроде того.
Замолкаю, откладывая всё услышанное в самый дальний ящик сознания, и обращаюсь к другой теме, такой же важной для меня. Вижу, что мужчина на грани срыва. Ещё немного, и пострадаем мы оба. Возможно, рухнет всё доверие между нами, но остановиться не могу. Словно бедуин, изнывающий от жажды в безлюдной пустыне, увидевший озеро с водой. Или поезд, сошедший с рельс. Одно из двух, не знаю к чему склониться.
– Где ты встретил Аро?
– Нас познакомила Дидима.
– Где ты встретил Дидиму? – не унимаюсь я.
– Когда я не заплатил по счёту, и меня собирались арестовывать, она погасила мои долги, в обмен на своё условие.
– Какое условие?
– Спать с ней.
– И ты спал? – в груди больно колет в ожидании его ответа. Предвижу его заранее.
– Да, спал. Её всё устраивало, – без тени горечи, грусти или смятения, отвечает он. Хотя сейчас он вряд ли может что-то выразить. Его чувства спрятаны глубоко внутри.
– Сколько это длилось? – тем временем продолжаю я.
– Около месяца. Потом реже. Раз в полгода, наверное.
– До каких пор?
– До встречи с Ален. А после её смерти мы окончательно порвали любые отношения.
– Какой смысл ей было знакомить тебя с Аро Вольтури?
– Она посчитала это необходимым. И оказалась права. Он тоже в какой-то степени помог мне. Сыграл на руку, так сказать.
– Почему он хотел убить тебя, если помог?
– Дела бизнеса. Кому-то из нас нужно было стать выше другого. Ни я, ни он не хотели уступать.
– Но ты жив. Как он допустил это? – поражаюсь чудовищности своего вопроса. Что я несу? Как мне потом вымаливать прощение у Эдварда?
– Его промах. Не забудь сказать ему при встрече. Можете даже пристрелить меня на пару, – безрадостно говорит он. В голосе проскальзывает насмешка, за которой по моим убеждениям кроется жуткая боль.
– Если позволишь нам встретиться, обязательно передам! – язвительно отвечаю я, чем окончательно шокирую его.
– То есть ты бы этого хотела?
– Я уже не знаю, чего хочу, – закидываю ногу на ногу, глубоко вдыхая. Пытаюсь привести мысли в порядок, но они отказываются становиться на место.
– Самое время определиться. Пока не поздно.
– Поздно? – воздух останавливается на полпути. Внезапно понимаю значение этого слова. И не только для теперешней ситуации. А не будет ли поздно совсем скоро, когда он попросту не сможет простить мне моё сегодняшнее поведение? Вдруг он больше и в сторону мою не взглянет? Стоят ли наши отношения таких жертв? Ради чего всё это? Моего самолюбия? Из-за того, что он что-то утаил? А какой смысл? Неужели ради этих глупых тайн я могу потерять любимого человека? Я готова на это пойти?
Ответ ясен, как день – нет.
Я не понимаю, какая муха укусила меня двадцать минут назад, вынуждая, начать этот чёртов разговор. Какая дьявольская сила заставила меня искать биографию Аро Вольтури и лезть в запретные папки в ноутбуке Каллена?
И как мне теперь загладить свою вину? Я даже не представляю.
– Допрос закончен? – нетерпеливо интересуется мужчина, нервно постукивая пальцами по деревянной спинке кресла.
– Эдвард, пожалуйста, прости, – прикусываю губу, раскаиваясь. Естественно, такими глупыми извинениями я ничего не добьюсь. Слишком сильно всё закрутилось. Теперь это ни к чему дельному не приведёт.
– Я задал вопрос и жду ответа. На твои я, как помнится, ответил! – приглушённо рычит он, не желая испугать Тони.
– Да, закончен, – низко опускаю голову.
– В таком случае, мне здесь делать больше нечего! – он демонстративно разворачивается, но я останавливаю его вопросом. Всё во мне скручивается от боли и ненависти к самой себе. Я что, мазохистка? Какого чёрта, я всё это устроила, а теперь жалею себя? Единственный пострадавший – Эдвард, и лишь его я должна пожалеть. Ему посочувствовать. Я нарушила своё слово, я ведь обещала никогда не причинять ему боль. И вот так жестоко поступила.
Чтобы Вольтури провалился! Чтобы все его пассии провалились к чертям! Все те, кто заставлял его страдать! Ненавижу их! И себя в том числе.
– Куда ты пойдёшь?
– Куда нужно.
– Пожалуйста, будь осторожен, – умоляю я, понимая, что убеждать его остаться бесполезно.
– Смысла возвращаться не вижу, – фыркает он и продолжает свой путь к входной двери. Вот уже осталось пару шагов.
– Эдвард! – бросаюсь к нему неожиданно для нас обоих и хватаю за рукав рубашки. Мужчина гневно смотрит на меня, пронзая убийственным взглядом. Но за этими огнями злости кроются другие огоньки. Безумного разочарования. Уверена, доверяй он мне больше – а теперь о доверии не может быть и речи – то наверняка позволил бы хотя бы слезе стечь по щеке. Одной-единственной. Но даже этой мелочи я не достойна. Он сильнее, терпеливее, выносливее. Со стороны. Но в душе он больший ребёнок, чем Энтони. Я знала это и тем не менее не смогла остановить свой порыв ранее.
– Белла, если не хочешь, чтобы я навредил тебе, лучше отпусти, – он угрожающе переводит взгляд с моего лица, на мою ладонь.
– Я люблю тебя! – давясь подступающими слезами и пытаясь вдохнуть воздуха, произношу я. – Я очень сильно тебя люблю. Прости меня!
– Отпусти! – приказывает он, отстраняя меня и никак не реагируя на слова. В глазах всё тот же холодный лёд. Бесконечные просторы которого простираются внутри него. Но ведь лёд – это не истинные чувства, лишь прикрытие. Отгораживание от худшего. И теперь худшее – это я. Мы вернулись в самое начало, когда он думал, что я ничем не лучше других. Я смогла убедить его в обратном, но теперь разрушила всё, что сама сотворила. Меня убить мало.
Подчиняюсь его словам, отпуская мягкую ткань. В груди нестерпимо ноет и болит. Думаю, едва он уйдёт, как я брошусь в пучину истерики. Впрочем, эту боль я заслужила. Теперь остаётся лишь терпеть и верить в лучшее.
Молиться – это всё, что мне остаётся.
– Не напугай сына, – бросает напоследок Каллен и быстро скрывается за дверью. От её громкого хлопка мои шлюзы раскрываются, позволяя слезам свободно течь по щекам.
Не напугать Энтони?
Легко сказать. Но сейчас я сама себя боюсь. Боюсь своей жестокости, неуправляемости, чрезмерного любопытства.
От переизбытка чувств и слов не сразу понимаю, откуда раздаётся детский голос, зовущий меня.
– Мамочка? – взволнованное личико Тони передо мной. – Мамочка, почему ты плачешь? Тебя Эдвард обидел?
Сглатываю очередной ком рыданий, притягивая сына к себе. Его человеческое тепло и близость, его поддержка, оказывают своё влияние, заставляя меня рыдать чуть меньше.
– Нет, родной, нет. Я его обидела, – целую локоны моего малыша. – Сильно обидела.
– Вы поссорились?
– Да, – всхлипываю я. – Из-за меня.
– Так помиритесь! – пытаясь вселить в меня оптимизм, улыбается малыш. Выдавливаю ответную улыбку в ответ.
– Спасибо, сыночек, – целую его в лоб. – Спасибо, мой хороший!
В этот момент громкий визг шин долетает до моего слуха, заставляя слёзы политься новыми, ошеломляющими меня и до ужаса пугающими Тони, потоками.
Но я никак не могу остановиться. И вряд ли смогу.

Не забываем оставлять отзывы!




Источник: http://twilight-saga.ru/forum/41-8081-1#1862215
Категория: Все люди | Добавил: AlshBetta (09.11.2013) | Автор: AlshBetta
Просмотров: 492 | Комментарии: 8
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Все люди [8170]
Общее [507]
Альтернатива [5693]
Продолжение саги [1586]
Актерская жизнь [2379]
Отдельные персонажи [829]
Стеб [238]
Слэш и НЦ [3327]
Флешбек [48]
Мини-фики [492]
Наши переводы [2376]
Кроссовер [278]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи