помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
Всего ответов: 14521




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Все люди

Проникновение. Глава 17. Часть 1
Глава 17. Часть 1. Ближе и ближе…


слушаем саундтрек

Выбор…

Выбор - главный этап процесса принятия решения, состоящий в отборе одного варианта из нескольких возможных.

Человек сталкивается с этим решением каждый день, а некоторые - и каждую минуту.

Одеть то или это? Сказать это или промолчать? Пойти направо или налево? Делать или нет?..

Кто-то делает его легко и непринужденно, не задумываясь о последствиях, ответственности и возможных осложнениях. А другой – прощупывает все варианты, сопоставляет, сравнивает, анализирует… и в конечном итоге, принимает логически верное решение.

Выбор – это нечто большее, чем рациональный процесс анализа плюсов и минусов каждого варианта. Выбирая, мы входим в контакт со своими ценностями, решаем внутренние и внешние противоречия, проявляем то, что для нас важно. Это встреча с неопределенностью, риском и с собственными чувствами, от которых иногда так хочется спрятаться.

Разбираться с тем, что мешает сделать выбор может быть сложно и болезненно, но результат того стоит. Любая ситуация выбора – это возможность научиться принимать решения и найти уникальный способ менять свою жизнь в желаемом направлении.

Выбор – это наша свобода.

Сейчас я стояла, возможно, перед самым важным выбором своей жизни – целовать Эдварда или нет?

Какой-то там психолог говорил, что всякий раз, когда мы встаем перед необходимостью выбирать, мы должны помнить, что на самом деле перед нами всегда всего два варианта выбора. Выбор в пользу прошлого – или выбор в пользу будущего.

Выбор в пользу прошлого. Это выбор в пользу привычного и знакомого. В пользу того, что уже было в нашей жизни. Выбирая прошлое, мы выбираем стабильность и знакомые пути, сохраняем уверенность в том, что завтрашний день будет похож на сегодняшний. Не нужно никаких перемен и никаких усилий. Все вершины уже достигнуты, можно почивать на лаврах. Или, как вариант – нам плохо и трудно. Но хотя бы знакомо и привычно. И кто знает, может, в будущем, будет еще хуже…

Выбор в пользу будущего. Выбирая будущее, мы выбираем тревогу. Неизвестность и непредсказуемость. Потому что будущее – настоящее будущее – невозможно предсказать. Будущее невозможно предвидеть и предсказать, но возможно планировать. Однако нередко планирование будущего – это планирование бесконечного повторения настоящего. Нет, настоящее будущее – это неизвестность. Поэтому этот выбор лишает нас покоя, и беспокойство поселяется в душе… Но развитие и рост лежат только в будущем. В прошлом его нет, прошлое уже было и может только повторяться. Другим оно уже не будет.

Итак, всякий раз в ситуации серьезного (а иногда и не очень) выбора перед нами встают фигуры двух ангелов, одного из которых зовут Спокойствие, а другого – Тревога. Спокойствие указывает на хорошо проторенную вами или другими людьми дорогу. Тревога – на тропу, упирающуюся в непролазный бурелом. Вот только первая дорога ведет назад, а вторая – вперед.

Назад… или вперед?

Если я решусь поцеловать Эдварда – это будет дорогой вперед, в мое новое будущее. Если не решусь – шаг назад, в мое прошлое, где я неуверенная и боящаяся всего девушка-эмпат.

Так-так-так…

Чего медлишь, Белз? Конечно, целовать и не только…

Ну, что ты мелишь? Еще не все просчитано…

Что тут считать? Здесь чувствовать надо! Ты же его любишь?

Больше чем люблю…

Вот! А ощутить его вкус на губах, пронзить себя его энергией?..

Ты дразнишься…

Отвечай!

Конечно, хочу!

Значит, вперед! Белла, не труси…

Вперед.


Я уже мысленно представляю, как мои сны осуществляются наяву. Прямо сейчас. Коленки начинают дрожать, внутренняя искра разгорается до яркого согревающего костра, а сердце радостно скачет в предвкушении…

Я поддаюсь притяжению и начинаю медленно приближаться к этим манящим и таким соблазнительным губам.

Еще немного…

Эй, Белла! А цена?

Цена?

Да! За каждый свой выбор мы должны платить. Ты готова?

Готова ли я? Хм… А какова цена?

А ты хорошенько подумай! Чем ты готова пожертвовать, чтобы твой выбор был реализован? Ведь выбор без готовности платить цену – есть импульсивность и готовность принять роль жертвы, которая потом обязательно будет жаловаться, и искать на кого бы свалить ответственность. Ты хочешь быть жертвой?

Жертвой? Нет. Я хочу быть счастливой…

Тогда задай главный вопрос жизни: «А стоит ли оно того?».

Стоит ли оно того?..


Мой внутренний голос снова врывается в самый неподходящий момент. Или… наоборот, подходящий?

Я не знаю…

Поцелуй будет означать, что я поддалась своим желаниям – сделала то, что хотела именно Я. Много ли раз я делала что-то для себя? Ответ слишком жалок – нет.

Я ведь имею право делать то, что хочу, чего неистово желаю. Я имею право на счастье. Так почему же я до сих пор колеблюсь и не могу переступить через эту прозрачную грань?

Я вела безмолвную борьбу, глядя в любимые глаза. Казалось, что время замерло, и мы оказались далеко от всех, в своем собственном мирке. Я и Эдвард. Я и мое решение.

Я хочу его поцелуя… хочу.

Так неистово и сильно, что внутри все сжимается, как пружина. Губы начинают печь, глаза застилает прозрачная пелена, а горло превращаются в Сахару.

Я. В его объятьях. Стою. Не шевелясь. Дышу его воздухом. Чувствую его пульс на своей коже, растворяюсь в его личном пространстве, в его энергии, в нем…

В голове загорается неоновая вывеска: «Хочу. Осознаю. И однозначно сделаю…»

- Все в порядке, мисс? – его нежно-дурманящий обеспокоенный голос на мгновение возвращает меня в реальность.

Я посреди улицы стою прижатая к мужчине моей мечты, которому мое поведение кажется не просто странным, а пугающим. Но самое главное - я совсем забыла, что он не один…

Девушка в галерее… Красивая и достойная пара…

Нельзя завоевать сердце, которое уже окрылено от любви…

Белла, ты собиралась быть другом. Забыла? А друзья не целуют друг друга в губы… Увы…

Желание и сладкое блаженство вмиг испаряются, словно ничего и не было. Горечь поражения врывается в мое сознание – выбор уже сделан за меня.

Я заставляю себя моргнуть пару раз и опустить глаза – зрительный контакт потерян. Глотаю тяжеленный ком в горле и делаю шаг, о котором я потом пожалею.

Шаг назад – и я лишаюсь его тепла, прикосновений, запаха и этого невероятного статического напряжения…

Маленький шаг назад - и я вне зоны его досягаемости, за чертой, лишающей меня контроля и силы воли - на более безопасном для себя расстоянии…

О, Боже, почему же тогда так больно, холодно и пусто внутри?

- Все в порядке, мистер Мейсен… - я, наконец, смогла оживить свои речевые связки и разорвать тягучую тишину между нами. Я произнесла его имя и даже не придала этому значение…

Мой голос... Хриплый, дрожащий шепот, пробивающийся из-за крепко стиснутых зубов. Я пытаюсь сдерживать слезы, разочарование и неистовое желание обладать запретным плодом, которое доселе не было мне знакомо.

Вкус поражения – горькие слезы, которые я не могла показать при Эдварде. Я отпущу их, когда буду одна…

Мне была предоставлена возможность осуществить свою мечту, но моя совесть или внутренний голос или как там это называется, не позволили этого сделать. Нельзя трогать чужое.

Он не твой. Он друг.

- Нет, не в порядке, - утверждающий тон Эдварда застал меня врасплох.

Тело рефлекторно напряглось, виски начали активно пульсировать, по венам растеклось адское пламя, оставляя на ладонях капельки пота…

Что он обо мне подумал?

Он ведь меня узнал. Это ясно из его слов…

Знаю, со стороны я похоже на сталкера. Немного озабоченного наблюдателя, нашедшего новую жертву. Продолжительность преследования – полтора месяца. Возможность сексуального нападения – критическая, девяносто процентов. Тип – хищник. Характерная особенность – отсутствие опасности, не назойлив. Прям история болезни… Кошмар.

Слава Богу, он меня не застукал, прячущейся за деревом и вооруженной фотоаппаратом. Стоп, это же вроде бы удел папарацци. А, не важно…

Хотя, я уверена, что ему не привыкать к такому повышенному вниманию со стороны женского пола. Может, у него за спиной стоит целая толпа поклонниц, просто я их не заметила?

И как это та девушка не боится отпускать Эдварда одного на улицу? Он же божественно красив и притягателен. Его появление в народе равносильно тому, что среди сорняков, вдруг расцветет алая роза - непременно найдется желающий ее сорвать, дабы любоваться ее лишь одному. Да, да. Вокруг же полно хищниц, которые то и дело ждут возможности сцапать новую жертву. Я бы не совершала такой оплошности и везде его сопровождала бы. Во-первых, так бы мне было спокойнее и приятнее. Во-вторых, все были бы посвящены, что легкой добычи им не видать – за Эдварда я буду драться до последнего вздоха.

Возвращаясь к нашим баранам…

Есть другой вариант моего предполагаемого диагноза, не менее радужный. Меня можно принять за сбежавшую душевнобольную, которая то и дело попадается ему под ноги…и ведет себя, мягко говоря, не очень адекватно. Молчит либо мямлит себе под нос, совершает странные движения, любуется им словно ребенок, стоящий перед светящейся елкой.

Будь я на его месте, приняла бы этот вариант.

А вдруг он меня не поймет? Уйдет? Исчезнет, как делал это раньше?

Я не могу этого допустить.

Слабый огонек решительности стал расти и победоносно распространяться по всему моему телу, касаясь самых удаленных уголков души. Образовавшееся пламя приятно жгло кожу и будоражило голову.

Смелость порой толкает нас на необдуманные поступки. Знание этого не пугало меня, а наоборот, лишь подстегивало к решительным действиям, к достижению цели – в данный момент - это не дать Эдварду уйти из моей жизни.

- Вы меня знаете, а я нет. Это надо исправить, - я слышала улыбку в его голосе, но боялась ее увидеть.

Я либо не сдержусь и наброшусь на него. Либо разревусь. И что хуже, я не знала…

Так, Свон, контроль. Решительность это еще не повод быть невежливой… Нужно вести диалог.
Если ты будешь поддерживать с ним разговор, он точно не убежит, плюс удостоверится, что ты не глухонемая и не сумасшедшая.

Диалог? Легко сказать…

Не дрейфь, все будет хорошо! Глубже дыши, но не вдыхай его запах. Его действие ты уже проверила и это никак не поможет сейчас в самоконтроле. Поэтому собираем всю волю в кулак и избегаем опасных моментов.

Пометка. Опасные моменты это: запах, прикосновения, глаза, улыбка и… сам Эдвард. Поэтому нужно быть предельно осторожной и внимательной. Не отвлекаться на мелочи.

Мелочи? Эдвард не мелочь!

Разговорчики в строю! Задача ясна?

Так точно.

Выполнять.


Я слегка поднимаю голову, избегая встречи с изумрудными глазами, и решительно отвечаю:

- Извините, мистер Мейсен. Я Изабелла Мари Свон, мы встречались на вашей выставке в Мемфисе, - вот и не сложно, и голос почти не дрожит. Правда, представление получилось уж очень официальным.

Ты бы еще номер страховки назвала – так, на всякий случай.

- Забавно. Не думал, что общение с асфальтом так увлекательно, - задумчиво заметил любимый. Ах, любимый.

Вот, дура, снова те же грабли… Ты заработаешь гематому на лбу!

Немного встряхнув себя, я поняла, к чему клонил Эдвард.

Я обращалась к нему, но при этом упорно отказывалась смотреть в его сторону. Мне понятны его чувства. Мне бы тоже стало неловко и даже обидно.

Но ты не можешь смотреть ему в глаза – это опасная зона для твоего самоконтроля. Еще небось изобразишь щенячье глазки и приползешь к его ногам… Нет! Это уже не тактика, а капитуляция…

Ну, я же его обижаю таким холодным отношением и в большей степени отталкиваю от себя.

Блин, а в твоих словах есть доля правды. Что же делать?..

Нужно сменить стратегию и проявлять больше инициативы…

Инициативы? Как бы твоя... кх-кх… предприимчивость не завела тебя в тупик.

Я думаю, что стоит рискнуть…

Делай, что хочешь. Мне лишь интересно посмотреть, куда это все приведет.

К победе. К маленькой, но победе…


Я делаю глубокий выдох и пока подымаю глаза, мысленно повторяю таблицу умножения. А что? Я пытаюсь хоть как-то отвлечь свой разум от мыслей об Эдварде. И если ради этого нужно доказать электролитический закон Фарадея, я это сделаю.

Что я только что произнесла? Не знаю, но что-то умное…

Откуда оно в моей голове?

Так, я снова отвлеклась – таблица умножения. Эх, мои спасательные математические знаки…

Когда я дошла до цифры «четыре», наши глаза оказались на одном уровне.

Его зеленые омуты забавно поблескивали на свету. Одна волна эмоций накатывала на другую: умиление, нежность, удивление, интерес…

А что же он прочитает в ответ? Только бы не любовь…

Любовь? Да это нездоровая одержимость…

Цыц, тоже мне нашелся – советник по амурным делам.


Эдвард рефлекторно моргнул - веки его опустились так, что длинные пушистые ресницы почти касались щек.

Ах, мне однозначно нужен платок или слюнособиратель. Точно, большой слюносборник. И ингалятор, а то мне нечем дышать - в груди аж жжет.

Putain, Bella, vous êtes pris. («Черт, Белла, ты попалась» франц. – прим. автора)

- Так-то лучше. Значит, Белла? – уточнил Эдвард, приподнимая правую бровь.

Аа, как он произносит мое имя… Воздух вибрирует, а мои уши просто сворачиваются в трубочку от умиления… Он словно пробует его на вкус – это так… так…заводит.

Заводит? Белла, в твоем словарном запасе даже есть это слово?

Не просто слово - действие. Я прямо сейчас понимаю, что такое сексуальное влечение, и от этого хочется свести ноги вместе и схватить где-нибудь огнетушитель, чтобы погасить пылающий внутри пожар.

Главное, не открывать рот. Иначе твои животные стоны могут его спугнуть.


Слушаясь внутреннего советчика, я плотно сжала губы и молча кивнула в ответ.

- Белла, очень занятно. «Домик на вершине горы», написана маслом на оргалите. Верно? – произнес Эдвард уверенным голосом, слегка прищуривая глаза.

Сказать, что я была удивлена, значит не сказать ничего! Он все помнит!

Он помнит меня!

Белла, спокойнее, не надо изображать такие большие блюдца и рот держи в той же смертельной хватке.

Дыхание невольно сбилось, пульс подскочил до новых высот, и кровь бросилась мне в лицо. Уголки губ уже начали немного приподниматься, образуя легкую, но очень довольную улыбку.

Мне трудно описать, что творилось у меня внутри. Пиршество, карнавал эмоций и гормонов.

Ша, Свон. Не стоит повторять свое предыдущую роль - рыба с большими глазюками и вечно капающей слюной. Тебе это не идет - вообще не в какие ворота. Поэтому, успокаивай своих тараканов и поддержи спокойный интеллектуальный разговор.

- Все верно, мистер Мейсен. У вас феноменальная память, - выпалила я.

Правильно мужчину нужно хвалить – они это очень любят, хоть и не признаются.

- Я вас огорчу, но она продана, - с сочувственным взглядом проговорил мой Бог.

- Жаль, - я изобразила грусть, хотя чуть не выпалила «я знаю».

- Увлекаетесь живописью? – поинтересовался Эдвард, перемещая вес тела с одной ноги на другую.

И что ответить?

Девушка должна разделять интересы любимого парня. Значит нужно ответить, что да.

А если он спросил что-то связанной с этой кухней?

Ты будешь в его глазах не только лгуньей, а еще и недалекой…

Пусть лучше недалекой, зато честной и открытой!


- Не совсем… Больше люблю музыку, - призналась я и облегченно выдохнула.

Эдвард усмехнулся, и в его глазах засияли звезды…

- Тогда я совсем запутался. Что же вас привело на мою выставку? – глаза Эдварда загорелись любопытством.

Ответ «Ты» так и хотел слететь с языка. Так что я его с силой прикусила, чтоб не выдавал лишней информации.

- Просто гуляла по городу и… зашла в галерею, - продолжила я исповедь. Правду говорить гораздо легче. Ну, в смысле, частичную правду…

Эдвард сомкнул губы и понимающе кивнул.

Он не такого ответа ожидал. Он же творческая личность и его высокая душа требует признания. Признания и публики. Так, я же люблю его картины…

- И я не пожалела. Вы прекрасный художник, - поспешила я дополнить свой ответ.

Голова художника склонилась на бок и изучающим взором осмотрела меня:

- Приятно, когда это замечают, - ответил Эдвард, едва скрывая улыбку.

- А ели без шуток, вы мне просто льстите, - уверил меня мужчина, не признавая свой талант.

- Нет, ни сколички. Вы смогли вдохнуть в полотна жизнь, высшую энергию, - не отступала я, невольно делая шаг вперед.

- Ваши картины это взгляд в самую душу вселенной. Это возможность слиться с природой, на мгновения стать чем-то большим, чем мы есть, - подытожила я, с восторгом глядя на Эдварда.

- Вау! Я и не знал, что умею так делать, - искреннее улыбнулся Эдвард, согревая мне душу теплом своей улыбки.

Я смущенно пыталась спрятаться за волосами и выковырять носком несуществующее пятно с асфальта.

- Я верю в судьбу. А вы? – неожиданно спросил Эдвард.

Я боялась думать о подтексте этого вопроса, поэтому ответила первое, что пришло в голову:

- Несомненно, - чересчур резко выпалила я.

Видимо, ответ удовлетворил Эдварда, поскольку он подарил мне милую улыбку, открывая свои белоснежные зубы.

И тут я ощутила сильный толчок вперед, который чуть не отправил меня изучать содержимое твердой земли.

И снова мне удалось избежать этой участи – Эдвард повторил маневр в аэропорту и поймал меня в пару сантиметрах от земли, спасая не только от падения, но и от нежелательного унижения. Спаситель. Самый красивый.

Боже, за что я заслужила такое испытание?

Почему рядом с ним я вечно попадаю в неловкие ситуации, из которых ему приходится меня вытаскивать?

Почему мы не можем просто встретиться и поболтать? Без падений, лишних женщин и глупых обстоятельств?

Пока я искала ответы на все вопросы, сильные мужские руки возвращали меня в вертикальное положение, при этом посылая импульсы тревоги и заботы.

Эдвард, что же ты делаешь? Своим теплым отношением и заботой ты даешь мне надежду. И я охотно ее принимаю, хотя в глубине души понимаю, что не имею на это право.

- Ох, уж эти туристы. Словно обезьяны в антикварном магазине, - возмутился мужчина, слегка повернув голову в сторону.

Мои глаза скользнули через широкую спину Эдварда.

От нас отдалялся… огромный рюкзак на двух коротеньких ножках. Этого не может быть. Я же вроде бы не падала?

Сфокусировав зрение, я различила низкую фигуру, на спине которой был закреплен этот злополучный «живой» мешок. Точно, турист. Быстро прикинув, я пришла к выводу, что размер торбы позволял упаковать в нее идущего, еще и меня в придачу. Как это вообще можно поднять, не говоря уже, чтобы одеть? Да, и зачем?

Когда я путешествовала, мне хватало одного небольшого чемодана на колесиках и спортивной сумки с женскими премудростями. И то, мои ноги и спина сетовали на лишнюю нагрузку в их привычной деятельности. Этот турист видимо решил взять с собой частичку дома, в прямом смысле этого слова. Или же частичку посещаемой страны.

Поражаясь забавности своих предположений, я невольно издала смешок.

- И что же вас так позабавило? – удивленно спросил Эдвард, аккуратно освобождая меня из кольца своих сильных рук.

Я запоздало прикрыла рот ладонью и заметала глазами в разные стороны.

- Поздравляю, Белз, ты получила новую медаль за глупость, – пнул меня внутренний голос.

Нужно срочно исправлять ситуацию. Опускаю руку, слегка приподнимаю подбородок и решительно смотрю на Эдварда.

- Извините, мистер Мейсен, просто я… - начала я объясняться, досадуя на себя.

- Я вас умоляю, очень-очень, перестаньте извиняться, - взмолился Эдвард, кивая головой и смыкая ладони рук на уровне груди.

- И перестаньте меня ТАК называть. Я Эдвард. Эдвард Каллен. А вы используете мой псевдоним, - уверил меня любимый, испуская усталый вздох.

Каллен? Эта фамилия звучит даже лучше, чем псевдоним. Так сладко сливается с его воинственным именем, что я прям, ощущаю вкус меда у себя во рту. Белла, ты извращенка.

Сердце ликует - Эдвард позволил называть его по имени. Боже, не дай мне запрыгать от удовольствия, а то мои ноги уже начали совершать нервные движения.

Для меня это был большой шаг вперед, ведь теперь знаю о нем немного больше.

- Эдвард, изв… Ой. Я снова за старое. А почему тогда Мейсен? – чтобы хоть как то замять конфуз, я спросила первое, что пришло в голову.

- Милая Белла, прежде чем мы продолжим нашу беседу, может, стоит изменить наше месторасположение? Иначе, нам будет грозить еще не одно столкновение с неотёсанными путешественниками, - предложил Эдвард, разводя руками в стороны, как бы обозначая наше неблагоприятное место встречи.

Мне понравился ход его мыслей и я, умышленно игнорируя мело звучное обращение к моей скромной персоне, кивнула, поддерживая его предложение.

Эдвард стал активно крутить голову во все стороны, что-то прикидывая и обмозговывая.

- О, здесь неподалеку есть отличное место. Бар Тонни. Обстановка там домашняя, да и еда соответственно тоже, - предложил Каллен, с воодушевлением в глазах.

- Да, я бы сказала слишком домашняя, - ответила я со знанием дела, театрально закатывая глаза.

Эдвард недоуменно приподнял бровь, пытаясь разгадать смысл моих слов.

- Я только что оттуда, - пояснила я, кивая головой в сторону кафе. - Принимают там лучше, чем дома, даже появилась мысль присмотреть себе пару лавочек, - пошутила я, нервно размахивая руками.

Бровь мужчины плавно опустилась, а лицо озарилось лучезарной улыбкой.

- Отворот поворот, - Эдвард сделал шаг вперед, сокращая расстояние между нами и окутывая меня своим «срывающем крышу» ароматом.

- Какие будут варианты? – прошептали его губы.

Снова включив глухонемую рыбу, я ритмично захлопала ресницами и широко открытым ртом заглатывала недостающий воздух.

В голове ясно светилось табло: «Опасно! Слишком опасно». А сердце обвивали теплые потоки молодой крови, наслаждаясь очередной дозой окситоцина. Какое приятное чувство…

Кто-то резко выключил ступор, и я живо представила себя со стороны: потерянные, но преданные глаза, капающая слюна и… сногсшибательный запах чеснока.

Захлопнув рот и прикрыв глаза, я прекратила свои унижения. Он наверно меня воспринимает, как плохо выдрессированного бульдога или же бешеную рыбу на суше.

- Я собиралась зайти в ювелирный магазин, да и вообще пройтись… - промямлила, разбивая миф о моем рыбном происхождении.

- Тогда, вперед, - скомандовал Эдвард, пропуская меня.

В ювелирном магазине мы нашли много интересного и уникального – я приобрела себе золотое кольцо с изумрудом. Этот камень теперь у меня ассоциировался лишь с глазами самого дорогого мне человека, да и Эдвард не был к нему равнодушен и лишь по причину хорошего воспитания он не купил его первым.

Мне было приятно носить на пальце то, что непосредственно напоминало мне об Эдварде и минутами, проведенными рядом с ним.

Затем мы бродили по городу и к великому удивлению туристы, сбивающие с ног, нам больше не попадались. Эдвард объяснял это тем, что тот угол улицы был аномальной зоной, и нам чудом удалось спастись.

В большом универсаме мы обошли почти все этажи, мило беседуя и обсуждая различные вещи и события. Эдвард давал мне советы по всем областям: кулинария, дом, работа. Ближе к обеду мы удобно расположились в кафе на втором этаже и отведали итальянскую кухню.

Провожая меня до машины, Эдвард неустанно травил меня анекдотами. Мой живот уже требовал пощады, но любимый принимал самый невинный вид и начинал сначала.

- Оу, у тебя колесо, похоже, спустило, - произнес Каллен, указывая рукой на мою крошку.

Так и есть. Правое переднее колесо было спущено где-то на треть. Вот черт!

Рассерженная, я направилась к багажнику – веселое настроение как ветром сдуло.

Да, Белла, а чего ты еще ожидала? Прекрасного окончания вечера? Романтика, ужин, свечи?

Нет, хотя бы без проколов и тупых ситуаций. Неужели я многого прошу?

Не ворчи, а решай возникшую проблему.

Сама знаю, не надо меня учить!

Да? А по-моему тебя надо уже переучивать!


Решив игнорировать слишком распущенный внутренний голос, я сняла сигнализацию и открыла багажник.

Запаска есть, домкрат, какая-то железяка крестообразной формы, аптечка, плед, канистра…

Я с ужасом вцепилась в свои волосы. Я никогда не меняла колесо и даже не подкачивала… Что нужно взять и с чего начать для меня было загадкой вселенной.

Паника волной прошлась вдоль тела и обосновалась в районе груди. В голове стали мелькать картинки из всевозможных книг и энциклопедий, но то, что касалось автомобиля и его ремонта, и близко не было видно. Руки начали трястись, а сердце вырываться из груди в поисках новой более сведущей хозяйки.

- Нужно помощь? – Эдвард вынырнул справа и одарил обеспокоенный взглядом.

- Эээ… похоже да, - смутилась я. Купить такую крутую тачку я в состоянии, а вот элементарно поменять колесо – не хватает заклепок.

Любимый немного отодвинул меня в сторону и принялся за дело.

Спустя пять минут, моя машина уже гордо стояла на всех четырех колесах.

- Спасибо, Эдвард, я твоя должница, - облегченно выдохнула я, после столь сексуального зрелища под названием «Мужчина моей мечты меняет колесо на моей машине», в ходе которого вырвалось пять стонов, пятнадцать охов и выпито несоизмеримое количество слюны.

- Не стоит благодарности, - ответил мужчина, складывая все инструменты обратно в машину.

- Может, я могу что-то для тебя сделать? – отчеканила я прежде, чем поняла, что говорю это вслух.

Взгляд Эдварда скользнул на меня, на мою машину, затем снова на меня и клянусь, в его голове загорелась лампочка.

- Не желаешь побыть критиком? – поинтересовался мужчина, стирая легкую задумчивость с лица.

- Критиком? Это как? – недоумевала я, потирая слегка замерзшие ладони.

- Ну, так сказать, полноценно оценить мои работы. Ты же дизайнер – мы можем быть друг другу полезны, - пояснил мужчина, указывая рукой сначала на меня,а затем на себя.

- А как же моя машина? – взволнованно прошептала я, слезно смотря на авто.

- В городе должны быть парковке, где за ней будет надлежащий уход, - успокоил Эдвард, коснувшись моего плеча.

Я колебалась всего пару секунд и дала Эдварду утвердительный ответ.

Я припарковала машину на платную суточную парковку и со спокойной душой оставила мою малышку с хмурым сторожем.

По дороге я задавал себе вопрос: а правильно ли я поступаю? Соглашаюсь поехать к нему домой в первый же день знакомства. Ну, даже если и не в первый – суть от этого не меняется. Это безрассудно и импульсивно.

А вдруг его девушка нас встретит? Или наоборот выставит вон? Как я могла забыть о той красавицу брюнетке? Чем я думала, когда соглашалась? Уж явно не головой. Измученное сердце поставило жирную точку.

Или это была твоя богатая сексуальная фантазия?

Я колебалась, взвешивая все «за» и «против». И когда уже готова была передумать, в голове засветилась огромная неоновая вывеска.

«Лучше желать о том, что сделала, чем о том, что не сделала».

И приняв сей факт, как аксиому, я спокойно откинулась на сиденье.



Мы заезжали на круглую дорожку, в центре которой находились симпатичные металлические фигуры разной формы. Очень креативно.

Эдвард выключил зажигание и поспешил к пассажирской двери. Так галантно, что я даже немного растерялась, удивлено смотря на открытую дверь и сверх довольного водителя.

Моя реакция его позабавила, и улыбка коснулась не только его рта, но и глаз.

Мои ноги ступили на гранит, которым был устлан весь двор. Вот это роскошь. Я даже боюсь представить, что находиться внутри.

Эдвард загнал машину в один из трех гаражей, пока я крутила головой на триста шестьдесят градусов, изучая местность. Везде посажен кедр, разные композиции из камня и цветов, справа есть какая-то лестница, ведущая вверх и вниз. Забавно…

- Готова к экскурсии? – Эдвард, стоя у парадной двери, раскручивал на пальце брелок с ключами.

Я смущенно кивнула и, наконец, обратила внимание на дом.



Передо мной шикарный одноэтажный особняк с довольно большой площадью. Теплые пастельные цвета отделки, ярко выраженная крыша сливается с общей картиной. Площадка возле дома украшена деревьями и различной формы камнями. Яркое крыльцо приветливо подзывает к себе, освещая все вокруг минимум на десять метров.

Нас встретила теплая гостиная.



Комната была оформлена преимущественно в натуральных оттенках кремового, карамельного, коричневого. Потолок покрыт облицовочными деревянными рейками. Стены частично декорированы натуральным камнем и деревянными панелями. В наличии были лишь действительно необходимые вещи: мягкий, комфортабельный диван в форме буквы «П», темно коричневые пуфики чуть поодаль и деревянный журнальный столик. Диван был обтянут велюровой тканью – очень приятной на ощупь. Безворсовый ковер на полу был в тон к мебели, и его мягкость можно было ощутить даже будучи обутой. Но самым впечатляющим было даже не огромное панорамное окно с видом на заснеженные вершины, а свечи в кованых подсвечниках и двух ярусной люстре. Это было так сказочно и романтично, что на минуту я потерялась во времени…

Охотничий камин прекрасно дополнял декор этой комнаты.

- Как красиво, - не удержалась я.

Эдвард тепло улыбнулся и совершил низкий поклон. Джентльмен и никак иначе.

Я не спеша осматривала комнату и, наконец, достигла окна.

Источник: http://twilight-saga.ru/forum/41-8136-1
Категория: Все люди | Добавил: ДушевнаяКсю (19.10.2013)
Просмотров: 177 | Комментарии: 5
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Все люди [8170]
Общее [507]
Альтернатива [5693]
Продолжение саги [1586]
Актерская жизнь [2379]
Отдельные персонажи [829]
Стеб [238]
Слэш и НЦ [3327]
Флешбек [48]
Мини-фики [492]
Наши переводы [2376]
Кроссовер [278]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи