помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Вы верите в Робстен?
Всего ответов: 7404




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Наши переводы

Остров Каллена\Isla de Cullen. Глава 23.
BPOV

– Пора просыпаться, детка.

Ммм… нет… еще пять минуток.

Мне было так приятно находиться где-то между сном и реальностью. Ты будто плывешь. Я думаю, вы меня прекрасно понимаете, когда ты уже не спишь, но еще и не проснулся до конца, когда времени не существует, и мысли кружат в ненавязчивом калейдоскопе, а твое тело окружает ласковая нега расслабленности. И тебе так комфортно, удобно и совсем не хочется спускаться на землю.

– То есть, моя прекрасная маленькая Белла, ты хочешь провести Новый год в лимузине? Если так, тогда я отменю наши планы и вместо этого займусь работой.

О, посмотрите-ка, кто-то решил побыть забавным.

Я мурлыкнула от ощущения его большой и тёплой ладони, что медленно ласкала мой живот, затем поднималась к груди… едва касаясь, очерчивала ее, вызывая гусиную кожу… так приятно…

– Здесь очень удобно, – сонно пробормотала я, немного обидевшись, что он все же разбудил меня.

Я не сразу вспомнила, что была на заднем сидении его автомобиля. Голая. Абсолютно. Господи, он смог утомить меня самыми изысканными способами, оставив меня полностью удовлетворённой с приятной истомой между ног. И это лучшее, что только произошло за последнее время.

– Я думаю, тебе будет гораздо удобнее в постели, после того, как я помогу тебе принять горячую ванну, – тихо шептал он, в то время как его губы путешествовали по моему телу… плечам… шее… ммм… а его руки нежно мяли мою грудь, – а если ты будешь хорошей девочкой, то я даже позволю тебе отсосать мой член.

Агрх…

Хорошо, я встаю.

Я медленно потянулась и попыталась оглядеться, чувствуя себя полностью дезориентированной, но все встало на свои места, когда машина остановилась, и мы, вероятно, подъехали к Fairmont. Я оглянулась на Эдварда, чтобы в нем убедиться: его предложения насчет кровати были очень привлекательны, ровно как и перспектива снова попробовать его на вкус и довести его до пика. Черт, я стала из-за него такой ненасытной.

– Хорошо поспала? – нежно спросил он, протягивая мне мои юбку и блузку. – Надеюсь, мой котенок еще не до конца вымотался…

Я отрицательно покачала головой:

– Я всегда буду нуждаться в Вас, – проговаривая каждое слово шептала я, пока он застегивал мою блузку, – и также надеюсь, что ты был серьезен, говоря, что не оставишь меня больше, потому что… – я снова покачала головой, – по правде говоря, я была чертовски неудовлетворенной эти дни без тебя так, что готова была уже возненавидеть тебя и твой…

Господи, это было чистой правдой. Время, проведенное без него, было полным тоски, неуверенности, борьбы с Матерью, снова тоски и отчаяния… Дерьмо…

– Я обещаю, любовь моя, – тихо сказал он, нежно проводя костяшками своих пальцев по моей щеке, – единственное, что сейчас важно, это только ты и я… – но его лицо снова изменилось и теперь он был … зол, – и, конечно же, ты понимаешь, что за твою дерзость мы должны наказать тебя, Изабелла. Единственное место, где я хочу слышать «мат» из твоего невинного ротика, так это в постели. Я ясно выразился?

Он выгнул бровь, ожидая ответа. Я сглотнула.

Дерьмо…

– Да, сэр, – прошептала я.

А я ведь даже не замечала, но он был прав. Я стала другой. И мне это совсем не нравилось, ни разу. Надеюсь, Эдвард поможет мне измениться, потому что я ненавижу это в себе. Мне совсем не нравится кипеть от гнева; мне не нравится испытывать радость от мести или расплаты, но этими чувствами были наполнены эти несколько дней без Эдварда. Там было слишком много ненависти, и она превратила меня в некотором роде в сердитую маленькую сучку. Очевидно, с очень грязным ртом.

– Хорошая девочка, – сказал он, кивнув, а затем он вышел из автомобиля, протягивая мне свою руку, и я последовала за ним.


* О * О * О *


Эдвард должен был сделать несколько экстренных телефонных звонков, которые переросли в телефонную конференцию с его адвокатами, так что я принимала ванну в одиночестве, но это было неплохо, даже идеально. Мне нужно было время, чтобы побыть одной и очистить свою голову от всякого дерьма.

Уже одно возвращение в его номер, где еще витал его запах, оказало положительное воздействие на меня. Так устроен мой мозг. Мне необходимо, чтобы он был рядом, и тогда я могу быть самой собой, быть той, кем я на самом деле хочу быть. Я тщательно вымывала каждый дюйм своего тела его гелем для душа, одновременно стараясь очистить свою голову от хреновых воспоминаний.

Теперь будем только мы. Мои родители больше не смогут вмешиваться в мою жизнь. Они вне моей жизни, и я никогда не вернусь в Форкс. Я повторяла это про себя снова и снова, упиваясь и наслаждаясь этими словами. Теперь моя жизнь здесь. С Эдвардом.

Грущу ли я из-за своих родителей?

Не очень, если сказать честно. И я знаю, почему. Их не было в моей жизни в течение уже довольно длительного времени. И это не случилось внезапно. Они медленно, но верно отдалялись, увеличивая расстояние между нами, которое сейчас только помогало, ну, или поможет мне намного легче перенести все произошедшее.
Несомненно, мне жаль, что все не могло быть иначе. Но все так, как есть, и нет никакого смысла сожалеть о потерях, потому что их было не так уж и много. Это правда, в конце концов. Я не сегодня потеряла своих родителей. Я потеряла их тогда, когда они начали оставлять меня дома одну, уезжая путешествовать.

Но теперь у меня есть Эдвард, и он будет заботиться обо мне.

А я буду заботиться о нем. Всю свою оставшуюся жизнь, или до тех пор, пока он не захочет, чтобы я ушла прочь, я буду стремиться к нему. Я буду такой, какой он хочет, той, в ком он нуждается. Это просто. Мы оба выбрали этот путь. Это заложено во мне – делать все, чтобы он был счастлив, обласкан, все для его удовлетворения в спальне и за ее пределами, везде, где он будет меня хотеть.

Я улыбнулась этой мысли.

Уже сейчас я ощущала себя гораздо более уверенной, значимой, довольной собой и своими мыслями. Счастливее.

Многие, вероятно, осудили бы меня, посчитав, что я очень слабая и к тому же сильно зависима. Но я не такая. Я только следую за желаниями своего тела, ума и души. Я никогда и не мечтала о дорогих костюмах, работе в офисе допоздна, престижном и дорогостоящем образовании – жизни в одиночестве. О том, что другие называют «независимостью». Это не для меня. Но то, что я не хочу быть самостоятельной, еще не означает, что я зависима. У меня все еще есть свои собственные мысли, свои убеждения, и я буду бороться за то, что важно для меня.

Я не собираюсь быть какой-то домохозяйкой без дела и постоянно думать, чем бы мне заполнить свой день. Больше всего я не хочу постоянно валяться в шезлонге у бассейна, пока мой муж работает, я не собираюсь быть половой тряпкой. Не хочу быть похожей на свою мать. Никогда. Поэтому я буду работать, делать своего мужа счастливым, и я убеждена, что мне повезет.

И, гм…

Муж?

Я покачала головой. Исчезните, чертовски странные, непонятно откуда появившиеся мысли. Конечно же, Эдвард не думает об этом. Так. Я тоже об этом вовсе не думаю. Нет. Ах... Агх… Слишком скоро. Черт, этого не должно быть у меня в голове. Пошли прочь. Кш... Мне всего восемнадцать.
И с каких пор, когда ты вела себя в соответствии со своим возрастом?

Заткнись.

Чтобы не думать об этом, я сосредоточилась на бритье ног.

Вероятно, мне нужно позвонить Тане. Я не буду уходить из модельного бизнеса, особенно сейчас, когда мне нечего скрывать, – это мое дело. Я даже могу работать больше и гордиться тем, чем я занимаюсь. Это моя страсть, в конце концов, и теперь я не буду скрывать это. Я могу быть моделью. Это то, чего я хочу. Вот, где я вижу свою карьеру. Возможно, не всегда в качестве модели, но, да, что-то связанное именно с этим. Эротика. Фотография. И, конечно, Эдвард поможет мне.
Убедившись, что все нежелательные волоски удалены, я еще раз приняла душ. Выйдя из душа кристально чистой, я занялась своим лицом. Хотя выглядела я отлично, но взяла себе на заметку, что пора бы уже посетить Спа.

Да, я чувствую это. Наконец-то я становлюсь самой собой. Наконец.

Чудо-маска из авокадо творила волшебство с моим лицом, а я думала о том, что нужно открыть свой собственный счет и поговорить об этом с Таней. В ней больше не было нужды, я сама могу распоряжаться своими деньгами, тем более что мне надо было много чего купить. Да, просто необходимо отправиться за покупками, стопроцентно решила я, открывая почти пустую баночку с увлажняющим кремом. В конце концов, мне нужно масло для тела. Не так уж и много вещей я привезла сюда из своей комнаты в Форксе. А мои туалетные принадлежности: крема, масла, маски, воск для депиляции и другие женские штучки – очень нужны мне, и я знаю, что Эдвард ценит время, которое я провожу, ухаживая за своим телом; я помню улыбку одобрения, которую он подарил мне, когда я обещала ему использовать исключительно натуральную безо всякой химии косметику. Это могло бы показаться странным и незначительным для других, но не для меня. Не для нас. Мы заботимся о наших телах.

Боже мой, да, Эдвард точно заботится о своем теле. Достаточно вспомнить тот раз, когда он вернулся с утренней пробежки, ох. Дерьмо, сейчас нет времени для этого.

* О * О * О *


Когда я вышла из ванной, на моем лице появилась улыбка от того, как Эдвард, сидящий на кровати и разговаривающий по телефону, как мальчишка склонив голову набок, наслаждался видом моего обнаженного тела.

– Да, это так, – продолжал он вести разговор по телефону и, медленно подняв руку, жестом попросил меня подойти ближе. – Отлично. Скажите мистеру Бенджамину, что мне с ним приятно иметь дело.

Его глаза не отрываясь следили за мной, пока я медленно, шаг за шагом не подошла и встала между его ног. Его взгляд был наполнен похотью и … благоговением от того, что я принадлежу ему… только ему.

– Я подпишу все документы завтра, – не отвлекаясь от разговора, он начал нежно ласкать мои ноги, медленно проводя вверх по мягкой и еще немного влажной коже моего тела. Я невольно выгнулась, чем заработала его глубокий стон, с которым он напал на мой затвердевший от прохладного воздуха сосок. – Fuck, – тихо прошептал он, когда мои пальцы скользнули в его волосы и притянул меня еще ближе, попутно хлопнув по попке.

– Хорошо, спасибо, Скотт. Только мисс Митчелл остается? – уже более расслаблено продолжал он.

Я продолжала нежно перебирать его волосы на затылке, прижимаясь щекой к его макушке и целуя его, вдыхая его неповторимый аромат. И эта ванильная, такая не свойственная ему мелочь заставила меня почувствовать себя по-настоящему счастливой и любимой. Я чувствовала, что жила только для него, чтобы он был счастлив, спокоен и ощущал всю мою всепоглощающую любовь.

– Отлично, я поговорю с ним завтра, – попрощавшись, он повесил трубку и нежно, обхватив своими руками мое лицо, потянул, заставив оседлать его, и прошептал: – Господи, ты безупречна, Белла. Так невероятно изыскана.

Он целовал меня с такой любовью, поклонением, что тот всепоглощающий огонь желания вспыхнул с новой силой. И пока он не спеша лаская просил входа, я уже так чертовки нуждалась в нем, а он был слишком одетый.

– Я люблю тебя, малыш… так сильно, – задыхаясь, произнес он.

– Я тоже тебя люблю, – пробормотала я, целуя его линию челюсти и опуская руки ниже, чтобы иметь возможность расстегнуть его рубашку, что так мешает, – позволь мне доставить тебе удовольствие, дорогой… пожалуйста.

Он тихо простонал и откинулся на кровать, давая мне разрешение продолжить.

Я улыбнулась и быстро расправилась с его рубашкой, скинув ее и расстегнув ширинку на брюках. Он приподнял свои бедра. Позволив мне снять его брюки и теперь было только одно, что мне было просто до боли необходимо сделать, оседлать его снова и пристроить его большой, готовый член у своего входа. Что я и сделала, затем быстро опустилась на него. Черт!

Это было божественно, снова почувствовать его внутри.

– Господи, котенок, – прорычал он, опустив руки на мои бедра.

Я начала вращать бедрами, стараясь вобрать в себя всего его. Я сосредоточилась на нем. Все это было лишь для него, и только от мысли о полном подчинении ему я стала абсолютно влажной за секунды, и почувствовала, с какой легкостью он скользит во мне всего после нескольких толчков. Черт, он не лгал, когда говорил, что я была голодна до него и его члена. Я нуждалась в нем постоянно. Я начала двигаться быстрее, желая быть для него единственной. В конце концов, он сделал все, чтобы мы могли быть вместе. Я работала жёстче. Он заслуживает лучшего, и я сделаю все, чтобы он остался со мной.

– Да, – простонала я, чувствуя его пальцы на моем клиторе, – Эдвард…

– Черт, Эдвард, – мне хотелось кричать, кричать его имя, – ммм..

Больше, сильнее, жестче.

Я стала резче опускаться на него, чем заработала обоюдный стон, когда его член коснулся точки внутри меня, и моя голова откинулась назад.

Быстрее.

Я двигалась с ним, напрягая свои мышцы вокруг него.

– Черт возьми, Изабелла, – взвыл он, встречая мои бедра, – черт, твоя киска – это рай… агрх… черт, – находясь на грани, шептал он, вероятно, наслаждаясь мои движениями, – еще чуть-чуть, детка. Трахни меня.

Что я и сделала. Я трахала его жестко, нетерпеливо и быстрее с каждым толчком.

Он приподнялся и толкнулся своими бедрами, одновременно нападая на мою грудь, посасывая ее, покусывая и целуя, доводя меня до края. И резко переворачивая меня и подминая под себя, догадавшись, что я устала. Но мне было мало. Ебать. Жестче. Я сделала резкий выпад, и моя киска запульсировала, и я знала, что мне придется помучаться завтра. А все чего я хотела прямо сейчас и прямо здесь, это только его. Поэтому заставила вернуть позицию и… я сдалась.

Отпустив себя, я просто последовала за инстинктами своего тела.

– Святое дерьмо... Изабелла, – прорычал он.

И я почувствовала гордость. А мой оргазм неумолимо приближался.

Я сжалась вокруг него так сильно, как только могла, все быстрее и быстрее опускаясь на его члене. Моя голова снова откинулась назад, и моя грудь фактически находилась у его лица, заставляя его застонать. Я стонала громче и громче. Я была такой узкой вокруг него, а он был толстым внутри меня. Чертовки твердым и… пульсирующим. Мммм… Ох, Боже. Еще. Быстрее. Я задыхалась, простонала его имя. Мне никогда не будет его достаточно. Никогда.

Я обхватила ладонями его лицо и жадно поцеловала, толкая свой язык в его рот. Черт, его вкус… Я застонала в его губы… и он ответил мне довольным стоном.

– Еще, – выдохнула я.

– Всегда, – с рычанием поднимаясь вместе со мной, он донес меня до ближайшей стены и от той силы, с которой он врезался в меня, упала картина.

Он брал меня.

Жестко трахал меня.

Смотрел в глаза.

О, Боже.

Прямо у стены, ухмыляясь с каждым толчком все шире, заставляя меня ахнуть. Боль. Черт. Еще…

Глубже…

– Я никогда не остановлюсь, котенок, – прорычал он. Толчок, хрип, удушье, – это моя киска, чтобы трахать ее вечно, – и снова толчок, хрип, удушье, – ты не сможешь ходить завтра.
Что-то, я не знаю что, ударилась об пол. Он передвинул нас и поставил меня на ноги перед кроватью с балдахином.

– Держись за столб, Изабелла, – приказал он грубо, заставляя подчиниться, зная, что он в своей стихии. Это должно быть о-очень жестким и быстрым. Дерьмо, дерьмо, дерьмо ... О, Боже. Моя киска сжалась в ожидании.

Затем он резко вошел в меня.

Я задохнулась, чувствуя, как волна удовольствия и боли прошли сквозь мое тело.

Его член пульсировал во мне, когда он сунул два пальца в мою задницу.

Боль. Удовольствие. Я чувствовала его повсюду. Пальцами одной руки он сжимал и сминал мою плоть, крепко держа мои бедра, а пальцами другой трахал мою задницу. Жестко и быстро. В том же самом темпе, с каким его член двигался в моей безумно мокрой киске. Ох, Боже.

Третий палец.

Мои ноги дрожали.

Он зарычал.

– Еще, котенок?

– Да! – задохнулась я.

Чувство. Это чувство. Когда вы хотите вдохнуть, но не можете. Я почувствовала его губы моей на шее, его средний палец лег на мой клитор. И я ахнула. Ударные волны похоти, любви и желания нахлынули на меня, прошли через меня или подо мной. Тяжело дыша, я встречала его толчки.

Столбик заскрипел.

Эдвард мрачно усмехнулся. А я начала судорожно хватать ртом воздух, чувствуя, что была насквозь пропитана потом и неестественно растянута.

А затем он исчез, и я инстинктивно вскрикнула, – нет!

– Не волнуйся, – выдохнул он, – я еще с тобой не закончил.

Он переместил меня на маленький столик. Его глаза были… черными, а челюсть напряжена, сочетаясь с наморщенным лбом. Его член твердый, как сталь, блестящий от моего возбуждения. И он снова вошел в меня. Дерьмо!

– Захватывающе, девочка? – спросил он, простонав. – Ваше тело, Изабелла ... Все мое ... Все чертовски мое ...

Через прикрытые от удовольствия глаза я наблюдала за ним, как он поставил мои ноги к своей груди так, что я почти складывалась вдвое, когда он наклонялся вперед, продолжая трахать меня.

Господи, он никогда не остановится… О, Боже…

Я почувствовала, как мои стеночки начали сжиматься, заставляя меня задыхаться, а на глазах появились слезы. Он не давал мне кончить. Это больно. Мне так нужна разрядка.

Я держалась из последних сил, когда он вошел глубже, заставляя стол сдвинуться, а ножки задрожать.

Что-то ударило в пол. Я думаю, что лампа. Но я не уверена.

Я закрыла глаза, сдерживаясь. Мне было просто необходимо кончить.

Но я знала.

Я знала, что он чертовски любил говорить мне «нет».

– Пожалуйста, – я тяжело дышала, просто задыхаясь.

– Нет, – прохрипел он. – Пока нет.

Я знала это.

Ох, Боже! Ооо, Боже, Боже. Удовольствие вспыхнуло, неумолимо приближаясь. Fuck, я не смогу удерживать это, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. Пожалуйста. Нет, нет, нет, нет. Еще. Он дотронулся до моей точки G. Головка его члена терлась об нее так сладко, и я потерялась в ощущениях. Мои ноги тряслись, а киска дрожала и сжималась одновременно. Электрические импульсы пробегали сквозь меня. О, Боже. Я больше не могу удерживать это. Сильнее. Еще. Оргазм неумолимо прибывал, все сильнее грозя взорваться неописуемым фейерверком.

Он вращал бедрами и я уже была готова кончить.

– Эдвард, Эдвард, Эдвард. Пожалуйста! – всхлипывала я.

– Моя непослушная маленькая шлюшка. Посмеешь ли ты ослушаться меня? – он стонал, продолжая трахать меня. – Я предполагаю, что есть еще одна вещь, за что я должен буду наказать тебя.

Мои глаза немедленно открылись.

Еще одна вещь?

Мое дыхание остановилось.

Слишком поздно.

Я взорвалась вокруг него. Я не могла больше сдерживаться.

Волны наслаждения затопили меня, на заднем плане я слышала, что он рычал мое имя, но меня уже здесь не было. Я кончала так сильно, о Боже… настолько сильно. И это продолжалось. Мой оргазм не заканчивался, длился в течение бесконечно долгих секунд, в то время как он двигался во мне.

Я не могла дышать.

И тогда, с громким гортанным стоном, он кончил глубоко во мне.

Дыши, Белла, дыши. Дерьмо. Воздух вышибло из легких, и я с трудом вдыхала его, словно он весь кончился. Моя грудь вздымалась, в ушах звенело, и казалось, что в этот момент все остановилось, мир исчез.

Прошло несколько минут, пока мы восстанавливали наше дыхание, и я с наслаждением ощущала его горячее дыхание на своей груди, но я конечно же знала, что это еще не конец. Потому что я помню, что он сказал. Еще одна вещь. Одно дело, когда он собирается наказать меня за что-то, в чем я виновна. Но сейчас я ощущала этот самый холод неизвестности в своем кишечнике. Я уже предчувствовала что-то не очень хорошее. Это что-то… о, дерьмо. Это то, что я сделала в период разлуки. Я уверена в этом. Господи, он знает? Знает ли он о телефонном звонке? Мистер Джаспер Уитлок рассказал ему?

Ебать меня.

Виновата. Письмо. Он знал? Он знает?

Он медленно вышел из меня… и взглядом… хм… дал мне понять, что… хм… Его взгляд был пронзительный, серьезный, хотя и игривый, с ухмылкой. Да, у меня проблемы.

– Я собираюсь повеселиться с тобой, маленькая, – усмехнулся он, помогая мне подняться и надевая боксеры.

– Ты не умеешь лгать, Изабелла, – сказал он, многозначительно взглянув на меня, – я знал, что ты что-то скрыла от меня, как только сама эта мысль пришла тебе на ум. И когда ты не призналась мне, я убедился, что за тобой присматривают.

Ах, дерьмо.

Он взял меня за руку, повел в ванную.

– Тебе нужен душ, а пока ты будешь его принимать, я расскажу тебе небольшую историю о … тебе.

Я наклонила голову вперед, закрывая волосами свое раскрасневшееся лицо и повиновалась.

Когда я вошла под струи воды, он начал рассказ. Я хотела было закрыть дверцу, но он покачал головой, наблюдая за мной и заставляя краснеть.

– Ложь, Изабелла, в любом виде – это предательство. Это хард лимит для меня, – его голос был холоден, жесток и непреклонен. Я старалась избегать его взгляда и не смотреть на него вовсе, – и ты солгала мне больше чем один раз, верно?

Это был риторический вопрос, поэтому я держала свой рот на замке и медленно намыливала свое тело.

– Я знаю твои причины, Белла. Ты хотела помочь. Я знаю, понимаю и действительно люблю в тебе это. Но это не оправдывает тебя: я уже говорил тебе, что сам разберусь с этим делом. Поэтому, хотя причина твоей лжи мне известна, это не извиняет тебя.

Я продолжала намыливать свое тело… Не плачь, Белла. Не плачь. Просто сосредоточиться на том, что делаешь.

– Ты должна была доверять мне. Это так просто, потому что я действительно хорош в этом деле. Но вместо того, чтобы довериться мне, ты позвонила Джасперу. Христос! Мало того, что ты смутилась сама, тебе было не комфортно, но ты чуть не выставила идиотом меня!

На мои глаза навернулись слезы.

О, Боже.

– Это все, не говоря, уже о том, что ты просила сделать Джаспера нечто незаконное, – я смотрела вниз, мои губы дрожали, но он все продолжал.

Я только хотела помочь. Да, было неправильно просить фотографа что-то подделывать. Черт, Эдвард обнаружил бы это так или иначе. Он никогда не нуждался в моей помощи. Он бы все равно накопал что-то гораздо более существенное. Черт бы побрал его.

Я снова все испортила. Как и всегда.

– Я дал тебе возможность сказать мне правду, Изабелла. Но ты этого не сделала, не так ли?
НЕ люблю, когда он использует мое полное имя. Не сейчас, когда я действительно виновата. И опять он задает риторический вопрос.

– Нет, ты не сделала, – ответил он, – я должен тебе сказать, что разочарован. Очень сильно. И поэтому, я надеюсь, у тебя есть, что сказать в свое оправдание.

Я бы сказала, но после этого он же не скажет: «Ах, это, тогда все хорошо».

Теперь я действительно запаниковала.

Я сделала ошибку, прогуглив Эдварда, когда приехала в Форкс. Как глупый, глупый подросток.

Теперь я это знаю. Но я ведь все равно это сделала. Оказывается. А знаете ли вы, что Эдвард Каллен Энтони считается одним из самых завидных холостяков в Лос-Анджелесе, Нью-Йорк и Чикаго? Эти три города. Три города, где Эдварда разыскивают чопорные, нахальные сучки. Вы знаете, какие. Те, что носят костюмы типа Jackie O, суицидные анорексички, посещающие поздние завтраки и благотворительные приемы. Вот именно такие. В свои почти тридцать они ждут своих родителей, чтобы сходить с ними на матч, а в почти «сорокет» просто жаждут отхапать классного мужичка прежде, чем они будут нуждаться в ботоксе. Им нужен Эдвард.

Хорошо, может быть им и не нужен ботокс в тридцать-сорок, но дерьмо, простите, я сломалась. Я не могу ничего с собой поделать. Я застряла в самой глуши, хрен знает где, в то время как Эдвард планировал встретиться с Джанной, этой глупой, глупой сукой. Мои внутренности все еще сворачиваются, когда я думаю об их встрече. Завтра? Они собираются встретиться завтра и мне интересно, есть ли такое снотворное, которое позволит мне проспать все время их встречи?

Будем надеяться.

– Ты ведешь себя очень тихо, маленькая.

Ебать.

Я вздохнула и начала смывать гель.

– Я ничего не могу сказать в свою защиту, – тихо пробормотала я, – все очень запуталось. Мне очень
жаль и я готова принять любое наказание.

Я услышала, как он тяжело выдохнул, но так и не посмотрела на него. Вместо этого я закрыла глаза и шагнула под напор воды с головой.

– О, ты не станешь этого делать, Изабелла. Как я уже и говорил минуту назад, ты не можешь мне лгать, но ты только что это сделала. Снова.

Затем он достал большое полотенце и я, не имея выбора, приняла его вместе с его желанием меня вытереть. После того, как чистота вновь была наведена, настало время поговорить.

Мы очутились на стеклянном балконе, с полотенцем на голове и в халате, плотно завязанном на моей талии, я присела, и, как всегда, он потянул меня к себе на колени.

Он пах как секс.

Это сильно отвлекает.

– Скажи, Изабелла.

Его голос был настолько холоден, что я почувствовала себя разбитой вдребезги и рассказала. Все.
И это принесло облегчение, я практически впервые почувствовала себя слабой и ранимой…



Спасибо за редакцию Jewel_olya



Источник: http://twilight-saga.ru/forum/100-6712-1
Категория: Наши переводы | Добавил: Англия (13.07.2012) | Автор: CaraNo Переводчик: Англия
Просмотров: 2813 | Комментарии: 17
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Все люди [8170]
Общее [507]
Альтернатива [5693]
Продолжение саги [1586]
Актерская жизнь [2379]
Отдельные персонажи [829]
Стеб [238]
Слэш и НЦ [3327]
Флешбек [48]
Мини-фики [492]
Наши переводы [2376]
Кроссовер [278]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи