помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Подходит ли Дакота на роль Джейн?
Всего ответов: 7354




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Слэш и НЦ

Падший ангел. Глава 9. Часть 2.
Эдвард.

Несколько месяцев спустя.


Хочется заснуть и больше никогда не просыпаться. Но я не могу и в очередной раз проклинаю себя за этот изъян.

Каждая клеточка тела переполнена одиночеством. Оно пожирает, стирает в порошок кости, разъедает остатки здравомыслия. Убивает медленно и мучительно. Внутри разрастается пустота. И рядом нет никого, кто может вырвать из этих кандалов, приковавших к самому себе. Никого нет рядом. Я один, совершенно один. Подыхаю в созданном собственными руками аду.

Приют моего одиночества - Амстердам. Город вечно голубого неба, золотых улочек, мощеных мостовых и старинных домов. Когда-то он был моим любимым местом на земле. Я мог наслаждаться его красотой и уютом бесконечно, но только не в этот раз и уже, наверное, не в этой жизни.

Убегая из Форкса, я пытался сохранить две вещи: первая - это жизнь дорого мне человека, вторая – целостность семьи.

Но разве мы бы совершали поступки, если знали об их последствиях?

Спасая жизнь Изабеллы, я попутно разрушил другие. Свою жизнь и жизнь своих родных. Как я не старался сохранить единство семьи, у меня мало что получилось. Не смотря на то, что родные пытаются делать вид, будто все по-прежнему, предательски чувствуется болезненный излом, своими мелкими трещинками пробороздивший наши судьбы.

Карлайл и Эсме поддерживали и не препятствовали отъезду, понимая и сочувствуя сложившейся ситуации. Теперь они щепетильно стараются лишний раз не упоминать о недавно минувших событиях. Что нельзя сказать о Розали. Она даже не пытается скрыть злости, подчеркивая ее действиями, словами и, конечно же, мыслями. Всякий раз Роуз старается припомнить момент «получше», поболезненнее.

Столовая. Самый дальний столик в углу, раньше всегда пустовавший, сегодня занят девушкой. Темные волосы рассыпаны по плечам. Глаза, такие невероятно совершенные, опьяняющие горечью шоколада, смущенно и одновременно с любопытством рассматривают толпу учащихся. Вот ее взгляд останавливается на мне и вспыхивает ярким свечением, исходящим из глубины, щеки покрывает розовый румянец, такой милый и соблазнительный. Ее сердце на секунду замирает, а затем вновь пускается вскачь, словно пытаясь выпрыгнуть из груди мне навстречу…

Я за рулем. Выруливая с припаркованного места, останавливаюсь, пропуская машину. Элис на соседнем сиденье возбужденно подпрыгивает, энергично махая рукой в знак приветствия. Взгляд падает на дорогу, - совсем рядом, замерев на полпути, останавливается Изабелла. Ее взгляд, растворившийся в прострации, говорит о задумчивости. В этот момент неуправляемый фургон скользит по льду в ее направлении. Она не шевелится, не сразу осознавая всей опасности грозящей ей. Во всей ее позе нет никаких эмоций, какое-то странное безразличие сковало тело девушки. Изабелла с силой зажмуривается, плечики съеживаются и, обхватив себя руками, она ожидает удара…


Эти воспоминания стегают плетьми по сердцу, оставляя глубокие, болезненные рубцы. Они не дают мне остановиться и хоть немного отдышаться, унять разбушевавшуюся боль. Кажется еще чуть-чуть, и я не выдержу - израненное сердце разлетится на сотни мельчайших осколков, подарив вечное спокойствие ада.

Мне требуется прикладывать немыслимое количество терпения и сил к попыткам удержать себя на месте и не вернуть все назад. Я запретил Элис смотреть будущее Изабеллы, но скорее даже не ради обещания оставить ее в покое и больше не напоминать ничем о нас, а для держания себя в узде. Не хочу в этом признаваться, но в глубине своей пустоты, я боюсь увидеть то, ради чего сбежал из Форкса - она в безопасности, счастлива, она любит и любима, ее глаза дарят свет и тепло другому.

Эти противоречивые чувства раздирают выдержку, проедая своей желчной кислотой. Не знаю, сколько еще смогу это выносить. С каждым днем ее становится все меньше.

Элис тоже непросто. Впервые она ощутила потребность в общении с человеческой девчонкой, которую жаждет видеть своей подругой. А я, в том самом парке, изодрал все эти надежды, разметав в стороны, втоптал их в грязь. Предал самым подлым образом.

После отъезда Элис замкнулась в себе. Я давно уже не слышу ее заразительного смеха. В ней больше нет того задорного энтузиазма и неуемного фонтана энергии бьющего через края.

Элис больше не крутится перед зеркалом, примеряя нескончаемое число нарядов. Теперь она тихо сидит в своей новой комнате, затененной задвинутыми портьерами и, не прерываясь вплетает алую атласную ленту в волосы тряпичной куклы. И так час за часом, изо дня в день, не прерываясь…

Дьявол. Все превращается в развалины на глазах, рушится, как карточный домик. Все планы, мечты, все разваливается.

"Ты не причинишь мне вреда" - эта фраза никак не выходит из головы. Казалось бы, такие простые слова, но с таким сложным содержанием. Только она могла сказать мне подобное напрямую, без страха и без каких-либо сомнений. И когда я услышал их из уст Изабеллы, мне даже в голову не пришло усомниться в том, что это утверждение, а не вопрос.

Вот уже полчаса я, молча, сижу в салоне автомобиля, напряженными пальцами сжимая холодную поверхность руля. Красные мигающие огоньки от неоновой вывески с надписью «Парадиз», отражаются на лобовом стекле, пока я сам не зная чего выжидаю, бросаю короткие взгляды в сторону входа в бар. И судя по громкой музыке, которая доносится из постоянно, то открывающейся, то закрывающейся двери, там очень людно. А мне необходимо почувствовать это забытое ощущение. Окунуться в толпу, стать частью чего-то. Сбежать от одиночества.

Стоило только перешагнуть порог заведения, как в нос тут же ударяет едкий запах сигарет, смешанный с горьким привкусом алкоголя. Народу здесь предостаточно, судя по тому, с каким трудом приходится передвигаться. Музыка гремит на всё помещение, сквозь которую можно услышать восторженные крики и бесконечное улюлюканье. Пытаюсь понять, что вызывает такой неописуемый восторг. Мужчины, разных возрастов и социальных классов, буквально облепили со всех сторон небольшую сцену в центре бара, служащую танцплощадкой для четырех девиц.

Их можно с трудом разглядеть из-за выстроенных в ряды людей, пребывающих в полнейшем экстазе от таких откровенных движений. Первой в глаза бросается длинноногая брюнетка, которая практически не слезает с шеста, вытворяя немыслимые телодвижения. Вторая - шатенка, так же не оставляет без внимания мужчин. Третья рыжеволосая фурия, сидящая голым задом на столе, притягивает к себе статного мужчину средних лет, которого крепко держит за галстук. У четвертого шеста, где собралось самое большое количество посетителей, вовсю размахивающих деньгами и завывающих во все горло, извивается блондинка. Наверное, самая эффектная из всей четверки.

И какого черта я здесь забыл? Решил подобным образом доказать отсутствие ошейника, поводок от которого крепко зажат в ладошке темноглазой брюнетки живущей в далеком дождливом городишке? Дурак. Пора уже признать это и найти способ от него избавиться.

Ведь чем быстрее я это сделаю, тем быстрее смогу вдохнуть свободу полной грудью. Снять повязку с глаз и, наконец-то, по-новому взглянуть на окружающий мир. Расправить плечи и гордо подняв подбородок доказать себе и другим, что способен оставить позади прошлое, которое просто исчезнет, как исчезает страшный человеческий сон с наступлением утра.

Оглядываюсь по сторонам, морщась от отвращения. Ну и как? Удачно?

Несколько минут просто не могу пошевелиться, испытывая невыразимую неприязнь к себе и своим поступкам. Девица в откровенном платье проходит мимо меня, зазывно проводя ладонью линию по груди, опускаясь к ремню брюк. Меня будто шарахает разрядом в двести двадцать! Понимание с невероятной скоростью растекается по гнилым венам.

Ни черта у меня не выйдет. Я намертво прирос к этой загадочной девчонке и возможности скинуть или даже ослабить поводок, нет никакой. Совершенно.

Выскакиваю из бара, забираюсь в машину и, нарушая все правила, мчусь домой. Торможу на подъездной дорожке двухэтажного коттеджа, расположенного на окраине Амстердама и, взлетев по лестнице, не утруждая себя стуком, распахиваю дверь комнаты сестры. Элис, лихорадочно кидающая вещи в синий чемодан, с боку поблескивающий ярким лейблом, испуганно оборачивается в мою сторону, но тут же одергивает себя - щурит глаза и, поджав губы, продолжает свое занятие. Джаспер, сидящий на краю кровати, произносит извиняясь:
- Прости. Я пытался уговорить ее не делать этого.

- Эдвард, мне плевать на то, что ты сейчас скажешь, - не отрываясь от своего занятия, говорит Элис. – Я все решила. Мы с Джасом вернемся в Форкс. Не беспокойся, я просто хочу убедиться, что с ней все в порядке. Ведения очень расплывчаты и не дают полной информации… Мне это необходимо.… Если ты бесчувственный чурбан, то это твое личное дело, а я не такая… Я не могу…

Я даже не пытаюсь перебить ее, вставить хоть слово и убедить в обратном. Это пустая трата времени. Ей необходимо выговориться, высказать все накипевшее.

Щелкнув замочками на чемодане, Элис поворачивается в мою сторону и с вызовом смотрит в глаза, ожидая ответной бравады.

«Помягче с ней», - предупреждает Джас и тут же я ощущаю волну спокойствия, на всякий случай распространяемую им. Морщусь - ненавижу эти искусственные чувства.

- Тебе нечего сказать? – удивленно спрашивает Элис, после минутного ожидания.

Устало опираюсь о дверной косяк:
- Не хочу тебя разубеждать ни в чем.

Она ошеломленно приоткрывает рот и округляет глаза:
- Что?

- Элис, ты права, я не могу больше сопротивляться этому, у меня нет сил…

- Значит, мы возвращаемся? - Она подпрыгивает на месте и хлопает в ладоши. Изменения, происходящие в ней всего лишь за секунду, поразительны: глаза сияют золотом, излучая радость и предвкушение, губы растянуты в ослепительной улыбке, играя на щеках ямочками.

- Пока не знаю, - Я должен убедиться в правильности принятого тогда решения или же понять каким идиотом был. Что, если она не забыла?! Если ей так же больно, как и мне?

Сжимаю переносицу пальцами, пытаясь выкинуть дурные мысли.

- Эдвард, - злобно шипит Элис. – Ты такой упертый, черт возьми. За это я тебя просто ненавижу.

Она топает ножкой, обутой в крохотные балетки и плюхается на кровать.

- Эл, - говорю устало. – Мы не можем каждый раз исчезать и появляться в ее жизни по своей прихоти…

- По твоей прихоти, - поправляет она.

- Хорошо, - соглашаюсь, не видя смысла в споре. – По моей прихоти. Это нечестно по отношению к ней. Поэтому мы просто проверим все ли в порядке, если да - уедем. Согласись, она имеет право на счастье, а вновь появляться в ее жизни, это уже эгоистично.

- Хорошо, - нехотя соглашается Элис. – Я закажу билеты.

- Спасибо, Эл.

«Спасибо», - мысленно благодарит Джаспер.

Подмигиваю ему и выхожу.


Источник: http://twilight-saga.ru/forum/15-2284-1
Категория: Слэш и НЦ | Добавил: kurets (17.11.2010)
Просмотров: 396 | Комментарии: 13
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Все люди [8170]
Общее [507]
Альтернатива [5693]
Продолжение саги [1586]
Актерская жизнь [2379]
Отдельные персонажи [829]
Стеб [238]
Слэш и НЦ [3327]
Флешбек [48]
Мини-фики [492]
Наши переводы [2376]
Кроссовер [278]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи