помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
Всего ответов: 14521




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Альтернатива

Созданы друг для друга. Глава 26.1.
Глава 26

Аллилуя! Встречаем Элис и Джаса!!!

Хочу сразу дать пояснение: мне никогда не нравилось, что в оригинале у Стефани Майер дар Беллы работает избирательно. Вольтури и Эдвард не могут пробить ее «щит», а у Джаса и Элис это получается без проблем. В своем рассказе я «восстановила» справедливость. Элис «не видит» Беллу, а Джас не чувствует ее эмоций.

POV Белла (двадцать лет спустя)

- Элис, что у нас с погодой на ближайшие дни? – спросил Карлайл, заходя в гостиную.

- Сегодня весь день будет облачно, а вот завтра после обеда – солнце. И учти, что последующие три дня тоже! – голосом знатока ответила девушка.

- Хорошо, - отец тепло улыбнулся ей, - тогда сегодня отдежурю, а потом попрошу три дня выходных. Сможем спокойно поохотиться и даже съездить в заповедник.

- А как же наша завтрашняя поездка? Мы ведь собирались за покрывалами! Не может же у нас вся мебель вторую неделю стоять голая? – Эсми смотрела на Элис, ожидая от нее подсказки.

- Конечно, не может! Поэтому мы поедем прямо сейчас! – воодушевленно воскликнула сестренка.

- Всезнайка ты наша, - Эдвард, проходя мимо, взлохматил челку Элис и, не реагируя на возмущенные взгляды мелкого эльфа, подошел ко мне, привычным жестом сгребая в охапку.

- Доброе утро, - промурлыкала я, устраиваясь в руках любимого парня, и потерлась носом о его грудь.

- Привет, красавица, - ответил он, целуя меня в макушку. Хоть мы и расстались всего пять минут назад, но такое утреннее приветствие стало незыблемой традицией за двадцать лет совместной жизни.

Я тоже улыбнулась, подумав о том, что время пролетело незаметно, а наша любовь стала только сильнее. За эти годы многое произошло в нашей жизни. Сначала к Калленам присоединились Эмм и Роуз; последовавшую за этим кровавую расправу над Кингами и наш уход от Калленов я до сих пор вспоминаю с ужасом и содроганием. Потом было несколько лет, проведенных вдали от людей, возвращение к цивилизации, учеба в школе и университете, а последним ярким событием стало появление Элис и Джаспера. Год назад они пришли в нашу семью, став ее частью, завоевав доверие и уважение.

Я была единственная, у кого прибавление в семье вызвало раздражение и дискомфорт.

Поначалу все было просто чудесно и замечательно, а сейчас я чувствовала себя лишней, ненужной и от этого очень несчастной. Я мысленно ругала себя – мои чувства напоминали ревность старшего ребенка, когда в доме появляется младший, и все бегают исключительно вокруг него. Но я ничего не могла с собой поделать: с каждым днем я ощущала, как все дальше отдаляюсь от семьи, становлюсь для них пустым местом - именно так выразилась про меня Элис при первой нашей встрече год назад.

Год назад.

Вместо очередного переезда в другой город мы решили немного отдохнуть от цивилизации и пожить отшельниками. Выбор пал на охотничий домик, принадлежащий Калленам с незапамятных времен и затерянный между озерами на севере Канады. Глухие леса, полное отсутствие людей, обилие диких животных, общество любимой семьи - что еще надо для счастья?

Отец погрузился в работу, систематизируя и записывая медицинские наблюдения, полученные за последние десять лет практики. Мама по мере возможности занялась обустройством быта. Роуз и Эмметт развлекали нас спектаклями из громких ссор и бурных примирений, а Эдвард подумывал вновь заняться бизнесом. Свое наследство он вложил в землю и недвижимость, что приносило приносило нашей семье хороший доход, но для его деятельной натуры этого было мало, и он хотел начать играть на бирже. Для этого нужен был только компьютер и интернет, но в охотничьем домике не было даже электричества, поэтому с этой идеей пришлось повременить.

А мое место было где-то между всеми – я помогала Карлайлу и Эсми, мирила или утешала нашу буйную влюбленную парочку, а в остальное время была тенью Эдварда.
Отец как-то сказал, что у нас с Мейсеном мистическая связь – куда один, туда и другой. Так и было: мы никогда не расставались более чем на несколько часов, и стоило одному исчезнуть из поля зрения, как второй начинал сходить с ума от беспокойства. Прошло много лет, но память о том, что однажды мы чуть не потеряли друг друга, была еще жива и причиняла боль.

Жизнь в охотничьем домике текла спокойно и размеренно. Для трех пар вампиров он был мал, поэтому единственную спальню мы решили отдать родителям, а сами пропадали в лесу, наслаждаясь обществом своих половинок. Но однажды нас ждал сюрприз.

В тот весенний солнечный день мы с Эдом отдыхали после охоты. Он сидел на толстой ветке высокого дерева, опираясь спиной на ствол, а я уютно устроилась в кольце его сильных рук, безмятежно покачивая ножками в тридцати метрах над землей. Яркое солнце и обильная еда разморили нас настолько, что не привлекали даже любовные утехи. Эдвард медленно скользил губами по моей шее, а я лениво перебирала пальцами пряди его мягких волос. Ласки доставляли удовольствие, заставляя прикрыть глаза и мурлыкать, но не перерастали во что-то большее. Мягкие, теплые губы в очередной раз прошлись по моей шее и, задержавшись около мочки уха, нежно обхватили ее. Я хотела уже хихикнуть, но почувствовала, что Эдвард замер и напрягся. Смену его настроения я определила безошибочно – больше не было расслабленного и нежного парня, сейчас за моей спиной сидел собранный, готовый к бою вампир, в груди которого зарождался грозный рык.

- У нас гости, - напряженно прошептал он и, не выпуская меня из рук, спрыгнул вниз. Полет был недолгим, а приземление - мягким. Стоило ногам коснуться земли, как мы побежали в сторону дома.

- Откуда здесь люди? – удивилась я, едва поспевая за ним.

- Вампиры!

- Ээ…

- Скорее. Держись за мою руку.

На полной скорости мы неслись по лесу, когда Мейсен выругался.

- Черт!

- Что ты слышишь?

- Они знают, кто мы и специально нас ищут!

Я не поняла, что он имел в виду, а слова «специально ищут» казались странными и пугали.
Я на собственном опыте знала, что встреча с себе подобными крайне редко сулила что-то хорошее - неизвестно, что на уме у незнакомцев.
За много лет своего существования в новой ипостаси я лишь дважды видела других вампиров.
Первый раз это было лет десять назад. Пара кочевников, Питер и Шарлотта, повстречались с Карлайлом во время его охоты и приняли приглашение посетить наш дом. Встреча вышла напряженной, и обе стороны вздохнули с облегчением, когда она закончилась. На все рассказы отца о том, что можно жить не убивая людей, гости качали головой и смотрели на нас как на диковинку в зоопарке. Как потом рассказывал Эдвард, мысли у них были такими же – они решили, что мы чокнутые.

Вторая встреча была более неприятной и закончилась дракой. В то время мы учились в университете Бостона. Возвращаясь поздно ночью с какой-то вечеринки, Эд услышал мысли вампира, поджидающего свою жертву в темном переулке. Пристальное внимание полиции в случае убийства или исчезновения студентов нам было не нужно, потому пришлось объяснить незваному гостю, что он зашел на чужую территорию. Разговора не получилось, и словесное выяснение отношений переросло в рукопашную схватку. В тот день я впервые видела любимого в настоящей драке. Одно дело - смотреть, как они дурачатся с Эмметтом, но совсем другое - трястись от страха, боясь за его жизнь. Впрочем, у кочевника не было шансов: кто же устоит перед вампиром, дар которого - читать мысли! Бой не был долгим, все остались живы, а чужак предпочел покинуть город. Больше мы его не видели.

И вот сейчас нас ждала новая встреча, и никто не знал, чем она может закончиться.

Когда мы подошли, около дома уже собралась вся семья. Перед ними, застыв в напряженных позах, стояли два вампира, парень и девушка. Он был высокий, с длинными светлыми волосами и выправкой военного. Она – полная его противоположность, брюнетка с короткой стрижкой и очень миниатюрным телосложением. Даже я со своим невысоким ростом была на полголовы выше нее. Но самым странным у них был цвет глаз – оранжевый. Не желто-коричневый, как у нас, и не рубиновый, как у обычных вампиров, а именно цвета спелого апельсина. Такого мне еще не приходилось видеть.

- Я Джаспер Уитлок, а это моя подруга Элис, - спокойно сказал светловолосый, стоило нам присоединиться к семье.

- Я Карлайл Каллен. Моя семья – жена Эсми; дети - Эмметт и Розали, Эдвард и Белла, - представил нас отец.

- Белла? – маленькая вампирша с недоумением оглядела меня с ног до головы.

- Что-то не так? – ее реакция удивила всех.

- Странно, но я тебя не видела, - прищурившись, она в упор посмотрела на меня. - Ты как пустое место, как будто тебя нет, – в ответ на ее слова раздалось угрожающее рычание Эдварда, вся семья напряглась, а Джаспер быстро встал перед подругой в защитной позе.

- Спокойно, - Карлайл в миролюбивом жесте развел руки в стороны. – Элис, не могла бы ты объяснить свои странные слова?

- Прошу прощения, - она вышла вперед, - но я действительно не вижу ее. Мы считали, что вы живете вчетвером и иногда к вам присоединяется Эдвард.

- Что значит «не вижу»? У тебя есть дар?

- Да, я вижу будущее. И в моем видении мы с вами одна семья, - коротышка уверенно улыбнулась и даже подпрыгнула от переполнявших ее эмоций.

Меня немного удивила мгновенная смена общего настроения. Возможно, от того, что она назвала меня «пустым местом», я все еще не доверяла им, но все остальные, даже Эдвард, заметно расслабились и уже с улыбкой смотрели на гостей.

- Так вы хотите жить с нами? – удивленно спросил отец. – Но наш образ жизни отличается от общепринятого…

- Мы знаем, - перебила его Элис, а я нахмурилась. Мне стало неприятно от ее бесцеремонности: обидела меня, перебила отца.

– Именно поэтому мы вас и искали, мы тоже не хотим охотиться на людей. Вы уникальны, и нам хотели бы жить с вами, - протараторила маленькая вампирша.

- Тогда добро пожаловать в семью, - Карлайл еще не пришел в себя от удивления, но было видно, что ему польстили слова Элис. Он давно мечтал, что ряды вегетарианцев пополнятся не только его детьми, но и другими вампирами. Именно поэтому он был готов принять новичков с распростертыми объятьями. Вот так наша семья стала на двух человек больше.

Джаспер оказался даже старше Эсми и стал вторым по возрасту после Карлайла. Хоть он и выглядел на восемнадцать лет, но был обращен еще во время Гражданской войны между Севером и Югом. Сначала он жил в своем клане, потом ушел оттуда и вместе с еще двумя вампирами стал кочевником. В последние десять лет он путешествовал один и тогда же встретил новорожденную Элис. Ей было всего несколько дней после обращения, и если бы не их встреча, то, не зная правил, она выдала бы себя и привлекла внимание Вольтури. Скорее всего, ее забрали бы в Вольтерру – все же у нее уникальный дар, но, возможно, и уничтожили бы, как сумасшедшую новорожденную, за которую никто не отвечает. Джаспер мало рассказывал о себе, а Элис и того меньше - она совсем не помнила своего человеческого прошлого, а всю свою вампирскую жизнь – пять лет – вместе с Джасом искала нас.

Выяснилась причина, по которой они хотели отказаться от человеческой крови. Джас оказался эмпатом и чувствовал эмоции. Каждый раз, когда его зубы отнимали жизнь у человека, он мысленно умирал вместе с ним. Эта мука продолжалась десятилетиями и довела его до предела отчаяния.

Однажды, от своих знакомых кочевников Питера и Шарлотты они услышали о «сумасшедших» Калленах и захотели к нам присоединиться. Как только решение было принято, то у Элис тут же появились видения. Она действительно знала про нас все, ну или почти все – неизвестным оставался точный адрес, поэтому поиски затянулись. Понимая, что время идет, они пытались сами стать вегетарианцами, но силы воли не хватало, и случались частые срывы. От безысходности и отчаяния ребята даже пробовали питаться искусственным кровезаменителем, но вновь потерпели неудачу: заменитель не давал насыщения, да и на вкус был ужасен. Кстати, именно он придавал их глазам тот оранжевый цвет, который поразил меня при первой встрече.

Новоприобретенных брата и сестру мы окружили всеобщей заботой и вниманием. Джас выпал из человеческого общества настолько давно, что даже электронные часы считал чудом. Он много времени проводил за разговорами с Карлайлом или парнями. Они знакомили его с техническими новинками и современным обществом, а он обучал их приемам ведения боя, стратегии и тактике, в чем оказался настоящим профессионалом. С Роуз и Эсми у него сложились дружеские и теплые отношения, а вот меня он сторонился с первой минуты знакомства. Стоило мне подойти к нему или заговорить, как парень напрягался и старался побыстрее закончить разговор.

- Эд, почему Джас от меня шарахается? – расстроенно спросила я, когда мы охотились вдвоем.

- Не переживай, - Эдвард обнял меня и нежно стал поглаживать по спине, успокаивая. Я уткнулась в его грудь, обняла и расслабилась, спрятавшись в сильных и таких любимых руках. – Белла, понимаешь, он не чувствует тебя, а Элис не видит твоих решений. Они не знают, чего от тебя ждать, и это их нервирует.

- Но ты же меня тоже не слышишь! И тебя это не раздражает!

- Ты так думаешь? – он усмехнулся, заглядывая мне в глаза. – Да за то, чтобы услышать твои мысли, я бы отдал все на свете!

- Свои мысли я тебе и так скажу, - хитро прищурилась я и одними губами раздельно произнесла: - Я. Хочу. Тебя!

- А вот это ты зря «подумала»! – хищная улыбка промелькнула на его лице.

- Почему? - я «невинно» захлопала ресницами, начиная любовную игру.

- Потому … - он не договорил, а я уже была прижата к дереву, и наши губы слились в поцелуе, который, набирая обороты, превращался во взаимное терзание. Мгновение спустя одежда оказалась сброшена на землю, и уже ничто не мешало нам с упоением отдаваться друг другу, а все проблемы и заботы были благополучно забыты. В такие минуты даже всезнайка Элис переставала нас видеть – мой щит закрывал обоих.

Этот интересный эффект моего дара мы знали уже давно, с того момента, как в семью вошли Эмм и Розали. Прошли годы, но сознательно им управлять я так и не научилась, а Эдвард давно перестал надеяться, что я смогу поднять щит и он услышит мои мысли.

С Элис и Джаспером было то же самое. Я была для них невидимкой - пустым местом, делая незаметными всех тех, к кому прикасалась. Сестренку это напрягало, но вскоре она привыкла, и мне казалось, что мы нашли с ней общий язык.

Элис была уникальным существом. Она как чистый лист бумаги – по-детски непосредственная и временами наивная. Общение с Эсми выявило в ней творческое начало, а дизайн одежды стал навязчивой идеей. Даже жизнь в сотне километров от ближайшего магазина не мешала ей экспериментировать, поэтому, придя домой, я могла найти вместо любимых джинсов шорты с пришитыми к ним кружевами от блузки Эсми. Мама с умилением смотрела на забаву новой дочки, а я тяжело вздыхала, отпарывая ненавистные кружева с испорченной вещи. Почему-то от экспериментов сестренки доставалось только мне, у Роуз таких проблем не возникло. После того, как Элис полностью экспроприировала всю ее косметику, мелкий эльф оставила ее в покое, решив, что взять больше нечего. Впрочем, злиться на сестру было невозможно: по своей сути она была очень хорошей, а детскую непосредственность мы списывали на прошлую жизнь, которую она не помнила.
Зато сколько мы провели с ней счастливых часов!

Выполняя просьбу отца, я занялась ее образованием. Помимо общей информации из курса школы или колледжа, я по памяти рассказывала ей книги. Особенно Элис нравились сказки: Золушка, Белоснежка и Спящая красавица стали ее любимыми персонажами. Меня расстраивало, что сестренку не привлекала классика: ее не впечатлили ни «Джейн Эйр», ни «Грозовой перевал», ни другие произведения, так восхищавшие меня. А вот сюжеты приключенческих фильмов она слушала с большим интересом – «Дракула», «Ван Хельсинг», «Звездные войны», «Интервью с вампиром». Я пересказала все самое интересное и нашла в ее лице благодарную слушательницу, а сюжеты таких картин, как «Дьявол носит Прада», «Шопоголик» или «Блондинка в законе» я рассказывала не менее тридцати раз. Так что если бы Элис иногда не переходила грань приличия в своей непосредственности и не посягала бы на мое личное пространство, то жизнь с ней была бы сказкой.

Незаметно прошел год.

Успехи Джаса и Элис в вегетарианском образе жизни радовали всех, но им нужна была практика. Одно дело жить в лесу, где на много миль вокруг нет ни одного человека, и совсем другое - каждый день контактировать с людьми, постоянно испытывая соблазн. На семейном совете было принято решение вернуться в цивилизованный мир.

Выбор пал на пригород Портленда, штат Орегон. Всем давно хотелось вернуться в США, а близость Сиэтла давала возможность перевезти библиотеку, до сих пор спрятанную в подвале старого дома Калленов. Переезд мы начали сразу же, как только удалось купить подходящий дом и вот уже две недели его обживали, распаковывая книги, картины, антиквариат. Покупали и современные вещи, чтобы не отличаться от большинства среднестатистических обывателей.

Вручая нам новые паспорта, отец загадочно улыбался. Его явно порадовало наше удивление и радость, когда мы увидели фамилии в них. Изабелла Мари Свон-Каллен – прочитала я, открыв его. Для меня было честь носить фамилию отца официально. Теперь в семье Каллен нас было восемь. Мама, папа и шестеро детей. Мы не остались в долгу, и, подтверждая свою принадлежность к семье, заказали нам всем серебряные украшения с гербом Калленов. У парней это были напульсники, а у девчонок – кулоны, как у Эсми. Я с гордостью надела его на шею, это многое для меня значило, а вот новые члены нашей семьи не оценили всей важности этот момента. И если Джаспер просто кивнул, выражая благодарность, то Элис меня разочаровала, относясь к подарку несерьезно. Каждый день она пыталась сделать из него неизвестно что, то делая из кулона подвеску на браслет, то прицепляя к пряжке ремня. Она экспериментировала несколько недель, пока не прикрепила его к бархотке на шею, на чем и остановилась. После этого я немного успокоилась, мне не хотелось, чтобы она потеряла такую, пусть и не дорогую, но очень важную для семьи вещь.

Время шло. Начиная с сентября, Эдвард, я, Эмм и Роуз будем учиться в колледже, а Элис и Джас останутся дома и будут постепенно привыкать к жизни среди людей.

Сейчас я бродила по пустому дому, думая, чем бы себя занять. Отец ушел на дежурство в больницу, мама и Элис в сопровождении Джаспера уехали в город за покрывалами. Эм и Роуз до наступления нового учебного года решили пожить отдельно, и в сотне километров от нас сняли уединенный коттедж. Так что дома были только мы с Эдвардом, но он был занят и не мог составить мне компанию. Вернувшись в цивилизацию, он воплотил в жизнь свою мечту и занялся торговлей акциями на бирже. Теперь одна из комнат на первом этаже была оборудована суперсовременными и мощными компьютерами, на которые стекалась информация со всех бирж мира. Стоило открыться торгам на Токийской бирже, как Мейсена невозможно было оторвать от монитора, и так до тех пор, пока не закроется последняя сессия, но уже на Нью-Йоркской бирже. Я всегда поддерживала начинания Эда - главное, чтобы это было ему интересно. Но сейчас единственное, чем я могла ему помочь, так это не мешать, поэтому я слонялась по дому, иногда прислушиваясь к легкому стуку клавиш.

- Получилось! - Эдвард вылетел из комнаты и, подхватив меня с дивана, на который я только что легла, чтобы почитать книгу, закружил по комнате. – У меня получилось, - смеялся он, а я, обняв его за шею, тоже заулыбалась. – Белла, я только что заработал на бирже первую тысячу долларов!

- Ты у меня гений! Я всегда это знала, - ответила я, с гордостью глядя на своего парня.

- Все просто! Осталось только научиться делать прогнозы, и тогда мы будем миллионерами!

- Мы и так миллионеры, - ответила я. – А за прогнозами тебе надо к Элис. Вдруг она сможет не только погоду предсказывать, но и рост и падение акций.

Он посмотрел на меня так, как будто увидел впервые, а потом широкая улыбка осветила его лицо.

- Это ты у меня умница. Что бы я без тебя делал! – расцеловав в щеки, он крепко прижал меня к себе. – А ты что будешь делать, пока я зарабатываю деньги? – его вопрос звучал провокационно, как будто он знал, что мне скучно.

- Как что? Конечно, тратить их! Давно пора сменить гардероб. И не только мне, но и тебе. Элис за эти две недели уже весь мозг вынесла, что вещи в нашем шкафу «не соответствуют тенденциям и концепциям современной моды», - процитировала я сестренку, вызывая у парня еще одну улыбку.

Вечером того же дня Эдвард попросил Элис о помощи, и они закрылись в комнате с компьютерами. Теперь к моему раздражению примешивалась еще и ревность. Они проводили вместе целые дни, и только ночью Эдвард возвращался в нашу спальню, чтобы утром опять исчезнуть. Я вновь оставалась одна, но теперь даже не могла подойти к нему в рабочей комнате. Стоило только приблизиться, как Элис начинала истошно вопить:

- Белла, я же ничего не вижу. Отойди подальше и займись чем-нибудь, наконец!

Через двое суток мои нервы не выдержали, и когда прозвучал очередной вопль Элис, я ответила:

- Элис, а не пошла бы ты на… на улицу, - я изменила конец фразы, увидев, что мама смотрит на меня с осуждением, а отец качает головой.

- Ну что я такого сказала? – моему возмущению не было предела. Ведь Элис прощали все выходки, а я даже сказать ничего не могла. – Я устала от того, что не могу нормально пройти по дому, только и слышу «Белла отойди», «Белла не мешай», «Белла, из-за тебя я ничего не вижу», - взорвалась я. – Может, мне совсем уйти?

- Белла, перестань вести себя, как ребенок. Ты же понимаешь, то, чем занимаются Эдвард и Элис, нужно для всей семьи, - мама строго посмотрела на меня. – Пожалуйста, извинись перед сестрой. Ты не должна была так говорить.

- А ей значит можно?

- Белла, - с нажимом в голосе сказала Эсми, а я тяжело вздохнув, только кивнула.

- Элис, извини, - буркнула я и быстро вышла их дома, чтобы не пришлось повторять.

Еще через пару дней мои нервы сдали окончательно. Эдвард и Элис научились общаться мысленно. Он читал ее мысли, а она видела результат его решений. Со стороны это выглядело забавно, когда, не произнося ни слова, они начинали действовать синхронно. Им нравилось такое общение, а я опять была вынуждена держаться на расстоянии. Даже Мейсен пытался отослать меня куда-нибудь, лишь бы я не мешала их мысленному общению.

- Милая, но ты же у меня умница и все понимаешь. Вот если бы ты умела поднимать щит, тогда могла бы быть рядом.

- Раньше он тебе не мешал! – огрызнулась я.

- Белла, перестань, - Эд повысил на меня голос. – Элис права, тебе надо найти какое-нибудь занятие, и тогда все проблемы исчезнут. Помнится, ты хотела выучить европейские языки? Давай, я запишу тебя на курсы в Портленде?

- Зачем мне курсы, я могу учиться и дома! Если хочешь от меня отделаться, то так и скажи, - раздраженно сказав это, я отвернулась. Обида и еще до конца не осознанное чувство страха заполнили меня. С каждым днем я ощущала, что отдаляюсь от Эдварда, теряю связь с ним, становлюсь ненужной. Мне захотелось плакать и со всей силы вцепиться в парня, чтобы вернуть то спокойствие и чувство защищенности, которое я всегда ощущала рядом с ним. Но я сдержала свой порыв, боясь разрушить все окончательно.

- Котенок, перестань, - слова звучали примирительно, а его сильные руки обняли меня сзади. Почувствовав их, я с облегчением выдохнула. Тепло заполнило мою душу, и я с удовольствием прижалась к нему, мысленно улыбаясь, что не перестала быть для него нужной.

– Не обижайся. Элис действительно мне необходима. С ней игра на бирже становится детской забавой. Давай поступим так: когда мы заняты работой, ты не мешаешь, а в остальное время я в полном твоем распоряжении.

Его слова не были лишены смысла, поэтому мне оставалось только тяжело вздохнуть и согласиться.

Мейсен выполнил свою часть уговора, и я успокоилась, начиная особенно ценить часы, проведенные вместе. А еще я надеялась, что ему скоро надоест играть на бирже, и мы, как и прежде, будем неразлучны.

В начале июня обустройство дома было закончено, и Элис уговорила всю семью на поход по магазинам с целью обновления гардероба. Даже Розали с Эмом решили принять участие в семейном шоппинге, и как только выдался пасмурный день, восемь вампиров отправились в самый большой торговый центр Портленда.

Никто из посторонних не обратил внимания, когда три шикарные машины остановились на стоянке. Вернувшись к людям, мы и машины приобрели новые. Карлайл, как обычно, купил черный седан от Мерседес, Эдвард - серебристый кроссовер от Вольво, а Эмметту приглянулся БМВ. Джас пока воздержался от покупки машины, хотя парни и обещали научить его водить, поэтому они с Элис ездили с отцом.

На входе в торговый центр мы разделились: парни во главе с Карлайлом направились в одну сторону, а девушки, возглавляемые Эсми - в другую.

Первой остановкой стал магазин нижнего белья. Продавцы сбились с ног, показывая четырем богатым покупательницам модные новинки. Особенно придиралась Розали – то ей цвет не нравится, то слишком закрытое, то кружева жесткие (как будто для вампира это имело какое-то значение). Я не смогла не улыбнуться, поглядывая на сестренку и ошалевших продавщиц.
Из всего предложенного многообразия я выбрала два комплекта – черный и провокационный черно-красный. Они оба были в моем вкусе, да и смотрелись на мне замечательно.

- Белла, это тебе! – Элис залетела ко мне в примерочную и сунула в руки что-то кремовое и салатовое.

- Элис, я не люблю светлые цвета. В них я кажусь еще более бледной, - возмутилась я, пытаясь вернуть то, что она мне дала.

- Белла, это темные цвета подчеркивают бледность, а светлые наоборот! И вообще слушай, что тебе говорят! – она упрямо сдвинула брови и заставила меня начать примерку. Белье смотрелось отлично, но я решила, что не пойду на поводу у эльфа и куплю то, что выбрала сама. Мысленно усмехнувшись – ведь Элис этого даже не узнает - я продемонстрировала ей белье, а когда переодевалась, просто оставила его в примерочной, взяв на кассу только свои два комплекта.

Потом были магазины с верхней одеждой, колготками, обувью и, наконец, вечерними платьями. Пока мы до него добрались, я еще раз поссорилась с неугомонным эльфом, и даже Роуз встала на мою защиту, за что я была ей благодарна.

- Элис, отстань от Беллы. Зачем ты навязываешь свое мнение? Она сама знает, что ей надо, а что нет.

- Розали, у Беллы полностью отсутствует вкус, - со всей непосредственностью ответила она, а я чуть не задохнулась от возмущения. – Я не могу смотреть, во что она одета. Это же кошмар!

- Роуз, вот теперь ты понимаешь, с кем мне приходится жить в одном доме, - буркнула я, «глотая» очередную обиду от слов Элис. – Я уже подумываю переехать к вам с Эммом. По крайней мере, там меня никто доставать не будет.

- Девочки, не ссорьтесь, - мама подошла к нам. – Скажите мне, что случилось?

- Я предлагаю Белле замечательный кремовый костюм, а она хочет терракотовый. Но этот цвет ей не идет! С ее каштановыми волосами светлый будет смотреться намного эффектнее. Да и пиджак там приталенный, а не балахон, как здесь, - начала объяснять сестренка.

- Белла, Элис права. Ты будешь в нем шикарно выглядеть, а если хочешь темный костюм, то померь синий или темно-зеленый. Но лучше прислушайся к совету сестры.

Слова мамы меня совсем расстроили. Ну почему она всегда встает на сторону Элис? Я что, теперь и шагу не могу ступить без согласия нашего всеми любимого эльфа? Что бы я ни сказала или ни сделала, все было плохо. Я даже не могла огрызнуться или послать Элис куда подальше, потому что тут же буду виновата, еще и прощения просить придется.

- Хорошо, - буркнула я и ушла в примерочную. Стоило всем заняться своими делами, как я проскользнула на кассу, держа терракотовый костюм, а еще по дороге прихватила шелковую блузку на тон светлее. Но обида не проходила, и настроение было испорчено. Отдав все вещи продавцу, я вышла из магазина без покупок.

Стоя на улице и дыша свежим, сырым от дождя воздухом, я размышляла, что так дальше жить нельзя. Мои нервы уже не выдерживали. Я понимала, что напоминаю истеричку и злюсь напрасно. Я осознавала, что все желают мне добра, а я дуюсь, как неразумный ребенок, но я ничего не могла с собой поделать - постоянные придирки Элис выводили меня из себя. Вдохнув прохладный воздух, я решила взять себя в руки и, мысленно пообещав больше не срываться на сестре, вернулась в торговый центр.

Подходя к бутику с вечерними платьями, я улыбнулась, почувствовав запах наших вторых половинок, которые, как выяснилось, уже ожидали внутри. Мужчины сидели на мягких диванах, а Элис, Эсми и Роуз выходили из примерочных, демонстрируя очередное платье. По обалдевшему виду персонала было видно, что они никогда не видели даже одного вампира, а сейчас нас здесь было восемь! Предлагая следующие платья, девушки-продавцы бросали восхищенные взгляды на наших мужчин и с завистью смотрели на маму и сестер.

Эдвард сидел вполоборота к двери, не обращая внимания ни на симпатичных продавщиц, которые строили ему глазки, ни на шоу, которое устроили Эсми и остальные. Он поминутно смотрел то на часы, то на сотовый телефон, то на дверь. Увидев, как я вхожу, он облегченно улыбнулся, а потом нахмурился.

- Где ты была? – это было первое, что он спросил, едва я приблизилась.

- Ходила на улицу подышать воздухом. Слишком много людей и соблазнов. Я уже отвыкла от постоянного контроля, мне надо было придти в себя, - смешав правду и ложь, я мило улыбнулась и присела на диванчик рядом с ним.

- Могла бы позвонить. Я же волнуюсь и уже искать тебя собрался, - он обнял меня за плечи и притянул к себе.

- Ну что со мной может случиться? – фыркнула я, утыкаясь носом в его шею и с удовольствием вдыхая родной запах.

- Белла, где ты пропадаешь! Я подобрала тебе три замечательных платья! Быстро иди в примерочную, - Элис тоже увидела меня.

- Когда-нибудь я убью этого противного эльфа! – тихо прорычала я в ответ, а раздражение вспыхнуло с новой силой. Джаспер услышал мои слова и напрягся, тревожно озираясь по сторонам.

– Джас, расслабься это шутка, - улыбнулся ему Эдвард, но не забыл бросить на меня укоризненный взгляд.

Тяжело вздохнув, я вошла в свободную примерочную. Продавец протянула мне три платья, подобранные сестрой, а я чуть не застонала. Все они были светлыми: нежно-голубое, светло-зеленое и цвета кофе с молоком. Наряды были красивыми, но немного детскими и своими рюшечками и оборочками никак не подходили для образа сексуальной соблазнительницы, к которому я уже купила белье.

Так, нельзя поддаваться эмоциям, я ведь решила не обижать Элис – все же она старалась для меня – и примерить их. Я надеялась, что потом смогу подобрать и купить платье по своему вкусу, а эти оставить в магазине, или, в крайнем случае, шкаф у меня большой, и они без труда там затеряются.

По очереди одевая платья, я выходила из примерочной и демонстрировала их Эдварду. Увидев на мне светло-зеленое, он улыбнулся и, подойдя, зашептал на ухо, заставляя мурашки возбуждения бегать по спине:

- Ты великолепна, да и салатовый комплект белья сюда подойдет!

Сначала я улыбнулась, предвкушая, как мы останемся вдвоем и я смогу раздеться для него, но потом резко опешила, возвращаясь с неба на землю.

Салатовый комплект белья?! Я же его не купила!

А потом странная мысль пришла в голову – а откуда он вообще о нем знает?

- Откуда ты про него узнал? – раздраженно прошипела я. Мне захотелось прибить Мейсена за то, что он подглядывал за мной через мысли Элис. Открыв рот, чтобы отчитать парня, я на минуту задумалась: ведь если Элис была со мной рядом, то Эдвард не мог видеть, что происходит в примерочной - щит скрывал все. Тогда это означало, что Элис сама показала ему картинку, но уже позже. Развернувшись, я посмотрела на сестренку:

- Элис, зачем ты показала Эдварду примерку белья? – сверкая глазами, накинулась я на нее.

- Белла, но я же должна была знать, понравится ему или нет? – простодушно ответила та.

- Что ты все время лезешь туда, куда тебя не просят! – я взорвалась. - А ты не подумала о том, что это может не понравиться мне? Или я хочу сделать сюрприз?

- Белла, перестань, она же не нарочно, - вступилась за Элис мама.

Я не обратила на нее внимания и повернулась к Эдварду:

- И как, понравилось? – с сарказмом спросила я у него. – Тогда полюбуйся в последний раз, - я развернулась, демонстрируя платье, - больше ты его на мне не увидишь, впрочем, как и комплект белья, - я уже почти кричала.

- Белла, - строго одернул меня отец, пытаясь призвать к порядку, так как ссора привлекла внимание персонала магазина.

У меня все внутри кипело, хотелось что-нибудь сломать или ударить, но многолетний контроль над собой сделал свое дело. Закрыв на минуту глаза, я постаралась успокоиться и, когда открыла их, со спокойной улыбкой произнесла:

- Я думаю, что мои покупки на сегодня закончены, и собираюсь домой.

Переодевшись, я демонстративно вернула все платья продавцу и направилась к двери, стараясь не замечать молчаливые осуждающие взгляды семьи.

- Белла, почему ты так ведешь себя с Элис? - спросил Эдвард, когда мы уже ехали домой. – Она хочет как лучше, а ты ее постоянно обижаешь.

- Я обижаю? Да я ей слова лишнего не сказала. Это она постоянно достает меня: «Белла уйди, ты мешаешь», «Белла померь это», «Белла одень то», «Белла у тебя нет вкуса»! Эдвард, почему ты защищаешь ее и не хочешь прислушаться к моим словам? – возмутилась я.

- А ты не думала, что она может быть права? – он повысил голос, а я, растерявшись, не смогла ничего ответить. Мейсен никогда на меня не злился, и сейчас я его просто не узнавала. Раньше он всегда защищал меня и вставал на мою сторону, даже если я была не права. Сейчас я боялась даже подумать, что могла означать его резкость. Страшась услышать ответ, я все же спросила:

- Она тебе нравится?

- Не говори ерунды!

- Тогда почему ты меня не слышишь?

- Потому что ты ведешь себя как капризный ребенок! – почти крикнул он, а у меня внутри все вновь закипело. Я не понимала, почему он считает, что это я неправильно себя веду. Ведь я изо всех сил старалась наладить отношения с Элис, а она ни разу не пошла мне на встречу.

Не желая ссориться еще и с Эдвардом, я замолчала и отвернулась к окну. Будь я человеком, слезы обиды катились бы по моим щекам, но вампирам недоступна такая роскошь. Эд бросал на меня недовольные взгляды, но не заговаривал.

Возвращаться домой совершенно не хотелось. Я знала, что будет сегодня вечером. Отец попросит зайти к нему в кабинет и прочтет лекцию, что мы одна семья и должны поддерживать друг друга, а не ссориться. Мама будет сетовать на мое невоспитанное поведение и опять попросит извиниться перед Элис. Я все выслушаю, кивну головой, буркну «извини», проходя мимо сестры, и жизнь в доме вернется в прежнее русло.

- Останови машину, - неожиданно даже для себя сказала я.

- Белла, что еще случилось?

- Все в порядке, но я бы хотела провести вечер с Роуз и Эммом. Может, сходим на охоту вчетвером? – жалобно попросила я.

По тому, как Эдвард улыбнулся, было видно, что предложение ему понравилось. Не говоря ни слова, он позвонил брату и договорился. Развернув машину, мы поехали в коттедж к ребятам.
За те часы, что мы провели вместе, я позабыла обо всех проблемах. И как о них не забыть, если Эдвард с Эмметтом поспорили, кто поймает медведя больше в лесу, где эти медведи вообще не водились! Потратив несколько часов на поиски, мы решили, что стадо оленей на четверых - это тоже неплохо, и плотно пообедали. Потом парни решили опробовать друг на друге новые приемы борьбы, а мы с Розали сидела на краю поляны, отпуская сальные шуточки в их адрес. Когда горизонт начал светлеть и пора было возвращаться домой, я тяжело вздохнула, предвидя серьезный разговор с родителями. Мне совершенно не хотелось возвращаться, поэтому я, как приговоренная к смерти, плелась за Эдвардом к машине.

Каково же было мое удивление, когда дом нас встретил тишиной и спокойствием. Никто не сказал ни слова осуждения или недовольства моим вчерашним поведением. Отец и мама были заняты своими делами и вели себя так, как будто ничего не случилось.
Но изменения все же были. Теперь Элис меня полностью игнорировала, чему я была только рада. Червячок стыда внутри говорил, что надо бы поговорить с ней и извиниться, но я не чувствовала себя по-настоящему виноватой, поэтому наслаждалась спокойствием. Теперь я могла ходить в любимых джинсах, и никто не пытался пришить к ним кружева. Эсми недовольно качала головой, ее расстраивала наша «ссора», но утешала она исключительно Элис, а мне доставались только осуждающие взгляды. В душе я обижалась на маму, но делала вид, что ничего не понимаю и все прекрасно. С Эдвардом мы даже не вспоминали об этом инциденте. Днем он также работал с Элис, а ночи, наполненные любовью и нежностью, принадлежали только нам двоим.

Однажды вечером, примерно через неделю после поездки в магазин, отец созвал семейный совет. Были даже Эмм с Роуз, которых мы с трудом вытащили из их теплого гнездышка.

- У меня намечается недельный отпуск, - начал он, когда мы все сели за стол. – В больнице будут устанавливать новое оборудование, и весь персонал отпускают на внеплановые каникулы. Мы с Эсми подумали и решили провести неделю вдвоем, путешествуя по Аляске. Если вы, конечно, пообещаете, что не разберете дом по кирпичику к нашему возвращению и не наделаете других глупостей, - отец обвел всех строгим взглядом, на секунду дольше задержавшись на мне.

В ответ мы все дружно улыбнулись. Карлайл и Эсми всегда вели себя как строгие родители, а мы - как непослушные дети.

- Не переживайте, я присмотрю за ними, - засмеялся Эммет и сдвинул брови, изображая строгого папочку, чем только рассмешил нас всех еще больше.

- Братец, за тобой самим присмотр нужен! – подколола его я и показала язык.

- Цыц, мелкая, - он протянул руку и без малейшего усилия приподнял меня за шкирку со стула.

- А ну, поставь туда, где взял, - я продолжала смеяться, повиснув на его руке.

- Эмметт, - строго сказал Эдвард, забирая меня и усаживая себе на колени. Хихикая, я уткнулась в его грудь. Хоть мы и родились сорок лет назад и по человеческим меркам уже должны были быть серьезными и ответственными, но на самом деле оставались такими же бесшабашными восемнадцатилетними подростками, какими и были. Мы не менялись не только физически, но и морально – сколько бы лет ни прошло и какой бы жизненный опыт мы ни получили, мы навечно останемся детьми.

- Мы с мамой очень надеемся, что вы будете вести себя прилично и нам не придется краснеть, когда вернемся, - продолжил отец, но уголки губ изогнулись в улыбке. Его всегда веселили наши забавы, хоть он старался этого не показывать.

- Поезжайте, ничего плохого не случится, - ответила Элис. Ее глаза расфокусировались, она явно смотрела будущее, но по ее личику и недовольным взглядам, которые она бросала на меня, можно было понять, что она его не увидела. Вот только говорить мне обычное «Белла уйди, я ничего не вижу» она не стала, продолжая меня игнорировать.

- Эдвард, Эмметт, вы остаетесь за старших, и вся ответственность на вас, - серьезно предупредил Карлайл.

- Не беспокойся, все будет в порядке, - заверил его Эд, а большой брат просто кивнул.

Родители уехали на следующий день, Эмм и Роуз вернулись в свой коттедж, и дома мы остались вчетвером. Эдвард и Элис весь день проводили в дебрях биржевой торговли. Джаспер заинтересовался интернетом и сутками бродил по всемирной паутине, а я усиленно изучала итальянский язык и иногда занималась домашним хозяйством.

С последним хлопот было немного. Как и прежде, в доме был постоянный запас человеческих продуктов на случай визита неожиданных гостей. Все, что требовалось сделать, так это выкинуть просроченные и съездить в магазин за новыми. Остальные дела не занимали много времени: протереть пыль, помыть полы или полить цветы – все это я делала в перерывах между учебой.

Выбор итальянского языка не был случайным. Еще двадцать лет назад, когда мы с Эсми в Сиэтле упаковывали и прятали библиотеку отца, мне в руки попала интересная книга. Скорее всего, Карлайл привез ее из Вольтерры, поскольку написана она была на староитальянском. Этот древний манускрипт рассказывал об исчадьях ада, о чем свидетельствовали леденящие кровь иллюстрации. В книге были собраны подробные сведения о вампирах, оборотнях, вурдалаках, русалках и морских чудовищах. Увидев ее сейчас, я загорелась желанием узнать содержание.

Впрочем, она быстро разочаровала меня. В ней было мало достоверных фактов, хоть они и встречались. Например, в описании вампиров фигурировали бледность кожи, красота, сила и скорость, но при этом там было написано, что их можно отпугнуть или даже убить с помощью святой воды, а уж осиновый кол - это смертельное оружие для детей сатаны. Так что скоро я стала относиться к книге, как к сказке, и читала ее только ради развлечения.

Закончив перевод очередной главы и посмеявшись над тем, что вурдалак - это оказывается ребенок от брака между мужчиной-вампиром и женщиной-оборотнем, я закрыла книгу и, выключив свет в кабинете отца, поднялась в спальню. Сейчас я с нетерпением ждала Эдварда - мне хотелось рассказать ему о прочитанном в книге и вместе повеселиться над древними предрассудками.

Сегодня ночью мы собирались на охоту. Недолго думая, я достала кружевной комплект нижнего белья и примерила джинсы с новой блузой очень необычного покроя.
Вещицу выбирала Элис, но она была одной из немногих, которая мне нравилась. Покрутившись перед зеркалом, я удовлетворенно улыбнулась, решив, что произведу впечатление на Эдварда, когда, провокационно расстегнув верхние пуговички, продемонстрирую кружевное белье.

Практически всегда мы находили время и для себя, когда охотились вдвоем. Секс после трапезы был великолепен. Еще разгоряченные только что выпитой кровью тела с обостренными инстинктами... В этот момент наслаждение воспринималось особенно остро и напоминало вспышку сверхновой звезды, унося сознание за грань бытия и заставляя биться в экстазе. Одно воспоминание об этом возбуждало так сильно, что вызывало невольный стон удовольствия.

Погрузившись в мечты и воспоминания, я не сразу заметила, что часы показывают пять утра, а на востоке горизонт уже светлеет. Создавалось впечатление, что занятие бизнесом настолько увлекло Мейсена, что он забыл и об охоте, и обо мне. Мне стало обидно – мы планировали эту вылазку несколько дней, и я очень ждала ее. Все, что мне хотелось, так это провести несколько часов наедине с любимым парнем, раствориться в прикосновении его рук и губ и забыть обо всем на свете, заворожено утопая в самых красивых глазах. Но больше всего мне хотелось обнять его и, положив голову на его грудь, прошептать три заветных слова и услышать такой же ответ. В последнее время мне так этого не хватало. Я хотела хоть на минуту вернуть счастье, которое било через край еще недавно, когда мы жили в охотничьем домике.

Решив напомнить о себе, я спустилась вниз и, тихонько постучав, вошла в комнату, где работал Эдвард. Стоило переступить порог, как Элис воскликнула:

- Не вижу! Все опять пропадает.

Бросив на нее недовольный взгляд и готовая собственноручно заткнуть ей рот, я позвала:

- Эдвард…

Обернувшись к двери, Мейсен посмотрел на меня и раздраженно произнес:

- Белла, я же просил не мешать!

- Э.. Эд, мы хотели поохотиться…

- Какая охота, день на улице! Не беспокойся, как стемнеет, тогда и пойдем, а сейчас оставь нас!

Не говоря больше ни слова, он отвернулся к монитору, а мне ничего не оставалось, как выполнить его просьбу-приказ и уйти. Я не собиралась спорить или что-то доказывать: каждый волен заниматься тем, что ему нравится. Вот только от таких мыслей обида не проходила, а разгоралась все сильнее. Хуже всего было даже не то, что меня выставили за дверь, а то, что просидев всю ночь за компьютером, Эдвард не вспомнил о том, что я его жду. Чувствуя себя лишней и никому не нужной, я пулей вылетела из дома.

Ну почему все так несправедливо? Все могут делать то, что им хочется, и лишь я должна под всех подстраиваться! Давясь невыплаканными слезами, я решила пойти к Розали. Она всегда меня понимала и могла дать разумный совет, ну или хотя бы выслушать и утешить.

Не желая еще раз беспокоить Мейсена, я не стала говорить ему о том, куда собираюсь, а просто удостоверилась, что захватила с собой сотовый телефон – если надо, он всегда сможет меня найти. Пробежав пару километров, я немного успокоилась и решила изменить планы.
Ведь Эдвард сказал, что мы выйдем, как только стемнеет, а значит, мне нужно просто немного подождать. Вчера он забыл, но сейчас я надеялась, что он вспомнит об обещании.

Устроившись на берегу небольшого лесного озера, я стала смотреть, как солнце поднимается над горизонтом, окрашивая небосвод во все оттенки красного. Часы ожидания не тяготили меня – день пролетел незаметно, но когда на улице начало темнеть, я достала телефон и с нетерпением стала ждать звонка. Я знала, что сейчас Эдвард поднимется в нашу комнату, и, не найдя меня там, первым делом возьмет телефон и наберет мой номер.

Прошел час, за ним еще один и еще… Когда небо на востоке вновь начало светлеть, я поняла, что звонка не будет. Мейсен забыл не только об обещании, но и о моем существовании тоже.
Мне хотелось завыть от обиды.

Он забыл...

Забыл.

С тоской посмотрев на дорогую игрушку в руке - а это был подарком Эдварда - я сжала пальцы, вымещая обиду и разочарование на ни в чем не повинном телефоне. Без малейшего усилия превратив технически совершенную вещь в горстку пластмассы, я поняла, что сейчас ломаюсь и сама.

Как он мог так со мной поступить?

Как он мог забыть?

Раздраженно зашвырнув в озеро все, что осталось от сотового телефона, я вскочила и побежала. Не разбирая дороги и не задумываясь о том, куда бегу, я двигалась вперед. Все, что я хотела, так это быть подальше от людей, которые были моей семьей, но больше не любили меня. Я хотела убежать от человека, который был для меня всем на этой земле, но который так легко забыл обо мне. И больше всего я хотела убежать от себя самой, от своих мыслей и переживаний.

В какой-то момент я поняла, что не могу двигаться дальше. Сердце в груди сжалось и кричало, что я должна повернуть назад. Оно стонало, что я должна вернуться домой и, поднявшись в свою комнату, набраться терпения и ждать. Но упрямый разум не слушал, заставляя двигаться вперед, а сердце не сдавалось и шептало голосом Эдварда:

- Остановись. Вернись. Не делай глупостей. Ведь ты же любишь его, и ваша небольшая размолвка - это мелочь, которая забудется, стоит только посмотреть друг другу в глаза, пальцам рук - переплестись, а губам - встретиться в поцелуе.

Но разум твердил:

- Он забыл. Ты ему не нужна. Ты мешала, и он прогнал тебя.

Отчаянно споря сама с собой, я продолжала свой путь, полностью погрузившись в тяжелые мысли и не замечая ничего вокруг.

Совершенно неожиданно мои душевные муки перебила жажда, заставив придти в себя и сосредоточиться на окружающей действительности. Она вспыхнула, раздирая горло болью, когда я почувствовала запах свежей крови. Я не охотилась уже больше двух недель, поэтому рот мгновенно наполнился ядом, а ноги сами повернули в сторону добычи.

У пумы не было шансов избежать встречи со мной. Горный лев был ранен и зализывал рану сидя на дереве, но именно его кровь и привлекла меня. Вонзая зубы в мохнатую шею, я ощутила, как приятное тепло заполняет каждую клеточку моего тела.

Выпив все до последней капли, я должна была бы насытиться, но горло продолжало жечь. Не понимая в чем дело, я начала принюхиваться и обнаружила на шкуре льва другой аромат – запах человеческой крови. Именно он не давал мне покоя. Этот лев недавно имел дело с человеком, поэтому на его лапах и морде остался чужой запах.

Спрятав результат своей охоты, я втянула носом воздух и ощутила едва уловимый аромат самой вожделенной вампирской добычи в мире – человека. Разум молчал, сейчас преобладал инстинкт хищника, поэтому я двинулась по следу, продолжая охоту. Долго бежать не пришлось: всего в нескольких километрах я нашла того кого искала.

Остатки самоконтроля и многолетняя выдержка мгновенно испарились стоило почувствовать запах свежей крови и услышать размеренный стук человеческого сердца. Еще сотня метров - и я увидела свою добычу.

Источник: http://twilight-saga.ru/forum/15-8226-1
Категория: Альтернатива | Добавил: Dj_Pofig_Na_Vse (23.03.2014) | Автор: claim
Просмотров: 280 | Комментарии: 5
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Все люди [8170]
Общее [507]
Альтернатива [5693]
Продолжение саги [1586]
Актерская жизнь [2379]
Отдельные персонажи [829]
Стеб [238]
Слэш и НЦ [3327]
Флешбек [48]
Мини-фики [492]
Наши переводы [2376]
Кроссовер [278]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи