помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Темный цвет «Затмения» - подарок судьбы или проклятие Слэйда?
Всего ответов: 5907




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Альтернатива

Кровавое Рождество. Глава 20.
- Де Аро? - Первым от шока отошёл Джейкоб. Он вывел лошадь вперёд и без страха приблизился к вампирше. Чёрные глаза кузнеца выражали недоумение. - Но нам в порту сказали, что властительница Бискайи потеряла мужа и дочь несколько лет назад.
Джейн с любопытством разглядывала лицо человека, закованного в доспехи, но не схватившегося за оружие и не испытавшего смертельного ужаса при виде живого мертвеца.
- Вы человек и не боитесь меня?
- Вы, прежде всего, девушка, а именно они первыми прячут взгляд, заметив левую сторону моего лица. - Он кивнул на Беллу и добавил: - Ужас и страх я оставил в лесу, в день, когда впервые встретил переродившуюся сестру. Мёртвыми меня теперь не испугать.
Джейн перевела взгляд на одетую юношей девушку, в которой, к собственному изумлению, почувствовала лидера, несмотря на окружавших её мужчин.
- Вы родственники? Тогда лучше других понимаете, насколько могут быть дороги нам живые люди. Мария де Аро - моя мать.
- Значит, в ваш родовой замок мы сейчас и направляемся.
- Тогда повторю вопрос: зачем?
Белла встретила взгляд озабоченных бордово-красных глаз наследницы испанской графини, волей судьбы лишенной возможности когда-либо вступить в свои права.
- Сначала ответьте на мои вопросы, леди. Вы видите наше преимущество, и надеюсь, не станете возражать против очерёдности. Мы проделали очень долгий путь и заслужили право первыми задать их.
- Хорошо.
- Но только не лгите. - Белла кивнула на Джеймса: - Он достаточно долго жил среди вампиров и отлично чувствует их истинные помыслы.
Джейн гордо вскинула голову.
- Не в моих привычках говорить неправду.
- Тем лучше, - леди де Клер не сводила глаз с лица юной вампирши. - Вы имеете отношение к преследованию графа Бедфорд и попытке нападения на него и его людей вчерашним днём?
- Нет! - Ни один мускул на бледном лице де Аро не дрогнул - она не смутилась и даже не попыталась отвести взгляд, а значит, говорила правду. - Но знаю, кто это сделал.
- Кто? - Ноздри Беллы хищно выгнулись: она оскалилась, потянула воздух и негромко рыкнула. - Я буду очень благодарна, если вы поделитесь с нами всем, что знаете о преследователях.
Вампирши сверлили друг друга взглядами, растянув губы в холодных улыбках. Каждая беспокоилась о своих близких. Джейн не опустила взгляда, а усмехнувшись, ответила:
- Не сомневаюсь.
- Отчего такая уверенность? Вы знаете нечто больше, чем имена преследователей?
- Намного больше, я знаю кто вы.
Белла напряглась и незаметно положила руку на рукоять меча, готовая в любой момент выхватить его из ножен: рубить головы ей не впервой, а уж потом она сможет вырвать чёрное сердце. Испанка не могла ничего знать о только что прибывших из Англии путешественниках, разве что выпытала всё у Эдварда, но тогда почему тот до сих пор жив? Или они с графом знакомы более тесно? Она, слегка наклонив голову, угрожающе прорычала:
- И кто же?
- Та белошвейка, о которой граф Бедфорд рассказывал моей матери…
- Ну что же, тем лучше, значит, нет нужды врать, представляясь чужим именем…
Хищный взгляд баронессы мгновенно превратился в растерянный. Она ожидала чего угодно, но только не этих слов. Эдвард до сих пор помнил и даже говорил о ней с властительницей, несмотря на то, что собирался жениться на другой…
- Не понимаю, для чего было им говорить обо мне? - Белла почувствовала на плече руку Джеймса и сразу же снова преобразилась в женщину-воина. - Но это не отменяет первого вопроса. Кто преследовал графа?
Де Аро поразилась способности вампирши владеть собой: вряд ли она сама смогла бы так спокойно отнестись к подобным известиям. Хотя, как знать, сохранилась ли в голове мертвячки память о первой любви.
- Мой отец с отрядом наёмников!
- Он тоже вампир?
- Именно благодаря вероломству отца я и стала тем, кто сейчас.
- Так он тоже живой мертвец?
- Да! И находится в услужении у Повелителя вампиров. Это по его указанию он следил за графом Бедфорд.
Джеймс мгновенно напрягся, до боли сдавив плечо подруги, огляделся по сторонам и, оскалившись, прислушался, обнюхивая воздух. Ничего подозрительного, всё живое дремало в ожидании рассвета. Слабо пахло гарью, животными, прелой травой. Слышались лесные шорохи, треск веток, сгибаемых под напором лёгкого ветерка, да где-то вдалеке несколько раз тявкнул волк, очевидно призывая сородичей.
Теперь вопросы стал задавать рыцарь:
- Имя повелителя - Лориан?
Белла переводила взгляд с удивлённых лиц Джейн и Джеймса. Для обоих стало полным откровением, что кто-то кроме них знает это имя. Её собственному изумлению от происходящего не было предела.
- Дьявол, что за ночь и утро, что ни новое слово, то место удивлению. Кто-нибудь объяснит мне, кто этот грозный Лориан?
Первым ответил бывший монах; Белла впервые видела его растерянным и даже немного испуганным, и это навевало ужас на всех окружающих. Даже вороны, растревоженные появлением закованной в железо кавалькады, прекратили своё карканье. Слова рыцаря прозвучали в полной тишине.
- Самый древний вампир, прародитель, ему больше тысячи лет…
Страх передался и баронессе.
- Придержи меня за плечи.
Джеймс выполнил просьбу, понимая, что та хочет сделать.
Она мгновенно перенеслась в кружащего над лощиной ворона. Внимательно вглядываясь в заснеженные горы, розовато-голубые в лучах восходящего солнца. Низина клубилась, покрытая живым дышащим туманом, извиваясь огромной змеёй, ползущей меж высоких чёрных скал. Белла с замиранием сердца планировала в десятке метров над землёй, восторгаясь красотой горного края. Сказочно прекрасный, насыщенный нежными оттенками раннего утра неизведанный мир, в любом уголке которого могла притаиться смерть.
Не заметив на несколько миль вокруг ничего подозрительного, вампирша вернулась в собственное тело и, вскинув голову, задала вопрос своему создателю:
- Почему я впервые слышу о нём?
Джеймс на мгновение сомкнул веки и тяжело вздохнул, прежде чем дать ответ:
- Потому, что это слишком больное для меня воспоминание. - Он вновь обратился к де Аро: - Его замок в Испании?
Джейн с удивлением наблюдала за другой мёртвой женщиной, несколько мгновений простоявшей неподвижно, закатив глаза, прикрытые трепещущимися веками. Даже запах незнакомки слегка изменился. Но время задавать вопросы ещё не пришло, пока она сама должна отвечать, если хочет в ответ узнать правду.
- Ближе, чем вы можете себе представить, он здесь, в Кантабрийских горах. Но это вовсе не замок, а скорее продолжение горы, глаз человека вряд ли отличит его от обрывистых, заснеженных скал, нависших над глубоким ущельем.
Рыцарь захлопнул забрало, желая скрыть растерянность и полный ужаса взгляд за железом. Он развернулся к нервно фыркающей лошади, сожалея, что не может сбежать и бросить людей. Ему пришлось собраться, чтоб не выдать страха голосом, хотя ученица уже поняла - наставник напуган.
- Мы должны немедленно покинуть эти земли!
Белла упрямо сжала губы и выгнула ноздри.
- Не ты ли учил всегда смотреть страху в лицо?
- Поверь мне, в то лицо лучше не смотреть вовсе!
Баронесса оглянулась на дорогих сердцу людей, молча наблюдавших за вампирами, и продолжила спор:
- Слишком поздно, мы достаточно наследили. Что стоит Повелителю отправиться следом за нами или выслать погоню? - Теперь пришла её очередь успокаивать грозного друга. - Судя по всему, ему известно не только твоё лицо, но и запах. Скажи, что я не права?
Джеймс снова вздохнул.
- Боюсь, это правда, и даже более того… всё, что здесь произошло, связанно именно со мной. Лориан никогда ничего не забывает и не прощает… - Он обхватил руками шлем, скрежеща железом по железу, и с отчаянием произнёс: - Глупец, как мог я надеяться на это? Как посмел вовлечь в это тебя и всех вас… прости…
Белла обняла друга за талию и прижалась к крепкой груди.
- Прекрати, ты наводишь на всех ужас, я никогда не видела твоего страха - это пугает намного больше, чем имя неизвестного Повелителя, каким бы грозным он не был. Ты можешь ошибаться. Мы ничего не знаем о причинах погони за графом. Но должны узнать их обязательно. И я не могу нарушить слово, данное абуэле. У нас слишком много дел на этой земле.
Джеймс отнял руки от головы и обхватил вампиршу за плечи.
- Прости, ты права. Я поддался панике. Нужно всё хорошенько обдумать и лишь затем принимать решения.
Белла вскинула голову и проникла взглядом в узкую щель забрала.
- Вот так-то лучше. Без тебя нам не выжить. А сейчас лучше продолжить путь и убраться с дороги, пока всё затянуто туманом.
Она протянула руку к де Аро.
- Нам не выжить и без поддержки правительницы Бискайи, вы отправитесь с нами?
- А мне есть из чего выбирать? Помощь графу может стоить жизни не только мне, но и матушке.
Белла, успевшая вставить ногу в стремя, обернулась; видимо Бог, или кто там, решил, что время удивляться не прошло.
- Вы помогли Эдварду?
Джейн кивнула головой.
- Благодаря мне, он и его сопровождение вовремя успели покинуть Испанию.
Мёртвое сердце кольнула ревность.
- Почему?
- Рядом с ним находится моя кузина, графиня Пембрук. - Де Аро намеренно не назвала Элис невестой Мейсона-старшего.
Имя последней извергло из груди баронессы рык, но она уже научилась сдерживать ярость и, натянув поводья, ответила, улыбаясь одними губами:
- Нам нужно спешить, вы расскажете обо всем позже.
И эти слова относились к обоим вампирам.
Джейн рванула вперёд и моментально скрылась в вязком молоке тумана, прошептав на прощание слова, различимые лишь острым слухов нежити:
- Я буду ждать вас в Бутроне…

- Что будет с нами со всеми? - пребывавшие до этих пор в состоянии оцепенения люди пришли в себя, и первой заговорила Розалия, покинувшая карету. - Я не хочу умирать. - Она протянула руку Эммету. - Мы слишком мало прожили на этом свете, чтоб спешить на небеса, если нас, конечно, там примут.
Слышать такие слова из уст никогда не унывающей любовницы палачу приходилось впервые.
- Дорогая, не говори так и вернись в повозку. Никто не умрёт, правда? - Утверждение МакКартни прозвучало почти что как просьба. Не получив ответа, он выпрямился в седле и добавил с ожесточением: - Но если мне суждено погибнуть вдали от берегов Англии, я заберу с собой не одну бездушную тварь, служащую дьяволу!
- Никто не погибнет, по крайней мере, раньше меня! - Белла прокричала эти слова следом за шотландцем, угрожая невидимому противнику.
Джеймс горько усмехнулся: блажен тот, кто не знает сил своего врага. Он тронул поводья и, придавив бока кобылы носками солеретов, ответил сразу всем:
- Я не могу обещать вам вечную жизнь, но то, что любой из вас будет дышать, пока не сомкнутся мои веки - я гарантирую, попадаться же в руки Лориана - не советую. - Он обернулся к Эммету: - Палач, леди Бедфорд - невинный ребёнок по сравнению с ним. Ты бы удивился, узнав, насколько искусен в пытках это отродие дьявола. Он способен наслаждаться агонией умирающего годами и даже десятилетиями. Победить вампира можно, но для начала научитесь их убивать. - Рыцарь наклонился над забирающейся в повозку Розалией: - Не вздумай пытаться использовать то, о чём я дальше поведаю, против меня. А пока поторопись, нам нужно как можно быстрее добраться до замка. Лошадей не жалейте. - Он снова обернулся к мужчинам и добавил, повысив голос: - Если придётся столкнуться с живыми мёртвыми, стреляйте из арбалетов им в сердце, а если удастся попасть, не мешкая обезглавьте и уповайте на Божью милость!
Рыцарь пришпорил лошадь, а возглавив кортеж, чуть слышно прошептал:
- Только бы с ними не было Повелителя! - понимая, что вряд ли выживет человек, встретившись с тем, кто спит в обнимку с оружием больше тысячи лет…
Джейкоб не произнёс ни слова. Он не боялся смерти прежде, скорее даже искал её, но вот сейчас… он вспоминал, с каким интересом смотрела ему в лицо юная вампирша: во взгляде мёртвоживущей не было ни капли отвращения…
Билли говорить и вовсе не мог; он лишь читал про себя молитвы, умоляя Господа не забирать детей раньше его срока.

Белла немного задержалась на месте. Она снова спрыгнула на землю, привязала нетерпеливо перебирающего ногами жеребца к дереву и, вскинув голову, завыла по-волчьи. Вампирша оправилась в путь, лишь получив ответное сообщение. Вселяться в чужое тело нужды пока не было. Лохматые друзья рыскали по окрестностям, осматривая ближайшие скалы.
Баронесса придержала коня в хвосте кавалькады, охраняя тылы. Она, рассекая густой туман, спешила навстречу неизвестности, полная надежды, что в замке правительницы Бискайи её ждут важные известия. Желая и одновременно страшась узнать, что о ней говорил граф Бедфорд. Совсем позабыв при этом, что самым важным сейчас станет рассказ Джеймса о жестоком Повелителе. Сердце мёртвой не стучало, отдавая в виски, а издавало слабый шелест, прогоняя по жилам остывшую кровь не выпитой до конца накануне овцы.
- Нам необходимо поохотиться - нужно набраться сил.
- Непременно, как только доставим живых под защиту стен замка, и не вздумай геройствовать, если возникнет опасность. Первым сражаюсь я.
Люди не могли слышать слов вампиров: слишком быстро и тихо они говорили…

***

- Милорд, милорд, проснитесь…
Эдвард с трудом разлепил отёкшие веки и осмотрелся.
Над тесным корабельным ложем навис паж.
- Ваше сиятельство велели разбудить себя перед заходом в воды Бискайского залива. Через пару часов корабль бросит якорь в порту Ла-Рошель, если на то будет ваша воля.
Граф отмахнулся от лукового зловония, разившего из глотки пажа.
- Отойди на шаг, скотина.
- Простите, милорд.
- Сколько говорить: не жри на ночь лук с хлебом, бросай свои деревенские привычки, или отведаешь моего кулака.
- Простите…
- Что заладил? Принеси воды сполоснуться да приготовь одежду.
- Уже всё готово. - Мальчик склонился в почтении, протягивая кусок чистого льняного холста проснувшемуся в плохом расположении духа рыцарю.
- Тогда полей…
Граф потянулся и резко встал, задев макушкой перекладину низкого потолка.
- О, мой Бог, как же надоела мне эта каюта, скоро всю голову расшибу.
Паж хмыкнул, сдержав смешок, - подобное повторялось каждое утро.
- Чего ржёшь, увалень? Пошёл прочь, сам справлюсь, и вели капитану держать курс на Ла-Рошель. Жду не дождусь, когда ногами ступлю на твёрдую землю.
Юноша поспешил передать приказ капитану, сетуя по дороге на скудную еду:
- Того не ешь, этого не пей, а как ещё протолкать обрыдшую солонину в глотку? Ни в один порт не позволили зайти, бежим как псы, поджав хвост. Научишься убегать, а не воевать, и кому жаловаться? Отцу? Так тот точно отделает по рёбрам и не только кулаком за непослушание…

Граф появился на палубе спустя несколько минут. Злой как чёрт на весь свет, проклиная Джаспера, уговорившего выпить перед сном по кружечке эля, но кружки барона порой походили на корыта.
Корабль накренился и резко повернул вправо. Граф с трудом удержался на ногах, заскользив башмаками по палубе.
- Дьявол, и как у этого пьяницы голова не болит по утрам? Хоть бочку выхлебает - всё нипочём.
- Закусывать нужно, брат, и болеть ничего не будет!
Эдвард обернулся на голос. Барон стоял совсем рядом, возле левого борта, и всматривался вдаль.
- Скажи как есть: сметать со стола всё съестное, что свинья. - Эдвард хмыкнул. - Закусывать… такие куски ещё в рот запихнуть умудриться нужно, обжора…
Джаспер не стал слушать далее ворчание брата, его волновало нечто другое.
- Кажется, я вижу городские огни.
- Очень странно, что ты обладаешь столь зорким зрением, до берега несколько десятков миль, разве что вход в гавань освещают кострами.
- Или эти костры совсем по другому поводу.
Граф прекратил ворчать: барон впервые не захотел поддержать словесную перепалку, что случалось крайне редко.
- О чём ты?
Джаспер обернулся, от глаз Мейсона-старшего не ускользнула лёгкая синева век на обычно пышущем здоровьем лице брата.
- Вспомни слова деревенского старосты. - Он перекрестился. - Я спать толком не могу с того дня.
Если бы не дурное настроение графа, то он бы рассмеялся над поспешным жестом брата.
- С каких это пор ты стал суеверным глупцом, опасающимся болезней?
Пьяница и дебошир ответил, ещё больше удивив брата:
- С тех самых, как понял, что жизнь стоит того, чтобы жить! Последний бой многое прояснил для меня.
Эдвард готов был потирать руки: их с подругой уловка приносила плоды. Он приподнял бровь.
- Я даже знаю цвет глаз твоего желания.
Джаспер пожал плечами.
- Чуть темнее твоих, я и не делаю из этого тайну.
Эдвард по привычке ощетинился.
- Не забывайся, Элис - моя невеста…
Барон не желал выслушивать сотни раз повторяемое и порядком надоевшее заявление.
- Да полно тебе. Если бы каждый раз произнесённые тобой слова всё больше становились похожи на правду.
- А вот это…
Джаспер вновь перебил:
- Знаю, знаю, не моё дело. Но позволь не согласиться. Я могу сделать Элис счастливой, не ты.
Граф не был готов к серьёзному разговору сейчас: не удачное барон выбрал время для откровений. Хотя, разве может оно вообще быть удачным? Для того чтоб объяснить брату всю правду, придётся открыть тайну, в истине которой он сам пока не был толком уверен.
- Это почему же? - ответил он вопросом.
- Нелегко познать счастье в объятиях мужа, влюблённого в другую женщину.
- Ты по-прежнему уверен, что я люблю Беллу? - Граф с издёвкой усмехался, намереваясь перевести разговор с братом в шутку.
Но тот не собирался отступать; взгляд голубых глаз выражал решительность.
- Больше, чем когда-либо. Ты снова говорил во сне. Переборки на судне слишком тонкие, чтоб не услышать, оттого я так рано и встал.
Мейсон-старший в который раз за это утро чертыхнулся. Проклиная замкнутое пространство судна и невозможность снять напряжение. Неудовлетворённая похоть приводила к запретным воспоминаниям и слишком ярким снам, в которых он обладал лишь одной женщиной.
- Извини, что не дал выспаться, отсутствие шлюх и вынужденное безделье не делают сон крепче… и что я говорил?
Вопрос можно было не задавать - граф отлично помнил, что снилось ему этой ночью.
- Звал её по имени, обещал всё простить, если вернётся.
Эдвард перевёл взгляд на море. Совершенно чистое небо - ни облаков, ни птиц; абсолютная, вязкая предрассветная тишина, нарушаемая плеском рассекаемых вод да поскрипыванием деревянной палубы. Раскалённый диск солнца не спеша поднимался из ряби далёких волн, окрашивая всё вокруг красно-жёлтым. Кровавые отблески нового цвета глаз любимой…
Он тяжело вздохнул и обернулся к брату. Тот по-прежнему не сводил с него взгляда. Вероятно, пришло время рассказать о самом сокровенном.
- Вот с возвращением то всё не так просто…
Джас качнул головой, соглашаясь:
- Знаю, супругов Блэков так и не нашли…
Эдвард перебил, не желая слышать о Белле, носящей чужую фамилию:
- Нет, не это…
Он медлил, понимая, что не всякую правду можно понять, а уж принять - тем более, но брат напирал:
- А что же тогда? Хватит говорить загадками, я должен знать правду!
- Должен?
- Да, чтоб знать, что делать самому.
- Теперь ты говоришь загадками. Делать «что»?
- Я хочу взять Элис в супруги.
- Хочешь «что»?
Эдвард цеплялся за слова, как за соломинку, изображая непонятливого глупца, и Джаспера начинало бесить это. Он повысил голос:
- Я буду просить руки леди Пембрук у короля, если граф откажет мне в этом!
- Ты думаешь, Карлайл отдаст единственную дочь тебе в жёны?
Барон сжал пальцы в кулаки, хриплым голосом озвучивая мысли, несколько дней не дающие спокойно заснуть:
- Будет вынужден, если ты, граф Бедфорд, откажешься на ней жениться, а мы тайно обвенчаемся.
Эдвард усмехнулся, такое решение проблемы приходило и ему в голову, но было отметено, так как грозило тяжкими последствиями.
- Ты хочешь войны? Как доказать графу, что леди Пембрук пошла с тобой под венец добровольно?
- Войны не хочу, но Карлайл должен поверить в искреннее желание дочери быть моей супругой. Глупо ломать ей жизнь из-за того, что мне не достанется титул Бедфорд. Я барон с правом на собственные земли и не отдам Элис никому, даже тебе, потому что люблю!
- С чего вдруг такая прыть? - Голос Эдварда вновь стал насмешливым: слишком уж быстро брат заговорил о любви. Это слегка настораживало.
- Не вдруг, я понял, что давно испытываю это чувство, оттого и грешил со всеми подряд.
- Блудил от любви? - бровь графа поползла вверх.
- Нет, и не нужно ёрничать! Делал это от безысходности, невозможности обладать той, кого желаю по-настоящему. Я никогда не покусился бы на чувства твоей невесты, относись ты к ней не как к сестре.
- Но желание должно быть обоюдным.
- Вот оттого я сейчас и говорю с тобой. Элис тоже любит меня.
- Отчего ты так уверен? Неужели графиня Пембрук призналась тебе? Пока я слышал и видел совершенно обратное.
- Нет, зачем ждать слов, если её глаза кричат о чувствах. Я же сказал: последний турнир многое изменил… - Барон положил руку на плечо брата. - Я сделаю всё, чтоб найти твою Беллу, отступись от Элис, не мешай нашему счастью.

Эдвард смотрел на Джаспера и видел, что сейчас тот говорит совершенно искренне, но что будет через год, через два? Может быть, Эсми права и только с ним юная леди станет по-настоящему счастлива, а он сам рядом с ней обретёт покой и семейное благополучие? А что значат эти слова? Сытая пища, теплая постель, но так же живёт и скот до забоя. Верная жена, ожидающая мужа из боевых походов? А если, как мать, сжав зубы, выполнявшая роль хозяйки, но втайне мечтающая, что вражеская стрела, копьё или меч освободят её от брака с ненавистным супругом? Сколько раз в детстве он слышал мольбы о прощении за грешные мысли склонившейся перед распятием матушки…
Часто, слишком часто. Он отвечал за юную леди, но не хотел становиться предметом несчастья. Но если встреча с Беллой так никогда и не произойдёт?
Следующие слова являлись чистой правдой:
- А что станется со мной? Я не хочу жениться на знатной, безмозглой глупышке. С леди Пембрук мы испытываем хоть какие-то чувства друг к другу. Она не глупа, умеет поддержать беседу, обучена грамоте, хороша собой, да и знакомы мы с раннего детства.
- Я помогу найти твою белошвейку. Какая разница, кто взойдёт на супружеское ложе графа, если сердце всё равно занято другой женщиной? Белла станет твоей наложницей и всегда будет рядом.
- В этом то и беда…
- Ты снова говоришь загадками. Я открылся, почему бы и тебе не сделать это же?
- У меня всё намного труднее.
- Женщина - не иголка, она не может пропасть бесследно… - Джаспер замолчал, заметив смертельную тоску в глазах брата, страшная догадка, разрушающая его мечты, пронзила сердце: - Белла мертва?
- И да, и нет. - Эдвард вздохнул; вот и пришла его очередь открывать сердце.
- Она приняла постриг и стала монашкой?
Граф криво усмехнулся:
- Если бы так, выкрасть монахиню намного проще, чем достать из могилы…
- Так всё-таки мертва?
- Я же сказал - и да, и нет! - Теперь уже он чуть не сорвался на крик.
Джаспер не отступал; он твёрдо решил вывести брата на откровение. Смотреть и дальше, как тот с каждым днём становится всё мрачнее, не было мочи. В конце концов, от его раздражённости страдали не только слуги, но и Элис.
- У меня голова идёт кругом от непонятных намёков, скажи всё как есть, не будь трусом!
Эдвард перевёл взгляд на показавшийся вдалеке берег, отличный повод увильнуть от разговора.
- Ты не поймёшь и не простишь. Да и времени нет.
Джаспер понял его намерения и придержал за рукав дуплета.
- А ты попробуй! Мы можем продолжить в твоей каюте.
Возвращаться в тесноту крошечной комнатки не хотелось. Эдвард огляделся по сторонам. Несколько матросов, свободных от вахты, спали вповалку на куче тряпья, брошенного прямо под главной мачтой, готовые по первому крику наблюдателя занять места для швартовки, не желая прятаться на короткое время в душном трюме. Рулевой с помощником переговаривались, обсуждая, что станут делать, ступив на французский берег, споря в каком порту шлюхи упитаннее, а выпивка, подаваемая в тавернах, дешевле. Никому из них не было дела до разговора хозяев корабля - матросы подчинялись капитану.
- Я знаю, что сталось с Беллой, и неспроста говорю, что она ни жива и ни мертва, - он проглотил подступивший к голу комок.
Джаспер не торопил и молчал, видя, как сложно говорить брату.
- Помнишь, на турнире жеребец графа Праденса встал на дыбы и опрокинулся вместе с всадником, из-за чего он воткнул в себя заточенное боевое копьё?
- Как такое забыть. В тот день ты мог остаться на ристалище мёртвым…
Эдвард перебил, стремясь побыстрее закончить фразу, - уж коли выставлять себя идиотом, то ни к чему растягивать время:
- Она не дала сделать этого.
- Кто «она»?
- Белла!
Барон с опаской смотрел на брата. Тот либо заболел, либо начал заговариваться. То и другое было одинаково плохо. Слишком яркие воспоминания, смешанные с неосуществимыми мечтами, способны любого сделать безумным.
Эдвард видел мучающие Мейсона-младшего сомнения. Он горько усмехнулся и, запустив пальцы в густую бронзовую копну, взъерошил волосы. Если после его признания барон призовёт лекаря или священника - он его не осудит.
- Я говорил, что ты не поверишь…
Но тот остался стоять на месте, широко распахнув глаза от удивления.
- Прости, но получается, что никто кроме тебя её не видел?
- Не видел и я, лишь почувствовал её присутствие, как это бывает между давними любовниками. Это очень сложно объяснить: запах волос, ощущение, что её тело рядом, что дышишь одним воздухом. - Граф в отчаянии махнул рукой. - Не знаю как, но точно знаю, что она была там!
- Ты сейчас хочешь уверить меня, что живая женщина осталась невидимой для тысячи глаз?
- Вот потому я и молчал, что правду о новой сущности Беллы слишком сложно понять и принять всё происходящее с ней; я сам шёл к этому не один месяц.
- Ты хочешь сказать, что она умерла и стала призраком?
Эдварду не хватало доходчивых слов, объяснить то, чему собственно не было объяснения. В этот момент проверялась вера братьев друг в друге.
- Умерла - да, но превратилась не в призрака, нет, она намного страшнее привидения.
- Так кто же тогда?
Эдвард снова огляделся. Ни один человек кроме брата не должен был услышать этих слов.
- Вампир…
Тихий шёпот раскатом грома ударил в уши претендента на руку Элис, переворачивая его сознание. Изумлению Джаспера не было предела, он верил и не верил словам брата. Признать их правдой мешала не только вера в Бога, но и его неверие во всё потустороннее.
- Ты хочешь сказать, что россказни пустословов о кровососах истина? Что мёртвые способны оживать и находиться незамеченными среди живых? - тихим голосом, с выражением глубокого потрясения на лице ответил он.
Эдвард и не ожидал, что тот сразу примет его слова.
- Ты можешь не верить мне, но это правда. Я не знаю, как это делает Белла, но сам и не раз видел её совсем рядом, на расстоянии вытянутой руки, всего несколько мгновений, но так же ясно, как вижу сейчас тебя!
- Этого не может быть, разве что она призрак.
Граф снова усмехался. Бесполезно выть и рычать в бессилии, если уж начал говорить, то нужно постараться убедить брата хотя бы какими-то фактами.
- Я покажу тебе письма человека, нанятого мной для поисков белошвейки и помощника кузнеца. Мы знаем не всё из того, что творилось в графстве после нашего отъезда. - Он немного помолчал, прежде чем выложить свои последние предположения: - Ты не задумывался, почему матушка именно сейчас прислала нам обереги? Это после столького то времени странствий?
- Что ты хочешь сказать? - Джаспер искренне недоумевал, почему брат пытается связать известия о новой сущности белошвейки с матушкой.
- Леди Бедфорд знает о появлении вампиров!
- Вампиров? Не одного?
- Нет, по крайней мере, двоих. Мужчины и женщины. Тот кровосос не Блэк, а вот восставшая из мёртвых - точно Белла.
Известие о том, что вампир не один и опасные нежити бродят в пределах графства, иначе Эсми не ведала бы о них, удивляло барона безмерно. Почему же тогда все молчали об этом? Но он видел отчаяние в глазах брата и начинал постепенно верить ему. Да и кому тогда верить, если не человеку столько раз приходившему на помощь в самые трудные минуты, помогающему в любых, самых сложных ситуациях. Любящему, несмотря ни на что, своего непутёвого брата.
- Почему бы тебе не допросить сенешаля, может быть, он знает всю правду?
Эдвард вздохнул с облегчением, почувствовав перемены в голосе брата: тот не счёл его сумасшедшим и даже пытался помочь разобраться во всём.
- Уже расспросил, но он слишком мало ведает обо всём происходящем в округе. В первом путешествии, когда я вынужден был покинуть Беллу, и она, воспользовавшись моим отъездом, сбежала, он сопровождал меня, а значит, ничего не знает о тайном венчании белошвейки и Блэка. А в этот раз его отослали на утро после нападения разбойников на дворец.
- Разбойников? Кто-то посмел ограбить замок, полный солдат?
- И я был удивлён не меньше твоего, очень странное нападение. Ничего не украли, только убили палача да освободили узников, томящихся в темнице. А потом попытались проникнуть в покои графини…
Джаспер побледнел. Сколько ещё тайн брат скрывает от него?
- Почему я узнаю об этом только сейчас? Матушка не пострадала? Уж об этом ты мог сказать сразу!
- Нет, не пострадала, но почему-то надела вуаль, наверное, в попытке скрыть от людей страх в глазах или…
- Что «или»?
- Сенешаль говорил, что на полу в покоях графини заметил скрытые свежей соломой пятна крови!
- Её пытались убить?
Удивление барона грозило перерасти в ярость, и Эдвард поспешил его успокоить:
- Это вряд ли… вампиры обладают огромной силой. После их нападения матушка бы не выжила. Пойми, она что-то скрывает ото всех!
Джаспер опёрся руками о борт корабля. Признавать, что мать намеренно обманывает их с графом, не хотелось.
- Я окончательно запутался. Кто и зачем пробрался в дворцовые покои и причём тут твоя белошвейка?
- Вот это и я хотел бы знать. Но судя по оберегам, Тильда ведает, от какой силы они способны нас защитить, и очень боится, что нечисть отправится в погоню за нами.
- За нами?
- Белла несколько раз угрожала мне в тех видениях, посылая проклятия. - Голос графа наполнился горьким сожалением. - Она больше не кроткая влюблённая девушка, она монстр. Прекрасная, покрытая кровью, убийца…
Но Джаспер не склонен был сейчас сопереживать, он думал только о предыдущей фразе брата.
- А как же Элис, ведь для неё не изготовили ладанки? - Он перевёл взгляд на матросов, впервые подумав о ком-то кроме близких. - А все эти люди, в чём повинны они? - Барон упёрся взглядом в лицо брата. - Что нам всем теперь делать, не спать по ночам?
- Это не спасёт. Не верь всем россказням. Вампиры не боятся света дня, их почти невозможно уничтожить, да и я не позволю сделать этого с Беллой!
- Но она же и без того мертва?
- Я же сказал: и да, и нет! Она жива, а значит, способна на чувства и не станет губить невинных людей. Ты забыл, что именно Белла не позволила убить меня в том бою с графом Праденсом? Ведь никто не знал о его вероломстве. Только вампирша каким-то образом увидела кончик копья, появившись на поле ристалища, почувствовав, что мне угрожает опасность.
- Я больше не в состоянии ничего понимать о белошвейке. То ты называешь её монстром, то уверяешь в её милосердии. Угрожает, спасает, хочет убить и не даёт погибнуть. Что это?
- Чувства любящей, но преданной женщины, жаждущей отомстить обидчику, но не позволяющей сделать это никому другому. - Эдвард покачал головой. - Это же так очевидно. Ты соблазнил десятки, сотни женщин, но так и не научился понимать их.
Джас отмахнулся, не желая в такой момент слушать нравоучения:
- Уж прости меня, тупого грубияна, и ответь: она любит тебя или нет?
- Думаю, да! И более того, ты прав, я сам до сих пор люблю её, даже то, чем она сейчас стала. И дьявол меня забери, если я не пробовал забыться в турнирах или любви других женщин, но это выше моих сил. Я проклинаю себя за слабость, но не любить не могу. В каждой женщине нахожу какое-то сходство с ней. В каждый бой вступаю в поисках смерти, но напрасно. Поддаться врагу не могу, а теперь ещё и она стала моим ангелом-спасителем… в крови, любви, душе, небе, смерти… всюду она…
Джаспер с сочувствием смотрел на брата. Его собственные проблемы на фоне его блекли и казались ничтожными. Он жив, Элис тоже, между их любовью стоит только Карлайл, но он человек, а значит, к сердцу сурового полководца можно найти дорожку с живыми чувствами.
- Не позволяй памяти убить тебя! Господь всемогущий, и как ты живёшь с этим мыслями? Мне хватило нашего разговора, чтоб почти сойти с ума, а ты…
- Мне даёт силы надежда. Изменить уже ничего не возможно. Нужно смириться и жить. Либо жизнью человека, либо…
Эдвард не стал договаривать единственное решение сразу всех проблем, не было нужды делать этого, - Джаспер сам понял ход его мыслей и ужаснулся :
- Только не говори, что ты готов стать вампиром!
- Если иначе нам нельзя быть вместе, то… - Граф выдержал паузу, перед тем как сказать: - И ты сможешь беспрепятственно жениться на Элис, став графом Бедфорд.
- Нет, не такой ценой! Подумай, на что ты готов согласиться? Жить вдали от всех, стать изгоем, монстром, преследуемым людьми, отвернуться от Бога…
Эдвард смотрел на диск солнца, наполовину вышедший из воды.
- Последнее пугает меня больше всего, но кто сказал, что вампиры не верят в Бога? Ведь они не боятся света, а значит, их души открыты не только тьме, но и небесам. Их видит Господь.
- Слуги дьявола с богоугодным лицом?
- Не думаю, что Белла стала нежитью по собственной воле. Тут что-то сокрыто, и я очень хочу узнать причины её перевоплощения. - Он пристально посмотрел в глаза брата. - Скажи, изнасилованные и убитые виноваты в том зле, что над ними свершилось?
Джаспер ответил не задумываясь:
- Нет.
- Их отлучают от церкви, отказывают в отпущении грехов и причастии?
И в этот раз ответ последовал незамедлительно:
- Нет.
- Так почему с ней должно быть всё по-другому?

***

Тильда спешила к дочери, желая поскорее сообщить последние новости, но как всегда не собиралась выдавать их все целиком. Её радовали и пугали известия из Испании. Сила Беллы росла, но новый враг был намного сильнее. Если вампирша не успеет выполнить предначертанное ведьмой Изабель, то встреча с Повелителем станет трагедией не только для неё, но и для всего рода Бедфорд. Вся надежда на выживание коего возлагалась судьбой на бывшую белошвейку. Старая ведьма тяжело вздохнула, запнувшись за выступающий из не ровного пола край камня. Силы таяли не по дням, а по часам, - и в том была её собственная вина. Перечить Владыке нельзя, нарушать его планы - тем более, он всегда возьмёт с тебя цену. Зло Эсми убивало, но и добрые поступки ведьмы делали то же самое...
- Только бы дожить до её появления, только бы успеть передать…
Эсми, прогуливающаяся вдоль зубчатой стены высокой башни, обернулась на голос кормилицы.
- Ну, что ты всегда подымаешься сама за мной, неужели нельзя приказать позвать меня служанке?
Старуха виновато улыбнулась.
- Нужно двигаться, пока носят ноги. Стоит поддаться слабости - и она завладеет тобой целиком. На то они и даны человеку, чтоб ходить, да и свежим воздухом подышать захотелось.
Эсми отдала распоряжение стражнику, держащему в руках плащ, подбитый лисицей:
- Накинь на неё - я не замёрзла, и отойди на тридцать шагов.
Охранник с поклоном выполнил приказ графини.
- Говори, что привело тебя сюда на самом деле. - Леди Бедфорд поправила капюшон, сползающий с головы ведьмы. - И больше не поднимайся по лестницам одна, я не зря приставила к тебе Бетси, пусть держит под руку.
Старуха через щель бойницы взглянула вниз; ров почти полностью затянуло снегом. Ветер, сдувающий слепленные в комочки снежинки, завихрениями поднимал их высоко вверх, царапая колючими кристалликами открытую кожу. Она зябко поёжилась, не понимая привязанности дочери к сторожевой башне.
- Любишь ты прогуливаться тут, но только зря, о приближении детей или врага тебя известят вовремя. - И добавила, повернувшись к каменной стене спиной: - Холодный ветер сушит и режет лицо, вышелушивая его и старя. А девку я отослала на кухню - незачем держать подле себя лишнюю пару ушей.
В зелёных глазах Эсми вспыхнул интерес, но, как и кормилица, она сделала вид, что поддерживает ничего не значащую беседу:
- Ветер и вправду сильно дует с утра - видно быть непогоде. С этого места хороший обзор: весь замок с окрестностями, как на ладони. Пусть подданные видят, что за ними зорко следят. - Но любопытство взяло верх, она скинула капюшон, чтоб лучше слышать слова старухи. - А теперь давай о главном. Ты узнала что-то новое о моих сыновьях?
Тильда улыбнулась беззубым ртом: дочь никогда не отличалась терпением.
- И не только, но давай обо всём по порядку.
Графиня кивнула, приготовившись слушать.
- Корабль благополучно достиг берегов крепости Ла-Рошель и уже проходит мимо сторожевых башен. Скоро он бросит якорь в порту. Там их встретят и проводят в дом де Ла Роша. - Тильда перечисляла события, довольная, что ничего не упустила. - Мои письма получены, подорожные готовы. Дети сами решат, куда им отправиться. На земле Франции им никто не причинит вреда, не беспокойся.
Но радость колдуньи не разделяла леди Бедфорд.
- Что значит «решат»? - Её голос наполнился раздражением. - Я жду их дома!
Кормилица знала, что последует за следующим откровением, но должна была сказать это:
- Эдвард не совсем доверяет тебе, он начал прозревать, что всё не чисто с исчезновением белошвейки.
- Проклятая сучка! Я никогда не смогу избавиться от неё! - Взгляд хозяйки замка наполнился яростью, а голос - желчью. - Скажи, почему? Почему она до сих пор жива? Неужели тебе не под силу её уничтожить?
Порыв ветра ударил леди в лицо, задрав вуаль, скрывающую чуть розоватую полоску на щеке, бывшую когда-то рваным шрамом, и разметав по плечам распушенные огненные волосы.
Стражник, отошедший на приказанное расстояние, повернулся на крик правительницы, пытаясь понять: требуется ли его вмешательство.
Тильда вскинула на него взгляд, воин дрогнул и отвернулся в противоположную сторону. Оставалось унять гнев дочери.
- Успокойся. Не всё мне подвластно, я уже говорила об этом. Родовые корни Беллы ведут к ведьмам… Я не х… - старуха прижала ладонь к губам, - могу убивать себе подобную.
- Значит, она уничтожит всех нас и начнёт это делать с Эдварда!
- Прекрати кричать, ты привлекаешь к нашему разговору внимание. У стен тоже есть уши.
- Я их отрежу! - Эсми почти визжала.
Тильда покачала головой, увещевать словами разъярённую графиню очень сложно. Она подняла руки и, прикоснувшись сначала к своей груди, взяла в них ладони любимой девочки.
- Невозможно убить всех и вся. Иногда приступы твоей ненависти переходят грань безумства.
Тепло и леность наполняли тело леди Бедфорд. Она попробовала вырваться, но победить, казалось бы, высохшую от старости колдунью было не так-то просто.
Высокородная леди проговорила, словно оправдываясь перед кормилицей:
- Я не сумасшедшая! Я просто хочу, чтоб эта мясничья свинья навсегда забыла о моём сыне. Пусть делает, где и что хочет, но не приближается к границам графства. Она нам не ровня и никогда не станет ею! Мёртвым нет места среди живых!
Тильда вздрогнула: эти слова она уже слышала в своих видениях. Продолжать рассказ не имело смысла. Дочь не выдержит известий о том, что происходит в далёкой Испании с ненавистной ей женщиной, а тем более с её помощниками. Только не сегодня и не сейчас. Она покачала головой, когда-то имя Свон вызывало в любимице совершенно другие эмоции, и голосом, полным глубокого сожаления, произнесла:
- Как слаба и выборочна память человеческая…
Графиня ответила с не меньшей горечью:
- Нет, я всё помню… и оттого ненавижу её ещё больше!

Источник: http://twilight-saga.ru/forum/15-8357-1
Категория: Альтернатива | Добавил: Dj_Pofig_Na_Vse (13.12.2013) | Автор: Galina
Просмотров: 19
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Все люди [8170]
Общее [507]
Альтернатива [5693]
Продолжение саги [1586]
Актерская жизнь [2379]
Отдельные персонажи [829]
Стеб [238]
Слэш и НЦ [3327]
Флешбек [48]
Мини-фики [492]
Наши переводы [2376]
Кроссовер [278]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи