помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Хотели бы вы, чтобы Паттинсон написал саундтрек к "Затмению"?
Всего ответов: 6967




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Альтернатива

Кровавое Рождество. Глава 13.
Эдвард, затаив дыхание, прислушивался несколько мгновений. Ни шороха, ни запаха; белошвейки в шатре не было. Он с облегчением выпустил воздух из наполненных лёгких и тут же усмехнулся. Чего он боялся? Эфемерного призрака и его мести? Белла ревнива? Вот этого граф не знал, и не было раньше повода, чтобы проверить уровень чувства собственности белошвейки. Но так ли её призрак эфемерен, раз может воздействовать на живое, заставлять повиноваться себе, устрашить до смерти? Кем стала его возлюбленная? Ни одной разгадки до сих пор не найдено, лишь новые вопросы добавляются каждый день. Его вампирша своим поведением совершенно не походила на рассказанную историю о муже и дочери Марией. Разве что настолько же разумна и готова на самопожертвование во имя любви, как Джейн, и настолько же кровожадна и беспощадна, как Себастьян…
Но в Белле чудесным образом соединились оба качества, и было много новых. Почему Мария ничего не говорила о видениях? Значит, её родные не могли делать того, что подвластно Белле?
Лорд Бедфорд с силой ударил кулаком по столу, послышался треск древесины и испуганный шёпот пажа с оруженосцем за толстой тканью шатра. Боявшихся, как огня, попасть под суровую руку господина после встреч с женщинами. Эдвард ударил ногой по лавке, деревянная скамья завалилась на бок. Кто и когда даст ему ответы на все вопросы? И тут же ответ сам сформировался в мозгу: никто и никогда кроме неё самой! И бесполезно крушить мебель и выливать злость на врага. Остаётся лишь уповать на милость Бога ли, Дьявола ли. Кому из этих двух хозяев Мира сейчас принадлежит и служит его белошвейка? Он предпочёл бы первого, но даже если второму, то что это меняет? Ничего, он любит её и хочет быть любимым в ответ!
Эдвард крикнул оруженосца и велел облачить себя в латы. На размышления у него есть бессонные ночи, а сейчас он нужен брату. Но прежде чем одеться, Каллен приказал подать таз с водой и тряпку. Он с остервенением несколько раз обтёр чресла. Сладкий запах испанки не уходил. Граф чертыхнулся и натянул брэ, понимая, что пахнет не тело, а совесть.
Он устремился к ристалищу, где слуги устроителей турнира готовили место под пешие бои, в одном из которых будет участвовать Джаспер.
В землю вбили несколько кольев и натянули меж ними верёвки. Устанавливать деревянные ограждения не было времени. Так внезапно начавшийся дождь превратил политую кровью, посыпанную песком землю в чёрную жирную кашу.
Джаспер в полном облачении крутил головой по сторонам. Он высматривал брата. То, что происходило с графом в последнее время, не нравилось барону. Постоянно задумчивый, резкий, часто срывающий гнев на окружающих. У него не было времени переговорить с ним после сражения на копьях. Брат куда-то пропал, следом за унесённым с поля де Праденса. Если то, о чём шептались оруженосцы - правда, то жить Педро оставалось недолго, разве что ревностного католика спасёт его Бог? Джаспер усмехнулся и перекрестился, но это при условии, что дьявол уже не прибрал к своим рукам его душу. Он вперил взгляд в ложе Элис. Прекрасная брюнетка накинула на голову капюшон плаща, пряча мантилью, покрывающую волосы, от дождя.
Стоящий, по другую сторону от места для боя, Хайме де Урхель тоже смотрел на красавицу англичанку. Он хищно оскалил рот и выдул ноздри. Эта благородная девица допустит его в своё ложе, чего бы ему это не стоило. Если для того, чтобы расчистить дорогу к постели леди Пембрук, должен погибнуть напыщенный болван Мейсон, то так тому и быть! И затупленным для турнира топором можно размозжить голову, а если у него к тому же имеется шип… Граф дотронулся пальцем до железного нароста с обратной стороны от лезвия. Такой топор способен пробить шлем. Это оружие не колет противника, не режет: оно способно смертельно ударить, а именно это он собирается сделать. Хайме перевёл взгляд на почётное ложе в середине трибуны. Раненный при покушении в бедро брат сидел в окружение пяти вооружённых рыцарей и красавицы-жены, с тоской взирающей на размокшее ристалище. Элеонора Португальская несколько недель назад похоронила новорожденную дочь и, в отличие от мужа, скорбела по потерянной малютке.
Инфант нахмурился, что происходило с ним всегда при виде Педро IV. Хайме зло усмехнулся: когда-нибудь он отнимет у мерзавца власть и станет королём. Нужно только запастись терпением, а денег и союзников у родившегося по воле Бога вторым - хватало. Но сейчас присутствие брата на турнире оказалось как нельзя кстати: оно гарантирует де Урхель безнаказанность. Никто не захочет перечить королю Арагона!
Испанец обернулся к сопернику. Голубоглазый англичанин любовался дамой сердца. Задумавший подлое убийство рыцарь сжал длинную рукоять топора. Скоро кудрявая голова блондина не будет выглядеть столь привлекательно, а горячий взгляд влюблённого станет холодным как венецианское стекло. Хайме заметил приближающегося к Джасперу графа Бедфорд. Этот выскочка назвался женихом Элис, но взгляд, брошенный на невесту, был почти равнодушным. Из этих двоих на роль хорошего мужа подходил именно барон Мейсон, но кто и когда спрашивал венчающихся: по любви ли они делают это? Что такое брачная ночь, проведённая в ложе женщины из чувства долга, инфант знал по собственному опыту. Он снова обратил взор на леди Пембрук. Вот эту гордую сеньориту его горячее сердце могло бы полюбить по-настоящему. И кто знает, может быть, леди ответила бы ему взаимностью?
Эдвард положил одетую в перчатку руку на плечо брата. Джаспер не вздрогнул, а резко обернулся, мгновенно опустив руку на рукоять висящего на ремне кинжала. Граф рассмеялся:
- Что-то, братец, ты поздно вспомнил о тыле. Негоже расслабляться на земле противника.
Барон ткнул в бок стоявшего чуть впереди оруженосца.
- Где ты должен находиться, олух?
Молоденький юноша, находившийся с шести лет в услужении брата графа Бедфорд, заморгал белобрысыми ресницами. Обветренное, покрытое мелкими каплями дождя, лицо будущего рыцаря покраснело.
- Слева и на два шага позади, но сейчас ведь не война?
Джаспер сплюнул на землю и отвесил пареньку хорошую затрещину.
- В чужой стране всегда, как на войне. Неизвестно откуда и когда на тебя могут напасть. В следующий раз прикажу высечь. - Он сдержал улыбку при виде насупившегося подручного.
Сколько вот таких подзатыльников отвесил им с Эдвардом за долгие годы службы Карлайл? Но именно благодаря его воспитанию, они с братом до сих пор живы.
- Если хочешь когда-нибудь сражаться на поле ристалища, выполняй сейчас все приказы беспрекословно. Мёртвые рыцари, убитые подлым ударом, лежат в могилах и кормят червей. Я не хочу стать покойником по твоей милости. - Оруженосец шмыгнул носом и, сделав несколько шагов назад, встал за спину господина.
Джаспер спросил, не оборачиваясь:
- Ты хорошо меня понял?
- Да, сэр!
Герольды протрубили в трубы, старший из них представил рыцарей, которые примут участие в пешем бою, и виды оружия. Биться можно до трёх точных ударов по корпусу. Из-за травм участников на поле выйдут лишь три пары, лучший из оставшихся на ногах рыцарей и будет объявлен победителем. По трибунам пронёсся недовольный рокот. Зрители не насытились потом и кровью знатных вельмож. Где ещё, кроме турнира, посчастливится увидеть истекающими кровью или убитыми жадных властителей? Ради этого зрелища они готовы мокнуть под дождём. Боль ненавистных господ согреет теплом озябшее тело. Победа любимчиков наполнит сердца гордостью.
Главный судья опустил жезл. Рёв толпы стих, все взоры обратились на импровизированную арену. Первыми предстояло биться барону Мейсону и графу де Урхель.
Эдвард лично осмотрел крепления доспехов брата и, пожелав удержать равновесие и не поддаться ярости, перекрестил барона на удачу.
Противники, гремя латами, с трудом переставляя вязнущие в грязи ноги, перешагнули через опущенные оруженосцами верёвки и встали напротив друг друга для приветствия.
Хайме проследил за взглядом Джаспера, кинутым в ложе Элис. Он хмыкнул, прежде чем опустить забрало, закрывая им смуглое, покрытое шрамами лицо.
- Клянусь распятием Христовым: она сегодня же станет моей и сделает это добровольно. Женщины любят героев!
Джаспер презрительно усмехнулся в ответ. Вывести его на ненужные эмоции перед боем не удастся. Он смерил взглядом внушительную фигуру соперника.
- Я слышал не раз, что вы хорошо умеете говорить, в то время как я пустой болтовне предпочитаю сражение.
Де Урхель прорычал в ответ. Сильный порыв ветра ударил в защищённую латами спину, чуть не свалив графа на землю. Он слегка наклонился вперёд и, работая на публику, эффектно перекинул топор из руки в руку. Толпа коротко взвизгнула в предвкушение кровавой битвы, и наступила тишина, нарушаемая лишь ударами тяжёлых водных капель о землю.
- Так чего же мы ждём? - слова испанца донеслись до трибун.
Джаспер снова усмехнулся и, закрыв забрало, глухим голосом прокричал ответ сквозь отверстия для дыхания:
- Вашей последней молитвы, милорд. Вы же только что пообещали сегодня отдать свою жизнь Богу.
Первым ударил Хайме. В его голове всё ещё стоял крик англичанина. Отдать Богу граф, как всякий испанец, был готов многое, но жизнью слишком дорожил, чтобы в столь ранние годы с нею расстаться. Господь Бог должен его подождать, и подождёт, тем более что он готов предложить взамен своей жизни чужую.
Джаспер успел сделать шаг назад и выставить крепко сжатое в руках древко навстречу летящему лезвию. Раздался стук дерева, выдержавшего удар в силу намного больше, чем вес графа. Ступни Джаспера, расставленные для равновесия тела под углом, вдавились в жидкую массу. Он слегка наклонился вперёд и начал привычный счёт, который всегда отвлекал от раздражающих криков зрителей и придавал некий ритм его действиям. Мозг отсчитывал хриплым голосом Карлайла:
- Удар рукоятью, шаг назад, рубим, шаг вперёд, удар, назад, рубим…
Если бы это был бой на настоящем поле сражения, один из них уже был бы повержен, но правила запрещали касаться оружием ног…
Над ристалищем повис звук ударов дерева об дерево, скрежет бьющегося друг о друга железа, чавканье грязи под тяжёлыми солеретами. Пока противникам удавалось блокировать удары друг друга. Джасперу ужасно мешала вода, сквозь отверстия протекающая в шлем. Она попадала в рот при вскрике, и не было возможности её выплюнуть, приходилось глотать, сбивая дыхание. Барон подумал, что будет смешным захлебнуться водой, сражаясь на топорах. Он пожалел, что не оставил забрало открытым. Джаспер ждал момента, когда противник споткнётся и потеряет равновесие, а это обязательно должно было случиться. Де Урхель прихрамывал на правую ногу, словно Бог наказал его ударом копья в место, в которое был ранен брат.
Граф в очередной раз сделал выпад, тяжёлое железо метило в шлем англичанина. Барон удивился, что всякий раз, при приближении к голове, Хайме несколько поворачивал топор, стараясь ударить шипом, а не затупленным лезвием. Что это могло ему дать? Джаспер встретился взглядом со сверкающими ненавистью чёрными глазами противника. В них горело не только желание победить, ярость убийцы явно довлела над прочими эмоциями.
Барон вздрогнул, рука чуть опустилась, и он лишь в последний момент подставил древко, сместив, но не предупредив удар. Шип с противным скрежетом скользнул по наплечнику и скатился вниз, зацепившись за край налокотника. По трибунам сначала прошёл вздох и вскрик женщин, самый громкий из которых раздался из ложа леди Пембрук. А затем воздух огласился рёвом довольных мужчин. Им было от чего ликовать: испанский рыцарь первым достиг цели.
Пот, градом стекающий по лицу, смешался с дождевой водой, и теперь Джаспер глотал солёную жидкость. Он с трудом удержался на ногах, расползающихся в стороны, стараясь не обращать внимания на глухую боль, поразившую левое плечо. Рыцарь воспользовался зацепом* топора де Урхеля и с силой нанёс ответный удар, пытаясь попасть в шлем противника, но сделать это одной рукой оказалось невозможным.
Зазубренное лезвие с грохотом ударилось о металлический нагрудник, продавливая его до стёганного поддоспешника.
И снова рёв, но теперь недовольства, повис над трибунами: проклятые англичане никак не хотели признавать силу испанского оружия.
Хайме пошатнулся и отклонился назад. Он непременно упал бы, не повисни на руке английского рыцаря, вцепившись двумя руками за древко своего топора. Кожаные ремни, крепящие железную защиту, впились в тело Джаспера, растягиваясь и лопаясь под тяжёлым весом графа.
Толпа ликовала. Хайме удержался на ногах и пусть пропустил ответный удар, но сумел нарушить железки, защищающие англичанина. Топор - не тот вид оружия, в бою с которым можно оставить руки открытыми. Послышались крики и возгласы с советами графу, как воспользоваться данным Богом преимуществом и рубануть по локтю выскочки с севера.
Эдвард тоже кричал, но от отчаяния и бессильной ярости. Последнее, чего он хотел бы - видеть брата изувеченным калекой. Он требовал от герольдов остановить бой и позволить Джасперу заменить налокотник и понимал, что слушать его никто не станет. Граф Бедфорд вскинул взгляд на трибуну. Элис вскочила с кресла и стояла, вцепившись руками в ограждение ложа. По побледневшему как полотно лицу хлестали струи дождя. Леди переводила взгляд с арены на главного судью, ожидая решения. Жезл не опустился и сражение никто не прервал.
Джаспер сквозь шум, пульсирующей в ушах крови, услышал крики брата и вскрик Элис и кинул взгляд на трибуну, на секунду отвлекшись от противника. Он заметил, как Элис бросилась к выходу из ложи. Мозг моментально оценил происходящее. Что могла сделать подруга детства, чтобы спасти брата жениха? Остановить бой! И она имеет на это право, как прекрасная дама, в чью честь бьются соперники! А вот этого ни в коем разе не хотел Джаспер. Всепоглощающая ненависть Урхеля, прочитанная в его взгляде; желание обладать недоступной англичанкой любой ценой настолько очевидно, что его не остановить другим образом, кроме как заставить захлебнуться собственной кровью. Испания - вотчина графа. Где гарантия, что с этого дня им всем не будет угрожать опасность? В любом горном районе, где бесчинствуют баски, иноземных путешественников могут безнаказанно ограбить или убить, а прекрасную леди сделать наложницей. Когда и кто начнёт искать пропавший кортеж? Пройдут долгие месяцы, пока их с братом трупы найдут на дне какого-нибудь ущелья. А Элис, наскучив сластолюбивому испанцу, станет его рабыней, лишившись для верности языка, или получит кинжалом в грудь.
Все эти мысли в одно мгновение пронеслись в голове барона. Он выкрикнул слова запрета для Элис:
- Не смей!
И заметив, что подруга замерла на месте, откинув от себя графа, нанёс новый удар, на этот раз, целясь чуть ниже шлема, в шею. Но Хайме уже пришёл в себя и выпрямился. Он парировал выпад и тут же, сделав шаг вперёд, попытался опустить обух на голову Джаспера. Тот выставил перед собой древко, окончательно убедившись в своих догадках. Де Урхеля не интересовал открытый локоть противника. Зачем отрубленная рука тому, кто жаждет проломить голову англичанину?
В одно мгновение что-то щёлкнуло в голове рыцаря. Он увидел заплаканную, поседевшую от горя Эсми, склонившую голову над разложившимся трупом брата с торчащим в груди поржавевшим копьём, истекшего кровью на берегу каменистой речушки. Де Урхеля лежащего меж ног избитой в кровь, обнажённой Элис. И этого же поддонка бьющего кинжалом под маленький холмик белоснежной груди наскучившей англичанки. Горячий сгусток ярости образовался в животе рыцаря и, обжигая внутренности, рванулся вверх, высвобождая силу и опыт собранные за десятилетия сражений. Он столько раз бился и побеждал за пустую славу и никчемные награды, теперь пришла пора уничтожить врага ради жизни любимых людей.
Мейсон взревел от гнева. Он отступил на шаг и, повернув топор древком вперёд, с силой воткнул в образовавшуюся ранее вмятину нагрудника испанца. Граф глухо вскрикнул. Он не ожидал толчка от англичанина и в этот раз не успел среагировать. Сила удара была такова, что выбила из лёгких воздух. Хайме пошатнулся и начал оседать на землю. Джаспер моментально отступил, повернул топор и, сделав шаг вперёд, лезвием ударил в основание шеи брата короля, вложив в удар всю мощь натренированных в боях мышц. Третий удар он нанёс в то же место. Превратившаяся в месиво земля с жадным чавканьем расступилась под наколенниками осевшего рыцаря. Фонтан жидкой грязи окатил доспехи наклонившегося над повергнутым соперником барона. Он прорычал, охваченный яростью сражения и жаждой крови соперника, в шлем графа:
- Ты готов умереть?
Чёрные глаза в прорезях забрала полыхнули ненавистью, перед тем как закатиться за веки. де Урхель покачнулся вбок, выровнялся, опять покачнулся и растянулся плашмя, лицом вперёд, рискую захлебнуться в грязной луже. Джаспер снова поднял топор, намереваясь опустить его на шлем Хайме И теперь уже Эдвард заорал, пробиваясь голосом сквозь рёв возмущённых зрителей:
-Джаспер, не смей!

Белла бодрствовала, охраняя сон друзей, позволяя Джеймсу выспаться впервые за долгое время. Её больше не мучила жажда. Кровь зверей действительно мерзко пахла, и первые дни после кормления вампирша мучилась жуткой изжогой. Но за несколько дней организм привык принимать другую, не столь сладкую кровь, и с Беллой стали происходить перемены. Она все реже испытывала неконтролируемые вспышки ярости и гнева, очевидно вместе с кровью людей её покидало их вечное стремление к власти и агрессии. Животным не нужно выяснять кто из них главный, каждый занимает свою нишу в природе и довольствуется этим.
Больше всего изменениям Беллы радовался Джеймс; рыцарю не нужно было постоянно следить за подопечной. У него появилось свободное время для оттачивания мастерства воина. Во время привалов он с удовольствием показывал подруге хитрые приёмы и обучал боевой тактике. Как будто и вправду хотел когда-нибудь, с помощью Беллы, освободить тысячу праведников и получить назад свою душу. Но больше всего Джеймсу нравилось изменение цвета глаз вампирши. Из бордово-красных они постепенно стали чёрными, потом карими, а сейчас светились в лучах солнца редким янтарным цветом. Вопрос о появление белошвейки среди людей больше не мучил бывшего крестоносца. Прекрасная Изабелла, отчасти его творение, сможет поразить высший свет, в котором им предстояло скоро очутиться. Она стала не только изысканно красива, но и по-настоящему сильна. Рыцарь из вампирши получился превосходный.
Белла усмехнулась своим мыслям: Джеймс не торопился переходить на кровь животных, объясняя это тем, что не обязательно им обоим есть дерьмо, он мужчина и всегда сможет спрятать глаза за забралом шлема.
Белла расслышала стук копыт и шум колёс лёгкой повозки. По дороге в сторону Бристоля двигался кортеж. Она ясно различала удары двадцати четырёх пар копыт. Двенадцать лошадей, все с совершенно разным ритмом ног и тяжестью давящей на спины.
Ещё один трюк, которому обучил её Джеймс. Рыцарь был прав, и белошвейка не раз смогла в этом убедиться, побеждает в сражение тот, у кого ясная голова на плечах, и хорошо работает мозг. Им, вампирам, дан отличный слух, обоняние, сила, скорость движений, при правильном применении всего этого они могли стать непобедимыми. Белла прижала руку с груди. Единственное, что могло угрожать её жизни - раненое деревом сердце, но и этого можно избежать. Билли пообещал, что как только получит в руки молоток и окажется в кузнеце, выкует ей тяжёлый нагрудник, такой, который не сможет поразить ни одна стрела. Она будет жить долго и обязательно найдёт отобранного ребёнка! Белла втянула воздух. Тяжёлый запах пота ударил в ноздри. Путники в дороге не один день, по крайней мере, об этом говорила вонь, идущая от их грязных тел. Кому-то так же, как и её компании, необходимо как можно быстрее попасть в порт.
Белла вскочила на ноги и, в несколько прыжков, оказалась у дороги. Снежного вихря не видно, значит, у них есть время скрыться. Вампирша вернулась в лагерь. Джеймс, разбуженный шумом, уже встал и седлал лошадей. Смертельно уставшие Блэки по прежнему спали. Белошвейка чуть слышно заговорила с вампиром:
- Что будем делать? Уйдём глубже в лес или попробуем опередить?
Рыцарь отвечал столь же тихо:
- Ни то, ни другое. - Белла удивлённо приподняла бровь, Джеймс пояснил: - Мы нападём на этот отряд.
- Зачем? Ты же сам говорил, что нам не нужно привлекать к себе внимание.
- Мы приближаемся к Бристолю.
Белла вздёрнула плечи, подчёркивая недоумение.
- И что это меняет?
- Нам нужны бумаги, удостоверяющие, что мы не беглые крестьяне?
- Нужны, но…
Вампир не дал договорить:
- Вот их мы сейчас и раздобудем! - Джеймс вскочил в седло и жестом призвал Беллу сделать то же самое. - Проедем вперёд на пол мили и устроим засаду.
Белошвейка последовала примеру рыцаря. Она запрыгнула на гнедого и, потрепав его за холку, натянула поводья. Жеребец нервно фыркнул, подумав, что эта бешеная нежить его доконает своими скачками, но покорно рванул с места в карьер. Белла догнала Джеймса и, поравнявшись с его кобылой, спросила:
- А зачем мы взяли лошадей? Тут же близко.
- Ты собираешься держать в руках сразу арбалет, лук, топор и меч?
- Но…
Джеймс прервал вампиршу, улыбаясь уголками губ. Он ни за что не упустит случая дать ей наставление.
- И запомни, у воина верхом на коне всегда есть преимущество и это не только лучший обзор.
Белла усмехнулась.
- А что ещё?
- Он чувствует себя больше, мощнее на рост и силу коня и получает возможность смотреть на других людей сверху.
Вампирша рассмеялась: ох уж этот Джеймс, во всем-то он ищет причину пофилософствовать, интересно, а через сто лет, она станет такой же?
Джеймс резко натянул поводья перед огромным дубом, растущим у самой дороги. Кобыла встала на дыбы, но он удержался в седле. Жеребец Беллы проскакал несколько метров, и лишь потом она сумела повернуть его назад. Вампирша выпрыгнула из седла и ворчливо спросила друга:
- Ну а теперь что?
Рыцарь указал рукой перед собой:
- А теперь мы будем рубить этот дуб. - Джеймс достал боевой топор и, плюнув на лезвие, провёл краем по пальцу, расслаивая кожу.
Тонкая полоска разреза моментально затянулась, не оставив и следа. Белла передёрнула плечами и смерила дерево взглядом.
- Не проще ли его свалить?
Джеймс рассмеялся:
- Белла, это тебе не сучья рубить и мелкие деревца с корнем вырывать, но если ты сможешь, - рыцарь, сдерживая улыбку, добавил: - у нас ещё есть время, попробуй, мне жуть как не хочется топор портить.
Вампирша подошла к дубу и, упершись плечом в толстую кору, надавила со всей силы. Дерево слегка вздрогнуло. С веток, покрытых выпавшим за ночь снежком, посыпались холодные хлопья, за мгновение, превратив белошвейку в большой, пушистый сугроб. Белошвейка выбралась из-под голой кроны дуба, отфыркивая и откашливая попавшие в нос и рот снежинки. Она достала из глубоких карманов плаща подаренные Розалией шерстяные длинные перчатки, натянула их на руки, словно боясь холода прозрачных кристаллов, и лишь потом встряхнула капюшон. За это время вампирша сумела подавить раздирающий грудь гнев. Да и кого винить в собственной глупости и излишней самоуверенности?
Джеймс согнулся пополам от смеха. Белла недовольно проворчала:
- Мог бы и объяснить, что не всё под силу вампиру, но ты я вижу получаешь от моего позора удовольствие.
Теперь уже рыцарь трогал дерево руками. Он выбрал удобное для рубки место, прежде чем ответить:
- В следующий раз доверяй, не проверяя. - Джеймс ударил по стволу топором. - Да и снег теперь не свалится мне на голову! - Руки рыцаря замелькали в воздухе, выбивая из дуба летящие во все стороны щепки.
Он остановился, лишь наполовину разрубив сердцевину векового дерева. И осмотрев плод своей работы, остался доволен. Джеймс повернулся к стоявшей в стороне белошвейке:
- Вот теперь ты его запросто свалишь.
Она снова удивилась. Проснувшийся в отличном расположение духа рыцарь говорил сплошными загадками.
- Почему я?
- Ты должна была спросить: когда?
Белла кивнула головой.
- Хорошо, когда? - Она вопросительно посмотрела в бордовые глаза друга. - Может быть, теперь ты посвятишь меня в свою стратегию?
- Ничего сложного. Ты просчитала лошадей?
Вампирша усмехнулась, она ожидала этого вопроса.
- Да, их двенадцать.
Рыцарь остался доволен, но всё же добавил:
- Десять всадников и две запряжены в повозку, если быть более точным!
- Согласна.
- Ну и слава… - Джеймс осёкся.
Белла скривила лицо, ох уж эти выработанные десятилетиями привычки бывшего крестоносца, которые он пытается скрыть.
- Да что ты вечно стесняешься при мне креститься и молиться? - Она в раздражение сплюнула на землю. - Думаешь, я не замечала тебя стоящего на коленях со сложенными для молитвы руками?
- Это личное! И прекрати вести себя как грязная девка.
- А я не специально подглядывала, просто так получилось. Странный ты, говоришь, что мы прокляты, а сам не веришь в это.
- Верю, вот от того и не забываю Бога. И я найду способ выпросить прощение.
- Сначала кровь человеческую пить перестань. - Белла заметила, как напряглись плечи вампира, но не смогла удержаться и добавила, злясь на всех монахов: - Верит он…
- Ты будешь слушать, что нам делать или спорить со мной?
- Говори. - Белла принялась глубоко дышать.
Ни что не могло её вывести из себя так, как споры о вере и монахах. Джеймс пожалел, что начал этот разговор.
- Ты свалишь дерево перед повозкой, дав всадникам промчаться вперёд. Я о них позабочусь сам. Твоё дело удержать лошадей, не повредив карету. Она нам нужна.
- Откуда такая уверенность, что охрана окажется впереди? И если я придавлю их деревом?
Джеймс ухмыльнулся, с каких это пор Белла начала жалеть воинов?
- Будь я начальником стражи, то ехал бы впереди. Редко кто нападает сзади. И замыкать кортеж тоже будут всадники, но не более двух. - Джеймс положил в знак примирения ладонь на плечо подопечной. - А если кого-то придавишь, то нам только на руку, меньше придётся убивать.
Белла попыталась подковырнуть столетнего воина:
- А это ты не можешь: услышать точно, сколько скачет впереди повозки и сколько сзади?
- К сожалению, нет, - Джеймс парировал словесный укол раздражённой вампирши. - Это ты у нас видишь невидимое. Посмотри, что там?
Белла зарычала в ответ. Джеймс улыбнулся.
- Вот такой и нужно быть перед сражением: злой и уверенной в себе и своей победе. – Джеймс отстегнул от седла гнедого жеребца тяжёлый лук. - Сегодня проверим, чему и как хорошо я тебя научил. - Он зарядил арбалет. - И никаких вампирских штучек! Дерёмся только оружием.
Топот копыт становился всё чётче, кортеж приближался с каждым мгновением. Вампир передал арбалет белошвейке и заглянул в янтарные глаза.
- Поняла меня? Не хочу, чтоб ты сорвалась и снова начала пить человеческую кровь. - Он скривил рот и добавил: - Лучше уж я сам начну бегать за зайцами.
Белла улыбнулась, представив, как нелепо это будет выглядеть, и согласно кивнула. Джеймс, вскочив на кобылу, скрылся в густом ольшанике на другой стороне.
Наконец, на дороге, в клубах поднятого копытами снега, смешанного с паром, вырывающимся из разгорячённых глоток лошадей, показались мчащиеся во весь опор всадники. Джеймс ошибся, отряд рыцарей, охраняющих карету, был поделён поровну: пятеро впереди и пятеро сзади.
Белла в нужный момент надавила на подрубленный ствол. Дерево со скрежетом наклонилось вперёд, пропустив первых стражников, и со страшным грохотом рухнуло на землю прямо перед повозкой. Лошади поднялись на дыбы. Оглобля ушла вперёд, протаскивая за собой карету и, ударившись в мощный ствол, отскочила назад. Срывая конскую привязь, проламывая стенку повозки, из которой раздался полный боли женский крик.
Джеймс выскочил из укрытия. Стрела его арбалета пробила доспехи первого из повернувших назад рыцарей. Он с тревогой взглянул на вскочившую в седло Беллу и прокричал:
- Ничего не бойся, я с тобой! Помни, ты дьявольски сильна и бессмертна, а их всего лишь пятеро…

*Зацеп – один из базовых ударов при битве на топорах. Зацепы за конечности имеют свою специфику, и иногда выгодней сделать именно зацеп, нежели удар в боевую руку. При боевом зацепе эффективно травмируется не предплечье, которое сложно пробить через наруч, а кисть противника (запястье).

Спасибо огромное за терпение и помощь моему редактору Свете ССღ
И оперативное бетирование нашей незаменимой Марише АкваМарина

Источник: http://twilight-saga.ru/forum/15-8357-1
Категория: Альтернатива | Добавил: Dj_Pofig_Na_Vse (11.12.2013) | Автор: Galina
Просмотров: 27
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Все люди [8170]
Общее [507]
Альтернатива [5693]
Продолжение саги [1586]
Актерская жизнь [2379]
Отдельные персонажи [829]
Стеб [238]
Слэш и НЦ [3327]
Флешбек [48]
Мини-фики [492]
Наши переводы [2376]
Кроссовер [278]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи