помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Читали ли Вы книги в оригинале?
Всего ответов: 8995




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Все люди

ДНИ МОЕГО БЕЗУМИЯ. ГЛАВА 2 "ПРЕДСКАЗАНИЕ".
Белла.

Прежде, чем я успела сообразить, что происходит, пугающий своими габаритами Эмметт с насмешливыми серыми глазами схватил меня своей огромной ладонью за предплечье и подтолкнул к своим друзьям.

Ноги из-за охватившего меня страха стали ватными, поэтому я беспрекословно подчинилась ему и вскоре оказалась рядом с высоким и рыжеволосым красивым парнем, который, рассматривая меня своими изумрудно-зелеными глазами, почему-то ухмылялся.

– Может, не стоит ее впутывать? – ровным и пронизывающим голосом воскликнул медовый блондин, сложивший руки на груди и беспокойно оглядывающий меня. – Эдвард, это наши с Блэком дела и другим о них знать не нужно.

Повернувшись к нему, я не сдержалась от подобия благодарной улыбки, но тот остался невозмутимым и будто этого не заметил.

– Я знаю, что делаю, – раздраженно отозвался рыжеволосый парень, оказавшийся Эдвардом. – Джаспер, – добавил он вынужденно, заметив вспыхнувшее недовольство подобным обращением в теплых карих глазах парня. – Я и не собирался о чем-то рассказывать.

Джаспер кратко и сдержанно кивнул, а после обратил свои карие глаза ко мне, отчего я содрогнулась и потупила взгляд.

Было в нем что-то пугающее, хотя он вел себя сдержанно и невозмутимо, в отличие от своих друзей. Широкие плечи были расправлены, а осанка прямой и твердой, как у военного, хотя сомнительно, что он имеет отношение к ним. Иначе бы его здесь не было.

– Я тебя раньше здесь не видел, – протянул Эдвард, насмешливо рассматривая мое испуганное и растерянное лицо, склонив голову набок.

– Я приехала сегодня, – пролепетала я едва слышно, бросая взгляд на Джейкоба, который замер в тягучем напряжении и виновато смотрел на меня, нахмурившись. – Чего вы хотите от Джейкоба?

Эмметт и Эдвард, переглянувшись, отчего-то засмеялись, но как-то зло и я забеспокоилась об их намерениях. Что им нужно от Джейка и почему он позволяет им так к себе относиться?

– Мы – ничего, – резко прекратив смеяться, ответил Эдвард, продолжая прожигать меня зелеными глазами, под которыми я чувствовала себя неуютно. – А вот Джейкоб что-то от нас хочет. Не так ли?

Джейкоб, хмуро поймав взгляд рыжеволосого, угрюмо промолчал, а после бросил на меня беспокойный взгляд.

Тяжелая и горячая рука Эмметта все еще держала меня за предплечье и за это я была благодарна, так как без поддержки давно бы сползла на пол от обессиливающего страха.

Вальяжно подойдя к настороженному Блэку, Эдвард нахально положил руку на его широкое плечо и тот ее раздраженно сбросил, чем позабавил Эмметта, который усмехнулся.

– Ну так что, Блэк?

Черные глаза Джейка снова остановились на мне, испуганной и растерянной, а после коснулись руки Эмметта, все еще держащей меня.

– Хорошо, – тяжело и глухо ответил он, уже смотря на Эдварда.

– Ты что-то сказал? – издевательски переспросил тот, видимо, наслаждаясь моментом.

– Хорошо!

Эхо от неожиданного громкого возгласа парня пробежалось по сводам холла, где мы находились, и потонуло в глубинах коридора.

Довольная ухмылка расцвела на красивом и привлекательном лице Эдварда, черты которого были идеально острыми: высокие скулы, прямой нос, резко очерченный рот. Волосы же были неряшливо спутанными, но хранили в себе приятный бронзовый оттенок, из-за которого он мне поначалу и показался рыжеволосым. Но, если приглядеться, волосы были каштановыми с бронзовым оттенком и в свете, изливающемся сквозь витражные окна, они отбрасывали разноцветные блики.

С трудом оторвав от него взгляд, я обеспокоенно повернулась к Джейкобу.

– Что ты им пообещал?

Эмметт развязно рассмеялся над моими словами, будто в них заключалась какая-то известная лишь ему шутка, отпуская, наконец, мое предплечье, из-за чего я на мгновение пошатнулась на нетвердых ногах.

Блэк, пройдя мимо ухмыляющегося Эдварда, подхватил меня под локоть и, не оборачиваясь, потянул в сторону коридора.

Весь вид его говорил о том, что он согласился на то, что его нисколько не прельщало и в этом была моя вина. Они шантажировали его тем, что причинят мне вред, если он не согласится.

– Как удачно появилась девчонка, – раздался за нашими спинами грубоватый и незнакомый мне голос, который, видимо, принадлежал Эмметту.

К моему облегчению, мы скрылись в узком и темном коридоре, тускло освещаемом настенными светильниками. По каменным стенам колыхались пугающие тени и я неприятно поежилась, чувствуя гнетущую атмосферу замка впервые со времени своего пребывания.

– Что ты пообещал, Джейк? – пытливо воскликнула я, чувствуя, что он все еще не выпустил мой локоть из своей ладони, которой будто подталкивал вперед и без слов просил меня прибавить в темпе.

– Что ты здесь делаешь, Белла? – пропустив мой вопрос мимо ушей, слегка озадаченно проговорил он.

– Это ты что здесь делаешь? В исправительном интернате в штате Мэн? Серьезно, Джейк?

Черноволосый и смуглый парень привычно усмехнулся и я внутренне облегченно выдохнула. Он все тот же. Не изменился со времени моего переезда в Финикс из Форкса. Но если бы он остался прежним «славным» Джейком, то его бы не было в этом исправительном интернате за тысячи миль от Форкса. И осознание этого омрачало меня столь же сильно, как радовал тот факт, что я здесь не одна.

Мрачный и узкий коридор, наконец, кончился и мы вышли в уже знакомый мне переход первого этажа к лестнице, ведущей на второй этаж к спальням.

Какое-то время Джейкоб не отвечал на мой вопрос, молча поднимаясь по каменной лестнице и подталкивая меня немного вперед себя, но на последних ступенях хрипло проговорил:

– После того, как ты уехала с матерью в Финикс, я связался с одной компанией…

– Обычно ты разборчив в связях, – протянула я, когда мы остановились в небольшом каминном холле второго этажа – перепутье между женскими и мужскими спальнями. – На тебя это не похоже…

– А ты как здесь оказалась? Это местечко не для таких, как ты, Белла.

– Я уже не та, что была раньше, Джейк, – уклончиво ответила я, решив, что ему не стоит знать о том, что я проткнула ножом отчима и сбежала из дома на целый месяц.

Мои слова заставили смуглого парня нахмуриться в озадаченности и непонимании, но, вздохнув, он медленно начал отступать в сторону мужских спален.

– Мы не договорили. Встретимся после ужина там же, где ты нашла меня с этими… парнями?

– Ладно, – слабо улыбнувшись, кивнула я головой, отчего темные волосы упали мне на глаза и я смахнула их рукой. – А кто они? И что от тебя хотели? Учти, я так просто не сдамся.

– Я знаю, – тепло усмехнулся Джейк. – А ты говоришь, что уже не та, что раньше. Все та же Белла Свон, по-моему.

Улыбнувшись ему, я проводила удаляющуюся фигуру Джейка долгим взглядом, а после, вздохнув, медленно побрела в сторону своей комнаты под номером… 2.20? Лишь бы не перепутать.

По дороге я растерянно подумала о том, что в библиотеку я так и не попала, но страх встречи с той троицей пересилил меня и я решила попозже сходить за учебниками вместе с Розали.

Открыв темно-красную дверь в комнату 2.20, я озадаченно уставилась на светловолосую Розали, которая, вальяжно сидя на моей кровати вместе с ногами в обуви, лениво крутила в руке мой мобильный телефон.

Лицо ее было самодовольным, а на полных губах, покрытых красной помадой, блуждала усмешка.

Мысль о том, что она обнаружила мой дневник, спрятанный в рюкзаке под кроватью, стремительно пронзила мой разум и я неосознанно бросила мимолетный взгляд под свою кровать, проверяя предположение. Рюкзак был на месте и лежал именно так, как я его оставила.

– Звонил твой телефон, – протянула Розали, наблюдая за калейдоскопом эмоций, сменяющихся на моем лице за секунды. – Мама.

– Ты ответила?

– Она милая, но уж очень нервная, – ухмыльнулась блондинка, будто намеренно пытаясь вывести меня из себя.

Подойдя к кровати, я хмуро спихнула ее ноги со своего темно-синего покрывала. Хохотнув, блондинка бросила телефон на прикроватный столик, лениво потянулась и поднялась на ноги.

Только сейчас я обратила внимание на ее странный внешний вид и растерянность, вызванная тем, что раньше я этого не заметила, овладела мной.

Девушка была одета в короткое светло-сиреневое платье-футболку, которое казалось потрепанным и полинявшим. Рваные черные сетчатые чулки, которые оканчивались ниже подола платья, выглядели вульгарно. Металлические и кожаные браслеты, различные кольца и длинные серьги звенели и блестели на ней, а густо подведенные сиреневые глаза и красная помада довершали эксцентричный и вызывающий образ.

С первого взгляда, брошенного на Розали, становилось понятно, что она старательно не вписывалась ни в какие рамки и не стремилась кому-то понравиться. Она умышленно хотела выглядеть эпатажно и эксцентрично, ибо социопатия толкала ее на это стремление выделиться из «серой массы», нарушить какие-то нормы или негласные правила.

Заметив мой растерянный и задумчивый взгляд, Розали слегка улыбнулась, будто ждала этого, а после опустилась на каменный подоконник и вгляделась в витражное окно, пытаясь что-то разглядеть сквозь него.

Опомнившись, я взяла со столика свой телефон и опустилась на помятую кровать.

– Тебя разве не учили, что трогать чужие вещи без разрешения нельзя?

– Лучше бы тебя научили, что правила существуют для того, чтобы их нарушать, – ответила блондинка и в голосе ее явственно читалось раздражение. – И вообще, что такое «нельзя»? Глупый запрет, основанный на выдуманных людьми правилах.

– Рассуждаешь, как социопат. И кто говорил про лапшу психологов?

Голова Розали с гортанным смехом резко повернулась в мою сторону, отчего ее длинные светлые волосы взлетели в воздухе.

– Я смотрю, ты не такая уж скромница, Белла, какой кажешься на первый взгляд.

Поймав ее насмешливо-игривый взгляд, я неосознанно улыбнулась и приложила телефон к уху, звоня матери, которой обещала сообщить о том, как устроюсь.

Мама была взволнована тем, что трубку взяла какая-то нахальная девица и, узнав о том, что это моя соседка по комнате, пребывала в состоянии крайнего негодования. Соврав о том, что мне здесь понравилось и что все оказались «любезными», я отложила телефон и устало откинулась на мягкую белоснежную подушку.

– Ты чем-то расстроена, – рассматривая меня, проговорила Розали. – И где учебники, за которыми ты ходила в библиотеку?

– Я до нее так и не дошла, – хмуро ответила я, рассматривая каменный потолок. – Кстати, ты знаешь Эдварда, Эмметта и Джаспера?

Послышался неопределенный смешок и, спрыгнув с подоконника, блондинка по-хозяйски села на мою кровать, пододвинув меня к холодной каменной стене.

– Это не лучшая компания в этом замке чокнутых, – неизменно ухмыляясь, протянула девушка и, смотря в ее сиреневые глаза, я нахмурилась. Чем обусловлен их необычный цвет? – Точнее, худшая. Постоянно ввязываются в какие-то передряги, с кем-то конфликтуют или дерутся. Насколько мне известно, Эдвард Мейсон – сын убитого мэра Чикаго.

– Правда? – изумилась я, припоминая обрывки информации об убийстве мэра Мейсона и его жены, которые долетели до Финикса в программах новостей.

– Не знаю, что случилось, но после этого он оказался в этом интернате, – продолжала рассказывать блондинка, сидя на моей кровати. – Эмметт МакКарти с кем-то подрался, а Джаспер Уитлок, кажется, увлекался наркотиками.

– Наркотиками? – переспросила я, вспоминая Джаспера и отмечая про себя, что на наркома он был похож меньше всего. – А… Джейкоба Блэка? Они с ним общаются?

– Джейкоб Блэк здесь всего две недели, – пожала узкими плечами Розали, нахмурившись. – Я пару раз видела, как эта троица о чем-то с ним говорила, но разговор нельзя было назвать дружеским. Скорее, они о чем-то спорили.

Обеспокоенно качнув головой, я села в кровати, чем привела в недоумение соседку.

– Почему тебе это интересно, Белла?

– Джейкоб… мой друг. Мы оба из Форкса. И я беспокоюсь за него. Ты не знаешь, почему он здесь оказался?

– Нет, – отрицательно покачала головой Розали, поднимаясь с моей кровати и поправляя свое короткое сиреневое платье. – Нам пора на ужин. Я проголодалась…

Вздохнув, я поднялась на ноги и, поправив задравшийся темно-синий свитер, поспешила следом за девушкой.

Выйдя из нашей комнаты, я заметила, что другие девушки также направлялись на ужин и все поголовно заинтересованно или растерянно смотрели на меня. Быть новенькой – всегда испытание. Особенно для меня – натуры сдержанной, неразговорчивой и тяжело начинающей доверять людям.

На крутой каменной лестнице к нам присоединились и парни, выходящие со стороны мужских спален. Среди них знакомых лиц не было. Троица и Джейкоб, надеюсь, просто ушли раньше, а не сцепились снова в каком-нибудь закоулке.

Пройдя немного по переходу первого этажа в направлении входных дверей, мы вскоре свернули в первый левый коридор, где витал приятный аромат выпечки.

Небольшой коридор привел нас к широко и приглашающе распахнутым дверям из уже порядком надоевшего красного дерева.

Бросив взгляд на идущую рядом Розали, я отметила про себя, что она выглядела слегка надменно, ловя на себе взгляды и слыша явные перешептывания.

Войдя в просторный зал с высокими сводами и неизменно витражными окнами, я любопытно огляделась.

Четыре длинных стола стояли параллельно друг другу и занимали практически все пространство зала, заставленные одинаковыми тарелками с отварным картофелем и жареным рыбным филе.

На противоположной дверям стене располагался длинный стол, за которым, наблюдая за учениками и переговариваясь между собой, сидели, видимо, преподаватели.

Практически все – женщины и во главе их восседал на высоком деревянном стуле светловолосый молодой мужчина в бежевом пиджаке, который с легкой полуулыбкой на красивом лице слушал разговаривающих с ним двух также весьма приятных внешне молодых женщин.

Он и есть директор интерната – Карлайл Каллен? Я представляла его солидным и седовласым стариком в очках со строгими глазами.

Пробежавшись взглядом по сидящим за столами ученикам, я пыталась отыскать Джейкоба, но его, кажется не было.

Зато троица – Эдвард, Эмметт и Джаспер – весело смеясь и о чем-то оживленно разговаривая, сидела за одним из столов и шумела на весь столовый зал.

Переглянувшись с Розали, которая тоже обратила на них внимание, мы по негласной договоренности направились в противоположную сторону и опустились за третий, если считать справа-налево, стол.

– Надеюсь, я не заняла чужое место, – прошептала я, взглянув на Розали, севшую напротив меня почти у самого края стола.

– Столы накрывают точно по количеству обучающихся. Тарелки стоят для каждого, так что тот, на чье место ты села, просто сядет на другое и поест.

Неуверенно взяв ложку, я принялась без особого аппетита ковыряться в тарелке, так как ни вареный картофель, ни рыбу я не любила.

Розали же, отодвинув рыбу в сторону, набросилась на картофель.

Вокруг нас постепенно собирались другие ученики и пустые места спешно занимались пребывающими.

Рядом со мной, с правой стороны, села темноволосая кудрявая девушка с голубыми глазами, которая бесперебойно о чем-то щебетала с высокой и черноволосой подругой в очках, которая молчала и лишь иногда кивала головой.

– Я сказала, что отвечу на следующем уроке, так она даже слушать меня не стала.

– Ты же знаешь, что миссис Велдон не терпит тех, кто не готовится к ее урокам, Джесс, – снисходительно, но мягко, проговорила девушка в очках. – Удивительно, что она еще не отправила тебя к Каллену.

Розали бросила на них презрительный взгляд сиреневых глаз.

Черноволосая в очках, кажется, заметила меня, так как смущенно улыбнулась, когда я поймала ее взгляд на себе.

Ее болтливая подруга Джесс тоже посмотрела на меня и окинула оценивающим взглядом.

– Привет, – смущенно проговорила я, решив, что стоит как-то прервать эту затянувшуюся паузу. – Я – Белла Свон.

– Привет, – ответила Джесс, слегка обескураженная отчего-то. – Джессика Стэнли. А это моя подруга – Анжела Вебер.

Черноволосая Анжела приветственно кивнула мне, когда я перевела на нее взгляд.

– Ты новенькая? – осведомилась Джессика, возвращаясь к своей тарелке.

– Да. Приехала сегодня.

Посмотрев на Розали, я нахмурилась от того, что она выглядела весьма недовольной и, казалось, с презрением не замечала девушек. Те, похоже, из-за этого особо не расстраивались и отвечали тем же.

Воцарилась слегка напряженная тишина и, не зная, что еще сказать, я продолжила ковыряться в тарелке, но вскоре за столом все оживились.

В непонимании проследив за взглядами, я с содроганием увидела подходящую к нашему столку ту самую низкорослую и до ужаса худую девочку с короткими темными волосами.

Ее серые глаза на мгновение коснулись меня, будто узнав, но она молча прошла мимо меня и опустилась на стул, стоящий от меня на расстоянии других пяти стульев.

– Как ее зовут? – тихо спросила я, наклонившись через стол к хмурой Розали.

– Элис Брендон, – ответила та, не заботясь о том, чтобы ее не услышали. – Самая отъявленная сумасшедшая здесь. Кажется, у нее диагностирована шизофрения. Представляешь, совсем ничего не ест и пьет только воду! А еще говорит всем, что видит будущее.

И Элис, и другие ребята посмотрели на нас, но после вернулись к своим тарелкам.

Смутившись, я одарила Розали слегка возмущенным взглядом, в ответ на который она лишь усмехнулась.

– У нее нервная анорексия, – как бы между прочим бросила Джессика.

– Она не ест из-за какого-то психологического убеждения или установки, – объяснила Анжела, поймав мой непонимающий взгляд. – Бедная… Над ней здесь все смеются.

Неосознанно сожалеюще взглянув на хрупкую и мертвенно-бледную Элис, я почувствовала какую-то тяжесть в груди.

Попрощавшись с Анжелой и Джессикой, я, так толком и не поев, поднялась из-за стола вслед за Розали, которая угрюмо отреагировала на мою попытку подружиться с девушками.

Идя вместе с ней к дверям, я ощутила на себе чей-то взгляд и, обернувшись, увидела Джейкоба, сидящего обособленно от остальных.

Я ему улыбнулась и смуглый парень ответил мне теплой ухмылкой.

– Почему ты с ними заговорила?

– С кем? – растерялась я, отрывая взгляд от Джейка и выходя вместе с блондинкой в темный каменный коридор. – С Джессикой и Анжелой? Они вполне милые.

– Они – невыносимые, – издевательски изобразив мою интонацию, процедила Розали. – Только и треплются об уроках, да сплетни собирают. Как погляжу на них, так уже со скуки помираю.

Усмехнувшись ее словам, я услышала множественные шаги за нашими спинами и, инстинктивно обернувшись, почувствовала, как сердце сбилось с ритма и тревожно затрепетало в груди.

Самодовольный Эдвард, грозный Эмметт и невозмутимый Джаспер, посмеиваясь между собой и пока что не замечая нас, выходили из столового зала.

– Что такое? – изумившись выражению моего лица, спросила Розали и, обернувшись, понимающе ухмыльнулась. – Нас они не тронут, Белла.

В противовес ее словам Эдвард и Эмметт, поравнявшись с нами, насмешливо переглянулись, отчего я почувствовала себя крайне неуютно.

– Малышка Белла, – протянул Эмметт своим пронизывающим и гулким басом. – Давно не виделись.

– Отвали, Эмметт, – неожиданно схватив меня за запястье правой руки и потянув к лестнице, рявкнула Розали, отчего парень на мгновение потрясенно моргнул, но, опомнившись, ухмыльнулся шире.

– Тебе бы платьице подлинней, блондинка, тогда и отвалю.

Эдвард развязно рассмеялся и послышался хлопок стукнувшихся ладоней.

Надменно промолчав, Розали, не выпуская моего запястья из своей холодной ладони, тянула меня по крутой лестнице, из-за чего я спотыкалась едва не на каждом шагу, чем еще больше веселила Эмметта и Эдварда.

Внезапно за нашими спинами раздался пронзительный визг и, обернувшись на лестнице, мы все вчетвером увидели Элис Брендон, которая, обхватив свою темноволосую голову руками, зажмурилась и замерла посреди перехода, обтекаемая другими учениками, возвращающимися с ужина в свои комнаты.

Джаспер, который отстал от своих друзей и находился рядом с Элис, беспокойно покосился на Эмметта и Эдварда, а после неуверенно подошел к девушке, которая все не отнимала рук от головы, будто пытаясь удержать в ней что-то.

Розали, хмыкнув, решила, что ничего интересного не происходит, поэтому потянула меня в сторону женских спален, но, вырвав руку из ее захвата, я, не знаю, зачем, принялась спешно спускаться с лестницы.

– Белла! – закатив глаза, воскликнула блондинка, но за мной не пошла и скрылась в женском коридоре.

Эмметт и Эдвард, не обращая внимания на учеников, поднимающихся по лестнице, которым они загораживали путь, ждали Джаспера, недовольно переглядываясь.

Джаспер, прикоснувшись к костлявому плечу Элис, как я при первой встрече с ней, слегка ее встряхнул.

– С тобой все в порядке?

Убрав руки с головы, Элис растерянно взглянула на него пустыми серыми глазами, пока я спешно подходила к ним, преодолев с трудом лестницу.

– Они горят! – отчаянно прошептала Элис, смотря на Джаспера, который казался озадаченным. – Кричат в моей голове…

– Элис, – осторожно проговорила я, мягко прикасаясь к другому ее плечу и привлекая к себе ее внимание. – Хочешь, чтобы я проводила тебя до твоей комнаты?

Несмотря на противоречивые чувства, вызываемые ее странным поведением и отношением к ней в интернате, я не могла остаться равнодушной, когда видела эту непонятную мне боль в ее почти прозрачных серых глазах, а этот пронзительный крик до сих отдавался ужасающим эхом в моем разуме.

Переглянувшись с напряженным Джаспером, который, сам не зная зачем, стоял рядом с Элис и беспокойно смотрел на нее, я ждала ответа.

– Мне нужно к директору, – прошептала Элис, больно схватив меня за руку. – Он должен знать!

– Знать о чем? – осведомился Уитлок.

– О пожаре.

Мне стало ясно, что у нее снова были галлюцинации, которые свойственны больным шизофренией. Но почему она здесь, в исправительном интернате, если должна быть в психиатрической больнице?

– Нам долго ждать тебя, Джас? – раздался отдаленный голос Эдварда, переполненный раздражением. – Идем уже. У нас есть дела поважнее этой шизофренички.

Поджав жесткие губы, тот взглянул на меня и, отпустив плечо Элис, спешно зашагал к лестнице.

Проводив его долгим взглядом, я беспокойно оглядела Элис.

– Я бы проводила тебя до кабинета директора, но не знаю, где он находится, – виновато прошептала я, беспомощно оглядываясь.

– Прошу прощения, – раздался за моей спиной приятный мужской голос, обернувшись на который, я увидела перед собой золотоволосого мужчину в бежевом пиджаке – мистер Каллен. – У вас ко мне какой-то вопрос?

Неосознанно смутившись, я подтолкнула к нему худенькую Элис, на которую тот взглянул с неожиданным пониманием и без капли жалости в глазах.

– Снова? – тихо спросил он, видимо, о чем-то, о чем они знали лишь вдвоем.

Темноволосая девушка кивнула и, вздохнув, мистер Каллен, заботливо коснувшись ее плеча, подтолкнул Элис в противоположную от лестницы сторону.

– Подожди меня в моем кабинете, Элис, – проговорил он, а после, к моему напряжению, вернулся ко мне. – Могу узнать ваше имя, мисс?

– Изабелла Свон.

– Мисс Свон? Вы прибыли в интернат сегодня, не так ли? Могу я вас попросить не распространяться об этом… инциденте? Мисс Брендон и без того страдает от несправедливого отношения.

– Разумеется.

– Можете идти.

Развернувшись, я хмуро зашагала в сторону лестницы и, вернувшись в комнату, поймала недовольный взгляд Розали, которая, к моему облегчению, не стала комментировать ситуацию с Элис.

В течение получаса мы вместе побывали в библиотеке, где я взяла необходимые учебники и канцелярские принадлежности, а после отправилась в условленное место, чтобы встретиться с Джейкобом.

Ступая по темному коридору, который с наступлением вечерней темноты стал еще мрачнее и страшнее, я беспокоилась о том, что вновь могу натолкнуться на троицу, но этого не произошло.

Холл был пуст. Витражные окна, более не озаряемые солнечным светом, будто погасли, потемнели и лишь блеклое мерцание настенных светильников скупо играло на них.

Я долгое время ждала прихода Джейка, но его все не было. Ежась от холода, я нетерпеливо расхаживала вдоль стен холла, но, спустя примерно полчаса мне это надоело и, насупившись, я угрюмо двинулась прочь.

На лестнице я услышала какой-то шум со стороны мужских спален и, заглянув неловко в коридор, увидела, как женщина в белом медицинском халате – медсестра, вышла из комнаты, а следом за ней, поддерживая за руки смуглого и черноволосого парня, лицо которого было в крови, как и его кулаки, вышли два парня, которых я видела за ужином. Видимо, другие учащиеся.

Приглядевшись, я ошеломленно выдохнула и неосознанно дернулась им навстречу.

– Джейк?!

Эсми.

Утром первого рабочего дня, что выдалось на удивление ясным и теплым для октября, я подъехала ко мрачному и красивому зданию интерната раньше, чем планировала.

Предусмотрительно выбрав узкие черные брюки вместо излюбленных, но непрактичных юбок, я неспешно покинула свой автомобиль и, захлопнув дверцу, глубоко вдохнула свежий хвойный аромат, разносимый ветром.

Несмотря на свою уверенность относительно своей компетентности в психологии и педагогике, я ощутимо волновалась и с каждым шагом по заросшей травой дорожке оптимистичное настроение покидало меня.

Покосившись на облезлый сад, а после на окружающий интернат непролазный лес, я неосознанно поежилась, а после, подойдя к массивной деревянной двери, неуверенно толкнула ее. К моему удивлению, дверь поддалась и впустила меня во внутрь.

Видимо, услышав скрип отворившейся двери, мисс Кроули поспешила мне навстречу, появившись словно из неоткуда.

– Миссис Эвенсон, – сдержанно улыбнулась она, держа в руках связку звенящих ключей. – Доброе утро.

– И вам. Не подскажите, где находится мой кабинет? Кажется, номер 1.20.

– Разумеется. Идемте. Я покажу вам ваш кабинет, а также кабинет преподавателей. И не забудь зайти к мистеру Каллену, который должен дать вам дела учеников, которые будут наблюдаться у вас.

– К мистеру Каллену? – взволнованно переспросила я, почему-то смутившись от мысли о том, что придется снова бывать с ним наедине. – Я думала, этим занимаются его заместители.

– В нашем интернате весьма скудный преподавательский состав, да и мистер Каллен многим распоряжается самостоятельно и деятельность педагогов-психолог лично контролирует. Знаете, он имеет медицинское и педагогическое образование. Очень образованный. Нам повезло, что интернат возглавляет столь подходящий человек.

Улыбнувшись ее словам, я мысленно добавила строку «прекрасное образование» в список достоинств Карлайла, которые были очевидными спустя лишь день нашего знакомства.

Мой кабинет оказался сравнительно небольшим. Стены и здесь были покрыты панелями, но из светло-коричневого дерева, что мне понравилось. Я не любила красный цвет. Он говорил об агрессии.

Небольшой письменный стол и кресло напротив него, полупустой стеллаж с папками – все выглядело современно и изысканно.

Мисс Кроули не дала мне толком оглядеться и повела в так называемый преподавательский кабинет, где я смущенно встретилась с некоторыми преподавателями и психологами.

Среди них был высокий и русоволосый приятный мужчина лет тридцати, работающий здесь педагогом-психологом – Брайен Велдон. Его жена – Делисия Велдон – преподавательница литературы. Также солнечная и доброжелательная рыжеволосая женщина моего возраста со странным именем Файра Гудвилл, которая преподавала биологию.

– Уверена, вам у нас понравится, Эсми, – сидя в небольшом синем кресле, улыбнулась мне Файра. – Я слышала, вы живете в Портленде?

Я изучала распорядок дня, вывешенный на небольшой доске, что была прикреплена к каменной стене, но, прервавшись, обернулась к Файре.

– Да. Конечно, далековато до интерната, но я не против этой долгой дороги. Она очень живописна.

– Понимаю вас, – кивнула та, лучась искренней доброжелательностью.

В отличие от общительной и солнечной Файры, облаченной в темно-оранжевое платье, Делисия Велдон – темноволосая, невысокая и невзрачная женщина – молчала и лишь изредка бросала на меня нетвердый взгляд.

Ее муж, Брайен Велдон был куда более располагающим к себе и любезно согласился помочь мне разобраться с тем, как осуществляется деятельность педагога-психолога в данном заведении. Хотя, нужна ли мне была эта помощь? Но не отказывать же человеку, искренне желающему помочь?

– Чуть не забыла, – опомнилась я, направившись к двери. – Мне нужно зайти к мистеру Каллену и взять дела учеников.

Файра и Брайен кивнули мне, провожая взглядами, а Делисия как-то угрюмо опустила голову.

Ступая по коридорам замка, я завороженно осматривалась и на ходу пыталась вспомнить местоположение кабинета директора.

Откуда-то издалека доносились приближающиеся шаги и, насторожившись, я огляделась.

Навстречу мне вышла темноволосая и невысокая девушка с напряженными и слегка растерянными темно-карими глазами. Темно-синий свитер был ей немного великоват, из-за чего она казалась очень худой.

Увидев меня, она вздрогнула от неожиданности и, видимо, смутилась, но все же подошла ближе.

– Простите, вы не подскажите, где находится лечебный кабинет?

– Простите, нет, – виновато отозвалась я, смягчив отказ улыбкой. – Сегодня мой первый рабочий день, так что я сама здесь еще не освоилась…

Потупив взгляд, темноволосая девушка обошла меня и, проводив ее взглядом, я свернула в первый коридор по правой стене.

К счастью, я не ошиблась. Темно-красная дверь кабинета директора была чуть-чуть приоткрыта и, набрав в легкие побольше воздуха, я осторожно постучала.

– Войдите, – раздался приятный голос Карлайла.

Отворив дверь за золотистую холодную ручку, я вошла и улыбнулась сидящему в кресле мистеру Каллену, который сосредоточенно просматривал какую-то папку.

Его голубые глаза оторвались от папки и коснулись меня, а после на губах заиграла улыбка.

– Миссис Эвенсон. Прошу, проходите.

Он, заметно взволновавшись, поднялся со своего стула и подождал, пока я сяду в кресло посетителей, а после опустился обратно.

– Мисс Кроули сказала, что мне нужно зайти к вам и получить дела учеников, с которыми я буду работать.

– Все верно.

Закрыв папку в своих руках, Карлайл протянул мне ее и, когда я принялась ее бегло изучать, придвинул ко мне еще пять таких же.

На корешке папки, которую он мне дал, написано: «Элис Брендон».

– Возьмите эти папки и внимательно изучите. Стоит разобраться, какой подход найти к этим обучающимся, так как они тяжело идут на контакт с психологами и педагогами, а также представляют собой весьма трудных и противоречивых личностей. Надеюсь, вы справитесь.

Не успела я ничего ответить ему, как в коридоре раздались спешные шаги и звон, в котором я узнала звон ключей на связке мисс Кроули.

Мы с Карлайлом обеспокоенно переглянулись.

Дверь в кабинет со скрипом распахнулась и в проеме появилась бледная и крайне обеспокоенная мисс Кроули, которая тяжело дышала.

– Мистер Каллен, в мужских спальнях пожар! Я вызвала пожарных, но пламя разгорается… Дети эвакуируются. Несколько учеников не могут выбраться из горящих помещений.

Мгновенно побледневший Карлайл резко поднялся с кресла и взгляд его голубых глаз отчего-то метнулся к папке, лежащей в моих руках.

Источник: http://twilight-saga.ru/forum/41-8640-1
Категория: Все люди | Добавил: DeepFord (13.03.2015) | Автор: Deep Ford
Просмотров: 62 | Комментарии: 4
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Все люди [8170]
Общее [507]
Альтернатива [5693]
Продолжение саги [1586]
Актерская жизнь [2379]
Отдельные персонажи [829]
Стеб [238]
Слэш и НЦ [3327]
Флешбек [48]
Мини-фики [492]
Наши переводы [2376]
Кроссовер [278]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи