помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Рэнесми – хорошее имя для малышки?
Всего ответов: 7982




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Все люди

Дар. Глава седьмая. Уверенно шагая вперед


Что такое время? Для кого-то это просто набор цифр, выстроившихся в стройный ряд на циферблате часов. Сухой отсчет секундной стрелки не обозначает ничего особенного, лишь констатирует факт того, что время идет и не стоит на месте.

Для Беллы время всегда было чем-то более значимым. Она всегда просила его идти быстрее, подгоняла вперед, никогда не живя настоящим. Неуемная жажда будущего заставляла ее томиться, приговаривая: «Скорее, скорее».
Скорее бы наступило Рождество.
Поскорее бы приехала мама. Папа, когда приедет мама? Ну, скорее же...
Быстрее бы закончить школу. Так хочется стать взрослой.

А теперь: скорее бы пришло письмо из колледжа, в котором она хотела учиться. После Рождества время, которое тянулось неимоверно долго, понеслось быстро, как кинолента при перемотке. Оно слилось в сплошную серую линию, в которой Белла не различала оттенков. События, жизнь, люди проносились мимо, в то время как она, растерянная и напуганная, ждала решения своей дальнейшей участи: остаться в Аризоне или вернуться в Вашингтон.

Девушка всем сердцем желала оказаться в Сиэтле. Там, где, как она знала из видений, сложится ее дальнейшая жизнь с человеком, который станет любовью всей ее жизни. Но сейчас, когда желаемое было так близко, когда эти долгие месяцы жизни с матерью должны были подойти к концу, Белла испугалась. Испугалась того, что она, так и не собравшая себя из осколков того, что было, рассыплется в мелкую крошку, раздавленная злым роком, преследующим ее с самого детства. Ей бы жилось спокойнее, не знай она своего будущего, не опасайся каждую минуту увидеть что-то, что снова пошатнет ее так и не устоявшийся мир.

Время. Оно утекало, как песок, сквозь пальцы, приближая перемены. Эти перемены уже дышали Белле в затылок, принося беспокойство и унося с собой сон посреди ночи. Она хотела определенности. Видения, появлявшиеся довольно часто, давали ей эту определенность. Но это была лишь видимость. Ведь Изабелла знала, что удар может последовать в любой момент.

***

- Странно, что сегодня мама не проводила тебя на работу, - произнесла Белла, садясь на переднее сиденье автомобиля.
Закинув набитый учебниками рюкзак на заднее сиденье, девушка пристегнула ремень безопасности.
- Рене не спала всю ночь, - выезжая с подъездной дорожки, объяснил Фил. – Я не стал ее будить.
- Что-то случилось? – рассеянно наблюдая за дорогой, спросила Белла.
- Ханна уезжает. Ее сестра вчера попала в больницу. Инфаркт. Рене переживает, как будет справляться без ее помощи.
- Ханна уезжает надолго?
- Не знаю. Пока на две недели. Я надеюсь, что не дольше.

Изабелла вздохнула и отвернулась к окну. Она не радовалась болезни сестры Ханны, но с трудом скрывала радость от того факта, что эта женщина уедет хотя бы на две недели. Хотя раньше Беллу не особо волновали косые взгляды Ханны, сейчас же они стали ее угнетать. Ей нужна была передышка. А раз Ханна уезжает, то и Рене некогда будет донимать дочь своим вниманием, ведь она будет занята Джейкобом.
Попрощавшись с отчимом, когда он довез ее до школы, девушка почувствовала легкий радостный трепет. Ее ждут две недели свободы.

К сожалению, или же к счастью, ее надежды не оправдались. Первые пару дней мать еще держалась, но на третий день, опасливо поглядывая на дочь, попросила ее посидеть с Джейкобом.
- Вообще-то, мне надо делать уроки, - угрюмо ответила Белла.
Она глядела на мать, державшую на руках извивающегося сына, и с трудом боролась с желанием задать вопрос, не боится ли та доверять своего драгоценного мальчика помешанной дочери?
- Хотя бы на пятнадцать минут, - дрожащим голосом попросила Рене. – Мне некогда даже сходить в душ.
- Ну, ладно, - нахмурившись, ответила девушка. – Но только пятнадцать минут.

Неловко взяв брата на руки, Изабелла вскрикнула, когда Джейкоб захватил в плен своих маленьких пальчиков прядь ее волос и больно потянул за нее. Растерянно смотря на ребенка, она надеялась, что мать поможет ей разжать крохотный детский кулачок, но та уже убежала на второй этаж.
- Просто прекрасно, - сварливо пробурчала Белла, что вызвало смех малыша.
Он выпустил ее волосы и, обхватив руками шею сестры, уткнулся носом в ее щеку.
- Эй, чего это ты устраиваешься поудобнее? Даже не думай, что я буду возиться с тобой. Это всего лишь на пятнадцать минут, - с серьезным видом, предупредила брата девушка.
А он лишь заливисто рассмеялся, будто она сказала что-то очень смешное. Крепче ухватившись ручками за ее шею, Джейкоб довольно вздохнул и положил голову на плечо Беллы, предварительно потеревшись об него щекой.

Его короткие курчавые волосы щекотали нос, и, сделав глубокий вдох, девушка закрыла глаза, смакуя этот незнакомый, но такой приятный аромат, исходивший от ребенка. Он пах чем-то теплым, очень беззащитным и до боли родным.
- И не смей засыпать. Сейчас спустится мама и заберет тебя обратно, - прошептала Белла, в то время как ее руки крепче сжались вокруг ребенка. Лишь бы не уронить его.
Рене сдержала обещание и вернулась за Джейкобом ровно через пятнадцать минут. Но уже на следующий день она снова попросила дочь посидеть с братом.
- Мне просто надо вытянуть ноги, - смущенно улыбнувшись, оправдалась женщина. – Я полежу на диване в гостиной, а ты просто повозись с ним немного.

И пятнадцать минут прекратились в полчаса, а полчаса - в час и более. Теперь, дождавшись прихода дочери из школы, Рене передавала ей малыша, и до прихода Фила Белла занималась только Джейкобом, отодвигая в сторону все свои дела. Сначала мать всегда находилась в одной комнате с детьми, тревожно поглядывая на Беллу. Она все еще боялась оставлять сына с ней наедине. Но со временем, отлучаясь все чаще и чаще, Рене вообще перестала следить за дочерью, когда та возилась с Джейкобом. Женщину не смущал тот факт, что Белла все силы отдавала учебе, ведь она училась в выпускном классе, и несколько часов, отданных уходу за маленьким ребенком, были большой жертвой. Более того, женщина считала, что полдня, которые она проводила с сыном – величайшая заслуга.

Изабелла, хоть и злилась на мать, которая рушила все ее планы, не могла ей отказать. Она видела, какой раздраженной к ее приходу становилась Рене, ведь ребенок много капризничал в последнее время. И эта раздраженная гримаса, искажавшая ее лицо, очень пугала Беллу. Она вспомнила, что перед тем, как бросить их, Рене всегда была именно в таком состоянии: вечно нервная, обозленная. Женщина, которая не любила проблем и не знала хлопот, столкнулась и с тем, и с другим. Стоило уехать Ханне, как из вечно сюсюкающей матери, она снова начала превращаться в чудовище. Жуткое чудовище, готовое бросить все и всех, лишь бы вернуться в свою зону комфорта. Поэтому после уроков Изабелла почти бегом бежала домой, забирала у матери брата, сажала его в коляску и везла гулять в парк.

Она говорила себе, что не любила Джейкоба. Лишь страх того, что еще один маленький человек останется без мамы, заставлял ее тратить свое время на него. И только неповторимый, теплый аромат ребенка, проникавший в ее легкие каждый раз, когда она прижимала малыша крепче к себе, заставлял ее сердце как-то странно сжиматься.

Все перевернул нечаянно подслушанный ею телефонный разговор матери с какой-то подругой. Они с Джейкобом пришли с прогулки раньше времени. На улице поднялся сильный ветер, и девушка с тревогой заметила, что слишком легко одела брата. Тихо зайдя в дом, она подняла ребенка на руки и уже хотела отнести в его комнату, как услышала холодный голос матери:
- Да, ты права. Ханна не возвращается уже месяц, и это такая наглость. Она же обещала, что будет заниматься с Джейкобом. И что в итоге? Ему скоро будет три года, а он вообще не разговаривает. Не знаю, в чем причина. Я делаю для него все, занимаюсь с ним, а он явно отстает в развитии.

От внезапно вспыхнувшей ярости щеки Беллы мигом окрасились в алый цвет. Прижав ребенка к себе, она поднялась с ним в его комнату и, не опуская его на пол, крепко обняла.
Глупости! Какие же глупости! Ну разве он отстает в развитии? Как мать могла сказать такое?
Да, Джейкоб еще с трудом разговаривал, но он же был еще таким маленьким. Он говорил, но неразборчиво и чаще был молчалив. Но он был нормальным. Нормальным!

В этот момент Белла вспомнила свое детство и то, как несправедлива порой была мать. Она часто преувеличивала недостатки дочери, заставляя девочку комплексовать уже в раннем возрасте. И от мысли, что такая же участь ждет Джейкоба, губы Изабеллы затряслись.
- Элла? – позвал ее брат, удивленно распахнув карие глаза, обрамленные длинными ресницами.
Элла – пока он выговаривал имя сестры только так, но это всегда вызывало у нее улыбку.
- Бел-ла, - медленно, по слогам, выговорила девушка и опустила ребенка на пол.
Он играл со своими огромными кубиками, когда Белла села с ним рядом и, погладив малыша по голове, прижалась губами к его виску.
- Никого не слушай, - сказала она. – Ты самый лучший. Слышишь меня? Самый лучший.

Жалость, которую сестра испытывала к брату после подслушанных откровений матери, превратилась в какую-то неведомую ранее болезненную связь и желание защитить Джейкоба от женщины, которая разрушила ее детство. Женщины, в которую ее мать начала превращаться. Снова.

- Мама думает, что я буду учиться здесь, - присаживаясь на траву у дерева, Розали тяжело вздохнула.
Солнце было скрыто облаками, но Роуз все равно старалась как можно больше времени находиться в тени. Вчера Белла заметила капельки крови на ее толстовке. Подруга чесала руку весь день.
- Ты так и не сказала ей? – спросила Белла, раскачивая на качелях Джейкоба.
- Не сказала. Не хочу нервировать ее раньше времени. Может, я не поступлю в тот колледж...
- И что будешь делать в этом случае?
- Я подала документы в несколько местных колледжей. Посмотрим, что из этого выйдет. А ты?
- Сиэтл, - сглотнув, ответила Белла. – Только Сиэтл.
- Не боишься?
- Боюсь, - честно ответила Свон. – Очень боюсь.
- Может, стоит подстраховаться?
- Нет, - хмыкнула Изабелла.

Нет. Пан или пропал. Она решила для себя, что даже думать не будет о подстраховке. Только Сиэтл.
- Мама приехала, - тихим голосом произнесла Розали.
Белла увидела красный мерседес, из которого выглядывала мать Роуз. Помахав ей в приветствии, девушка подбодрила подругу:
- Я думаю, что скоро все решится.
- Скорее бы. Если честно, ожидание убивает меня.
- Что собираешься делать завтра после школы? – спросила Белла.
Розали густо покраснела и нервно заправила за ухо прядь волос, выбившуюся из косы.
- Вообще-то, я хотела пригласить Ройса на выпускной.
- Знаешь, я... - несмело начала Белла, но миссис Хейл посигналила дочери, торопя ее, и та, наспех попрощавшись, потрепала за щечку Джейкоба и побежала к машине.

Кусая губы, девушка продолжила раскачивать брата, думая только о том, что завтра, скорее всего, сердце подруги будет разбито и она никак не сможет этому помешать. Видения даются ей не для того, чтобы она изменила будущее, а для того, чтобы она была к нему готова.
Бросив взгляд вслед красному мерседесу, удалявшемуся от ее дома, Белла на несколько секунд перестала дышать, когда поняла, что четкие очертания автомобиля, дороги и соседских домов расплылись.

Сделав судорожный вдох, что вызвало тупую боль между ее ребер, девушка зажмурилась, желая только одного – прогнать видение. Или хотя бы отсрочить его.
Только не сейчас, когда рядом Джейкоб. Только не сейчас, пожалуйста.
И вдруг резкая вспышка света, на секунду ослепившая ее глаза, смягчилась, будто кто-то убавил контрастность. От картины, представшей перед ее глазами, мгновенно перехватило дыхание.

Они снова были на поляне. Белла и ее будущий муж. Стояли на расстоянии нескольких метров друг от друга, выглядели измотанными. Очень уставшими. Выглядели так, словно недавно вышли из смертельной схватки, еще не веря в то, что остались живы.
Темно-зеленый водоворот листвы на деревья, и терпкий аромат травы, примятой недавно прошедшим дождем, создавали ощущение нереальности происходящего. Ветер казался острыми ледяными иглами, пронизывая насквозь. До боли.

Они стояли на разных концах поляны, словно между ними была пропасть длиной не в несколько метров, а в сотни миль. Плотные тучи, такие темные, словно на них разлили баночку черной гуаши, клубились в небе, не пропуская на поляну ни единого лучика солнца.
Молчание. Колкое. Тягучее, словно мед. Оно не мешало ветру шептать свои заклинания в густой листве деревьев.
- Это случилось здесь, - дрожащий голос Беллы разорвал звенящую тишину, лопнувшую, как воздушный шарик.
- На этом месте, - она указала рукой на центр поляны.
Его взгляд, тяжелый, пропитанный горечью разрушенных надежд, остановился на ее лице.
- Ты не должна была идти сюда одна, - его голос звенел от напряжения, словно натянутая струна. Еще чуть-чуть - и он сорвется.
- Нет, я должна, - повышая тон, огрызнулась Белла. – Как ты не понимаешь этого? Если бы я не пришла сюда, если бы не увидела тебя... Это никогда бы не закончилось. Никогда. Ты понимаешь это? Понимаешь?

Не отвечая на ее нападки, он выдохнул и опустил плечи.
- Я все прекрасно понимал, когда признавался тебе в любви. Я знал, что это навсегда.
- Ты бы никогда не смирился.
- Смирился?- резко вскинув голову, спросил он. – Почему я должен был смириться?
- Я дефектная, - потерянно ответила она. – Кому такая нужна? Я сама себе не нужна…
Быстро сократив расстояние, разделявшее их, он нежно приподнял подбородок Беллы, заставляя ее посмотреть ему в лицо.
- Я. Тебя. Люблю. Любую. Ты – это все, чего я когда-либо желал.
Он нежно поцеловал ее в лоб и, прижавшись щекой к ее макушке, сделал глубокий вдох.
- Я не представляю, как жил без тебя. Не смей даже думать, что ты мне не нужна.
- Прости меня, - зажмурившись, ответила Белла. – Я знаю. Знаю. Просто... Это было слишком тяжело. Не могу поверить, что это конец.
- Нет, милая, - дотронувшись губами до ее виска, ответил мужчина. – Это только начало.
Обнимаясь и медленно покачиваясь под песню ветра, они наслаждались каждой секундой проведенной рядом. Каждой секундой начала.
Начала их новой жизни.


Когда улица обрела прежние очертания, Белла устало привалилась к качелям. Ее губ коснулась легкая улыбка. Новая жизнь. Любовь. Дрожа от возбуждения, она нервно потерла горящие щеки ладонями.
- Элла! – закричал Джейкоб, возмущенный тем фактом, что его перестали раскачивать.
- Белла, - засмеявшись, ответила она.
Взяв брата на руки, девушка подняла его вверх и закружилась. Малыш восторженно завизжал и поджал ноги.
- Я снова увидела его, Джейкоб, - ее голос, пропитанный радостью, вибрировал от еле сдерживаемого счастливого смеха. – Он такой замечательный!

Радуясь и смеясь вместе с братом, Изабелла почувствовала, как в груди что-то кольнуло. Она вспомнила начало своего видения, и ее улыбка померкла.

«Это случилось здесь».

Что случилось?

***

Комната Розали, выкрашенная в нежно-розовый цвет еще со времен ее рождения, была погружена в полумрак. Сквозь сдвинутые шторы не проходило ни одного лучика солнца. Лишь свет, падающий из коридора и нагло пробирающийся через приоткрытую дверь, не давал комнате потонуть в темноте.

Тихие всхлипывания подруги заглушались лишь утешающим шепотом Беллы. Сегодня Роуз решилась пригласить Ройса на выпускной, но от ее надежд осталась лишь ядовитая горечь. Все произошло именно так, как когда-то видела Белла. Слезы, отчаяние, боль – этот день был очень тяжелым.
- Я даже не думала, что он такой, - заикаясь и шмыгая носом, пробормотала Роуз. – Он оказался таким грубым, таким злым... Неужели такие бывают?
- Бывают еще злее, - тихо ответила Белла, успокаивающе гладя подругу по плечу. – И ситуации бывают страшнее. Ты не должна отчаиваться.
- Не отчаиваться? О, Белла... Я больная, некрасивая. Надо мной все смеются. Я никогда не получаю того, чего хочу. Уверена, я даже не поступлю в тот колледж, в который стремлюсь. Проживу всю жизнь в чертовой Аризоне и умру, зачесавшись насмерть.

Белла хотела сказать что-то подбадривающее, но вздрогнула, так как поняла, что у нее начинается видение. Из-за того, что комната была погружена в полумрак, она не сразу уловила, как очертания окружающих ее предметов расплылись. Набрав в грудь побольше воздуха, девушка зажмурилась, не опасаясь быть пойманной. В темноте Розали все равно не заметила бы странного поведения подруги.

Яркая вспышка, до рези в глазах, до боли в голове. Когда яркость уменьшилась, Белла увидела холл дома отчима.

В дверь раздался звонок, и через несколько мгновений она увидела себя, выбегающую к ней. Девушка щелкнула замком, на пороге стояла Розали. Белокурые волосы, всегда заплетенные в тугую косу, были завязаны в неряшливый хвостик, и мелкие выбившиеся пряди прилипли к ее вспотевшему, раскрасневшемуся лицу.
- Белла, - голос подруги дрожал от волнения. – Ты не поверишь! Ты просто не поверишь! Мама так кричала. Так кричала. А я просто рада... Я в шоке.
- Что случилось? – мягко спросила Изабелла, и легкая улыбка, коснувшаяся ее губ, давала понять, что она знает секрет, известный только ей.
- Сегодня я получила это, - Розали вытянула руку, в которой крепко держала конверт с эмблемой университета. – Я поступила! Поверить не могу.
- Я очень за тебя рада.
- А как же ты? Без тебя я никуда не поеду, - дрожащим голосом вскрикнула Роуз. – Я боюсь. Я вообще пустилась в эту авантюру только потому, что думала, что буду там с тобой.
- Ну, раз уж ты сделала это только из-за меня, - склонив голову на бок, весело улыбнулась Белла, - то мы едем в Сиэтл вместе. Сегодня я тоже получила письмо.
Уже через секунду дом наполнился счастливыми визгами двух подруг, которые, обнявшись, радостно подпрыгивали на месте.

Так же резко, как началось, видение оборвалось. Розали даже не заметила, что некоторое время Белла была не с ней, а в другом мире. Она снова начала тихонько плакать, что вызвало у Свон снисходительную улыбку. Пусть выплачется. Подруга ведь просто не представляет, какая удача ждет ее впереди.
- Все будет хорошо, - уверенно сказала Изабелла. – Поверь мне, ты будешь учиться в Сиэтле.
- Откуда ты знаешь? - приподняв голову, хрипло спросила Роуз.
- Считай, что у меня хорошо развита интуиция.

Интуиция. Белла горько усмехнулась. Она бы рассказала Розали о своем даре, если бы не боялась, что потеряет из-за этого единственную подругу. Но девушка не стала развивать эту грустную мысль. Все будет хорошо. Ведь ее ждет Сиэтл.

***

В последнюю ночь перед отъездом в Сиэтл Белла не спала. Она сидела у кроватки младшего брата и плакала. Аккуратно, лишь кончиками пальцев, касаясь его теплой щечки, мягких завитков его волос, слушая его спокойное дыхание, она не могла успокоиться.
- Прости меня, - шептала девушка, прося прощения за свой отъезд.

Ханна все-таки вернулась, хоть и с полуторамесячным опозданием. Но ей все равно приходилось часто уезжать, чтобы помочь сестре. Изабелла все свободное время проводила с братом, часто в ущерб учебе, лишь бы Джейкоб не оставался наедине с Рене. И сейчас, уезжая, она понимала, что больше некому будет уберечь его от материнского раздражения. Некому будет поиграть с ним, пока не пришел с работы Фил, а Ханна еще не вернулась. Маленький человечек, к которому она привязалась против своей воли, оставался один. И понимание этого просто убивало девушку.
- Я так виновата перед тобой, - всхлипывала она, чувствуя острую боль в груди, представляя, как утром Джейкоб проснется, а его Эллы уже нет рядом.

В глубине души она радовалась тому, что в аэропорт уедет рано утром, пока брат будет спать. Изабелла бы не выдержала прощания, видя, как братик тянет к ней руки и плачет.
Девушка чувствовала себя предательницей, уезжая так далеко. Навсегда. Но у нее ни разу не было даже мысли, что ее отъезд – неправильное решение. Она понимала, что это решение самое правильное в ее жизни. Она должна уехать.
- Я должна, понимаешь? Должна уехать, - отчаянно заламывая руки, прошептала Белла.

Она надеялась, что брат не будет держать на нее зла. И в данный момент девушка очень жалела, что позволила себе привязаться к Джейкобу, что позволила ему привязаться к себе. Наверное, это как раз и было неверным решением. Но то чувство, горячее и сжимающее сердце в тисках, то яростное желание его защитить, которые она переживала рядом с ребенком, сделали Изабеллу бессильной перед маленькими темными глазами, смотрящими с любовью.
- Прости меня. Я... я очень тебя люблю, - не переставая плакать, она укрыла брата одеялом и, оставив легкий поцелуй на его щеке, встала.

Она хотела пойти спать, но вдруг услышала шаги в коридоре, а потом на лестнице. Фил спускался на кухню. Белла решила, что было бы неплохо посидеть с ним перед отъездом вдвоем, в темной кухне, как они привыкли за этот год.

К ее удивлению, в кухне горел свет. Переступив порог, девушка смущенно замерла. За столом сидела ее мать, держа в руке открытую бутылку вина. Смутившись, Белла хотела уйти в свою комнату, однако Рене позвала ее.
- Не хочешь немного посидеть с матерью? – хрипло спросила женщина и отпила вино прямо из бутылки.
- Что за повод? – сухо спросила дочь, кивая на бутылку. – Празднуешь мой отъезд?
Рене усмехнулась и сделала еще один глоток.
- Скорее, запиваю горе.
- Горе? – непонимающе спросила Белла, присаживаясь напротив матери.
- Считаешь меня чудовищем, да? – поморщившись, мать поставила бутылку на стол.
- Думаешь, я сама так не считаю? Я так хотела, чтобы этот год был счастливым для тебя. Мы с Филом создали для тебя все условия, а ты берешь и уезжаешь в свой Вашингтон. Да что ты нашла в этом месте, где никогда нет солнца?
- Там мой дом, - резко ответила ей дочь.
- Я хотела, чтобы и здесь был твой дом.

Между ними воцарилось неприятное молчание, прерываемое тяжелым дыханием Рене, в котором отчетливо чувствовался запах спиртного.
- Ненавидишь меня за то, что я ушла от Чарли, - женщина не спрашивала, а утверждала. – Если бы ты только знала, как тяжело мне далось это решение, Белла… Если бы ты только знала.
- Но ты все-таки сделала это, - холодно заметила девушка.
- Да, сделала. И не жалею. Я никогда не любила Чарли. И не дай Бог тебе, дочка, узнать, что это такое – жизнь с нелюбимым мужчиной. Тогда ты меня поймешь.
- Я не собираюсь тебя понимать, потому что я выйду замуж только за любимого мужчину. И Чарли был самым лучшим, его нельзя было не любить, - повышая голос, выпалила Белла.
- Разве я спорю? Просто в жизни такое случается, детка, - грустно улыбаясь, ответил Рене. – Не все люди подходят друг другу, и со временем это становится невыносимым. Нельзя жить в нелюбви. От этого портится карма и рождаются дети со странностями, - хмыкнула мать, будто сказала очень смешную шутку.
Вот только смешной она была только для нее.
- У меня нет странностей, - вскинув голову, с вызовом заявила Белла.
- Не обманывай меня. Я ведь замечаю, когда твой взгляд затуманивается и ты вздрагиваешь, словно глядя сквозь стены. Я все вижу. Но я принимаю тебя такой, какая ты есть. Ведь ты моя дочь, и я тебя лю...
- Ты не принимаешь меня, - дрожащим от подступивших слез голосом, прервала ее девушка. – Если бы ты меня принимала такой, какая я есть, то никогда... никогда не вела бы себя так мерзко.
Белла резко вскочила со стула и, не слушая сбивчивых оправданий Рене, убежала в свою комнату. Там, уткнувшись лицом в подушку, она снова дала волю слезам.
Последним слезам, которым она позволит пролиться в этом доме.

***

Фил провожал Беллу в аэропорт один, так как Рене осталась с Джейкобом. Он очень переживал, что не может доехать с Беллой до Сиэтла, но только то, что она поедет вместе с Розали и ее родителями, хоть как-то успокаивало его.
- Звони почаще. Хорошо питайся. И звони...
- Звонить, есть, звонить. Запомнила, - с улыбкой ответила Изабелла.
Момент расставания поглотил мысли и чувства обоих. Их прощальное объятье вышло очень теплым и вызывающим грусть. Не сравнимым с тем сухим – от Рене, с легким запахом спиртного, исходившим от нее.
- Я буду очень переживать, - пробормотал Фил, с отеческой нежностью гладя Беллу по голове. – И... я буду скучать...
- Я тоже, - хрипло ответила девушка, поднимая на него взгляд слезящихся глаз. – Когда вернешься домой, поцелуй от меня Джейкоба. И скажи... Скажи ему, что я люблю его.
- Обязательно передам, - грустно улыбнувшись, пообещал ей отчим.

В этот момент хотелось сказать так много, во многом так хотелось признаться, но когда объявили посадку на ее рейс, Белла оробела и, обняв Фила в последний раз, попрощалась с ним.

Весь полет девушка провела как на иголках. Ей хотелось то плакать, то смеяться, и лишь возбужденный щебет Розали не давал скатиться в беспросветную истерику. Казалось бы, надо радоваться, ведь этот год, который так тяжело проходил в новом доме матери, наконец подошел к концу. Но почему же Белле так страшно? Почему хочется забиться в какой-нибудь чулан, закрыться одеялом с головой и остаться там навсегда?
Она не знала ответа на эти вопросы.

В аэропорту Сиэтла, уже забрав багаж, Свон сканировала взглядом толпу встречающих в поисках знакомого лица.
- Кого ты ищешь? – спросила Розали, смотря на беспокойно оглядывающуюся по сторонам подругу.
Белла хотела сказать, что ищет своего будущего мужа. В глубине души она надеялась, что встретит его сразу, как прилетит. Ведь он тоже мог быть здесь и встречать кого-то. Девушка сразу узнала бы его. С первого взгляда.
- Я ищу друга, - честно ответила она, и это было правдой.

Уже через секунду Белла услышала до боли знакомый и родной голос, окликнувший ее.
- Белла! Белла!
Резко обернувшись и увидев того, кто ее звал, Белла простонала.
- Майк, - прошептала она.
Он сделал шаг вперед, и, бросив свой багаж, Белла побежала к нему навстречу.
- Майк! – закричала она.
- Белла!

Когда они, наконец, обнялись, девушка обмякла в руках старого друга от чувств, обрушившихся на нее.
- Белла, Белла, - повторял ее имя Майк, гладя подругу по голове.
- Господи, - прошептала Изабелла, зажмурившись. – Я не верю. Все еще не верю...
- Неужели это ты? – спросила она, подняв на него взгляд.

Это был все тот же ее Майк Ньютон, только немного другой. Казалось, он стал еще выше. Новая стрижка, широкие плечи, немного огрубевшее, уже не мальчишеское лицо – другой.
- Ты такой другой, - с тоской прошептала Белла.
- Какой? – тяжело дыша, спросил он.
- Такой... такой красивый.
Майк засмеялся и прижал ее голову к своей груди.
- Ты теперь тоже другая, - пробормотал он, уткнувшись лицом в ее волосы.

От Ньютона не укрылась ни излишняя худоба подруги, не ее изможденный вид. Ну ничего. Он сделает все, чтобы вернулась прежняя Белла. Он все сделает ради нее...
Белла, уткнувшись носом в его футболку, отчаянно цеплялась за крепкие плечи Майка, плакала и смеялась одновременно.

Мимо них проходили люди и с интересом смотрели на эту странную пару, замершую в крепком объятии. Они и не знали, что эта плачущая девушка только что снова обрела недостающую частичку ее души.


Источник: http://twilight-saga.ru/forum/41-8064-1
Категория: Все люди | Добавил: ЭлИсКа (28.10.2013) | Автор: ♥Настя♥
Просмотров: 539 | Комментарии: 11
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Все люди [8170]
Общее [507]
Альтернатива [5693]
Продолжение саги [1586]
Актерская жизнь [2379]
Отдельные персонажи [829]
Стеб [238]
Слэш и НЦ [3327]
Флешбек [48]
Мини-фики [492]
Наши переводы [2376]
Кроссовер [278]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи