помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Кто лучший режиссер для "Рассвета"?
Всего ответов: 5986




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Проза

Гавриил. История длинною в... Глава 2 Часть 2
Глава 2. Часть 2. В бессмысленном теченье дней.

Не помню как я уснул, видимо морфий, который вколола медсестра подействовал, даря мне несколько часов беспокойного сна. Я снова погрузился в свой личный ад, в то время где мой жизненный путь сделал крутой разворот и пошел по другой дороге.

Каждый раз закрывая глаза я вижу виселицы в черте города или костры с пламенем до небес, который поглощает связанные обессиленные тела тамплиеров. Моя память услужливо рисует картинки тех ужасных дней, и эта боль не проходит, память не тускнеет, я продолжаю жить в агонии отчаянья с огромным чувством предательства за спиной. Я во отчую видел смерть Доминикана, человека, который до последнего вздоха защищал моих братьев. Его мужество, смелость и отвага вдохновляют и в самое черное время дают сил, чтобы продолжать эту бессмысленную войну.
До сих пор в моих ушах звенит морозящий душу, бурлящий, словно быстрая река, бесцветный голос великого инквизитора, который стоял до последнего вздоха на защите своих убеждений:

- “В них истинная сила и свет Всевышнего. Тот, кто посягнул на Божью руку, будет гореть в гиене огненной, будет проклят да скончания времен, а когда придет конец – не обретет спасения”.

Его вера была непоколебима, и это было, по меньшей мере, странным. Как может человек, идущий на смерть верить, что все Божьих руках, что он не в плену обмана, что его вера столь велика, что может побороть все на своем пути? Что бы он сказал сейчас? От нас отвернулись все, мы брошены на произвол судьбы, даже пресловутый Бог больше не верит в своих детей!

- Как он может верить в тебя, если ты разуверился в нем? – по лазарету прошелестел спокойный умиротворенный голос.

Я повернул голову в направлении источника звука. В дальнем углу, скрестив на груди руки, стоял Михаил. Он пристально смотрел на меня, я бы сказал – оценивающе. На фарфоровом бледном лице не единой эмоции, изваяние изваянием.

Он медленным шагом вышил из сумрачного укрытия и подошел к моей кровати.

- В твоей крови яд. – Констатировал он очевидное. – Сегодня ты столкнулся со стражником…

- Стражник? Ты шутишь? – моему удивлению не было придела. – Разве стражники покидают преисподнюю?

- Теперь да. – В его голосе безразличие и отрешенность, он больше не похож на того чистого и искреннего ангела, который явился мне много лет тому назад. – Мы больше не слышим Его голоса…

- Ты имеешь введу голоса Бога?

- Да. – Холод, именно стальной холод с привкусом метала, звучит в его словах. – Он дольше не разговаривает с нами. На небесах идет подготовка к войне. Архангелы собирают небесную армию…

- Что это значит? – Я понимал, понимал, но не верил…

- Апокалипсис близко. – Его глаза печальны, словно он сожалеет об этом. – От мира, который мы знаем скоро ничего не останется.

- Как он мог? Люди верят в него, я верил! - мой голос срывается.

- Ты всегда знал о его существовании, – раздраженно парирует архангел. – Знать и верить – это разные вещи! Он тоже знает, что вы существуете, но больше не верит ни в одного из вас.

Его слова врезаются стальными ядовитыми иглами в мое сознание, фиксируются там и отравляют. Это не правда! Не может быть правдой. А как же наши жертвы, как же все, что нам пришлось пройти, испытать?

- Я не сдамся. – Жестко, чеканя каждое слово, отвечаю я. – Я буду бороться до последнего, мне нечего терять, если есть возможность спасти хоть одну душу – я сделаю все для этого.

В его глазах проскальзывает как-то неуловимое чувство похожее на гордость или радость, но я не уверен.

- Я не ошибся в тебе воин. – Словно вырывая из раздумий, шепчет он.

Архангел подходит к моей кровати и со всей силы сжимает раненное плечо. Адская боль прошивает каждый миллиметр кожи, мышцы сводит, я задыхаюсь от боли. В попытке удержать вырывающийся наружу крик со всей силы стискиваю зубы, слыша их скрежет, воздуха не хватает, пытаюсь вдохнуть, но вместо ожидаемого облегчения, чувствую огонь в легких. Он растекается по гортани и ударяется об пытающееся вырваться из груди сердце. Я понимаю, что нахожусь на грани, на тонкой черте между жизнью и смертью, стоит вытянуть ногу, сделать маленький шажок, и я окажусь на другой стороне. Та сторона манит и зовет, я слышу ее таинственный шепот, не задумываюсь заношу ногу чтобы шагнуть в яркое свечение, чтобы наконец обрести долгожданный покой. Но сильная твердая рука держащая меня за плечо не позволяет этого сделать. Неожиданно яркий свет гаснет, на смену ему приходит гнетущая тишина, я слышу душе раздирающий стон. Перед глазами появляется серая завеса, нечеткие очертания разрушенных окутанных огнем зданий виднеются вдалеке, от туда веет промозглостью и сыростью. Пустынные дороги и пролетающие мимо зданий стонущие в беспомощной тоске тени заставляют скукожится, моя душа болит, пытается вырваться из тленного тела и убежать подальше.

В глазах опять темнеет, боль в руке возвращает мое сознание опять на землю. Я чувствую, как скудные несколько слезинок тяжелыми горошинами скатываются по моему лицу.

Что это было? – Спрашиваю я.

- Я исцелил тебя от яда отравляющего твою кровь. – Безразлично ответил архангел. – Конечно, знахари сделали бы это и без меня, но к сожалению у тебя нет времени на отдых.

- Я не это имел введу.

- Я знаю. – Отрешенно ответил Михаил.

- И все же?

- Ты увидел то, что я вижу постоянно. Невозможно исцелить человека не дав ему крупицу Благодати. – Он задумался, словно решая какую-то сложную арифметическую задачу. – Это малое из того, что постоянно видим мы. Мы слышим стоны помощи, видим как мир, который так любил создатель уходит в небытие. Мы чувствуем гибель всего живого.

Он еще раз оглядел меня, а потом отвернулся, но я заметил как на его лице появилась вселенская печаль, которую он попытался скрыть.

- Зачем ты нам помогаешь, если исход предрешен? – задаю я вопрос, который мучил меня все это время.

- Я все еще верю в вас. – Не поворачиваясь, ответил архангел. – Верю в то, что наш Отец не может отвернуться от своих любимых детей. Я был первым из ангелов, кто склонил перед вами колено и впустил в свое сердце любовь к человечеству. Пора исполнить свой долг воин, настало время пробуждения.

Впервые мне приоткрылись мотивы Михаила. Он переживал за нас, пытался уберечь, но больше всего его страшила мысль, что он может разочароваться в нас.

Свет на долю секунды озарил комнату, ангел исчез, а я продолжал смотреть в то место, где недавно стоял Михаил.
Он появился вовремя, в тот самый момент, когда в мое сердце начали закрадываться сомнения, он знал, что моя вера источала. Я уверен в том, что он специально напомнил о будущем, показал результат в том случае если мы, если я сдамся.

Я попытался подняться, каким было мое удивление, когда я не почувствовал боли в плече. Потянувшись за узел бинта, я дернул за нить, повязка потеряла свою прочность и стала соскальзывать к локтю. Я удивленно уставился на то место где была рана. Такое впечатление, что ей не сутки, а года три. Поднял руку верх, покрутил пальцами, все, как и до ранения.

Выбор, пресловутый вездесущий выбор, я сталкиваюсь с ним каждый день, но сегодня он будет самым тяжелым, больным и главное, что от него я не оступлюсь.

С камнем на сердце я покидал госпиталь, тяжелый груз ответственности давил на душу, но я отмахнулся от него, ведь это всего лишь чувство, а чувства на войне – это роскошь, которую солдат не может себе позволить.
Устало, словно на мои плечи свалился небосвод, я встал с кровати, оделся, видимо Юмикс все-таки успел заскочить в мою комнату и захватить чистую одежду.

Пустынные коридоры аббатства Бесальдо-Марио давили своей тяжестью. Старинные гобелены рассказывали печальную историю нашего ордена. Мне больно смотреть на картины, каждый лик, изображенный на стенах, намертво впечатан в мое сердце.

Очередной поворот, огромные двери из красного дерева разделяют меня от комнаты собраний.

- Мы не можем жертвовать своими воинами! – доносится из-за двери грозный голос Пьера де Болонья, бывшего приора, человека, который потратил все свои силы на спасение ордена. – Нас мало.

Я рывком открываю дверь. Большой зал великой инквизиции, а со временем и масонской ложи, сверкает в ослепительном блеске и роскоши. Огромные канделябры из венецианского стекла ярко освещают огромный зал, большие окна из мозаики придают свету глубины, фрески Да-Винчи украшают серые каменные стены. Сегодня здесь собрался весь орден. Братья решали различные задачи не подозревая, что решать больше нечего.

- Пора собирать армию.

Все повернулись в мою сторону. На лицах каждого я читал множество разных эмоций: удивление, раздражение, поддержка, шок… Большинство думало также, только боялось признать это.

- Ты не должен здесь находится! – с яростью выплюнул Асмадей, белокурый старейшина с большим, от правого глаза до кончика губы, уродливым шрамом. Его темно-карие, почти черные, глаза светились ненавистью и негодованием.

- Он член братства и имеет полное право высказывать свое мнение наравне с другими! – воскликнул Юмикс. – Или же ты забыл о том, кто именно спас наш орден?

- Я все помню. Но у него рана, ему нужно быть в лазарете.

- Это из-за моего ранения было созвано собрание, на котором я не должен присутствовать? Может есть другие причины по которых я не получил “зов”? - Асмадей ядовитой ненавистью смотрел на меня, прожигая во мне мнимые дыры. Не нужно быть провидцем, чтобы догадаться об истинных мотивах этого рыцаря. Власть – вот чего он жаждал все это время, к чему стремился.

- Ты же знаешь сколь ценно для нас твое мнение Гавриил. – Лилейно слащавым голосом ответил Асмадей.

- Знаю, – тональность моего голоса была точно та же. – Нас ждет смерть, если мы не пробудим спящих, не успеем обучить их. Нас сотрут с лица земли…

- Позволь узнать, кто это намерен сделать? – спросил мужчина, сидящий в центре длинного стола.

- Небесное воинство вместе с исчадиями ада. Грядет битва, величайшая битва, в которой человечеству не выстоять. Мы должны защитить себя.

- Но ангелы на нашей стороне. Мы верой и правдой служили им сотни лет! – воскликнул раздраженно-удивленный Асмадей, и только я уловил в его голосе страх.

- Да неужели?

- На что ты намекаешь? – подскочив со своего места, проорал трясущийся старейшина.

- Я не намекаю, а констатирую факт. Если нашей целью остается защита людей – пора пробуждать спящих. – Я оглядел зал, споры вокруг утихли. Рыцари ордена пристально смотрели на меня, они привыкли доверять моим словам, и эта поддержка светилась в глазах каждого. – Я выношу этот вопрос на “Собор”.

- Тут нечего обсуждать! – надрывным голосом завизжал Асмадей.

- Ты официально лишаешь меня права голоса? – приподняв одну бровь, поинтересовался я, в душе искренне смеясь над его нелепой попыткой поставить меня на место.

- Мы не можем игнорировать закон. – твердо заявил Юмикс. – Право каждого члена братства выносить любой вопрос на “Собор” остается незыблемым. Каждый из нас – это винтик мощного механизма Руки Господней, каждым мнением мы дорожим, как своим собственным, любой из нас имеет право голоса. Так было, так есть, и так будет до скончания времен.

В зале опять поднялся шум, каждый пытался перекричать друг друга, все спорили. Принять это новость было сложно, больно, это означало – мы на краю, на краю гибели. Словно в замедленной съемке я видел, как вздымаются ввысь руки моих братьев по оружию, как твердое решение правильности фиксируются в их умах…

- Единогласно. – Вынес вердикт Юмикс, он прошептал несколько слов на латыни, зал заполнил ледяная дымка. Вой, что будоражит кровь, звонким эхом пролетел по комнате, отталкиваясь от стен и умножаясь в несколько раз, от этого становясь только зловещей. В центре зала начал клубится густой туман, в котором начали появляться серые тени, постепенно приобретающие человеческие очертания.

- Приглядывающие за спящими прибыли по зову совета. – замогильным шепотом ответил на призыв один из “не спящих”, выступая из тумана. На нем был серый балахон с огромным капюшоном, который скрывал лицо от любопытных глаз, только легкое свечение напоминало о том, что перед нами не совсем человек.

“Не спящие” – это замученные до смерти рыцари ордена, что по просьбе архангела Михаила, вместо вечного покоя в Раю, выбрали душевное скитание по земле для защиты потомков рыцарей, что живут среди обычных людей. Это те, которых, народ зовет ангелами-хранителями, те, кто оберегают и присматривают.

- Совет решил пробудить спящих. Грядет великая битва, нам нужна ваша помощь. Выполняйте то, что было вам предначертано. Пробудите память крови. – Юмикс почтенно склонил голову.

- Нам нужно подтверждение. – коротко приказал “не спящий”.

Юмикс вышел из-за длинного стола и, подойдя к нему, протянул руку. Саван серых одеяний невесомо колыхнулся и в руке у Юмикса появился кинжал с древними рунами на острие. Старый друг перехватил рукоять, а в следующую секунду порезал свою ладонь. “Не спящий” окутал порез своим рукавом. Тихий стон пронесся по залу. Это длилось минут пять.

- Принято. – коротко ответил Приглядывающий, освобождая Юмикса с “оков”. – Совет состоялся. Закон скреплен.

Он отступил на шаг назад, в клубящийся туман, который начал растворяться.

Источник: http://twilight-saga.ru/forum/11-8595-1923503-16-1403882532
Категория: Проза | Добавил: 5talismanov (03.07.2014)
Просмотров: 14 | Комментарии: 1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поэзия [1081]
Проза [2410]
Народный перевод [104]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи