помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Кто лучший режиссер для "Рассвета"?
Всего ответов: 5986




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Проза

Тени Грехов. Глава 8.2 Черный ветер
Глава 8.2 Черный ветер

- Остановись, - вполголоса произнес Радан и обернулся. Авелин послушно замерла на пороге. - Порой, - он стал медленно к ней приближаться, - ты невыносима, пташка. - Повернув ее лицом к себе, он как можно теплее улыбнулся, желая показать, что она ему нужна, как и прежде. Авелин робко заглянула в его глаза. - Ты мне расскажешь, что произошло?
Девушка, словно провинившийся ребенок, опустила голову. Она молчала, и ее молчание злило Радана. Однако он терпеливо ждал.
- Авелин. - Коснувшись пальцами ее подбородка, он заставил девушку посмотреть на себя. Ее ресницы задрожали. - Я не знаю, что тебе наговорил Огниан, но Милена… - Радан вздохнул. Ему претило объяснять мотивы своих поступков, но сейчас он видел, что это крайне важно для девушки, которая дорога и его сердцу, и его душе. - Да, она вернулась. Я не говорил тебе о ней, чтобы ты понапрасну не беспокоилась, не мучилась глупыми мыслями о том, что она якобы может быть мне нужна, что у меня якобы могут быть к ней какие-то чувства. Вначале мне необходимо было самому во всем разобраться: зачем и почему она вернулась, каковы ее мотивы и что за всем этим последует. - Он заботливо стал вытирать слезы со щек Авелин, которая постепенно переставала трястись. - Склеил я зеркало для того, чтобы… - Радан пожал плечами. - Мало ли, вдруг она не нашла бы выхода из своего заключения, а как работают зеркала в ее мире, для меня всегда оставалось загадкой, как, впрочем, и для нее. Кто знает, поставь я новое зеркало на место старого, может, путь к нему в зазеркалье был бы иным. А я бы не хотел, чтобы она при неблагоприятном исходе своего поиска осталась одна. И вовсе не потому, что она внешне похожа на Виолетту, которую я когда-то - слышишь? - когда-то, - он особо подчеркнул интонацией это слово, - любил, а потому, что мне было жаль ее и… Отчасти я виновен в том, что в нужный момент рядом с ней не было близкого человека, который не позволил бы ей взять на душу грех. - Радан поцеловал Авелин в лоб. - Мне нужна ты. Только ты. Запомни это и больше никогда не смей запускать в свою голову дурные мысли. Хорошо?
Девушка кивнула.
- Скажи, - она опустила глаза, - она тебе не нужна? Совсем-совсем не нужна?
- Совсем-совсем не нужна. - Шепотом, сквозь улыбку. - Но это не значит, что я полностью равнодушен к ее судьбе. Ведь не просто так она была послана в мою жизнь. Как только я со всем этим разберусь, обещаю, ты больше никогда о ней не услышишь. Ее не будет в нашей жизни.
- В нашей? - Авелин с надеждой заглянула в глаза Радана.
- В нашей, пташка. В нашей. - Он ласково провел ладонью по ее лицу и понял: она вновь его. Полностью, без остатка, как раньше. Всей душой его. Континенты их душ снова собрались в Пангею. На душе у Радана стало чуть легче. С его сердца будто спали ледяные оковы, и оно по новой стало разносить по телу тепло - тепло любви к девушке. Тепло, которое было во сто крат сильнее любого мороза, любого зла, что пытались проникнуть в его разум и душу. - А теперь, милая моя, - Радан легонько щелкнул Авелин по носу и, улыбнувшись, поцеловал в самый его кончик. - Будь так любезна, - не просьба - приказ, хоть и в бархатной упаковке, - расскажи мне все то, что произошло в мое отсутствие.
- Радан… - Зрачки Авелин тут же расширились, в них в очередной раз за последний час промелькнул страх, а лицо ее побледнело, ресницы затрепетали. - Прошу тебя, не спрашивай меня об этом. Не проси, - нетвердым голосом попросила девушка. – Пожалуйста. - Она положила ладони на грудь Радана. - Давай забудем обо всем этом? - просьба на грани мольбы.
- Нет, - непреклонно ответил Радан.
Кусая губы, Авелин опустила глаза. По ее щекам скатились слезы.
- Радан… - Она стала мять края его куртки пальцами. - Пожалуйста, не заставляй. Все равно не скажу. Я… - Речь ее оборвалась. Потянув за молнию, она расстегнула его куртку. - Мне страшно… Просто побудь со мной.
Уговоры были излишни, они не принесли бы никаких плодов, Радан это знал. Но он не собирался так просто сдаваться. Это было не в его правилах, это было против его воли и всего его существа. Поэтому он решил действовать мягко и аккуратно, но при этом бескомпромиссно.
Радан еще ближе привлек к себе Авелин. Коснувшись ее носа своим, он улыбнулся одними уголками губ. Девушка подняла на него взволнованный взгляд. Лбы соприкоснулись. Молчание. Радан бы многое отдал, чтобы этот миг длился вечно.
- Я скучала по тебе. - Шепотом, робко. - Думала, боялась, что ты больше никогда не вернешься. - Потерянно.
- Глупенькая. - Радан погладил ее по голове, смотря на влажные губы. - Я всегда буду возвращаться к тебе, где бы ты или я ни были. Всегда.
- Правда? - Дыхание Авелин участилось. Касаясь лица Радана, оно будто начало сдувать с его души пепел тьмы, одновременно лишая его терпения. Самообладание затрещало по швам. В груди вспыхнуло пламя всепоглощающего пожара, разносимое с каждым ударом сердца по всему телу. Как же он успел соскучиться по девушке…
Дурман.
Наваждение.
Голод.
Сейчас Авелин была слишком близко от Радана, внутри которого царствовал целый букет чувств.
- Правда. - На последнем слоге он уверенно накрыл ее губы своими. Девушка пугливо дернулась, но в следующий миг смежила веки и стала самозабвенно отвечать на поцелуй, будто еще мгновение - и мир рухнет, разлетится на мелкие кусочки, никого не оставив в живых.
Весна… Авелин стала для него самой настоящей и долгожданной весной после суровой, неумолимой зимы.
Умиротворение.
Тихое счастье.
Доверчиво потянувшись к Радану, Авелин, будто зная, что ему это нравится, запустила пальцы в его волосы. Стала их путать, перебирать. Радан про себя улыбнулся. Как же ему хотелось остановить время. Остановить и перестать думать. Забыть обо всем - о прошлом, настоящем и будущем. Зависнуть в пространстве, никогда и ни за что не отпускать от себя Авелин. Не разочаровывать ее, не предавать. Оберегать, защищать и любить. Просто любить. Лежать на траве, как те два подростка, и любоваться закатом. Не знать ни проблем, ни печалей. Любить. Всего лишь любить.
Покусывая немного прохладные, но сочные губы девушки, Радан медленно, но с напором начал поглаживать ее спину, подавляя в себе рвущееся на волю рычание, вызываемое все возрастающим желанием получить больше. Авелин обмякала. Она плавилась, текла в объятиях Радана, будто свечной парафин, медленно, но неумолимо сжигаемый все приближающимся огоньком горящего фитиля.
Аккуратно подталкивая девушку вперед, Радан, создавая ловушку, прижал ее спиной к стене.
Нежность.
Притяжение.
Приятная дрожь, охватившая тело.
Радан все больше и больше желал забыться и беспечно отдаться в пленительные сети страсти, но не мог. Он стойко сдерживал себя, несмотря на то что цепи спокойствия гнулись и рвались от секунды к секунде. И совесть Радана нисколько не мучила оттого, что он собирался сделать. И ничто не могло сломить его решения.
Ласково и с нажимом проведя руками по бедрам Авелин, он коснулся ее груди. На мгновение дыхание девушки остановилось, но уже через секунду возобновилось, став прерывистым, мелким, горячим.
Глаза в глаза. И новый поцелуй.
Радан крепко обнял Авелин за плечи, тем самым умышленно блокировав ее движения. Но девушка этого не поняла, лишь еще более глубоко и исступленно стала его целовать, прижимаясь к нему всем своим телом. Почти неслышно прозвучал ее стон.
Проведя языком по деснам Авелин, Радан, оставляя влажную дорожку на ее щеке к мочке уха, нагнулся к ее ключице. Девушка наивно откинула голову назад. Пара прядей волос укрыли ее шею. Бережно убрав их назад, Радан окинул Авелин быстрым, но внимательным, не упускающим ни единой мелочи взглядом. Девушка всегда напоминала ему собой ангела, который случайно упал с небес на грешную землю. И сейчас этот Ангел был крепко зажат в объятиях демона. Именно таковым в эту минуту себя считал Радан. Демоном, которого Авелин по ошибке приняла за такого же невезучего ангела, как и она сама. И в своем ошибочном незнании она была святая.
Она была подобна самому прекрасному цветку, который небрежно выкинули и втоптали в липкую грязь. Но даже это нисколько ее не портило, не уродовало.
Целуя Авелин в шею, Радан без вина пьянел от ее аромата. Ее теплоты. Но все же сконцентрировавшись и обнажив клыки, он плавно и как можно аккуратнее вонзил их в мягкую женскую плоть. Авелин дернулась, но явно еще не поняла того, что происходит; того, что Радан переступил через негласные законы вампиров: не пить кровь сородичей без их разрешения, какими бы отношениями они ни были бы связаны.
Глоток.
Первое, что почувствовал Радан, было то, что хоть на вкус кровь Авелин и оказалась с легкой перчинкой, она была сладка. Сладка, как сам грех. Мышцы всего его тела напряглись. Он едва себя сдерживал, чтобы не дать волю инстинктам и не причинить тем самым боль девушке.
Глоток второй.
- Радан, - пугливо позвала его Авелин и попыталась упереться руками в его грудь, но у нее ничего не вышло. - Радан, не надо. Я прошу тебя, не надо! - Паника. Он жестче прижал ее к себе. Голос девушки стал удаляться куда-то на второй, третий, четвертый план. С каждый секундой все дальше и дальше. На смену ему пришел голос крови. Но, к удивлению Радана, он звучал мелкими и почти невнятными урывками, словно что-то его блокировало. Заглушало точно так же, как и голос крови Милены, только на сей раз не полностью, а частями.
Злость. Негодование. Раздражение.
Глоток третий.
Благодаря ему Радан почувствовал, что вся кровь Авелин пропитана лишь им одним – ее любовью к нему. Абсолютной любовью, которая не знает ни границ, ни запретов. Девушка его. Полностью его.
Глоток четвертый частично стал рассказывать Радану о том, что же произошло между Авелин и Огнианом. Он едва удержался, чтобы кулаком не проломить стену. Ярость застелила глаза, объятия стали практически мертвыми.

Услышав на пороге дома шум, Авелин отвернулась от окна и, встретившись взглядом с Огнианом, положила на подоконник бумагу с карандашом. По ее венам разлилась радость - светлая, детская радость, словно его, только его она и ждала все это время. Робко улыбнулась. Желая мужчине сказать что-то или о чем-то спросить - Радан не до конца понял, что именно, - она подбежала к Огниану, но вдруг резко остановилась всего в шаге от него. Испугалась, точно поняв, что гость пришел не с добрыми намерениями. Он пришел сеять зло.
Пробел.

Огниан схватил Авелин за руки и стал до боли их сжимать, точно желая переломать ее кости. Несмотря на оцепенение, девушка попыталась вывернуться из его хватки, но у нее этого не вышло.
Пробел.

Лазарина. Огниан стал говорить о своей сестре, но что именно, Радан, как ни старался, не мог расслышать. Что-то о ее смерти, о том, что она хотела сообщить ему нечто важное, но не успела. Радан их разлучил.
Пробел.

Огниан грубо толкнул Авелин на пол. Страх - липкий животный страх - взял девушку под контроль, но она из последних сил старалась объяснить мужчине, что он сам вынудил Радана так поступить с Лазариной. И что он - Радан - гораздо лучше и благороднее, чем считает Огниан. Им пора прекратить войну.
Пробел.

Нависнув над Авелин, мужчина начал ее душить.
Царапая его руки – отчего-то очень аккуратно и безболезненно, точно боясь его поранить – она попыталась разомкнуть его ладони, за что он ударил ее по лицу.

Пробел.

Огниан стал говорить о Милене. О том, что она вернулась, и о том, что Авелин...
Пробел.

Чуть отстранившись, Радан выругался сквозь зубы. Странный шум в крови девушки мешал расслышать каждое слово. Но он не собирался останавливаться. Облизав губы, он сделал пятый глоток.
- Радан, прекрати, остановись… - шептала Авелин, но он не желал ее ни слышать, ни слушать.

Заломив руки девушке, Огниан стал целовать ее в шею, срывая с плеч платье. Авелин закричала. Стала выворачиваться и бить мужчину, но тот не отпускал. Она не сдавалась. Яростно вырываясь, девушка с каждым новым мгновением все отчаяннее и громче звала Радана. Она верила, надеялась, что он каким-то способом ее услышит. Придет и спасет. Но, как бы она его ни звала, он не приходил…
Пробел.

- Маятник вновь пошатнулся, - с неприкрытой яростью произнес Огниан, поправляя замершей девушке платье. - Но сейчас в последний раз. - Он отошел от Авелин, которая молча благодарила небеса за то, что мужчина остановился и не изнасиловал ее. - Передай Радану… - Пауза. - Нет, ничего не передавай, он все равно иначе все воспримет. Впрочем, как и ты. - Мужчина потер виски и скривился так, словно у него началась мигрень. - Беги! Беги от него! Ему будет больно, но…
Пробел.

Громко хлопнув дверью, Огниан ушел, оставив шепчущую имя Радана Авелин сидеть на полу.
Пробел.

Тишина, ни единого звука.
Радан инстинктивно глубже вонзил клыки в плоть девушки. Ему необходимо было понять, почему Авелин не отдала письмо Огниану, почему позволила ему напасть. И то, что он услышал в ее крови, разозлило его до такой степени, что из его горла вырвался утробный звериный рык. Подняв голову, он холодно посмотрел на девушку, которая стояла с закрытыми глазами, боясь пошевелиться. Из-под ее ресниц текли слезы, а губы дрожали, будто желая, но не смея что-то сказать.
Отвернувшись, Радан подошел к столу. Смежил веки и потер переносицу, стараясь успокоиться, но это давалось ему с большим трудом. Радану до безумия хотелось выпороть девушку за ее своевольный и невероятно глупый поступок, но еще больше он желал уничтожить Огниана. Причинить ему такую боль, которая была бы в десятки раз страшнее и сильнее, чем потеря сестры или смерть.
- Радан, - едва слышно позвала его Авелин дрожащим голосом. Повернувшись к ней лицом, он сжал челюсти. Девушка была так напугана, что, казалось, вот-вот лишится чувств. - Что ты... - Не договорив, она закусила нижнюю губу. Лихорадочно смахнула со щек слезы.
Молча подойдя к ней - Авелин зажмурилась, будто ожидая удара, - Радан вынул из кармана брюк носовой платок.
- Не бойся, - произнес он и прижал хлопковую ткань к ране на ее шее, из которой тонкими струйками текла кровь.
- Что теперь будет? - после небольшой паузы робко спросила Авелин.
- Отныне ты будешь беспрекословно слушаться меня. Никакого своеволия. В противном случае не жди от меня пощады. - Ровно, сквозь зубы. Открыв глаза, девушка послушно кивнула. - Как? - Радан покачал головой. - Скажи, как только тебе пришло в голову сжечь письмо? Чем ты думала? - не повышая голоса, но жестко, с налетом злости спросил он. - Ты понимаешь, что он мог не остановиться? - Всплеск рукой. - Что ты всего этого потрясения могла избежать? Ты!.. Зачем, Авелин? Тебе мало было в жизни издевательств? Захотелось еще?
- Радан, я… - Быстро подойдя к нему, она прильнула к его груди. - Прости меня. - Чувствуя, как девушку колотит, Радан неохотно обнял ее, несмотря на то что сейчас ему хотелось встряхнуть ее, а не успокаивать. - Я не знаю, что там было написано, я специально письмо не читала, чтобы Огниан… Чтобы он ничего не узнал. Для тебя было важно сохранить тайну, а я не хотела, чтобы из-за меня она раскрылась. Прости, Радан, но…
- Для меня важно, чтобы ты была в безопасности, - перебивая Авелин, с гневом произнес Радан и, коснувшись ее подбородка, заставил посмотреть на себя. - Ты можешь это понять?!
- Да. - Девушка потупила взгляд.
- Тогда какого дьявола ты!.. - Не договорив, Радан аккуратно оттолкнул ее от себя. Подойдя к тумбе, он, немного помедлив, открыл верхний ящик и достал деньги. Положив их во внутренний карман куртки, повернулся лицом к Авелин. - Ступай в свою комнату и переоденься. Через десять минут мы выезжаем.
- Что? Куда? Радан, что ты собрался делать?
- Уничтожать Огниана. И ты поедешь со мной. Больше одна не останешься.
- Радан… - Девушка лихорадочно провела рукой по лицу. - Но мы даже не знаем, где он.
- В Англии. Этого достаточно. Сейчас с ним Милена, он выкрал ее из пансионата, поэтому ему труднее будет скрыться. Да и вряд ли он станет это делать, раз решил действовать. Пока ночь, у нас больше шансов его разыскать. Так что не медли, быстрее приводи себя в порядок, и поехали.
- С ним Милена? - запоздало шепотом переспросила Авелин, не сдвинувшись с места. Радан нахмурился. Девушка сникла. Она казалась расстроенной, словно этот факт был ударом в ее сердце. И в этот миг Радан вспомнил, на что изначально не обратил внимания.
- Скажи, - подавляя в себе рычание, начал он, - что тебя с ним связывает? - Девушка опустила глаза и пугливо отступила на шаг. - А тебя определенно с ним что-то связывает, так что не смей мне лгать. Твоя кровь, хоть пока по непонятным мне причинам многое и блокировала, не скупилась на эмоции, которые решалась показать. Она во всей своей красе дала мне прочувствовать твою радость, когда на пороге дома ты увидела Огниана.
- Радан…
- И теперь ты грустишь из-за того, что с ним Милена. Авелин. - Он с силой, до боли сжал ее плечи, будто желая схватить ее и никуда никогда от себя не отпускать. Растворить в себе. В глубине души Радан опасался, что Авелин ошиблась в своих чувствах к нему, перепутав любовь с простой благодарностью. И теперь это вселяло в его душу дикий, почти животный ужас, в котором он упорно не желал признаваться даже самому себе. И пусть кровь девушки говорила, что ее разум и сердце принадлежат лишь Радану, что она живет и дышит лишь им одним, ему показался подозрительным тот факт, что она обрадовалась встрече с Огнианом. - Скажи мне правду. - Колко, почти грубо. - Лжи я не потерплю.
- Больно…
- Говори. - Сухо. Он не стал расслаблять хватку. - И учти, пока я тебе верю. Так что не смей мне врать, хуже будет.
- Ты не так понял…
- Смотри мне в глаза и говори, - теряя терпение, почти рыча, потребовал Радан.
Дрожа, девушка подняла на него полные слез глаза.
- Да, - она кивнула, - я обрадовалась, когда он пришел. Обрадовалась по той причине, потому как подумала, что он пришел с миром. Решил прекратить вашу затянувшуюся на десятилетия войну. Мне всегда, не знаю почему, казалось, что это возможно, что вы оба при желании можете простить друг друга. Он ведь был у нас полгода тому назад и после никак не объявлялся… Ты сам стал задумываться о том, чтобы вычеркнуть его из своей жизни. Ведь это так, Радан? Я знаю, я чувствую, что это так. Поэтому… Когда он пришел, я подумала: а что, если и он тоже стал склоняться к этой мысли? Но потом… В его глазах стояла лишь ненависть. Злость. Радан, я испугалась... Я ошиблась. Прости. Но знаешь, даже если бы я тогда, сразу же после того, как ты отдал мне письмо, не сожгла его… Я бы все равно не отдала его ему. - Пауза. - Он не заслужил что-либо знать о Лазарине. А ведь именно о ней ты ему и написал, да? Пусть это плохо и я буду гореть за это в Аду, но, Радан… - Она закрыла глаза, и ее голос упал до шепота. - Ты и твои интересы для меня важнее вне зависимости оттого, к чему все это может привести. А Милена… Господи, Радан, - она прямо посмотрела в его глаза, - скажи теперь ты мне правду! Ты хочешь найти Огниана, чтобы ему отомстить за меня или потому что… - Заминка.
- Потому что, что, Авелин?
- Потому что у него Милена? - Она опустила голову. - А меня берешь с собой потому, что чувствуешь ответственность. Совесть не позволяет оставить. Радан, ты скажи, как есть. Я приму, и слова не скажу.
- Авелин, - на выдохе произнес Радан и разжал пальцы. - Прекрати нести вздор. Честное слово, на сегодня я от него уже устал. - Проведя ладонью по влажной щеке, Радан поцеловал девушку в лоб. - Я уже говорил: мне нужна только ты. Сколько раз мне это тебе повторять? Почему ты не можешь в это поверить?
- Боюсь.
- А ты не бойся. - Он едва заметно и натянуто улыбнулся. - Я с тобой.
Авелин подняла на Радана глаза.
- Побудь со мной. - Она обвила руками его шею и встала на носочки. - Пожалуйста. Прости мне мою наглость, мою просьбу, но… Радан, я больше не могу. Устала, нет сил. И мне страшно, безумно страшно. Все время кажется, что я вот-вот потеряю тебя. И холодно… - Авелин прижалась к его щеке своей. - Сейчас я нуждаюсь в тебе, как никогда. Да, я сделаю все, как ты пожелаешь, как ты решишь. Но… Радан, пожалуйста, любимый мой, подари мне сутки, в которых не будет ни Милены, ни Огниана, ни прошлого – твоего иль моего – ничего, чтобы хоть как-то могло опечалить нас. Я больше не могу. Позволь нам забыться. Совсем ненадолго… А потом мы что-нибудь обязательно придумаем. Дай мне силу. Подари мне сказку.
- Авелин… - Радан точно стоял на распутье. Его темная сторона призывала незамедлительно пойти по тропе справедливости и ненависти, а светлая - уступить девушке, которая не видела своего существования без него. Девушке, которая из-за него и его прошлого была надломлена, и не хватало совсем чуть-чуть, чтобы бесповоротно ее сломить.
Чаша весов замерла. В эту минуту черное и белое в его душе имело один вес.
Выбор. Только от него сейчас зависело, кто на сей раз победил - мрак или свет.
- Останься со мной. - Авелин обхватила ладонями лицо Радана. - Ты мне нужен. - Не дожидаясь его ответа, она коснулась его губ своими. Замерла, словно опасаясь продолжить.
Заглянув в глаза Авелин, в которых мелькал страх, разбавленный нежностью, Радан запустил пальцы в спутанные волосы цвета пшеницы. Поддавшись сладкому порыву, он стал целовать ее так бережно, как только мог, стараясь не причинять боли мягким губам. Девушка смежила веки. Ее руки опустились на его плечи и стали робко, подрагивая, стягивать с них куртку. Радан не стал препятствовать. Аккуратно прижимая к себе Авелин, он сделал выбор. И пусть неудовлетворенность из-за отложенной на день мести грызла его изнутри, скручивала нервы и полосовала иглами по венам, он чувствовал несвойственную для себя легкость, которую ему способна была подарить только Авелин.
Покой. Все проблемы будто стерли невидимым ластиком со страниц его судьбы.
Впервые в жизни ласки Радана были воздушны и невесомы, как летний тополиный пух. Его собственные ощущения ушли на второй план. Сейчас для него было важно то, что испытывает девушка. То, как она тянется к нему. То, как позволяет его языку, касаясь нёба, зубов, играть с ее. Он хотел почувствовать, как Авелин растает в его руках, будто мороженое на солнцепеке, а он сам утонет в ее шепоте, повторяющем в страстной мольбе его имя. Желал увидеть, как ее ресницы затрепещут, словно тоненькие бархатные крылья мотылька, когда она впервые испытает наслаждение.
Радан не спешил. По-хозяйски блуждая руками по спине и бедрам Авелин, он пробуждал ее чувства и обострял их, увлекая в мир ярких, как летящие в космосе кометы, эмоций. Он впитывал пьянящую пряность ее губ, как только что взошедший росток впитывает жизненно важные капли влаги из почвы, орошенной ночным ливнем. Касаясь порванной лямки, он злился и был готов поменять решение остаться на уйти и найти Огниана, чтобы разорвать его глотку клыками, утопить в грязи и крови. Вырвать позвоночник и пустить его останки на корм рыбам, которые, впрочем, побрезгали бы такой едой, оставив части разорванного трупа гнить на самом дне.
Но дыхание Авелин, ее робкие поглаживания по плечам и шее Радана, ее губы и поцелуи сдерживали его. Возвращали к ней, отпугивая тьму, которая пыталась разлиться ядом по его венам и завладеть всеми мыслями.
Ладонь Радана скользнула под платье девушки, коснулась шелка - еще одной преграды к обнаженной коже. Хрупкие женские пальчики, пытаясь расстегнуть угольно-черную рубашку, случайно оторвали пуговицы. Дрожь напряжения пробежала по телу. Авелин поддалась Радану. Сдерживаемое желание с удвоенной силой стало давить на его разум, заставляя бурлить в венах кровь. Хриплое рычание вырвалось из горла. Слишком долго он ждал…
Авелин легонько провела ногтями по животу Радана, и его терпение, пало, словно крепость под натиском врага, оказавшегося неожиданно сильным. Подхватив девушку на руки, Радан смахнул на пол канцелярские принадлежности со стола и резким движением уложил на него Авелин. Взгляд Радана неспешно скользнул по ее телу, жадно исследуя его каждый изгиб. За взглядом пришли губы и пальцы. Остатки платья мягким облаком упали под ноги.
Радан терял контроль. Его касания становились жестче, грубее, несдержаннее. Но Авелин не пыталась его остановить. Своим полным повиновением, граничащим с фанатичной преданностью, она буквально сводила его с ума, заставляя испытывать экстаз от одной только мысли, что она так его любит и хочет.
Проведя рукой по женскому колену, Радан, легонько покусывая нежную кожу, опустился ниже. Невольно зарычал, уткнувшись носом в ненавистную материю. Авелин инстинктивно изогнулась, когда его язык заскользил по шелковой ткани, передвигаясь по кромке, чтобы пробраться под нее.
- Радан… - Тихо, едва слышно. Он улыбнулся хищно, довольно и неспешно, аккуратно стянул с нее ткань. Желая раздразнить каждый участок тела девушки, он стал медленно, лишь слегка касаясь, исследовать языком ее изнутри. Авелин часто задышала. С губ сорвался стон. Ее пальцы запутались в его волосах, сжимались и разжимались, в то время как его движения становились проворнее и настойчивее, порой замирая на особенно чувствительных участках.
Все вокруг будто перестало существовать. Кроме Авелин в мире словно все исчезло – осень, ночь, комната. Даже себя Радан чувствовал почти невесомо, нереально. Была только Она. Только ее запах. Ее вкус. Ее дрожащие от наслаждения бедра.
Новый стон Радан уже поймал губами.
Она отвечала на каждое его прикосновение, но боязливо, точно опасаясь, что ее прогонят.
Заключив девушку в стальные тиски, он рванул Авелин на себя и стал осыпать ее лицо поцелуями. Обхватив рукой талию, приподнял вампирессу, чтобы в следующий миг, откинув на кровать, нависнуть над ней. Больше отступать он был не намерен.
Робко и нежно отвечая на глубокий поцелуй Радана, Авелин, едва коснувшись ремня на его брюках, пугливо отдернула руку. Отчего-то попыталась вывернуться из крепких объятий, но Радан не позволил и закончил за нее движение. Еще теснее прижал к себе, целуя в губы и смотря в глаза, в которых отсвечивало пламя страсти в оковах льда страха. Ключ, висящий на шее, слегка ударил Радана по подбородку и стал непозволительно ему мешать. Порвав веревку, он кинул его на пол. Авелин дернулась.
- Радан… - обеспокоено позвала она и попыталась было оттолкнуть его, но опоздала. Остаткам терпения пришел конец. Пелена возбуждения поглотила разум Радана, и он грубо начал подчинять себе каждый вдох и выдох Авелин. Она вскрикнула, потрясенная его резким вторжением. Зажмурилась. Ее ногти полоснули по его плечам, ладони сжались в кулаки и стали бить по его спине, но не сильно, призывая остановиться. Но этого не случилось. Мышцы всего ее тела напряглись. Радан с каждым новым движением - алчным и пылким - старался добыть из глубин ее души то, что по праву принадлежало ему и только ему, но внутреннему зверю было мало. С силой сжав плечи Авелин, Радан нагнулся к ее ране на шее. Проведя по ней языком, обнажил клыки и прокусил кожу. Девушка вскрикнула, но Радан продолжил. Голос крови одновременно его и отрезвил, и опьянил. Авелин впервые испытывала блаженство рядом с мужчиной, она полностью зависела от него, она была счастлива отдаваться ему без остатка, даже если он не был с ней нежен, а был груб. Но… Страх все еще жил в ней. Жестко душил, вызывая слезы. И это страх, на удивление Радана, не был связан с ее прошлым, он был связан с ним, с самим Раданом. Девушка панически боялась, что все происходящее - сон, а тот, кто сейчас владеет ее телом, эмоциями, дарит ласку и чувство, сродное полету, исчезнет. Растворится в воздухе. И на его месте появится кто-то другой.
- Авелин, - хрипло позвал ее Радан и недовольно замер. - Открой глаза. - Девушка, немного помедлив, повиновалась. - Я здесь. С тобой. - Он бережно убрал с ее лица прядь волос.
- Радан… - По ее щекам покатились слезы.
- Смотри мне в глаза и ничего не бойся. - Он коснулся ее лба своим. - Мне нужно не только твое тело, но и душа. - Каждое слово давалось ему с трудом. Мечты бушевали, кипели.
Кивнув, Авелин положила ладонь на затылок Радана и уверенно накрыла его губы своими. Она безропотно отдавалась ему, и это сводило его с ума. Голова шла кругом от нахлынувших ощущений. Девушка целовала Радана в губы и в шею, ласкала ключицы. Оглушающим шепотом произносила его имя. В висках Радана отдавалось приятное эхо. Он знал: Авелин не пугали демоны внутри него. Чувства сорвались с хлипкого поводка и, вырвавшись наружу, заставили его действовать неосознанно. Желание захлестнуло с головой. Оно было подобно огню, жадно поглощающему сухой куст.
Он сжимал ее, точно куклу, оставляя ссадины на бедрах, руках. Целовал до крови. Брал ее - такую беззащитную и хрупкую в его объятиях - точно изголодавшийся волк. А она стонала, металась под ним, выгибая спину и зовя его. Она дрожала. Содрогалась и от страха, и от наслаждения. Импульсы вспенивающихся эмоций пронизывали Радана почти до боли. Нервы гудели от перенапряжения. Обхватив ее шею ладонью, он повернул ее лицо в профиль. Авелин провела языком по губам, точно желая напиться. Ее ресницы затрепетали. Вновь повернув девушку к себе лицом, он стал жадно целовать ее.
С ее сдавленным стоном и своим низким рычанием сквозь зубы он последними сильными и яростными толчками сбросил с себя напряжение, в котором была виновата лишь она, его Авелин. Им завладело какое-то сладкое чувство. Он тонул в нем, терял голову, забывая обо всем на свете. Позволив девушке прервать поцелуй и откинуть себя на спину, Радан заметил, как она смущенно, но довольно приподняла уголки губ. В ее глазах застыл влажный блеск. Казалось, что можно, в него нырнув, навсегда раствориться в тихой мелодии счастья.
Притянув Авелин в свои объятья, он прижал ее голову к своей груди. Она молча стала водить пальцем по его плечу, выводя только ей ведомые рисунки. И только тогда он заметил, что Авелин вся в укусах, в крови, в синяках. Он был с ней слишком несдержан, но нисколько об этом не жалел. Но в следующий раз решил быть немного нежнее. Где-то внизу, на первом этаже, зазвонил телефон. Девушка обеспокоенно приподнялась на локтях.
- Мой, - тихо произнесла она.
- Кто тебе звонит? - вскинув бровь, холодно поинтересовался Радан, из последних сил сдерживая ревность. Если раньше он с легкостью мог ее скрыть, то теперь - нет. Девушка обнажала все его чувства.
- Это мелодия стоит на… - Пауза. Авелин опустила голову. - Я не хочу об этом думать. - Она исподлобья глянула затравленным взглядом на Радана.
- Кто? - терпеливо, но грубо.
- Леон… - Она сжалась, будто ожидая, что сейчас ее либо выругают, либо ударят.
Радан глубоко вздохнул. Взъерошив волосы Авелин, пальцами коснулся ее подбородка.
- Я не отдам тебя никому. - Мягко улыбнулся.
- Обещаешь? - она прижала ладони Радана к своим щекам.
- Обещаю.
- Я люблю тебя…
Склонив голову набок, Радан притянул к себе Авелин и трепетно поцеловал ее в губы. Через некоторое время она уснула на его груди. Вдохнув аромат ее волос, Радан смежил веки и через пару минут сам провалился в пропасть грез.

…- Раз, два, три, четыре, пять! Я иду тебя искать! - услышав из соседней комнаты детский голос, Радан, положив книгу на стол, встал с дивана. Стоило ему только это сделать, как мимо него пробежал маленький мальчик. Кто это был, он не знал, ибо видел впервые, хоть тот и смутно кого-то ему напоминал. Наблюдая за ребенком, который в поисках кого-то заглядывал то в шкаф, то за занавески, Радан все гадал и гадал: где же он все-таки мог его прежде видеть? И тут понимание пришло само по себе. Пятилетний мальчишка напоминал ему самого себя. Но это был не он, не Радан, а кто-то иной. Кто-то очень похожий на него.

…Сидя на скамейке, Радан безотрывно смотрел на могилу, которая еще не была зарыта. К ней подходили люди разного возраста. Неожиданно среди толпы он увидел свою плачущую мать и нахмурившегося, с маской боли на лице отца. Радан поднялся. Почти подошел к родителям, как увидел мальчика, сжимающего красную розу. Его лицо скрывал капюшон. Гром обрушился на землю. Хлынул ливень.
- Не стоило его сюда приводить, - сквозь рыдания произнесла Невена и уткнулась носом в плечо мужа.
- Стоило, любимая. Стоило. - Поглаживая ее по голове, Ян посмотрел на ребенка. – Он мужчина, пусть еще и маленький, и он должен уметь отвечать за свои поступки.
- Ты не понимаешь! Когда мы ходили с Лильяной к этой проклятой старухе, она предупреждала, что…
- Тише, тише, милая. - Ян крепче обнял женщину. - Не кричи, - упавшим голосом произнес он. - Никто не должен ничего знать. Мы со всем справимся.
- Ян… Мне страшно. Что же мы наделали…
- Не бойся. - Мужчина поцеловал ее в лоб. - Я с тобой. - Повернувшись к мальчику, Ян положил одну руку на его плечо. - Кинь три пригоршни земли на гроб.
Ребенок ничего не ответил. Подойдя к могиле, он вместо земли кинул розу. И спустя мгновение неожиданно кладбищенскую тишину разорвал детский, беззаботный, с толикой безумия смех.
- Ян! - закричала Невена. - Уведи Радана! Быстро уведи его отсюда!


…Стоя на коленях, Радан пытался мокрой тряпкой смыть с пола кровь. Он не знал, как и почему она появилась в этом месте, в его доме, но каждый раз, смотря на багровое пятно, он начинал трястись от несвойственных ему страха и чувства вины. И вот сейчас он, будто обезумев, пытался оттереть с половиц кровь, которая словно уже навсегда впиталась в это место. Неожиданно за спиной скрипнула дверь. Обернувшись, Радан увидел на пороге комнаты мальчика - самого себя в детстве. Ком застрял в горле. Ребенок молчал. Его взгляд был пуст, в его глазах не отражалось ровным счетом ничего. Сделав крохотный шаг вперед, мальчик приподнял развернутые к верху окровавленные ладони.

Дернувшись, Радан проснулся. Внутри него, где-то в области сердца, ощущалась давящая тяжесть. Вызываемые ею чувство обреченности и предчувствие беды мешали дышать.
- Прости, я тебя разбудила, - услышал он взволнованный голос Авелин, которая все еще лежала на его груди, поглаживая ее ладонью.
- Нет, пташка. - Он запустил пальцы в ее волосы, не открывая глаз. - Все хорошо. Просто вновь приснился неприятный сон.
- О чем он был, расскажешь?
- О каком-то мальчике, очень похожем на меня, - немного помедлив, ответил Радан. - А еще в последнее время я часто стал видеть во снах самого себя в детстве, но… Это не обрывки воспоминаний, это нечто иное.
- Уверен? - он почувствовал, как Авелин коснулась кончиками пальцев его щеки.
- Да, - Радан улыбнулся. - В этом сне я… убил кого-то. А этого на самом деле не было.
- А кого ты там… Убил? - робко, немного пугливо.
- Без понятия. Да и как маленький мальчик может кого-то убить? - он поцеловал ее в макушку. - Не бери в голову. Это всего лишь сон. Ты мне лучше скажи, - Радан крепче обнял девушку, - почему ты плачешь?
- Я? - замешательство. - Нет, я не плачу. - Она уткнулась носом в его шею.
- Не ври, пташка, - мягко и тихо. - Я же чувствую. Ты же не хочешь, чтобы я открыл глаза и уличил тебя во лжи? Так что, милая моя, говори правду.
- Просто… - Авелин теснее к нему прижалась. - Я счастлива. С тобой. Спасибо.
Поглаживая ее по плечу, Радан устремил свой взор в потолок. Лучи восходящего солнца, по каплям вливаясь в окно, рассеивали пепельные тени ночи, заставляя их медленно сползать по стенам и зыбким туманом тянуться в дальние углы комнаты.
Повернувшись, Радан заглянул в глаза Авелин и коснулся пальцами ее подбородка.
- Ты… - начал было он, но прервал самого себя, не договорив всего два слова: «жизнь моя». Целуя девушку, он руками скользнул по ее телу. Дотронулся до ее шеи. Слегка сжал. Авелин дернулась.
- Больно, - виновато прошептала она.
- Я буду аккуратнее, - прошептал ей в губы Радан. - Но не обещаю. - Опрокинув ее на спину, он позволил себе вновь забыться.

Он подарил Авелин сутки безмятежного и даже сказочного счастья. Он впервые повез ее на мотоцикле в поле, окруженное лесом, где паслись лошади. Он любил этих животных за грацию, скорость и ощущение полной свободы, которое те дарили своему наезднику. Девушка смеялась, улыбалась, отчего Радан чувствовал истинную радость, которая грела его изнутри. Он видел, как Авелин преображалась на его глазах, становилась увереннее. Порой во время прогулки она резко останавливалась и начинала его целовать, говоря, что уже успела соскучиться по вкусу его губ. Единственное, что омрачало их покой, были звонки от Леона. Авелин их игнорировала, но, рассердившись назойливости бывшего друга, Радан один раз сам ответил на его звонок. Блондин просил о последней встрече с Авелин, как-никак они столько лет были знакомы, он хотел попрощаться с ней, прежде чем уехать. Изначально Радан сказал категорически «нет». Девушка спокойно приняла это, сказав лишь: «Я хотела бы ему сказать спасибо за все. Он часто был рядом со мной, когда мне было плохо, а ты был так далеко. Он был мне другом, только другом… Но я не хочу, чтобы ты ревновал, не хочу идти против твоей воли, поэтому как скажешь, так и будет. Я ведь… твоя?» - она смущенно улыбнулась.
«Моя», - был ответ Радана. После они не возвращались к этому разговору, отключив телефон. Лишь только поздно вечером он, лежа с девушкой на ковре возле камина, сухо произнес: «Ты можешь встретиться с Леоном. Завтра. В парке. Даю вам пару часов. После он должен привезти тебя домой и навсегда уехать. Никогда и никак не объявляться, чтобы ты даже имя его забыла».
«Радан, - в глазах Авелин промелькнули восторг и нежность, - ты... Я люблю тебя! - она крепко его обняла. - Люблю!» - она стала покрывать его поцелуями, стягивая с плеч рубашку и увлекая его в сети дурмана и страсти.

Источник: http://twilight-saga.ru/forum/11-7542-1
Категория: Проза | Добавил: youreclipse (03.07.2014)
Просмотров: 34 | Комментарии: 1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поэзия [1081]
Проза [2410]
Народный перевод [104]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи