помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Готовы ли вы отдать все ради дня, проведенного в компании Роберта Паттинсона?
Всего ответов: 8127




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Проза

Марийская ночь. Глава 1.
Глава1.
Я бежала так, будто от этого зависела моя жизнь.
- Быстрее, курсант Бестрон! - орал куратор, подгоняя меня к финишу.
- Давай, Ларина, осталось всего два километра! - Сейлор болел за меня на трибуне вместе с остальными курсантами, уже сдавшими зачет.
Я чувствовала странный гул в ушах и привкус крови во рту - верный признак того, что скоро отключусь. Я не первый раз сдавала мужские нормативы, но именно эту дистанцию, в двадцать километров, - впервые. Куратор Бари предупреждал, что для меня это слишком - Сейлор, лучший в группе, пробежал ее за двадцать две минуты. Я же как всегда хотела доказать, что могу быть лучше всех, поэтому рискнула.
И зря, как выяснилось. Судя по времени, которое мне показывало табло, я уже отстала на десять секунд, позорно приближаясь к результатам других курсантов.
Услышав звонок, оповещающий, что до финиша остался километр, я почувствовала странную легкость. Плохой признак... Меня вот-вот вырубит, а я так и не добегу до конца! Что на это скажет отец? Как всегда разочарованно посмотрит на меня, поджав тонкие губы, и скажет убийственную фразу: "Это было ожидаемо. Ты ведь девочка". Ненавижу то, что родилась ею! Видимо, злость придала мне сил, потому что сквозь нарастающий гул в голове я услышала восторженные крики и свист трибун. Отчетливо выделялся один голос:
- Лара, вперед, ты почти догнала меня! - Сейлор, мой дорогой добрый Сейлор, как всегда, хотел подбодрить.
Он не приветствовал моих натужных попыток сравняться с ним, но и не высказывался рьяно против. За что я была ему несказанно благодарна.
Я уже не могла смотреть перед собой, все мутилось и плыло, поэтому уткнула взгляд в твердое покрытие пола, сосредоточив внимание на беговых кроссовках, мелькавших перед глазами. Когда под ногами пронеслась дрожащая полоска зеленого света, обозначающая финиш, я обессиленно повалилась на пол, дыша так, что едва не выплевывала легкие.
Пожалуй, это был самый тяжелый забег в моей жизни. Но он того стоил. Я слабо потянулась к Сейлору, только что спустившемуся с трибуны, и улыбнулась:
- Ты видел?.. Я отстала...от тебя всего... на две... секунды!
Сердце по-прежнему выбивало бешеный ритм, и я отчаянно задыхалась.
- Видел-видел! - ухмыльнулся он мне, - Если бы ты себя угробила, кто бы сейчас передо мной хвастался?
В его голосе не было упрека, мой жених знал, почему для меня так важно быть первой. Он вообще знал меня лучше всех.
- Поднимайся, нам еще идти в секцию борьбы.
Он легко подхватил меня сзади под мышки и рывком поставил на ноги. Я недовольно скинула его руки:
- Сколько тебе раз повторять, - шипела я уже на выходе из зала, - Я все могу делать сама, мне не нужна твоя помощь!
Сейлор закатил глаза и громко произнес:
- Ну конечно, мисс "Самостоятельность"! Больше и пальцем вас не трону!
На нас с ухмылкой косились сокурсники.
Мы с Сейлором были единственные во всей Акконде, военной академии, дети "власть имущих". Его отец был Советником Верховного Владыки, мой – Верховным Главнокомандующим Марийской армии. С нами никто не стремился подружиться. Мне, конечно, было все равно, но я не могла не чувствовать, что нас по каким-то причинам недолюбливают. Хотя нельзя сказать, чтобы мы когда-то вели себя высокомерно или нагло.
Например, лет пятнадцать назад, когда я только-только перешла на второй уровень, я попыталась заговорить с одной девушкой из моей группы. Как сейчас помню - ее звали Джана. Она была очень худенькой и хрупкой, с наивным детским личиком, и почему-то мне захотелось с ней подружиться. Совершенно иррациональное желание, как потом объяснил мне отец жестким, холодным голосом, каким он обычно отчитывал меня за провинности. Так вот эта Джана шарахнулась от меня тогда, как от чумы, хотя я обратилась к ней очень доброжелательно. Я, конечно, не стала настаивать на близком общении. А через неделю ее забрали на Землю - очередной крупный конфликт среди людского населения. Больше я о Джане ничего не слышала - оттуда мало, кто возвращается.
Мы покинули зал для бега и отправились в секцию боевых искусств. Сейлор обожал этот вид подготовки. С раннего детства он тратил на рукопашный бой столько времени, сколько я - на все остальные тренировки, вместе взятые. Я видела, как у него от предвкушения загорелись глаза, и усмехнулась - мальчишка он и есть мальчишка.
Сейлор с удовольствием натянул форму, перчатки демонстративно отбросил в сторону - хочет показать, какой он крутой, так сказать, запугать противника. К слову, противником оказался худенький паренек, совсем молоденький, который всего четыре года назад пришел в Акконду. По сравнению с Сейлором он был грудным младенцем. Ставить курсантов с такой гигантской разницей в подготовке в пару было, на мой взгляд, неправильным. Но наш куратор считал по-другому. Он говорил, что характер должен закаляться в трудностях.
Бой начался.
Сейлор уверенно пошел на парня и нанес сокрушительный удар в челюсть. Парень не удержался на ногах и рухнул на мягкое покрытие. Толпа зрителей отступила на шаг. В зале боевых искусств пол был мягче, чем в беговом, чтобы неумехи, вроде этого мальчика, не слишком калечились.
- Динтрик, встать! - заорал куратор Бари. Он всегда на всех орал – это было его кредо. Я ни разу не видела на его лице доброжелательного выражения.
Мальчик, которого, оказывается, звали Динтрик, поднялся, с трудом фокусируя взгляд на Сейлоре. Ну, осталась пара ударов и нокаут, уж я-то знаю своего жениха! Честно говоря, меня всегда распирала гордость за своего избранника. Вернее, "избрала" его не я. Отцы еще до нашего с Сейлором рождения решили, что им надо породниться за счет нас. Ну да это уже детали. Выбором отца я всегда была довольна - лучше, чем Сейлор, мне никого не найти во всей Ма́рии.
Тем временем Сейлор вновь начал атаковать. Динтрик едва успел поставить блок, и теперь Сейлор молотил по его рукам, пытаясь достать до корпуса. Мальчик уже выдохся, ему было больно и страшно, он согнулся под непрекращающейся атакой моего жениха, а последний, похоже, вошел в раж. Иногда мне становилось страшно от того, с каким остервенением он дерется. Даже я боялась его в такие моменты, хотя знала, что мне он никогда не причинит вреда. Не удивительно, что Динтрик не выдержал, упал на пол и замолотил рукой, признавая поражение.
Сейлор победно вскинул вверх кулак и послал мне воздушный поцелуй. Я закатила глаза - мне его победы не нужны.
Тем временем Динтрика схватил за шкирку куратор и выволок на середину зала.
- Курсант Динтрик Саймен, - очень тихо и вкрадчиво начал он. Все разом замолчали, будто в зале выключили звук. Бари в кои-то веки не орет. Видимо, бедный мальчик сильно вывел его из себя, - Я дал тебе задание драться, а что сделал ты?
На мальчике лица не было. Избитый, бледный, он едва стоял на ногах, преимущественно за счет куратора, который все еще держал его за воротник формы.
- Я...я дрался, - еле выдавил он. Говорить было трудно из-за разбитой губы, которая сильно кровоточила.
- Это ты называешь дракой?! - уже заорал Бари, - Это было трусливое отступление! Что вам говорят ваши преподаватели и я на протяжении многих-многих лет?! Не слышу! Все повторили хором еще раз, если не запомнили до сих пор!
Мы мигом выстроились по струнке и хором отчеканили:
- Биться до последней капли крови!
Это была официальная установка Акконды и нашей Империи в целом. Это вбивалось в нас с самого рождения и проходило через всю жизнь.
В Ма́рии восемьдесят процентов населения военные - бывшие или будущие или действующие. Поэтому я никогда не задумывалась о том, что моя жизнь может выглядеть как-то иначе.
Наверное, отец едва дождался, когда мне исполнится пять, чтобы отправить меня в Акконду - огромную военную академию, по территории равную Западной и Восточной Европе на Земле. Это был целый мир, куда отправлялись отпрыски самых разных слоев населения, не зависимо от социального положения и возможностей.
Акконда была поистине огромной – тысячи корпусов, где проходило обучение будущих военных. В них находились тренировочные залы, аудитории для теоретической подготовки, бо́рты – спальни курсантов, залы для приема пищи, оружейная и многое другое. За пределами корпусов было множество площадок для тренировок на местности, так сказать, в естественных условиях.
Существовала обязательная призывная система, на основе которой в Акконду призывались в обязательном порядке дети с 14 лет. Нам с Сейлором детство сократили на девять лет. Странно, что меня не отдали в младенчестве, ведь я могла многое упустить за те пять лет, что жила в семье. Если это вообще можно назвать семьей.
Конец срока обучения был не ограничен. Оно завершится лишь тогда, когда Империя посчитает нужным задействовать тебя в определенной операции, где ты можешь применить свои умения. А на его место придет обязательная служба, временные рамки которой тоже весьма размыты. В среднем марийцы заканчивали свою службу (при условии, что сумеешь выжить) к двумстам годам. Если переводить на возраст людей, получится примерно сорок-пятьдесят лет.
Но мы были бесконечно благодарны Верховному Владыке, который передавал нам Высшие знания, благодаря которым мы могли жить многие столетия. В то время как люди в параллельной Вселенной при лучшем раскладе едва доживали до семидесяти. И взамен марийцы должны были какую-то малость - всего лишь верой и правдой служить своей стране.

Я не слишком любила рукопашный бой, предпочитая упражняться с оружием, поэтому быстро выиграла у своей конкурентки борьбу, пропустив всего один удар, и поспешила на ужин.
Ели мы в огромных залах, каждый из которых был обставлен небольшими столами, рассчитанными на двух человек. Я, естественно, ела с Сейлором.
Уже привычным движением нажав синюю кнопку, Сейлор гипнотизировал взглядом середину стола, откуда подавалась еда.
- Видимо, жаркая была схватка, раз ты так проголодался, - поддела его я.
Он хмыкнул, откидываясь на стуле. Из центра стола, медленно вращаясь, показался поднос с двумя тарелками, от которых шел пар. Видимо, опять суп.
- Да ты шутишь! Я же и половину своих сил не расходовал, боясь покалечить беднягу.
- Да брось, еле справился! - пододвигая к себе тарелку, подначивала я. Мне нравилось выводить его из себя - он становился свирепым, и глаза темнели, превращаясь из темно-серых в насыщенно-зеленые. Вот и сейчас его взгляд помрачнел, но, увидев, что я смеюсь, Сейлор медленно улыбнулся.
- Провокаторша! - прошипел он, наклоняясь ко мне за поцелуем.
Я резко отстранилась.
- Эй, ты забыл - за это следует наказание! - игриво напомнила я Сейлору, глядя на его губы. Мне очень хотелось его поцеловать, но правилами Акконды отношения между курсантами были категорически запрещены, поэтому нам приходилось встречаться тайком.
- За руку-то я хоть могу тебя взять? - Сейлор быстро схватил мою кисть, чтобы я не успела отдернуть.
- А поесть ты не хочешь для начала? - я рассмеялась, глядя в глаза жениха, которые горели азартным огнем.
- Не мешало бы, - согласился он, выпуская мою руку, - Сегодня как обычно вечером встретимся в саду?
Я мгновенно помрачнела.
- Нет, сегодня не получится. - И отвечая на недоуменный взгляд жениха, пояснила. - Сегодня у меня по плану встреча с родителями. Может наконец-то мама приедет...
- Ты ее с тех пор так и не видела? – Сейлор сочувственно смотрел на меня.
Я покачала головой, глядя на мутную жидкость у себя в тарелке. От вида такой еды начисто пропадал аппетит. Суп был невкусный, но полезный, напичканный микроэлементами и витаминами, необходимыми будущим защитникам Империи. Я с тоской вспоминала, как в детстве мама пекла мне блинчики с мясом и сладкие булочки, от которых изумительно пахло ванилью… Отец большую часть времени проводил на работе, и мы с мамой оставались одни. Она читала мне чудесные сказки про чудовищ, принцесс, прекрасных принцев и удивительные приключения. Я слушала, затаив дыхание, представляя, что когда вырасту, меня тоже спасет красивый юноша с темными волосами. В реальности моя жизнь оказалась так далека от сказки, что я уже и забыла, что значит мечтать. Я привыкла постоянно доказывать, что чего-то стою. Привыкла жить в постоянной борьбе с самой собой и с окружающими. Единственной моей отдушиной был Сейлор. Только с ним я могла делиться самыми сокровенными мыслями. Ближе, чем он, у меня никого не было.
После отвратительного обеда нам предстояли теоретические занятия по боевой подготовке. Куратор Бари предупреждал, что через день нас вывезут в горы для практических занятий, поэтому пытался напичкать наши головы теоретическими знаниями по выживанию. Можно подумать, они могли нам там пригодиться.
За семьдесят лет, что мы с Сейлором прожили в Акконде, я успела три раза облазить Карпаты. Так что это задание в основном было рассчитано на зеленых новичков. Но куратор, видимо, считал, что, в сотый раз повторяя это, он поможет нам, когда мы окажемся в реальной обстановке. Выслушав в пол уха очередную лекцию Бари, я собралась было направиться в тренировочный зал – после занятий у нас было свободное время, которое мы с Сейлором обычно посвящали физической подготовке. Но сейчас холодный женский голос, пронесшийся по залу, возвестил:
- Курсант Ларина Бестрон, к вам посетитель. Просьба спуститься к входному контролю.
Правила Акконды были такими же жесткими и непреклонными, как мой отец. Они не пускали в свои недра без уважительной причины даже своего создателя - Верховного Главнокомандующего Марийской армии. Поэтому мне предстояло спуститься вниз на скоростном лифте и данными мне правами курсанта впустить своего отца.
Я вскочила на ноги, поймав многозначительный взгляд Сейлора. Слегка кивнула ему и скрылась за дверью.
«К вам посетитель», - звучало в голове. Выходит, отец снова пришел один. От мысли, что я опять не увижу маму, во мне все закипело. Я сжала кулаки, широко шагая по пустынным коридорам Акконды. Ненавижу это здание! Холодное, огромное…Оно выпускает из своих стен таких же бездушным марийцев, как его творец. Мы всего лишь солдаты. Почти роботы, не имеющие своего мнения, личной жизни и права выбора. Я ненавидела за это Верховного Владыку, его Советников, в числе которых был отец Сейлора, и своего отца. Его в первую очередь! Зачем нам такая долгая жизнь, если мы несвободны? На что нам тратить эти столетия?
Мои шаги гулко отдавались от огромных серых стен и терялись в вышине. Потолки в Академии уносились так высоко, что мы не видели конца. Голые холодные стены, гладкий пол, каждая последующая аудитория похожа на предыдущую. И это создала высшая раса?! Те, кто здесь побывал, еще смеют утверждать, что марийцы стоят на высшей ступени эволюции?! Создатели – так мы себя величаем. Ведь Земля и люди, населяющие ее - всего лишь копия нашего мира, продукт нашей цивилизации, брошенный на произвол судьбы. Мы обрекли их на вечные метания, не дав направления. И теперь ставим в пример бунтовщикам, к чему приводит излишняя свобода. Мы хладнокровно наблюдали, как миллионы людей гибли в кровопролитных войнах, пока они не дошли до края. После всемирной террористической атаки осталась лишь жалкая горстка несчастных выживших, которые упорно продолжали борьбу за жизнь. И только сейчас мы решили вмешаться, показав, кто здесь хозяин.
Отец ждал меня у входа – в военной форме с безупречной выправкой и полным отсутствием эмоций на лице при виде дочери. Я молча приложила палец, чтобы прозрачные двери разъехались и впустили Верховного Главнокомандующего. Охрана вытянулась по струнке, отдав честь.
- Здравствуй, Ларина, - официально поздоровался он. Отец всегда звал меня полным именем.
- Здравствуй, отец,- в тон ему ответила я.
- Пойдем в сад? – традиционно предложил он. Мне хотелось забросать его вертевшимися на языке вопросами, но я предусмотрительно промолчала, зная, что в стенах Акконды, где прослушивались абсолютно все помещения, это могло обернуться против меня.
В молчании мы прошли по безлюдным коридорам первого корпуса к лифту, который доставил нас на второй уровень. Опять прикосновением пальца я открыла путь наружу. Мои редкие встречи с родителями проходили именно здесь, в саду второго уровня. Мне нравилось это место – курсанты, живущие в примыкавшем к нему корпусе, с удовольствием заботились и благоустраивали его. Поэтому находиться здесь было приятно.
Все так же молча мы подошли к ближайшей скамье и сели на холодную поверхность. На дворе была осень, и под вечер на улице стало прохладно. Я поежилась и нажатием кнопки включила обогрев. Нас сразу окутало облако теплого воздуха.
- Почему мама опять не приехала? – ровным голосом спросила я.
- Новая эпидемия на Южном побережье, - в тон мне ответил отец, - Она усиленно работает над созданием вакцины.
Я недоверчиво хмыкнула.
- И долго ты будешь кормить меня такими отговорками? – я перешла сразу в наступление.
Обычно я с ним так не разговаривала. Отец удивился, увидев вдруг перед собой вместо послушной дочери бунтарку. Его тонкие губы изогнулись в презрительной ухмылке.
- Ты сегодня не в настроении, Ларина?
Я вскочила с места, как ужаленная.
- Что с моей матерью?! – крикнула я.
Кажется, это подействовало, потому что броня безразличия слетела с его лица, и он сказал чуть раздраженно:
- Я уже объяснял тебе, что Ари́я занята!
- Настолько, что не может поговорить с единственной дочерью?
- Ты всегда можешь связаться с ней по видеоряду, как и другие курсанты, - отчеканил отец.
Я взорвалась.
- Ты думаешь, я не пыталась?! Она не выходит на связь!
На каменном лице не дрогнул ни один мускул – не человек, а машина!
- Значит, она настолько занята, что не может тратить время на глупости, – выдавил он сквозь зубы.
Я мгновенно сникла. Устало опустилась на резную скамью, все еще окруженную теплым облаком.
- Родная дочь, по-твоему, глупости? – уже без злобы спросила я, глядя на золотистую листву, озаренную последними лучами заходящего солнца.
- Ария знает, что с тобой все в порядке, и ей не о чем беспокоиться. Я связывался с ней по своим каналам.
Мы молчали. Я неподвижно сидела, едва сдерживая слезы. С равнодушием отца, как бы ни было больно, я смирилась. Но вот мама…Не верилось. Наверняка с ней что-то случилось, а он не хочет говорить. И узнать нет возможности, сидя в этой серой тюрьме.
- Я слышал, ты сегодня отличилась на занятиях. Поздравляю! - удивительный человек, ему как будто безразлично все вокруг.
- Не с чем, - смаргивая слезы, сказала я и наклонила голову, закрывая волосами лицо. Отец ненавидел слабость в любом проявлении.
- А ты изменилась. Выросла, - продолжал он, - Наконец-то ты становишься той, кто в будущем сможет занять мой пост.
- Не горю желанием, - бесцветно ответила я, - Не хочу становиться такой, как ты. Ненавижу тебя, это место, Советников и вашего Владыку.
Кажется, эта фраза стала роковой, после которой моя жизнь круто изменилась. Но в тот момент я не придала этому значения, мне просто было больно и хотелось сделать больно ему. Хотя каменные истуканы ничего не чувствуют.
Назад я возвращалась с ощущением, что на плечах лежит бетонная плита. Хотелось забыть последние два часа. После разговора с отцом не хотелось ничего, даже видеть Сейлора., поэтому я прошмыгнула в свой борт и плюхнулась на узкую кровать. Невольно вспомнились рассказы куратора Бари о военной подготовке землян – они, бедняги, спали в казармах. Чудовищно. Пожалуй, индивидуальный борт для каждого курсанта был единственным преимуществом Акконды. Хотя и он тоже походил на клетку – все те же серые стены, минимум мебели. Похоже тот, кто конструировал корпуса Акконды, обожал серый цвет.
А вообще, мне кажется, индивидуальные борты придумали только ради того, чтобы у курсантов было как можно меньше времени на свободное общение друг с другом. Мало ли до чего можно додуматься коллективным разумом. Так что вряд ли руководство Академии заботилось о персональном комфорте курсантов.
Я взглянула на часы – отбой через пятнадцать минут. Не дожидаясь общего указания, я легла и тут же провалилась в тяжелый сон.

Мне показалось, что голова едва успела коснуться подушки, как уже раздалась сирена. Подчиняясь силе привычки, я мигом вскочила с постели и оделась за положенные тридцать секунд. Холодный женский голос, который вчера приглашал меня спустить к отцу, возвестил:
- Курсанты Бестрон, Рестлер, Саймен и Джинерлин направляются в кабинет куратора Бари. Остальным следовать в тренировочные залы.
Я похолодела. К куратору курсантов пачками не вызывают. Это похоже на боевую группу.
Вылетев в коридор, где уже толпились сонные курсанты, я увидела ошалевшего Сейлора. В нескольких метрах от него с таким же видом стоял его вчерашний соперник Динтрик, а еще в паре шагов совсем юная девочка, имени которой я не знала. Похоже, это и есть наша группа.
Не сговариваясь, мы с Сейлором быстрым шагом направились на четвертый уровень. Юнцы бросились вслед за нами. Они выглядели очень испуганными и растерянными.
Мое сердце колотилось как бешеное – первое боевое задание! Я сжала руки в кулаки, пытаясь унять волнение. Интересно, куда нас направят? Только бы на Южное побережье! Говорят, там опять назревает конфликт среди местных. Тогда я смогу узнать что-нибудь о маме.
Выйдя из прозрачного лифта, мы оказались на четвертом уровне. Здесь обитали кураторы Акконды. Чтобы достичь таких высот, мне нужно было очень постараться. Хотя и четвертый уровень не был пределом. Еще выше располагался пятый, где готовили бойцов спецподразделений. Элиту. Мы с Сейлором не так давно перешли на третий, а наши юные спутники находились на первом. Ума не приложу, зачем нас поставили вместе?
Кабинет куратора Бари только условно назывался кабинетом. По факту это был склад оружия как марийцев, так и землян.
Мы зашли и мигом выстроились перед куратором.
- Вольно… - прокряхтел он. Видно было, что он взволнован.
- Курсанты! – сказал он и недовольно поморщился, - Вы отправляетесь на задание.
Сейлор незаметно зацепил мои пальцы своими.
- В течение сегодняшнего дня вам дадут необходимые инструкции и оружие. Вечером приступите к выполнению.
Он немного помолчал, смерив хмурым взглядом Динтрика и девочку.
- Ваша цель – лидер повстанческой группы на Земле – Кин Конноли.
Я широко открыла глаза, уставившись на куратора.
- Да, курсант Бестрон, вы направляетесь на Землю.

Источник: http://twilight-saga.ru/forum/11-8397-1
Категория: Проза | Добавил: verocks (24.12.2013) | Автор: Смирнова Вера
Просмотров: 42 | Комментарии: 2
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поэзия [1081]
Проза [2410]
Народный перевод [104]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи