помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




В каком сумеречном фильме герои выглядят красивее?
Всего ответов: 8724




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Проза

Тени Грехов. Глава 3. Колесо фортуны
Жизнь - вечное повторение. Проблема, с которой мы не справились с первого раза, немного видоизменившись, настигает нас вновь.
Бернар Вербер, «Зеркало Кассандры»


Глава 3. Колесо фортуны

Припарковав машину на окраине парка, Огниан выключил радио и, откинувшись на спинку кресла, кинул беглый взгляд на хронометр. До встречи с Раданом осталось чуть меньше получаса. Тот всегда отличался от него особой пунктуальностью и должен был приехать в назначенное место секунда в секунду. Поэтому, решив не терять понапрасну время и заняться чем-то полезным, Огниан достал из борсетки последние научные статьи о неизлечимых человеческих болезнях и принялся тщательно их изучать. Несколько десятилетий назад он поставил перед собой новую цель - не тратить глупо и безрассудно свою вечность. Ему хотелось оставить след - пусть неизвестный, но значимый - в жизни тех, чья кровь по сей день утоляет его голод, дарит молодость и побег от забвения. Мнимый уход от идущей за ним по пятам смерти, от скуки. Серой, безликой скуки, переплетенной с пресными эмоциями череды однообразных дней.
Минут десять-пятнадцать Огниан тщетно пытался сосредоточенно вчитываться в строки, но, как ни старался, не мог сконцентрироваться. Помимо того, что его мысли, словно стая птиц, кружились вокруг Радана и Лазарины, он неосознанно возвращался к тому событию, что произошло накануне рано утром.

…Огниан шел по мокрой от росы тропинке, которая в скором времени должна была вывести его к дороге, соединяющей поле с лесом. Там, в окружении белесого тумана, находилась девушка, облаченная в черные одеяния. В своей нереальности она походила на фарфоровую куколку, которая отчужденно наблюдала за восходом солнца. Украдкой бросая нервный взгляд на часы, она едва заметно перекатывалась с пятки на носок, нетерпеливо ожидая кого-то.
Не сводя с нее глаз и ловко обходя распластанные на его пути огромные темные лужи, Огниан молча гадал: почему вампиресса втайне от всех захотела с ним встретиться? И на сей счет у него было несколько предположений, но каждое из них не особо вязалось с ее нравом, характером. Поэтому, решив не забивать себе голову бесполезными размышлениями, он ускорил шаг и спустя минуту уже стоял почти вплотную к девушке. Их отделяло всего несколько десятков сантиметров. Казалось, стоит только протянуть руку и можно будет коснуться ее плеча.
Встретившись с ее прямым и, как ему показалось, немного потерянным взглядом, Огниан учтиво кивнул в знак приветствия. Он не спешил первым начинать разговор, предлагая Велии самой сломать лед предрассветной тишины, сковавшей воздух.
- Скажи мне… - после недолгого молчания начала она. Голос ее был осипшим, словно она простыла или прорыдала всю ночь. - Что тебе от него нужно?
Убедившись в том, что одна из его догадок была верна и разговор пойдет о Радане, Огниан учтиво улыбнулся.
- Прости за грубый ответ, но это тебя никак не касается, - ровно ответил он.
- Знаю, - согласилась Велия, - но… - запнувшись, она потупила взгляд. Огниану показалось, что девушка хотела сказать ему нечто важное, отчаянно пытаясь подобрать для этого нужные слова. Но, не имея в себе сил их найти, еще больше робела и путалась в своих мыслях, эмоциях. Он видел ее слабость. И ему это нравилось. Нравилось то, что она была перед ним настоящая и не пыталась спрятаться за амбициями, недомолвками или под искусственную непроницаемую маску. Маску упрямой, незыблемой уверенности, граничащей с упертостью, которую она практически никогда не снимала.
Резко смахнув косую челку со лба, Велия на секунду встретилась с взглядом Огниана и тут же отвернулась, но от его внимания не смогли скрыться слезы, застывшие в миндалевидных глазах. Ему не было жаль ее. Однако он прекрасно понимал смешанные, ставящие ее в тупик чувства, и это заставляло Огниана испытывать к ней нечто сродни сопереживания. Он помнил то ощущение, что скользкими, зазубренными щупальцами охватывало его душу, когда любимый человек находился совсем рядом, а он не смел его коснуться. Обнять. Поцеловать. То одиночество, что заставляло сознание гореть в агонии и выжигать все изнутри, оставляя после себя лишь пустую, никому не нужную оболочку. Сломанную игрушку.
Кусая губы, вампиресса оглянулась и, напряженно распрямив пальцы рук, неожиданно рывком обняла Огниана за талию. Но Огниан нисколько не удивился такому повороту событий. Он устало покачал головой и, прижавшись щекой к макушке Велии, аккуратно, изо всех сил стараясь быть как можно более нежным, стал медленно, заботливо поглаживать ее по затылку, путая пальцы в густых волосах.
- Помоги, - уткнувшись носом в широкую грудь Огниана, едва слышно, словно моля его, произнесла она. - Я запуталась. Не знаю, что делать. Но я не хочу, понимаешь, не хочу совершать прежних ошибок. Ведь все это оказалось… - короткая пауза, - заблуждением? Ложью? Убивая Натали, я верила, что лишь с Леоном я буду счастлива. Я была уверена, что только лишь он может быть тем самым, кто мне нужен. Я подвела его к краю и без зазрения совести толкнула в пропасть. А теперь… Что теперь? - она теснее прижалась к Огниану, и он почувствовал, как дрогнули ее плечи. - Как мне быть теперь, когда жизнь мне жестоко показала, что все жертвы были напрасны. Любви нет. Больше нет. А была ли? Я не хочу предавать ни его, ни Авелин. Но этот груз неизвестно откуда появившихся чувств к Радану свинцовой подушкой давит мне на грудь. Я запуталась. - Тяжелый, порывистый вздох. - Помоги. Мне так холодно и страшно.
- Велия, Велия… - Отстраненно посмотрев на пушистый колос, чуть качающийся от легкого, почти неуловимого ветра, Огниан медленно вдохнул сырой, наполненный ароматам ускользающей от города ночи, воздух. - Я ничем не могу тебе помочь. Но скажи, - коснувшись подбородка вампирессы, он немного от нее отстранился, желая поймать взгляд. - Почему ты пришла именно ко мне?
Огниан действительно не понимал: почему все девушки, которые говорили, что любят Радана, всегда тянулись к нему? Сначала Мая, потом Невена, за ней Виолетта, а теперь и Велия. Они словно все искали в нем некое убежище. Но от кого или чего? Он никак не мог найти ответа.
- С тобой… - не договорив, вампиресса закусила нижнюю губу и задумчиво провела кончиками пальцев по его щеке.
- Со мной… что? - Огниан вопросительно изогнул бровь.
- Тепло, - тихо-тихо ответила она и, встав на носочки, опалила его подбородок своим дыханием. - Очень тепло и не страшно. - Коснувшись его носа своим, закрыла глаза. - За тобой хочется спрятаться. Прошу… - Замолчав, Велия обняла его за шею. - Побудь со мной. - Кротко прижавшись к губам Огниана своими, она попыталась разомкнуть их языком, но он не позволил. Плотно сомкнув зубы, он сжал ее запястья, вынуждая прекратитьпоцелуй.
- Нет. - Его голос был сух, как ноябрьский лист.
По щекам девушки, оставляя за собой черные дорожки, незамедлительно потекли слезы.
- Не наступай добровольно в собственный капкан иллюзий. Он сломает тебя окончательно и бесповоротно, - пояснил свой отказ Огниан, даже несмотря на то, что Велия оскорбила его мужское самолюбие тем, что любя и желая Радана, пришла к нему. - Безусловно, яркость воздушных замков и миражей куда слаще и краше, чем серость окружающего бытия. Но они влекут в ненастоящий, выдуманный мир, где любая мечта выдается за правду. А мы ведь живем в реальности. И только в ней мы чувствуем острые грани осколков разбитых желаний.
Склонив немного голову набок и стерев со щек притихшей девушки слезы, он, вежливо улыбаясь, добавил:
- Ты добровольно заключаешь себя в замкнутое пространство, в котором нет ни окон, ни дверей, ни капли света. Но ведь так вечно продолжаться не может и когда-нибудь придется из него выбраться. Единожды поддавшись сладкому яду грез, ты всю жизнь будешь страдать от горечи ложных иллюзий. Радан никогда не будет твоим. - Велия украдкой кинула печальный взгляд на Огниана. - Никогда. А я - тем более. - Вежливая улыбка. - Думаю, мне не стоит объяснять почему?
Вампиресса едва заметно кивнула и опустила руки в карманы плаща.
- Ты прав, - глядя вдаль, произнесла она. - Но… - Нервно провела ладонью по своему лицу. - Может, я хотела бы быть обманутой? Совсем недолго. Чуть-чуть.
- Ты уже однажды обманулась. Мало?
- Нет. - Она покачала головой. - Порой мне так хочется умереть.
Жестом предложив Велии немного пройтись, Огниан вдруг остро осознал две вещи. Первая заключалась в том, что, если его план касательно Радана потерпит неудачу, девушка может сослужить ему небольшую, но значимую пользу. Он не будет ей нагло врать или как-то лукавить, он всего лишь подарит ей небольшую надежду - хрупкую и зыбкую, как стекло или сон. А далее выбор будет за ней и только за ней. И он уже знал, к какому выводу придет вампиресса.
Второе, что понял Огниан - он не желал быть грубым с Велией, не желал лгать ей. И вовсе не потому, что он понимал ее внутреннее состояние, растерянность и, возможно, даже боль. Она напоминала ему Лалу - его личный, сокровенный луч света, что просачивался в его жизнь, словно охваченную льдом и раскрашенную темными тонами. Сестра напоминала ему огонек церковных свечей в заброшенном храме. И это крохотное пламя грело его. Дарило веру и любовь. Оживляло его, когда он чувствовал себя мертвым.
У обеих девушек был рыжий цвет волос - цвет языков пламени камина. Огня теплого. Настоящего. Живого. Цвет осенних листьев. Цвет апельсина с нектарином. Цвет. Всего лишь цвет. Мелочь для всех, но не для Огниана.
- Не стоит об этом думать. - Проходя мимо клена, он сорвал с его ветви багровый лист и отдал Велии. - Да, жизнь - это, порой, горькое, беспощадное хождение по кругу, который, кажется, невозможно разорвать. Истерзанной душе она видится выкидышем материи, неудачным экспериментом природы, бессмыслицей. Но ведь ты не можешь отрицать того, что всегда, при любых обстоятельствах, есть те редкие мысли, слова, поступки, которые вспыхивают подобно огонькам и не дают тебе утонуть в сером хаосе дней. Ради них и живи. Научись получать удовольствие и от боли, ведь именно она явно дает нам понять - мы живы. Пока мы не находимся за гробовой доской, для нас еще ничто не потерянно.
- Как? - девушка осеклась и задумчиво повертела в руках лист. - Огниан, что мне делать? - ее голос прозвучал жалостливо, не так твердо, как обычно. - Как поступить?
- Ты должна сама ответить на эти вопросы, ибо это твоя жизнь. Не моя.
- Оставить все, как есть? - вслух предположила Велия. - Но, стоит мне только сказать Леону правду, как я тут же окажусь среди руин. Одна.
- Тогда не говори. - Огниан повел плечами.
- И снова ложь? - Горькая усмешка.
- Не спеши. - Он на ходу слегка взъерошил ей волосы. - Говорят, время - лучший советчик. - Бросив беглый взгляд в сторону, он увидел подымающиеся клубы белого дыма. Кто-то поджег листву. - Взвесь все «за» и «против». Хотя, как по мне, - он немного замедлил шаг, - надо выбирать не разумом, а сердцем.
- Оно бывает слепо.
- К чему? - Огниан вскинул бровь и, не дожидаясь реплики девушки, которая поежилась от порыва прохладного ветра, сам ответил на свой вопрос: - К реальности, но… не к тебе. С тобой оно всегда правдиво.
- Я устала от игры в «прятки», - на выдохе произнесла Велия и, повернув голову в сторону Огниана, встретилась с ним взглядом.
По выражению ее лица и дрогнувший руке он понял, что она хочет взять его под локоть, и не стал этому противиться.
- Мне все время кажется, что меня вот-вот разоблачат. Это такое отвратительное чувство. Словно я - вор и краду то, о чем мне недозволено даже думать. И Радан, он… - Вампиресса теснее прижалась к Огниану и крепче сжала свои пальцы на его руке. - Он недавно дал мне ясно это понять. Ему нужна Авелин и только она. Почему?
- Дело не в Авелин. - Протянув свободную руку, Огниан сорвал еще один кленовый лист, на сей раз желтого цвета. - Ему не нужна ты. Именно ты. - Сделав акцент на последнем слова, он протянул девушке листок. - Если не Авелин, то была бы другая.
- Но почему? Чем я хуже той другой или Авелин? Авелин ведь она… О чем ее Радан не попросит, она сделает все, абсолютно все! Даже если ей это будет не по душе. Даже если она при этом будет чувствовать боль. Она сделает все и не скажет ему поперек ни единого слова! Разве так можно? Она растворяется в нем, теряя себя. Она слишком тихая, слабая, послушная. Огниан, да она бесхребетная! Как?..
- Она не слабая, она сильная, - мягко прерывая Велию, произнес Огниан. - Лишь перед Раданом она беззащитна, и, поверь мне, ему это нравится. Тебе она верит. Тобой она дорожит. Авелин преданная. Она умеет ждать и прощать вопреки всему, а еще, - он чуть приподнял уголки губ, - не смотря ни на что, она умеет любить ни за что. Прости, Велия, но ты никогда не будешь иметь этих качеств.
- Неужели она и тебе понравилась? - вампиресса непроизвольно фыркнула, на что Огниан коротко рассмеялся.
- Она хорошая, - пожал он плечами, - но не в моем вкусе. По мне, ей сейчас не хватает немного… безумия. Но, думаю, это продлиться недолго и со временем Радан научит ее под его чутким контролем «терять рассудок» вместе с ним.
Огниан немного сочувствовал участи Авелин, ибо знал, что его брат, как бы всецело ей не доверял, будет держать ее в клетке. На поводке. Он будет давать ей свободу - полную свободу - что еще крепче привяжет ее к нему. Намертво пригвоздит. С одной стороны он понимал: девушка сама того желает. Но с другой, ему бы хотелось, чтобы она умела забываться. Перестала бояться мира, людей, чувств. Тогда они, возможно, смогли бы стать друзьями. Когда-нибудь. Потом.
- Пожалуй, она единственная, кто из вашей семьи вызывает у меня ассоциации с чем-то невинным и светлым. Она - единственная, - Огниан сорвал третий лист и отдал его Велии, - кого из вас всех я уважаю. Не в ее правилах втыкать нож в спину. Поэтому, - он резко остановился и холодным взглядом окинул девушку, - не смей ее обижать. По крайне мере, пока. - Намек на улыбку. - Если понадобиться, - он возобновил шаг, - я сам заставлю ее страдать. - Будь его воля, он не стал бы идти на крайние меры, но он знал и понимал: Лазарина для него важнее, чем Авелин - девушка брата. Брата, который забрал у него самое родное и ценное, что у него когда-либо было. Он не желал наносить удар по невинному человеку, но на сей раз он решил идти до конца. Он любой ценной должен был узнать, что имела в виду его сестра перед тем, как приняла решение сделать последний прыжок в своей жизни. Если для Лалы это было важно, значит, и для Огниана тоже. Теперь, зная о слабом месте Радана, он был убежден, что ничто не нарушит его планов. Даже отказ брата идти на компромисс. Ведь Огниан уже заручился негласной поддержкой Велии.
- Зачем? - искренне удивилась вампиресса, но Огниан заметил в ее вмиг потемневших глазах едва уловимый блеск радости, перемешенный с испугом, вызванным осознанием появившегося в ее душе чувства. - И как ты хочешь этого добиться, ведь ты знаешь, что пока рядом нет Радана, то…
- Знаю, Велия. Но тогда, может быть, у тебя будет шанс. Мизерный, но все-таки шанс, - многозначительно замолчав, он сорвал еще пару листов и протянул их девушке. - Смотри, какой чудесный осенний букет у нас выходит, - умышленно уходя от вопросов, на которые он не хотел давать ответы, Огниан улыбнулся и щелкнул Велию по носу. - Не грусти.


Положив листы бумаги на пассажирское сиденье, Огниан оперся руками о руль. Смежил веки и, пытаясь ни о чем не думать, медленно вдохнул и выдохнул.
- Лала, Лала, - одними губами произнес он. - Если бы не ты… - Открыв глаза, через лобовое стекло посмотрел на случайных прохожих, что брели по дороге. На детей, что играли неподалеку. На мальчика, что сидел на мокрой пожелтевшей траве и обнимал за плечи маленькую девочку. - Если бы не ты, то я уже давно послал бы к черту и Радана, и Велию, и всех остальных. - Пауза. - Наверное. - Шепот.

Слушая свист ветра, что трепал его волосы, Огниан приподнял воротник кофты и, посмотрев на сестру, заметил, как она, заламывая себе пальцы, пугливо наблюдала за детьми, что беззаботно смеялись в паре метрах от нее.
- Лала, тебе холодно? - спросил он.
Повернув голову в сторону Огниана, она подпрыгнула и, подбежав к нему, присела рядом. Прильнув к его груди, положила руки на его колено.
- Холодно, холодно…
Почувствовав как ее трясет, он снял с себя кофту и накинул ее на плечи сестры.
- Пошли домой. - Огниан взял девочку за руку, но она не сдвинулась с места. - Не хочу, чтобы ты замерзла, а после и заболела, - объяснил он ей свое решение, прекрасно зная, как она, несмотря на то, что боится быть на улице и слышать так много посторонних и резких звуков, любила наблюдать за людьми. Дышать свежим воздухом. Срывать цветы, а после дарить их ему.
- Заболела, заболела… Нет. - Она улыбнулась. - С тобой тепло. Очень тепло. - Поцеловав Огниана в щеку, она закинула свои ноги на него. - Спрячь меня, спрячь. - Девочка уткнулась лицом в его шею. Огниан крепко прижал к себе сестру, чей роскошный густой хвост, которому могла позавидовать любая лисица, укрыл ее острые плечи и защекотал его нос.


Застегнув молнию ветровки, Огниан вышел из машины и поставил ее на сигнализацию. Услышав над головой крики птиц, улетающих на юг, молча проводил их взглядом. Подойдя к лестнице, ведущей к парку, он медленно, с наслаждением вдохнул запах сосен и яблонь, влажного асфальта и преющей листвы. Аромат осени в переплете последних, уже почти увядших цветов был ему близок, мил и понятен. В нем Огниан отчетливее чувствовал облик сестры. Сквозь нерушимые стены времени и смерти все так же слышал ее смех, голос, дыхание. В период листопада воспоминания о ней теряли серебристую дымку и становились более насыщенными, но душу Огниана все также стальными оковами держала горькая печаль.
Неторопливо спускаясь по ступенькам лестницы и щурясь из-за светящего в лицо солнца, Огниан посмотрел на пруд, по которому лениво плавали два белоснежных лебедя и стая уток; на скамейки, где сидели старики и влюбленные пары; на полуразрушенную башню, что виднелась вдалеке. На Радана, который, оставив свой мотоцикл возле замка, шел с противоположной стороны парка. Огниан не сводил с него цепкого взгляда. Движения мужчины были плавные и неспешные, но в синих глазах отчетливо виднелся колкий лед. Осмотревшись вокруг, будто оценивая обстановку, Радан, не прекращая идти вперед, повернул голову налево и вдруг замедлил шаг. Прищурившись, словно увидев перед собой призрак и не пожелав в это поверить, сжал кулаки. В его взгляде промелькнул целый спектр чувств: удивление, сомнение и, как на миг показалось Огниану, нечто схожее с легким облегчением. Но в то же время в глазах брата Огниан заметил и едва уловимый страх. Но не тот страх, который подгоняет бежать без оглядки неизвестно куда, а тот, который появляется при осознании возможности потерять нечто близкое и родное. Сломать. Подвергнуть опасности. Это немного позабавило Огниана и он решил взглянуть на то, что же так могло смутить Радана. Проследив за его взглядом, Огниан вдруг почувствовал, что земля начала медленно уходить из-под ног. Все вокруг стало сливаться в одно большое, грязное пятно. Казалось, что даже звуки - шаги, машины, голоса - пропали. Запахи растворились. Исчезли. Все будто замерло, словно кто-то на проекторе нажал кнопку «пауза». Быстро перемотал назад: на год, два, три… На десять лет, двадцать, тридцать, сорок…

…- Прости меня,- потупив взгляд и теребя кольцо на пальце, тихо, словно боясь вспугнуть мотылька, что влетел через окно в комнату и теперь кружился вокруг пламени стоящей на подоконнике свечи, спустя некоторое время произнесла девушка. Ее плечи были поникшие, точно на них взвалили неподъемный груз, а лицо - бледное как полотно, без единой капли краски. Даже губы утратили всю свою сочность, обретя оттенок синевы. В лунном свете Виолетта смотрелась еще более болезненно, чем обычно, и Огниану казалось, что стоит ему ее коснуться - и она рассыплется, не оставив после себя ничего. Абсолютно ничего.
- За что? - немного удивленный ее репликой, Огниан нахмурился и подошел к девушке. Откинув с ее плеча за спину прядь волос, заставил на себя посмотреть. В серых глазах он без труда уловил тихую, словно незаметно опускающиеся сумерки на город, грусть. Внутри него все напряглось. Он не любил видеть печальной ту, что грела его одним своим присутствием.
- Ты мне бесконечно дорог. - Она коснулась пальцами его щеки. - И не важно - хорош ты или нет… Какой же вздор! - Уткнувшись носом в грудь Огниана, девушка крепко его обняла.
- Виолетта, - нагнувшись, он поцеловал ее в плечо. - Что тебя тревожит?
- Прости, - ее голос стал низок и глух. - Прости, что в жизнь твою вошла, что рану нанесу ударом лихим, что…
- Виолетта! - перебил он девушку и обхватил ее лицо ладонями. - Не говори глупостей, - как можно спокойнее произнес Огниан, но в его сердце поселилось предчувствие надвигающейся беды. - Все будет хорошо, - уверенно сказал он, тем временем гадая, что же девушка имела в виду, говоря, что нанесет удар. - Я обещаю. - Он поцеловал ее в кончик носа. - Ты ведь веришь мне?
- Верю, - Виолетта зажмурилась. - Я верю тебе, Огниан, но… - Она потрясла головой. - Люби. - Резко встала. - Люби меня без оговорок, – улыбнулась девушка. - Люби сейчас, а после… Забудь меня. - Глаза ее лихорадочно блеснули. - Из памяти сотри. - По щекам покатились слезы. - Поставь огромный крест на имени моем!
- Виолетта, - Огниан крепко сжал ее за плечи, - успокойся. - Он стал аккуратно покрывать ее глаза поцелуями. - Я не отдам тебя ему. Ни за что не отдам, но прошу… Не переживай. И потерпи. Совсем немного, но потерпи. У меня есть сестра, я не хочу ее оставлять. Я и тебя и ее заберу. Все будет хорошо. Ты же ведь мне веришь?
- Верю, - девушка кивнула. - Но это ничто не…
- Молчи, - он теснее прижал ее к себе. - И не тревожься. Я все решу.


Не сводя взгляда с девушки, что сидела на скамейке и чесала за ухом пса, Огниан как не пытался, не мог вынырнуть из калейдоскопа воспоминаний. Казалось, что некто вытаскивает самые сокровенные картины из недр его памяти и взрывает. Взрывает яркими огоньками, которые словно невозможно ничем потушить.

…Медленно поглаживая Виолетту по спине вдоль позвоночника, Огниан целовал ее обманчиво ласково и столь трепетно, словно впервые касался розовых женских губ. Томно изучая языком ее зубы и десны, он не сводил с нее пристального взгляда. Слушая, как дыхание девушки, постепенно теряя ровность, становится учащенным и сбивчивым, он почувствовал, как внутри него самого с каждой новой секундой все сильнее начинает разжигаться ненасытное, обжигающее вены и сердце пламя страсти. С силой прижав Виолетту к стене, Огниан заключил ее в ловушку своих объятий и коленом раздвинул ей ноги. Глаза девушки были прикрыты, лишь черные ресницы едва заметно трепетали. Скользнув ладонью под узкую юбку, он стал аккуратно покусывать мочку уха.
- Огниан, - выдохнула Виолетта и стала поспешно расстегивать пуговицы на его кителе. Ее движения были столь неумелы и порывисты, что Огниан тихо засмеялся.
- Не порви. - Он поцеловал девушку в кончик носа и помог расстегнуть злополучные пуговицы.
- Тогда не медли, - парировала она, стаскивая с его плеч верхнюю одежду и вытаскивая из брюк рубашку. - Не медли. Я так соскучилась. - Целуя Огниана в шею, Виолетта теснее прижалась к нему и стала слегка царапать его талию ноготками. - Мне так тебя не хватало. Я задыхалась без тебя, Огниан.
Проведя щекой по ее волосам, он потянул носом воздух. Запах… Яблочный аромат, сводящий с ума запах желания. Он был особенно свежим и сладким в прохладном зимнем воздухе, что струился через небольшую щель в окне. Он был подобен крохотному огоньку, что ведет потерявшегося путника по узким тропинкам темного лабиринта. Кружит голову и, ловко дергая за ниточки, заставляет внутреннего зверя, желающего утолить голод, рваться на свободу.
Теряя контроль, Огниан потянул блузку девушки и резким движением разорвал ее по краям. Его сознание начало незаметно растворяться в накатывающих волнах возбуждения. Водя языком по шее Виолетты, он, порой слабо покусывая ее, оставлял на нежной коже красные следы, пока не наткнулся на золотую цепочку, на которую был подвешен небольшой крестик. К безумному желанию заполучить девушку без остатка примешалась столь ослепляющая и обжигающая ярость, что скулы у Огниана свело, а из глубины груди вырвался почти звериный рык.
- Не сердись, - поглаживая его по затылку, мягко произнесла Виолетта. - Этот подарок принадлежит не мне, а ей. Ты же знаешь, что Радан… - Она хотела было прижаться к губам Огниана, но он отстранился.
- Даже имени его при мне не смей произносить, - процедил он, на что девушка вдруг звонко рассмеялась.
- Мне нравится, когда ты ревнуешь, - путая пальцы в его волосах, тихо прошептала она ему на ухо.
- Бесстыдница. - С трудом улыбнувшись одними уголками губ, Огниан будто случайно сорвал с шеи Виолетты цепочку. - Прости, - наигранно и вязко произнес он. - Я не хотел.
- Она опечалится, - сокрушенно произнесла Виолетта, но не смогла скрыть нотки веселья и злорадства, промелькнувшие в ее голосе. Выхватив из рук Огниана цепочку, она кинула ее на рядом стоящий стол.
- Может, мне ее утешить? - отодвигая бретельку бюстгальтера, Огниан безболезненно укусил девушку за плечо.
- В таком случае, - она медленно провела ладонью от низа его живота к груди, - Радан тебя убьет. А я ему в этом помогу. - Она с силой сомкнула пальцы на его шее. - Уж поверь мне на слово, милый, я это могу.
- Ревнуешь? - он вскинул бровь и, чувствуя легкий дискомфорт из-за удушья, расстегнул молнию юбки. Секунда - и она, соскользнув с бедер девушки, тяжелым облаком упала на пол.
- Я?! - Виолетта ослабила хватку. Огниан позволил ей вынырнуть из его объятий. Молча подойдя к кровати, она взяла с тумбочки конфету и задумчиво ее съела. Скинула с ног туфли и притворно устало вздохнула. - Радан. - Выжидательная пауза. - Радан. - Хитрый взгляд исподлобья. - Радан. - Улыбка. - Радан, Радан, Радан! - Смех с толикой издевки.
Сделав пару быстрых шагов к Виолетте, Огниан встал к ней вплотную и крепко сжал ее за плечи. Искра гнева всполохнула в его сердце, а ненависть к брату, словно иглами вошла под ногти.
- Радан,- опалив губы Огниана своим дыханием, протянула девушка и попыталась обнять его, но он не позволил. Толкнув ее на кровать, он лег на нее сверху. Заглянув в глаза цвета жидкой стали, понял, что падает в пропасть. Тонет, разучившись плавать, не имея рядом с собой спасательного круга. Растворяется. Исчезает. Умирает и вновь оживает.
Черные волосы Виолетты разметались по белоснежной простыне. Украдкой поглядывая на Огниана из-под опущенных ресниц, она провела ладонью по его щеке.
- Огниан, - спустя некоторое время давящий на разум тишины обеспокоенно позвала его Виолетта. - Ты… обиделся? - ее взгляд стал рассеянный. - Прости, но ты же знаешь, что люблю я только…
- Обиделся? - Огниан тихо рассмеялся и покачал головой. - Нет.
- Тогда о чем ты задумался?
- Выбирал, что лучше: снять с брюк ремень и беспощадно отшлепать тебя им, или… - Не успел он договорить, как мягкие губы девушки коснулись его. Обвив шею Огниана руками и закинув на него ноги, Виолетта стала так жадно целовать его, как в пустыне изнывающий от жажды путник припадает к источнику живительной влаги. Он отвечал, грубо лаская ее нежный рот и глубоко проникая в него языком. Горячее дыхание обоих слилось в одно. Приглушенно простонав, девушка поддалась немного вперед и опрокинула Огниана на спину. Но не успела она ничего сделать, как вновь оказалась под ним. По-хозяйски блуждая руками по ее телу и самозабвенно, до боли в губах, целуя, он сжал ее бедра и потянул вниз нижнее белье.
- Огниан, - серые глаза начала заволакивать дымка желания. Девушка нетерпеливо выгнулась, когда Огниан губами стал оставлять влажную дорожку от ее шеи к груди. Скользнув затуманенным взглядом по ее плоскому животу, вздрагивающему от каждого его движения, он опустился ниже. Хрупкое женское тело манило его с такой силой, что у него сбилось дыхание. Осыпая жесткими поцелуями внутреннюю сторону бедра Виолетты, Огниан пальцами проник в нее и заставил сорваться с ее губ сладкому, как сам грех, стону. Она шире расставила ноги и, извиваясь от получаемого наслаждения, прикрыла глаза. Всем своим видом девушка сейчас напоминала Огниану кошку, требующую любви и ласки хозяина. Не убирая руки и продолжая играть с ее самыми чувствительными точками, Огниан наклонился ниже и коснулся губами колена Виолетты. Скользнув по нему языком, он поднялся выше, к самому сокровенному месту девушки, и, улыбнувшись, резко остановился.
- Боюсь, Радану это крайне не понравится, и он в итоге меня все-таки убьет, - как ни в чем не бывало, тихо, с толикой несуществующей грусти произнес Огниан.
- Я сама его убью, пусть только... А ты… - прошипела девушка, ожидавшая продолжения.
- Я… Что? - он навис над ней. - Уже поздно, дорогая, ты должна отдохнуть, - не дожидаясь ответа сказал Огниан и щелкнул ее по носу. Кусая губы, она сжала пальцами простынь и кинула на него свирепый взгляд.
- Издеваешься? - она нахмурилась. - Издеваешься? - повторила она свой вопрос, но Огниан упорно продолжал молчать. Ему нравилось наблюдать за ней, когда она сердилась. К тому же, он решил немного проучить нахалку, при этом прекрасно понимая, что сам долго не выдержит, ибо соскучился не только по ее душе, но и по телу.


Память, точно обезумевший маньяк, насиловала душу Огниана. Выворачивала ее наизнанку, терзала и рвала в клочья. Отзвуки прошлого, словно пытались до смерти ранить Огниана, невзирая на то, что он уже был в Аду. Врата Рая для него навсегда закрыты и потеряны.
Двигаясь скорее по инерции, чем по желанию, Огниан как ни старался, не мог отвести взгляда от девушки. От ее плотно сжатых губ, расправленных плеч и глаз - глаз цвета пепла от только что выкуренной сигареты. Продолжая смотреть куда-то вдаль, девушка вдруг улыбнулась.
Собака. Она, сидя рядом с ней, лизала ее руки.
- Та же самая, - одними губами непроизвольно произнес Огниан.

…- Она перебудит весь дом, - недовольно заметил Огниан, пока Виолетта старалась схватить овчарку за ошейник и вывести ее из своей комнаты в коридор.
- Я тебе уже сотню раз говорила - это он, - закрывая за собакой дверь, немного раздраженно произнесла девушка.- И зовут его Оро.
- Но он ведет себя так истерично, как… - Поймав на себе сердитый взгляд Виолетты, Огниан осекся. Улыбнулся. - Видимо, чувствует во мне конкурента в борьбе за твое внимание. В борьбе, в которой он мне безоговорочно и оглушительно проигрывает. - Склонив голову набок, Огниан протянул вперед руку, призывая девушку к нему подойти. - Или я ему не нравлюсь?
Покачав головой, Виолетта с нежностью посмотрела на Огниана и, подбежав к нему, крепко обняла его за талию.
- Он просто любит Радана. Он ему предан, - девушка чуть повела плечами. - Мне тебя не хватало. - Она привстала на носочки и теснее прижалась к Огниану. - Безумно не хватало.
- Я знаю. - Приподняв уголки губ, он наклонился к ее губам.


Сжав кулаки, Огниан, точно прибывая на грани сна и яви, чуть не столкнулся с Раданом вплотную. Встретившись с моментально потемневшими глазами, он прищурился, будто стараясь понять мысли мужчины по выражению его лица. Внутри него самого все сжалось будто под давлением неведомого кольца, но где-то далеко, в самых далеких глубинах души мелькнул слабый свет надежды - надежды на то, что каким-то странным и мистическим образом Мая или Виолетта пытаются с ним связаться. Что-то передать. Рассказать. А быть может, в таинственной девушке заключена чья-то из них душа?.. Но Огниан изо всех сил постарался этот свет потушить, призвав на помощь логику. Разум. Действительность.
- Кто это? - только и смог произнести он упавшим голосом. В ответ Радан задумчиво и молча перевел взгляд на незнакомку, чьи длинные и черные, как смоль, волосы взъерошил сильный порыв ветра. - Это не Виолетта, - уверенно произнес Огниан. - Это…
- …Милена, - кивнув, договорил за Огниана вампир.
Брюнетка медленно повернула голову, как будто услышала, что ее окликнули. Неуверенно улыбнулась и, облизав обветренные губы, встала. Потянув собаку за поводок, призывая тем самым встать к ней ближе, она сделала пару нетвердых шагов вперед.
- Мы знакомы? - робко и приглушенно спросила она. Кого именно Огниан понять не мог, потому как ее взгляд, ни на чем не задерживаясь, скользил по окружающему пейзажу. Посмотрев на ее шею, виднеющуюся из немного расстегнутой куртки, он увидел отчетливый шрам от пореза то ли ножа, то ли стекла.
- Возможно, - ответил Радан и вежливо улыбнулся, после чего повисла неловкая пауза.
- Почему? - девушка нахмурилась. - Почему вы назвали меня Миленой?
- Ты похожа на одну нашу общую знакомую, - ровно пояснил Огниан, моментально поняв, что или незнакомка и вправду была только лишь похожа на Милену, которая в свою очередь по какой-то еще неясной и неразгаданной причине имела облик Виолетты, или она и есть девушка из зазеркалья, но отчего-то ни его, ни Радана не помнит.
- И что с ней теперь?
- Она мертва. - Радан повел плечами.
- Мне жаль, - девушка опустила голову. - Я просто подумала… - Замолчав, она лихорадочно провела ладонью по лицу.
- Подумала о чем? - спросил Огниан и заметил, что овчарка, получив от своей хозяйки чуть больше свободы, подошла к Радану и стала в его ладонь тыкать носом, точно желая получить от него немного ласки. Улыбнувшись, мужчина почесал ее за ухом.
- Я… - Судорожный вздох. - У меня амнезия. Пару месяцев назад, вы, верно, слышали, в Лондоне, в универмаге, что находится на улице Оксфорд, провалилась крыша. Я там была и чудом оказалась жива, но… я получила сильную травму головы, после чего… - резко замолчав, девушка поджала губы. В ее глазах заблестели слезы.
- Ты потеряла память, - договорил за нее Радан. Брюнетка кивнула.
- У меня нет никаких воспоминаний. Абсолютно никаких. Это невыносимо. Я ничего и никого не помню. Даже имени своего. И меня никто, совершенно никто не ищет.
- И где ты живешь? - Огниан хотел было сделать шаг вперед по направлению к девушке, но собака предупреждающе на него зарычала. Он не смог не улыбнуться. Грустно улыбнуться возникшему дежавю. Радан же, напротив, улыбнулся довольно. Это нисколько не задело Огниана, но заставило его устало закатить глаза.
- Здесь, недалеко. - Она махнула в сторону замка. - В пансионате.
- Но в этом заведение живут… - не договорив, Радан вдруг начал сосредоточенно вглядываться в глаза незнакомки. Огниан последовал его примеру и спустя пару мгновений явственно понял, что отличало девушку от Милены и Виолетты. Почему он ни разу не сумел поймать ее взгляда. Тонкая белесая пелена, практически прозрачная и едва уловимая покрывала ее иссиня-черные зрачки.
- Ты слепая? - наконец спросил он. Услышав вопрос, девушка нервно прикрыла лицо ладонями, точно пытаясь сдержать рыдания и остаться внешне спокойной. Но у нее ничего не вышло. Плечи ее дрогнули, а по щекам потекли слезы.
- Простите, - прошептала она, не смея поднять глаз. - Это так трудно. Мало того, что я ничего не помню, я ничего и не вижу. Это ужасно. Мне так страшно. Такое чувство, что Бог меня решил за что-то покарать, но за что? За что? Я не понимаю, я…
- Не плачь. - Радан вынул из кармана носовой платок и стал заботливо вытирать слезы со щек незнакомки. - Ты больше не будешь одна, - успокоительно добавил он и кинул беглый взгляд в сторону Огниана. - Не так ли? - спросил он его.
- Безусловно, - глухо ответил Огниан. - Ты больше не одна. Как к тебе обращаться?
- Милана. - Уголки ее губ жалостливо дрогнули вверх. Протянув руку, она нащупала ладонь Радана, но он ловко ушел от пожатия. - Все это время у меня не было друзей и…
«Она сказала, что у нее нет друзей. Совсем нет». - Огниану вспомнилась эта самая фраза, что он когда-то сказал сестре о Виолетте. Его голова пошла кругом. Все начало казаться каким-то ненастоящим. Эфемерным. Словно кто-то решил поиграть с его и с Радана судьбой. Вновь свести. Столкнуть в одну пропасть. Но на сей раз наверняка. Без единого шанса на выживание.
- Я буду очень рада, если мы с вами продолжим общаться, - договорила Милана.
- Держи, - Радан положил в ее руку носовой платок, на котором Огниан заметил инициалы «В» и «Р».

…- Что это? - недовольно, но ровно и тихо спросил Огниан, сжимая в руке кусок белого материала. Его терпение было на пределе. Он не хотел более делить девушку со своим братом, но, к своему сожалению, ничего с этим поделать не мог. Пока не мог.
- Она готовится к свадьбе. - Равнодушно пожав плечами, Виолетта села на колени Огниана. - К свадьбе, которой не будет. - Лукаво улыбнувшись, она наклонилась к его шее и аккуратно за нее укусила.


- Но…
- Мне он не нужен, - мягко пояснил мужчина и отошел на шаг назад. - Пусть он на всякий случай будет у тебя, но лучше больше не плачь.
- Я постараюсь, - кивнула Милана и вздохнула. Внезапно из ее кармана куртки зазвучала мелодия дождя. - Простите. Это будильник, - пояснила она и достала мобильный телефон. Выключила. - Мне пора на обед.
- Тебя проводить? - спросил Огниан.
- Если не трудно. - Она смущенно улыбнулась.
Все трое двинулись в сторону замка, за которым, в пяти минутах ходьбы и находился пансионат, где уже несколько месяцев подряд жила девушка. По дороге домой она в подробностях поведала рассказ о том, как после трагедии пришла в себя. Как отчаянно пыталась найти своих родственников, друзей и знакомых, но поданные, как в газету, так и на телевиденье объявления не принесли ей ровным счетом ничего. Никаких известей. Но надежда найти семью все еще жила в ее сердце.
- И когда я услышала, как вы произнесли «Милена», мне отчего-то захотелось поверить, что мы знакомы.
- А кто тебе дал это имя - «Милана»? - спросил Огниан и хотел уже подать руку, когда девушка чуть споткнулась, но собака вновь на него зарычала. - Похоже, я ей не нравлюсь.
- Это он, - поправила его брюнетка.
- И как его зовут? - осведомился Радан.
- Отто.
- Господин?
- Господин. - Милана улыбнулась и, почувствовав, что овчарка остановилась, последовала ее примеру. - Ему мало, кто нравится, но если к кому и проникнется, то навсегда.
- Как и Оро, - одними губами произнес Радан Огниану и, ухмыльнувшись, погладил собаку по голове. Огниан лишь покачал головой.
- Имя, - словно вспомнив, что не ответила на заданный вопрос, протянула девушка. - Я его сама себе выбрала. Мне сказали, что у меня чешский акцент, но, к сожалению, я ни слова не знаю на этом языке. Или не помню. Но я все же попросила медсестру, которая как раз-таки является роддом из Чехии, почитать мне список женских популярных имен ее страны. Там было это имя. Мне оно понравилось. - Пауза.- Мне пора,- грустно произнесла она, но по-прежнему, точно боясь уйти, оставалась стоять на месте.
- До встречи, - сказал Радан.
- Мы еще увидимся? - неуверенно, с затаенной надеждой в голосе спросила Милена.
- Да.
- Спасибо. - Робко улыбнувшись, она отвернулась и, сказав собаке «домой», ушла. Как только за ней захлопнулась дверь, Огниан встретился с непроницаемым взглядом Радана.
- И что ты думаешь по всему этому поводу? - предложив жестом немного пройтись, спросил он мужчину.
- Что все это не просто так. - Вампир пожал плечами.
- Ты сделал невероятное открытие, - цокнув языком, Огниан ухмыльнулся.
- И что ты, видимо, опять будешь в проигрыше. - Радан почтительно улыбнулся.
- А как же Авелин? - Упрек сквозь мнимое веселье.
- А как же Лала? - Холод - колючий и обжигающий.
- К чему ты клонишь?
- Ты знаешь.
Решая, как ему лучше поступить, Огниан опустил руки в карманы ветровки. С одной стороны, он хотел знать расшифровку странных намеков Лазарины. Он долго выжидал момента, чтобы найти слабое место Радана и, ударив в него, воспользоваться этим. Но с другой стороны, он понимал, что без помощи брата он вряд ли сумеет разгадать тайну Милены и Миланы, связанных невиданными нитями с Виолеттой и Маей.
- Предлагаю отложить наш разговор на тему Лалы и Авелин на некоторое время, - после недолгого молчания сказал Огниан.
- Поддерживаю, но с одной оговоркой. - Радан остановился, но не успел он договорить, как Огниан это сделал за него.
- С Авелин не упадет ни единого волоса. Обещаю. - Кривая улыбка исказила его губы.
- И почему я должен тебе верить?
- Я даю тебе свое слово.
Вскинув бровь, Радан скептично ухмыльнулся.
- Раз так…
- Ты знаешь, я его не нарушаю.
- И ты к ней даже не приближаешься, - твердым голосом произнес мужчина.
- Этого, увы, обещать не могу. Мало ли! Может,она… сама захочет меня узнать, - как можно слаще произнес Огниан.
- И не надейся. - Радан коротко рассмеялся, но по осколкам льда, что ясно виднелись в его синих глазах, Огниан четко понял, что если бы тот мог убить лишь одним только взглядом, он бы тут же рухнул замертво.
- Твоя самоуверенность… - Он возобновил шаг.
- Это не самоуверенность.
- Пусть будет так, - устало согласился Огниан, не желая в данный момент устраивать словесную дуэль, которая имела дурное свойство заканчиваться дракой. - Поговорим о Милане?
- Поговорим о Милане. - Радан кивнул и остановился возле старухи, что продавала цветы.
- Только не вздумай дарить ей розы. Это пошло.
- Я и без твоих советов обойдусь. - Не обращая внимания на продавщицу, мужчина отвернулся. - Пошли. Здесь нет того, что мне нужно.




Название главы относится к карте Таро «Колесо фортуны». Богиня Судьбы, госпожа Фортуна, поворачивает колесо, изменяя судьбу каждого. Эта карта указывает на капризы Судьбы и на изменения обстоятельств, на падения и взлеты, на попадания в цель и на промахи... Она намекает, что испытания и несчастья, а также благо и процветание - это лишь часть большого жизненного цикла. Она рекомендует принять и понять изменения, приспособиться к ним

Источник: http://twilight-saga.ru/forum/11-7542-62
Категория: Проза | Добавил: youreclipse (15.12.2013)
Просмотров: 58 | Комментарии: 1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поэзия [1081]
Проза [2410]
Народный перевод [104]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи