помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Ваша любимая героиня?
Всего ответов: 13238




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Проза

"УКСК". Это дает мне надежду. 4. Решение.


- Я не стану этим заниматься. Мне это неинтересно.
- Но… Как ты не понимаешь? Погибли люди! Никто не свяжет их смерти между собой, потому что… Потому что это сложно. Я обязана выяснить, кто именно и зачем их убил!
- Вот ты и выясняй. А я не хочу.
- Так значит, нет?
- Нет.
Отвернувшись к окну, кусаю губу и делаю вид, что напряженно думаю. Признаться честно, я не ожидала отказа, да ещё такого категоричного. И вообще, в соответствии с моим планом все должно было быть совсем иначе. Пусть даже это выглядело бы по-детски глупо, но я действительно верила в классический сценарий развития отношений между мной и К. Р. До настоящего момента, разумеется.
Впрочем, остается ещё последний, самый весомый аргумент.
- Кажется, я поняла тебя, - едва заговорила, голос задрожал. В нём появились истеричные нотки, которые никак не удается подавить. - Это из-за того, что у меня нет денег, верно?
- Нет.
- Да ладно, брось. Ты же не просто так показал мне тот конверт от отца Иры. Такова цена твоей помощи? Хорошо, ты прав. Денег у меня действительно нет и взять их неоткуда. Но у меня есть кое что другое. Возможно, этого окажется достаточно.
Собственные слова доносятся до меня словно бы со стороны. Как если бы я слушала радио или в соседней комнате бормотал телевизор. Господи, разве не этого я хотела? Конечно, этого. Только представляла себе по-другому. Гораздо красивее и правильней. И не так быстро. Нет-нет, совсем не так!
Однако та, другая Даша уже всё для себя решила. За секунду до того, как отыскать губами его губы, она сделала свой самый сложный выбор. Совсем незначительное перемещение в пространстве – всего-то два или три шага навстречу, порывистых, быстрых, чтобы только не успеть передумать. Неловко присела, ушибла палец об ножку кровати, но боль не отрезвила – наоборот, заставила разозлиться. На себя, но ещё больше - на К. Р. с его глупыми принципами и этим проклятым равнодушием на лице.
- Дашка, перестань… Успокойся. Хватит. Всё.
К. Р. не отталкивает меня, но держит так крепко, что я не могу пошевелиться. Несколько безуспешных попыток вынуждают меня затихнуть. Всё закончилось, не начавшись. Я оказалась не нужна. Меня не приняли. Я была даже хуже той блондинки на улице, ведь её-то он не останавливал. И вполне возможно, что их общий вечер завершится в этой самой спальне. Глубоко дышу и смотрю на столик и вазу за спиной К. Р. Тень, падающая на стену, напоминает руку с растопыренными пальцами.
Я разлетаюсь вдребезги, как в замедленной киносъёмке. Казалось, хуже этого ничего не случится. Самое страшное, что я смогла бы вообразить, меркнет по сравнению с тем унижением и стыдом, которые выжигают меня изнутри в этот момент.
К. Р. тянется за чем-то, что находится позади меня – на мгновение я оказываюсь почти лежащей под ним на кровати. Меня знобит. Это нервное. Он старше на жизнь. Он прожил мою жизнь дважды. Какое, черт побери, это имеет значение?
- Подожди меня здесь, - шепчет он перед тем, как оставить меня в одиночестве. Темноту вокруг прорезает только тонкий лучик света из-под прикрытой двери. А я так и осталась невнятным силуэтом под одеялом, которое он накинул мне на плечи. Волосы спутались и закрыли лицо, а слезинки очень аккуратно соскальзывают вниз по щеке, тщательно соблюдая траекторию падения, и мгновенно впитываются в покрывало.
С улицы доносятся крики и улюлюканье. Я представляю, как К. Р. возвращается в компанию покинутой девушки и снова обнимает её за талию. Она охотно отзывается, накрывая ладонями в водительских перчатках его руки. Всё это выгладит легко и совершенно естественно. Представляю очень красочно и в деталях. Становится еще больнее. Что, ну что я сделала не так? Неужели недостаточно хороша для него?
Глупая самоуверенная Даша осталась одна и медленно погружается в сон, больше похожий на оцепенение.
В полудрёме привиделось, что я вернулась домой, к ногам прижимается уютная кошка, а тётушка совсем не взволнована ночным отсутствием племянницы. Я сразу же чувствую себя намного спокойней, ведь поступила правильно. Хотя бы потому, что вернулась. Вот только…
Я не вернулась.
Пружины кровати рядом со мной скрипят и прогибаются. Пришел ко мне. Обнимает одной рукой – я ворочаюсь в полусне, пытаясь сбросить с плеч её тяжесть. К. Р. тут же отодвигается.
- Звонила твоя подруга. Мария, кажется. Я попросил, чтобы она тебя прикрыла.
- Спасибо… - я поворачиваюсь к нему и бормочу куда-то в шею. – Где все?
- Уехали. Вечеринка закончилась.
- Ты останешься со мной? – голос едва слышен даже в наступившей тишине.
- Нет, мне нужно немного… поработать. Спи, завтра разбужу тебя рано.
Как же я могла забыть про это «завтра»? Завтра мне нужно успеть на уроки, а до этого – вернуться домой и взять сумку с учебниками. Переодеться и умыться. Сделать доклад по биологии, вернуть в библиотеку книги. Завтра обещает быть очень насыщенным. Завтра важно, как никогда.
Все эти мысли возникают как-то исподволь, на самом краешке сознания, незадолго до того, как окружающее перестает существовать.

* * *
- Не бойся, ешь. Омлет – это единственное, что мне действительно удаётся, - блондинка Алла улыбается мне со всей искренностью, на которую способна.
Я делаю глоток крепкого кофе с молоком и осторожно снимаю губами с вилки кусочек бекона.
- Ну, как? Ничего, правда ведь?
Кухня тонет в утренних сумерках. Все странные гости этого дома собрались вокруг стола: я и несколько ребят совершенно нездорового вида. В смысле, всё ещё нетрезвого. Завтраком руководит Алла – та самая девушка, которую я видела вчера с К. Р. Только сейчас я интуитивно понимаю, что скорее всего они провели эту ночь вместе. Возможно, даже в соседней комнате. Во всяком случае, она выглядит, как кошка, которой удалось слизать самые вкусные сливки. В отличие от меня - опухшие веки, волосы, расчесанные пальцами и снова собранные в хвост – она идеальна даже в столь ранний час. Даже в чужом доме.
- Даша! – голос доносится из прихожей. К. Р. не завтракал и уже готов ехать. - Нам пора, иначе опоздаешь!
В какой-то момент я перестаю отдавать себе отчёт в происходящем и в своём отношении к этому. Виновато-грустный К. Р., попросивший дождаться его за воротами, дружелюбная Алла, собирающая со стола грязную посуду… Я ощущаю себя участницей каких-то невероятных для меня отношений. Невероятных настолько, что о ревности не может быть и речи.
Послушно выйдя за ворота, я полной грудью вдыхаю холодный утренний воздух. Немного боязно возвращаться домой – поверила ли тётушка в Машкину легенду? Я запрокидываю голову и разглядываю россыпь звезд на бледном предрассветном небе. Сбоку доносится звук приближающейся машины. Поворачиваюсь навстречу и жмурюсь, ослепленная светом фар.
Кажется, это называется «дежа вю». Повторное проживание состояния прошлого. Яркий ксеноновый свет заставляет прикрыть глаза ладонью. В памяти тут же всплывает картинка – трехлучевая звезда, вписанная в круг. Именно так, а ещё – боль от ударов во всём теле, привкус крови во рту, растерянное бормотание соседа, спасшего меня от нападения. Чёрный автомобиль на полной скорости вылетел нам навстречу, затем сдал назад, забрызгав грязью из-под колёс. Совершенно незначительный эпизод. Такой же, как этот значок, который я совершенно позабыла. Вспомнила только сейчас. Разлепив веки, я словно в первый раз рассматриваю машину К. Р.
Трехлучевая звезда, вписанная в круг.
- Ты так ничего мне и не расскажешь?
- Даша, я не понимаю, чего ты от меня ждёшь. Какого именно рассказа? Зачем? О чём вообще ты сейчас говоришь?
Кажется, его терпеливое ко мне отношение вот прямо сейчас дает трещину.
Автомобиль мягко урчит, глотая километры. В сизоватой утренней дымке навстречу попадаются разве что пустые автобусы. Магнитола выбрасывает в сумрак салона тяжёлые аккорды вкупе с меланхоличным голосом вокалиста. Что-то незнакомое и смутно тревожащее.
- Приехали, - сухо говорит мне К. Р., затормозив возле остановки. Дальше придётся идти пешком. - Надеюсь, завтра утром тебе в голову не придёт очередная сумасбродная проблема, которой я должен буду заниматься.
- Послушай! Подожди. Скажи мне только одну вещь, и я больше никогда ни о чём тебя не спрошу!
- Смотря что это за вещь.
Достает сигарету, глушит двигатель. Значит, не торопится. У меня есть несколько минут. Пока тлеет сигарета.
- Когда мы вместе ездили к тем людям, - ну, на конюшню, помнишь? - ты позвал меня с собой для чего-то или просто так?
Он тяжело выдыхает, с тоской разглядывает горящий кончик сигареты, затем пустующую остановку, где ветер треплет как попало приклеенные листовки с объявлениями.
- Даша, я придумал эту поездку для того, чтобы ты не чувствовала себя обязанной. С тем же успехом я мог попросить тебя вымыть посуду или сходить в магазин за пивом. Но тогда ты посчитала бы меня грубой скотиной или наглым мужланом, неспособным помочь красивой девушке просто так, за её благодарную улыбку.
- И это всё?
- Всё.
- Уф-ф, а я-то уже себе напридумывала… - снова выходит нервно. Я прячу ладони между коленей и сутулю плечи, чтобы не трястись. Ну же, Даша. Давай. – Ты мне… очень нравишься.
Говорю и сама пугаюсь. Впрочем, терять всё равно уже нечего. Пусть лучше знает, чем молча уйти и оставить свои сомнения при себе.
И тут он дает мне надежду.
- Обоюдно.
Тонко натянутая внутри ниточка в одно мгновение ослабевает. Становится страшно и весело одновременно, как однажды в Испании, где я прыгала с вышки на «тарзанке». И точно так же захватывает дух, когда заставляешь себя сделать шаг вникуда, и так же хочется обнять весь мир за секунды полёта…
Я поворачиваюсь навстречу К. Р. и на сей раз не встречаю сопротивления.

* * *
По идее, возвращаясь от Машки, я не должна была цвести, как майская роза. Если что и могло свести на нет мою легенду, так это красноречивое выражение собственного лица, а потому перед дверью тётушкиной квартиры я трачу некоторое время на то, чтобы состроить виновато-невыспавшуюся физиономию.
И все равно улыбаюсь.
- Не получится, можешь даже не стараться, - доносится до меня сварливый голос. Следом появляется весь Самохвалов целиком – именно такой, как надлежало быть мне. Сонный, помятый и невероятно сердитый.
- Зарецкая, ты бы сделала лицо попроще для приличия, - нудит Тоха, сползая по ступенькам в моём направлении. – Смотреть противно. Ну и какого чёрта, спрашивается, ты вытворяешь?
Не дожидаясь продолжения тирады, звоню в дверь. Из этих двух зол я выбираю ту, что в квартире! Как знать, возможно, в присутствии Тохи тётушкин гнев не обрушится на мою покаянную голову с надлежащей силой?
Расчёт оправдывается – заметив за моей спиной мнущегося на пороге гостя, тётя не позволяет себе интересоваться подробностями минувшей ночи. Только чуть позже, когда мы рассредоточиваемся по квартире – Тоха сразу же топает в кухню, откуда аппетитно пахнет блинами и кофе – она позволяет себе реплику:
- Он что, тоже ночевал у Маши?
- Не-а, - отмахиваюсь я как можно беззаботней. – Это Антон, он с папой работал.
Несмотря на отсутствие конкретики, объяснение действует. Тётушкино внимание целиком и полностью обращается на голодного гостя. Я же, благородно отказавшись от завтрака – «прекрасно удавшийся» омлет Аллы всё ещё напоминает о себе тяжестью в желудке, - торопливо переодеваюсь, хватаю учебники и топчусь в прихожей. Теперь следовало бы технично избавиться от Самохвалова, вот только бдительный приятель не забывает поглядывать на меня попутно с расправой над блинами.
- Я, наверное, пойду. На уроки опаздываю.
- Подожди, подожди… Провожу, - Тоха догоняет меня уже на лестнице, на ходу дожёвывая завтрак и облизывая масляные пальцы. – Вот же, поесть не дала спокойно!
- Так и ел бы себе дальше. За мной-то зачем пошёл?
- Дашка, слушай… Ты это… Не думай, что если отца нет, так и бояться нечего. И от Русаковича держись-ка ты подальше. Да прекрати уже улыбаться, я серьёзные вещи говорю, вообще-то! – взрывается он, хотя я и не думаю недооценивать серьёзность происходящего. Наоборот – слушаю как никогда внимательно.
- Тоша, я сделаю то, что ты говоришь, только объясни, почему я должна это сделать.
- Потому что он - чёртов псих. Годится тебе такая причина? Потому что два года зону топтал, но так ничего и не понял. Только и научился, что чужими руками жар загребать! Потому что он – беспредельщик, террорист и убийца!
Самохвалов распаляется всё больше. Мы остановились, и теперь он зло выкрикивает мне в лицо эти слова на виду у прохожих. Таким разъяренным я его еще не видела.
- Откуда всё это, как ты думаешь? Крутая тачка, вечеринки, Питер, Москва, Владивосток… Чем он, по твоему, зарабатывает на жизнь? Даёт частные уроки таким девчонкам, как ты?
- Тоша, он помогает людям. Он сказал, что сейчас не…
- Дура ты, Дашка. Вот уж не подумал бы, что у Николая Павловича может быть такая глупая дочь. Кому ты веришь? Русаковичу? Да он давно забыл, каково это – говорить правду! Сейчас я говорю тебе правду! А ты… Господи, ну что за идиотка…
Сунув руки в карманы, Антон резко разворачивается и шагает прочь. Из оцепенения меня выдергивает спешащая в школу Машка Карева.
- Даш, чего застряла? Опаздываем!
Я послушно прибавляю шаг, хотя мысли мои витают далеко от предстоящих занятий. Машка осторожно расспрашивает, кто это ответил на её звонок, и где в действительности я провела прошлую ночь. Объяснять не хочется. По крайней мере, сейчас.
За школьным забором докуривает стреляную папиросу Андрей Левин. Я машу ему рукой, но он мгновенно сваливает с таким видом, будто впервые меня видит. Надо же, а ведь я немало сделала для того, чтобы его отпустили.
Ещё одна обида.
Поначалу решила – показалось, но потом понимаю, что Андрей избегает меня последовательно. Пересел за другую парту, старательно отводит взгляд. На перемене исчезает куда-то ещё до того, как я покидаю класс. И всё же мне удается перекинуться с ним парой слов в физкультурном зале за несколько минут до окончания урока.
- Что происходит? – сквозь зубы интересуюсь я, когда Андрей случайно оказывается рядом. Смотреть на бывшего приятеля не хочется, но выяснить причину столь внезапной перемены вроде как надо.
- Дашка, не обижайся, - так же приглушённо отвечает он. При этом старательно таращится в пол. Шпионский роман, честное слово!
- Ты чего-то боишься?
- Мне менты угрожали. Вернее, один, который меня из школы увозил. Сказал, чтобы я, алкаш малолетний, от тебя отвалил. А это всё вроде как для надёжности было. Ну, чтобы я понял, на что они способны. Давай, потом поговорим.
Озираясь по сторонам – неужто и вправду боится слежки здесь, в школе? – Левин устремляется в раздевалку.
Господи, кажется, свет сошёлся на мне клином в этом проклятом Коммунаре! А на дворе всего лишь только октябрь. Целый учебный год впереди.
Нет уж, всё, с меня довольно.
- На этот раз действительно всё, - негромко говорю я вслух. Похоже, сработало. Уроки, уроки и еще раз уроки.



Источник: http://twilight-saga.ru/forum/11-8027-1
Категория: Проза | Добавил: CoffeeLatte (29.04.2013) | Автор: Саша Латте
Просмотров: 65 | Комментарии: 3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поэзия [1081]
Проза [2410]
Народный перевод [104]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи