помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Какой «Рассвет» вы больше хотите увидеть?
Всего ответов: 4108




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Проза

Исповедь. Глава 48. «Красавица и Чудовище».
Глава 48. «Красавица и Чудовище».

Музыка к главе:

Город 312 - Останусь


_____________________________________________________________________

От лица Алины


Пока я ещё кое-как держалась, я думала – «Случайна ли была смерть Анатолия, могли ли эти «нелюди» решиться на такое кощунство, если да, то какова причина, почему он, а не я? Господи, прикончили бы меня уже и дело с концом, сколько можно мучить? Надо пойти в ГАИ и узнать был ли исправен мотоцикл, не было ли скрытых повреждений. Хотя едва ли они оставили какие-нибудь следы. ГАИшникам легче списать всё на первые заморозки, тонкий слой льда и воды на этом участке дороги, превышением скорости самим мотоциклистом, чем копаться в железных обломках. Странно, когда я ехала на автобусе я даже не заметила места аварии, возможно, я дремала, но не было даже разговоров о том, что здесь что-то произошло, да ещё со смертельным исходом. Всё так странно… Пойти к КГБешнику в части и напрямую задать вопрос? Бессмысленно, никто даже разговаривать со мной не будет, в лучшем случае покрутят пальцем у виска. Спросить командира? Он вроде вполне лояльно ко мне отнёсся. Нет, он не пойдёт против власти из-за какой-то девчонки. Куда ни кинь - всюду клин. А может, хватит уже пенять на обстоятельства, а пора покопаться в себе? Все, кто прикоснулся к моей любви, поплатились за это. Димка – пусть та любовь была детской, ребяческой, что она сделала с ним - несчастлив в браке, потерян, пьёт, гуляет. Славка – страдает, тоскует, живет с нелюбимой, неверной, больной наркоманкой. Алекс, что с ним случилось вообще неизвестно, жив ли, мёртв? У всех их судьба незавидная. Анатолий, Толя вообще лежит в осенней холодной земле. Боже, ему, наверное, там холодно и мокро... И всё это развивается в геометрической прогрессии, мне пора остановиться. Судьба твердит мне – Тебе запрещено любить!. Как только я кого-то полюблю, земля разверзается под нашими ногами и поглощает моего любимого, вместе с частью моего сердца. Боже, от него уже ничего не осталось - выболело, выгорело и развеяно по ветру.

Как только я покинула кладбище, слёзы на моих глазах высохли, и я впала в ступор. Я беспрекословно выполняла все, что говорил мне Коля. Смутно помню, как ехали в аэропорт, садились в самолёт, как я осталась одна в нашем с Толиком необжитом доме, и всё - провал. Во вторник меня нашёл Семёнов, который вызвался пойти на мои поиски, потому что я не вышла на смену. Я лежала в спальнике из лебяжьего пуха, оставшемся мне в наследство от Толи, в холодном нетопленном доме с незапертой дверью в полуобморочном состоянии. Я не могла ответить ни на один вопрос, никого не узнавала, не знала, какой сегодня день недели, надо ли мне куда-то идти, что-то делать. Я не ела с утра пятницы, в голове, как и в желудке, была пустота, стоял только шум, заглушающий все мои попытки наладить деятельность мозга. Они отнёсли меня в машину и отвёзли в общежитие, вызвали доктора, поставили диагноз – нервное потрясение, накололи чем-то и оставили на попечение моей соседки Людмилы - врача из нашей медсанчасти, и …Семёнова. Но лучше мне не стало, меня мучили кошмары, я просыпалась с криками, мне снова что-то кололи, и я проваливалась в тяжелое забытьё. Через два дня меня перевели в городскую больницу в неврологическое отделение. Грамотное лечение, помощь психиатра и через неделю я пришла в себя. Тем более приехала моя мама, из страха, что она увидит меня в таком состоянии, я заставила себя встать с больничной кровати и, наконец, начать соображать. Моя мама женщина серьёзная, и слабости не потерпит, она считает, что Бог посылает нам только те испытания, которые мы в силах вынести. Всё это время Семёнов окружал меня повышенным вниманием, пытаясь доказать мне свою любовь и заботу, таская фрукты, сладости и домашние обеды, против моей воли просиживая в моей палате часы, предназначенные для посещения. Я всячески отвергала такие его поползновения, тогда он взялся обольщать мою мать, пытаясь через неё повлиять на меня. Надо сказать, не он один просил моей руки. Мой психиатр, тридцатитрёхлетний азербайджанец с красивым именем Тариэль тоже попытался заручиться её поддержкой в этом вопросе. Моя мама ответила им обоим, что в любом случае решать только мне. Но предупредила меня о том, что если я выберу «нерусского», то мне придётся столкнуться с большими трудностями в дальнейшей жизни, мотивируя тем, что восточные мужчины часто слишком ревнивы, и довольно консервативны в быту, женщина должна служить им, быть скорее прислугой, а не равноправной спутницей. Я горько усмехалась, мне в то время думать об этом вообще не хотелось. Родственники Анатолия проведали меня один раз, и то только затем, чтобы сообщить о результатах расследования аварии, которые, как и я и предполагала, ни к чему не привели, свидетелей не было, и в ДТП обвинён был сам водитель. А так же извиниться, объяснить и оправдать поведение его матери, как будто я её не понимала - потерять единственного сына, на пике жизни, карьеры, успеха, красоты и молодости, и погибшего из-за какой-то сопливой девчонки.

И так, потихоньку я пришла в себя, а вот месячные ко мне так и не пришли… Сначала я не придала этому значения, так же как и врачи, успокоив меня тем, что задержка может быть из-за сильного эмоционального потрясения и недостатка веса. После выписки, меня определили в местный санаторий, где уже точно выяснилась причина задержки. Перед этим горем все остальные мои беды померкли. Эгоизм – великая вещь! Я пришла к доктору и рассказала о том, что у меня тяжёлая форма анемии, что я не замужем, что отец ребёнка погиб, скорее всего, в день зачатия, что после его смерти я лежала в неврологии, меня лечили антидепрессантами, и что у меня уже был выкидыш на ранних сроках беременности. Старая врачиха, ей было далеко за шестьдесят, с крашеными хной ярко рыжими редкими волосами, читая мою карту после осмотра, смотрела на меня с сожалением и жалостью, уверяя со слезами на глазах, что, скорее всего, лечение не повлияет на здоровье ребёнка. А вот аборт может привести либо к последующему бесплодию, либо к невозможности вынашивания - привычному выкидышу. А после аборта я уже попаду в группу риска не только по здоровью, но и по возрасту, (в маленьких городах первородки после двадцати в то время встречались редко). Что моя анемия, после такого стресса может обостриться и перерасти в лейкемию. Что ребёнок принесёт в мою жизнь столько положительных эмоций, что вытянет меня из пограничного состояния и заставит жить дальше. Она уверяла меня, что если бог даёт ребёнка, то даст и средства на его существование. Говорила меня, что родители погибшего парня, узнав, что я ношу их внука предложат помощь в его воспитании, (в чём я очень сильно сомневалась, судя по их реакции на меня). Короче старая карга подсела мне на уши, и я ушла из кабинета так ничего не решив, но она дала мне месяц на раздумья. В моей жизни не было друзей женского пола, и мне не с кем было обсудить свои женские проблемы. Мне очень стыдно писать это, но я пошла в аптеку и купила хины, заворачивала её в мякиш хлеба и ела, три дня я убивала этого ребёнка, и только то, что мой желудок вообще не принимал никакую пищу, спасло ей жизнь.
__________________________________________________________________

От riddle: Да простит меня Наталья и другие мои дети, я не хотела ребёнка вообще. Я не люблю детей, они меня раздражают. Нет во мне вот этого умиления, я никогда не сюсюкаюсь с ними, не тискаю, не играю. И я считаю, что если уж заводить ребёнка, то он должен расти в полной семье, где есть мать и отец. Для себя самой, он мне был не нужен. Не знаю, наверное, я женщина «Самка», а не женщина «Мать». Как показатель - моя внучка Алинка, Наташина дочка, она говорит: - «У меня две бабушки – одна добрая, другая красивая». Угадайте, кто есть кто?
____________________________________________________________________

Я зачастила в спортзал, где прыгала через «козла», занималась на брусьях и бревне с соскоками и прыжками до изнеможения, крутя сальто и пируэты, делая шпагаты, падая и поднимаясь, стараясь сорвать эту так нежелательную для меня беременность. А потом надевала боксёрские перчатки и дубасила «грушу» руками и ногами, изматывая себя и выплёскивая эмоции, но бессильная, что либо изменить. На это зрелище приходили посмотреть, как на цирковое представление, все кому не лень, но меня это не волновало. Потом у меня начался страшный токсикоз, моя худоба стала бросаться в глаза, участились обмороки, гемоглобин упал до критической точки, воспалились лимфоузлы на шее и в подмышечных впадинах. Я пошла к врачу, уже фактически приняв решение избавиться от этого ребёнка, но я была морально слаба и они снова меня отговорили, думаю, просто опасались, что я умру во время аборта, поэтому положили на сохранение.
Семёнов, который таскался за мной всё это время, постоянно канючил, плакался и ныл, вымаливая хоть толику моёго внимания, он сделал мне предложение, обещая, что его любви хватит на нас двоих, демонстрируя готовность признать чужого ребёнка и растить, как своего. Я смотрела на его и думала – «Уродец», конечно, …так ведь с лица воды не пить, глаза красивые, большие, карие, хоть сам светлый, …но вот горбатый нос и губ нет совсем… Бррр...
______________________________________________________________________

От riddle: отсутствие губ - признак злой натуры, а её не спрячешь даже под вселенской любовью, она всё равно себя проявит.
_____________________________________________________________________

Любит опять же, заботится. Маленький рост и кривые ноги были самым большим его недостатком, не было у меня низкорослых парней, даже на ночь я не выбирала себе «карликов». Но человек ко всему привыкает… И я привыкну. Стерпится, пусть и не слюбится…» Но самым большим его плюсом является то, что я его не любила тогда, и знала, что не полюблю после, а значит, моя жизнь будет спокойна, как широкая река в тихую ясную погоду. Раз не судьба жить с любимым, пусть будет этот. И я дала согласие. Свадьбу сыграли в конце ноября. Это был явный мезальянс. В части у нашей пары было прозвище – «Красавица и Чудовище». Я стеснялась, как его внешности, так и поведения на людях, поэтому старалась реже появляться вместе с ним в обществе. Нам дали квартиру и я покинула так ненавистное мне общежитие. Обустройство нового дома, отвлекало меня от любых нежелательных мыслей. Надо отдать Семёнову должное, на первых порах он был любящим и заботливым мужем, делал всё по дому, холил меня и лелеял, вот только его прикосновения были мне неприятны, и я уклонялась от контактов с ним, всё моё существо сжималось от его нежностей, напрягалось и уходило в сторону. Моё либидо, к моей радости, угасло, то ли из-за беременности, то ли от того, что рядом был такой непривлекательный, асексуальный мужчина, неискушённый в сексе настолько, насколько это только возможно. Его вполне устраивала миссионерская поза с моими наглухо закрытыми глазами, а при моих талантах руководить процессом, всё заканчивалось за пару-тройку минут - имитация оргазма, прощальный поцелуй и, ура, долгожданный сон…

В феврале-марте стал, заметен мой животик, город был маленький, и сплетни в нём распространялись очень быстро. Моё скорое замужество семья Тимофеевых восприняла, как личное оскорбление, но убедившись в моей беременности, и сопоставив сроки, его тётя примчалась с разборками. Я не стала ни утверждать, ни опровергать её догадки, сказала:

- Какая теперь разница. Это не ваше дело, я сама справлюсь.

Я напомнила ей, что его родители не пустили меня на порог дома, лишили меня права на прощание с Анатолием, права на последний поцелуй в его холодные мёртвые губы. Я сказала:

- Вы мне ничего не должны, и я вам, соответственно, тоже.

Был конец марта, в воздухе уже пахло весной, начал таять снег. Как раз в это время выплыла на свет история с фотографиями, хранившимися в чёрных пакетах на дне моего чемодана. Я хранила их, но не доставала уже давно, стараясь не тревожить душу воспоминаниями о прошлом, но Семёнов нашёл их, разбередив раны на моём сердце, и тем самым разорвал нить, возникшего между нами взаимопонимания. Вы знаете, насколько они были откровенными, эти фотографии, и на них была совсем другая Алина, не та, что жила с Семёновым, а письма Алекса за все наши годы, в них было столько любви, страсти, желания, фантазий, воспоминаний о нас. Там же были письма и фотографии с Ивановым, с Олегом Мурашовым и с Толиком тоже, хотя и не такие откровенные. Этот момент можно сравнить со смертью. Когда я увидела, что Семёнов собирается с ними сделать, увидела его перекошенное злобой лицо, моё сердце остановилось, я перестала дышать, и упала на холодный мокрый тротуар. Через всё возрастающий шум в ушах, я слышала, как он громко выговаривал мне:

- Теперь я знаю, какая ты шлюха! Строила тут из себя целку, притворялась недотрогой! А оказывается ты - блядь и проститутка! Мало того, что трахалась со всеми подряд, так ещё и позволяла себя снимать.

Ребёнок в моём животе напрягся и сжался в комок, я потеряла сознание, но не от обидных слов мужа, мне было глубоко плевать на то, что он там себе думает. А от вида того, как исчезают в пламени моменты моей счастливой жизни. Осознание того, что счастье кончилось, ушло безвозвратно, сгорело вместе с этими документальными свидетельствами моей прошлой жизни, подвело к краю. Скорая увезла меня, и я лежала на сохранении до самого декретного отпуска, меня выписали из больницы на первомайские праздники, а после них оформили декрет и посоветовали ехать рожать в Новосибирск или в Москву, опасаясь того, что я могу умереть при родах, чем повышу процент смертности в их роддоме.

Отношения с мужем были испорчены, хоть он и валялся в ногах, прося прощения, но не за то, что сотворил это кощунство, а за тот спектакль, что устроил, чем и довёл меня до такого состояния. После того, что произошло между нами, я решила, уехать и никогда больше не возвращаться в этот город, к этому человеку. Лететь самолётом мне не разрешили, поэтому до Новосибирска я добиралась «вплавь» по Оби на «Ракете», а затем должна была ехать поездом в Москву. Муж провожал меня до Новосибирска, дальше я захотела ехать одна. Доктор Никулин с женой, согласились принять меня у себя до родов, провести все возможные обследования, найти врача и роддом для наблюдения и последующих родов. Срок был назначен на 24.06.1980 г.

**********************************************************************
Автор: riddle
Добавила: Natali17

Источник: http://twilight-saga.ru/forum/98-7440-56
Категория: Проза | Добавил: riddle (16.04.2011) | Автор: riddle
Просмотров: 300 | Комментарии: 18 | Теги: Исповедь
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поэзия [1081]
Проза [2410]
Народный перевод [104]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи