помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Как вам "Рассвет, часть 1"?
Всего ответов: 1637




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Слэш и НЦ

Делай мне больно... только не уходи Глава 20
Делай мне больно... только не уходи. Глава 20 Шаг в пропасть

Я в неверии смотрел на Джозефа с наведенным на меня оружием.

- Не делай глупостей, Эдвард, – заговорил он, обойдя меня и подойдя к дивану, где сидела моя жена. Он резко схватил ее за руку и потянул на себя, Белла испуганно вскрикнула, а я неосознанно сделал шаг в ее сторону.

- Еще одно твое движение и я вышибу ей мозги, – пригрозил он, приложив пистолет к ее виску. Белла испуганно смотрела на меня, тяжело дыша, ей было плохо, я видел это, видел и не мог ничего сделать.

- Не трогайте ее, – прорычал я, поднимая руки ладонями вверх.

- Смышленый мальчик, – с улыбкой проговорил он.

В комнату вошел еще один мужчина и, подойдя ко мне, завел мои руки за спину, надев на них наручники.

- Для профилактики, – пояснил Джозеф, увидев мой взгляд.

Я не мог поверить своим глазам. Джозеф! Старый друг отца, друг матери оказался предателем. Но как такое возможно? Я не мог ничего понять. Как об этом узнала Таня, как она причастна к этому, если она знала о том, что за нами отправили людей, и пыталась предупредить меня?

Весь план был провален, ему просто не дали шанса осуществиться, нам не дали времени прийти в себя и быть готовыми к удару. А теперь, вместо того, чтобы отправить жену далеко отсюда, оградить от бед, тревог и угроз, мне приходилось видеть, как ее держат на прицеле. Меня злил этот факт, злила собственная беспомощность и немощность в сложившейся ситуации.

- Она вам ничего не сделает, – прошипел я, – нет смысла направлять на нее оружие.

- Ты так считаешь? – с ехидной улыбкой спросил он, опуская пистолет с виска жены и ведя его вниз по лицу к шее. Джозеф с силой прижал его к горлу Беллы, заставив меня задержать дыхание и сжать зубы. – Лично я так не считаю.

- Где моя сестра, что ты с ней сделал?

Я пытался отвлечься от созерцания картины открывшейся передо мной с моей женой, когда резко вспомнил о сестре.

Мужчина, который стоял сзади, толкнул меня к выходу, я слышал, как за нами шла и Белла вместе с этим ублюдком.

- О, малышка Элис решила немного отдохнуть.

Пройдя в холл, я судорожно задышал, увидев сестру, лежащую на полу и истекающую кровью. Ее голова неестественно была повернута в сторону, а с разбитого виска сочилась кровь.

- Она ни в чем не была виновата! – закричал я. – Она умирает, вызовите скорую, она совершенно не причастна к этой истории, Джозеф, ты знаешь ее с младенчества, как ты можешь так поступать с ней?

- Она виновата в том, что носит фамилию Каллен, – выплюнул он, – скажи спасибо, что я не всадил ей пулю в лоб, хотя ей это уже и не нужно, дело и без этого сделано.

Мое сердце замерло, а потом отчаянно забилось в конвульсиях; я просто не мог вынести мысли о потере сестры, нет, она выживет, она должна, это же Элис, она просто обязана, у меня не было сейчас возможности помочь ей, не было времени думать над этим, нам самим угрожала смертельная опасность. Она обязана выжить.

Нас вывели на улицу, подвели к черному тонированному джипу и грубо толкнули внутрь. Громила, который держал меня, сел за руль, Белла я и Джозеф сели назад. Мужчина поднес оружие к моему виску, прошептав:

- Без шуток, Каллен.

- Каково это, – заговорил я, – чувствовать себя лицемером? Родители верили тебе, а ты… ты ведь был в тот день со мной в доме, ты первый рассказал мне о выдуманной истории с моей женой в главной роли, личном шоу для меня, – поразился я своим воспоминаниям. – Это был ты. Ты предал их, тебя Карлайл впустил год назад в свой дом, а ты привел с собой его убийц. Это был ты!

- Как видишь, этот трюк не устарел и сработал и сегодня, – улыбаясь, совершенно спокойным тоном ответил Джозеф.

- Но как…

- О, прошу, избавь меня от этих вздохов и негодований, не нужно разыгрывать драму. Я ненавидел твоих родителей, это была всего лишь месть. Око за око.

- Они не могли предать тебя! Они верили тебе как себе!

- Что ты можешь знать об этом, щенок? – грубо надавив дуло пистолета мне в бок, прошипел мужчина.

- Эдвард, – испуганно подала голос Белла, – не надо, прошу.

- Заткнись! – заорал он. – Еще одно слово, и я пристрелю его!

Я чувствовал, как Белла дрожит рядом, как неравномерно и рвано ее дыхание, я даже мог сказать, что слышал, как ускоренно бьется ее сердце.

Я посмотрел на него, не сдерживая гнева во взгляде. Он ощущал себя таким сильным, угрожая девушке! Был доволен собой. Мне страстно хотелось стереть это подобие улыбки с его лица, хотелось заставить почувствовать его то, через что сейчас приходилось проходить моей жене.

- Да, ты прав, я знал твоих родителей еще с давних времен. Я был знаком с Эсми еще с младшей школы. Мы были лучшими друзьями, были сильно привязаны друг к другу, а в старшей школе и вовсе начали встречаться, полюбив друг друга. Окончив старшую школу, я с твоей мамой поступил в один колледж в Сиетле. Мы были безумно счастливы в новой жизни. Были рады новому городу и новым возможностям, открывшимся перед нами. Все было идеально, пока я не начал общаться с Карлайлом Калленом. Высокий, медовый блондин, с голубыми глазами – мечта каждой девушки. На него вешались все, каждая готова была пасть у его ног, но нет, он захотел чужую, он возжелал то, что принадлежало мне. Я ничего не подозревал, считая его лучшим другом, радуясь тому, что моя девушка сразу смогла найти общий язык с моим новым лучшим другом. Так мы жили весь год. Хотя, уже после трех месяцев знакомства, я почувствовал, как Эсме отдалилась от меня. С каждым днем она становилась все холоднее и холоднее, а глаза выражали все большую грусть и сожаление. Все пошло к чертям, я не понимал, что с ней, моя девушка даже не позволяла мне целовать себя. Я был слеп и не замечал очевидного. Путаясь в догадках, я отправился к Карлайлу, желая услышать дружеский совет, но каково было мое удивление, когда вместо совета, я получил нож в спину. Там были они – вместе, я застукал их целующимися и обнимающимися на его кровати. Они предали меня, мой лучший друг и подруга, будучи моей девушкой, предали меня самым гнусным образом. Они долго извинялись, пытались что-то объяснить, но я их не слушал. Я собрал вещи и перевелся в другой колледж. Поменял номера и полностью оборвал с ними связь. Я мечтал о мести, я ненавидел их обоих, я хотел заставить их почувствовать то, что чувствовал я. Мы встретились, через много лет. Карлайл уже владел компанией, а у Эсме были вы. Они были счастливы, и являлись до слащавия идеальной семьей. У них было все: деньги, власть, богатство, семья – все то, чего они лишили меня. Твои родители купались в роскоши, когда я работал жалким охранником в магазине. Я хорошо хранил в себе обиду, когда мы, весело улыбаясь, вспоминали минувшее время; оно минуло для всех, только не для меня. Я продолжал ненавидеть их и мечтал о мести. Твой отец предложил мне работу в компании, и я не смог отказаться: главный охранник в корпорации Калленов получал неплохие деньги, мне оставалось лишь догадываться, скольким владеет твоя семья. Карлайл был слишком доверчив и глуп, и в один из дней, он рассказал мне все, что нашел и нарыл на Аро Вольтури – это был мой шанс. Мой шанс на месть, что я хранил в себе долгие годы. Я уволился, и только потом, сдал его Аро. Вольтури озолотил меня, а Карлайл и Эсме получили по заслугам за свой поступок. С тех пор я работаю на Аро Вольтури. Я работаю и живу, а они гниют в земле, – он жутко рассмеялся, а я все еще в шоке смотрел на него. По его вине родители мертвы, благодаря ему, мы оказались в такой ситуации в жизни. Руководясь мнимой местью, Джозеф разрушил судьбы стольким людям. Боже, человек, которого я знал, на самом деле оказался больным психом.

- Ты болен, Джозеф, тебе надо лечиться, ты просто обезумел. Ты сдал их, позволил убить ни за что! Из-за детской обиды ты погубил две жизни! – не выдержав, высказался я, за что получил удар по челюсти рукояткой пистолета.

Белла тихо вскрикнула и сжала мое плечо. Челюсть болела от удара, но физическая боль не волновала меня в данный момент. Боль за родителей была сильней. Боль за то, что их предал не кто-то, а друг, человек, которого они считали близким нашей семье, человек, которому доверяли. Осознание того, что все могло быть по-иному, что всего можно было бы избежать, не появившись на горизонте родителей этот псих, удручало и злило меня, душило без какого-либо телесного контакта.

- Ты забываешься, Каллен, забываешь, с кем разговариваешь. Но ничего, скоро я исполню свою мечту: род Калленов навсегда исчезнет с этой планеты.

Мы видели его столько раз, видели, разговаривали, но это не помогло нам определить то, что он полный псих и мечтает сжить нас со свету.

Я замолчал, лихорадочно пытаясь найти решение. Меня удивил то, что они не завязали нам глаза, не пытались скрыть дорогу, это был плохой знак – живыми нас не собирались отпускать, независимо от того, куда везли. Местность менялась, солнце садилось в зените, а мы все продолжали ехать, оставив огни города далеко позади.

В один момент машина затормозила. Был поздний вечер, улица освещалась только фонарями. Нас привезли за город, это был тихий район, где уставшие жители мегаполиса, могли снять домик и отдохнуть от городской суеты.

- Ничего не бойся, – успел я шепнуть Белле, прежде чем нас вытащили из машины. Это была ложь, но я должен был ее поддержать. Она выглядела напуганной, но не была в истерике или в панике, как будто это не вдохновляло ее эмоции. Она уже была в подобной ситуации.

- Пошел, – сказав это, мужчина подтолкнул меня к дому. Домик был небольшой, двухэтажный. С огороженным двором и высокими воротами. Никто не увидел бы, как нас завели в дом. Грубо схватив за плечо, мужчина завел меня в комнату и толкнул на диван. Я со злостью посмотрел на него, но тот даже не взглянул в мою сторону. Беллу посадили рядом. Взглянув на нее, я увидел, как ее лицо пылало ненавистью и злобой, а взгляд был прикован к одному человеку в комнате. Взглянув туда, куда смотрела жена, я увидел Аро, вальяжно сидящего на стуле около стола. Рядом с ним стояли двое мужчин. Один, который привез меня, а второго я никогда не видел, но мне не нравилось то, с какой улыбкой он смотрел на Беллу. Джозеф стоял в сторонке. Еще одна девушка и парень, расположились по другую сторону от Джозефа. Они были слишком молоды и слишком похожи, возможно, близнецы. Я осматривал комнату, знакомясь с обстановкой, когда заговорил Вольтури.

- Какая замечательная встреча, Изабелла! – Для главы такой группировки, он выглядел слишком слащаво: черные, как уголь, волосы до плеч, бледное лицо и дикие глаза, цвета ночи. Аро сложил ладони вместе и поднес их к своим губам.

- Я бы предпочла больше не видеться с вами, – заговорила Белла, не отрывая от него глаз. – Зачем нужно было все это? Вы выдали сами себя, Эдвард ничего не знал.

Аро хлопнул в ладоши и зацокал языком.

- Ай-яй-яй, такая молодая, красивая девушка и лжет. Нехорошо так поступать со мной, Изабелла, я дал тебе шанс на жизнь, но ты не воспользовалась им, выбросив, как бракованный подарок.

Белла сжала губы, было видно, как ей хотелось выговориться этому ублюдку, но она не могла, ей приходилось играть по его правилам.

- Я соблюдала с точностью условия нашего договора, вы обещали мне неприкосновенность, вы должны были…

- Мы ничего никому не должны, – перебил он ее. – Запомни это.

Затем его взгляд сместился ко мне.

- Рад тебя видеть, Эдвард.

- Не могу ответить взаимностью, – процедил я.

- Жаль, Каллен, мы могли бы стать хорошими партнерами, с твоим отцом я не смог договориться, может смогу с тобой?

- Лучше убейте меня.

- Что же, я думал ты купишься на это, - улыбнулся Вольтури.

Аро плавно поднялся и вышел из-за стола.

- Не люблю, когда четко выстроенный план не осуществляется. Приходится срочно импровизировать и разрабатывать новый, это конечно весело, но не так эффектно и жутко раздражает, – театрально вздохнул Аро. – Ведь все было спланировано подетально, и мой план осуществился, если бы не одно но. Признаться, я был сильно удивлен, когда со мной связался мистер Смит и рассказал о вашем визите к нему. Я хотел понять, с чего такие перемены, но когда начал копать глубже, понял, где же осечка – это была ошибка, ошибка одного из нас.

Аро замолчал, пристально смотря на меня, но потом снова заговорил:

- Все было слишком просто. Когда я узнал о том, что Карлайл Каллен нашел что-то на нас, то сразу решил действовать, не отставив ему времени на подготовку и принятие мер. Медлить было нельзя. Когда ровно год назад, он точно также сидел передо мной вместе со своей женой, я предложил ему сделку. Я предложил стать компаньонами, мы могли бы соединить компании, могли бы расширить бизнес, стали бы самой сильной корпорацией на мировой арене, такую акулу не смогла бы потопить ни одна страна и ни одна компания. Но он отказался, считая себя высшего того, чем занимаюсь я, отказался участвовать в этом преступлении, это и стало его билетом в тот мир. Но чего я не ожидал увидеть в тот день, так это прекрасную гостью – Изабеллу Каллен. – Он улыбнулся, я сжал руки в кулаки, пытаясь удержать себя на месте. Сделав минутную паузу, Вольтури продолжил: – Карлайл был убран с моего пути, все сложилось как нельзя лучше. Но все же была одна маленькая проблема в лице его сына, то есть тебя, Эдвард. Вокруг смерти старших Калленов и так поднялось бы много шума, я осознавал это, поэтому не мог убрать сразу еще и невестку Калленов, это повлекло бы за собой больше проблем. Ты бы потерял голову от горя и сломя шею копался бы в этом деле, что было непозволительным в данной ситуации, мне бы пришлось убить и тебя, а это слишком много внимания, газеты бы сошли сума; я бы поставил на себе жирный красный крест этим, надеясь, что его никто не увидит. Поэтому убийство двух младших Калленов отпадало, по крайней мере, на некоторый срок. Мне нужно было отвлечь, перенаправить твой гнев на другую мишень. «Эдвард Каллен – гордый, властный, очаровательный, богатый и всегда добивающийся своего мужчина. Неуязвимый сын самого Карлайла Каллена и Эсме Каллен» – писали все журналы Лос-Анджелеса. Ты выглядел и вправду неуязвимым в глазах общества, но меня тебе не удалось обмануть. Я знал, что у тебя есть уязвимое место, которое сможет вывести тебя из строя, сможет сделать неопасным для меня, единственная твоя слабость – твоя жена. Ты так тесно был связан с ней, был зависим от нее и слаб. Джозеф был прав, говоря все это, ведь в итоге она стала твоей погибелью. Стоило только заставить тебя поверить в то, что Изабелла причастна к смерти твоих драгоценных родителей, вбить тебе в голову, что она никогда не любила тебя и ты ей не нужен – все, дело сделано. Ты сломался, развалился на части, вышел из игры, даже не успев войти в нее. Ничего бы не вышло, без моей любимой помощницы – твоей жены. Она искусно справилась со своей ролью. Ничего не стоило запугать детектива и заставить его преподнести тебе то, что подготовил я. Конечно, я не мог напрямую работать с тобой, нет, в этом мне помогала Таня. Но как раз это и было моей ошибкой. Я был глуп, ожидая, что она справиться с этим. Ведь она была уязвима и слаба, ее обременяли чувства, ее слабостью был ты, Эдвард. Я пообещал ей, что оставлю тебя в живых, что ты попадешь к ней в руки и все, она согласилась, никаких угроз, уговоров, все просто.

Я в неверии смотрел на него. Дышать стало сложнее, а глаза расширились от шока. Белла выглядела точно также. Я просто не мог поверить в то, что Таня все знала, все, до последней капли в этом безграничном море лжи.

- Чувства, Каллен, именно чувства сокрушили тебя. Чувство делает нас уязвимыми, заставляют совершать безумные поступки, эта человеческая слабость, самое глупое, что может управлять нами, нашими жизнями. Чувства – удел слабых. Если ты подвластен чувствам, то ты не представляешь никакой опасности, тебя слишком легко устранить, нужно всего лишь найти самую больную точку и надавить на нее. Так я поступил с тобой и точно также поступил и с твоей женой. Ты слишком разрывался от своей боли и неверия, что не мог трезво мыслить. Боль не отпускала тебя, предательство жены стояло перед глазами день ото дня. Ты стал слишком легкой мишенью. Жалкая любовь не хотела покидать твое сердце, и тебе приходилось разрываться от удушающих эмоций. Я долгое время следил за тобой, Каллен, за тобой и твоей семьей. Жалкое зрелище, признаюсь я вам, мои юные друзья.

- План выполнялся просто блестяще, прошел год с того дня. Ты был раздавлен морально, а твоя жена была уже почти убита душевно, ничего не стоило доиграть последние аккорды и разыграть последнюю сцену в этом спектакле. Через год в автокатастрофе должна была погибнуть Изабелла Каллен, ужасный несчастный случай забрал бы жизнь молодой, красивой девушки. Это было идеальным планом: со дня смерти старших Калленов прошел год, весь шум спал с этого события, а несчастный случай не привлек бы много внимания к этому происшествию в виде органов, что просто ужасно упрощало мне задачу. Ты бы убился горем от вины, а осознание смерти жены просто покончило бы с тобой наяву. Дальнейшая твоя жизнь меня не волновала. Ты бы попал в умелые руки Тани, или убил бы себя сам, будучи смертельно пьяным и раздавленным. Правда, гениальный сценарий, Эдвард? Все было продуманно до мелочей, и я уже готовился выполнять вторую, завершающую часть плана по устранению твоей жены, как телефонный звонок от нашего старого друга детектива все перевернул.
Люди так слабы и никчемны, слишком импульсивны, обидчивы и подвластны своим желаниям. Я не ожидал, что Таня решит намешать и своих сливок в этот коктейль, тем самым сбив всю концепцию, – он поморщился, а я слушал его не смея сделать вздох. – Сделать столько ошибок, уму непостижимо. Ее маниакальное желание видеть тебя рядом с собой приписало тебе смертный приговор. Решив заполучить тебя любимыми способами, страстно желая разлучить вас, она пошла на крайние меры, крайне глупые меры. Навела тебя на сомнения, и подтолкнула к разгадке. Я не знаю, с кем она провернула все это, но ее оплошность стоит тебе жизни. Я не собирался убивать тебя изначально, так же как и Франческо Смита, я планировал подарить тебе самому такую возможность, но как видишь, судьба решила иначе. Жалкие человеческие чувства заставили ее пойти против моего слова и чуть не провалили все дело.

Последние слова он говорил уже, не смотря на меня, а, не отрывая взгляда от входа, развернувшись и посмотрев в ту сторону, я увидел там стоящую Таню.

- Ты обещал, – тихо заговорила она, – что не тронешь его. Говорил, что тебя не интересует его жизнь, а главное его смерть, что тебе нужно просто убрать его с пути.

- Да, Таня, ты права, и я бы выполнил обещание, если бы ты выполняла все свои обязанности!

- Я делала все, как мы договорились!

- Ты врешь мне! Ты должна была поить его лекарством раз в месяц, должна была не вмешиваться в план, не пытаться развести их и не подаваться своим амбициям и желаниям!

- Он употреблял препарат вместе с алкоголем.

- Да, и сколько времени? Три месяца?

- Ты сказал, что он стирает память и воспоминания, а потом я узнала, что он просто лишает рассудка! Я не могла такое допустить.

- Мне было плевать на его рассудок! Плевать на его здоровье! Ты посмела ослушаться меня, моего слова! Слишком глупая, тщеславная и безумная, как и твоя мать!

О каких препаратах шла речь? Чем меня поили? Я не понимал.

- Не смей упоминать мою мать, она отдала свою жизнь, взамен на мою, – девушка вся кипела, а лицо ее выражало крайнее бешенство. – В отличие от тебя, она хоть что-то сделала для дочери!

Я замер, поражаясь открытию, это не может быть! Таня была дочерью Аро Вольтури? Она никогда не рассказывала об отце, так же, как и никто не знал о том, что у Аро Вольтури есть дочь, и вообще семья.

- Это все лживые сказки моей матери, которая была жутко недовольна сыном и тем, во что он превратился. Это она наплела тебе всю эту чушь и сопливую историю о матери-героине, которая во время родов пожертвовала своей жизнью ради ребенка. Чушь и не больше. Твоя мать была никем иной, как прислугой в моем доме, я уже тогда жил в Лос-Анджелесе и владел своей процветающей фирмой, плюс ко всему, продвигался по служебной лестнице в политике. А она была очередной продажной девкой, которая мечтала поймать свой куш. Напившись да беспамятства, я провел ночь с прислугой, не соображая, что делаю. Будь я в трезвом уме, я бы никогда не опустился до такого уровня. Я смутно помнил ее лицо с прошлой ночи, и не обратил внимания на то, что очередная прислуга уволилась. Пока через девять месяцев, ко мне не явилось это убогое создание с ребенком на руках и требовало денег, грозясь, что расскажет всем, что у меня есть дочь и что я отказываюсь платить алименты. Будь она умнее, – сморщил лицо мужчина, – она бы не стала угрожать мне, может быть, я бы и пощадил ее, но женщина была слишком высокомерна и ждала от меня денег и золота, наивно надеясь, что я сделаю все, чтобы заставить ее молчать. В какой-то мере она была права, я заставил ее молчать, молчать на веки. Ее смерть не произвела никакого фурора и не изменила ничего в мире. Ни одна живая душа не поинтересовалась ее исчезновением, тогда у меня и родилась идея моего подпольного бизнеса. Никому ненужные, забытые, одинокие люди были идеальным вариантом и товаром. А что касается тебя, я был уверен, что она врет, но тест на отцовство подтвердил ее слова. Несмотря на то, что мне не нужны были дети и знание общественности о них, я не мог убить тебя, все же в тебе текла моя кровь, а кровь Вольтури никогда не прольется и не омоет этот мир. Я отправил тебя к моей матери, где она растила тебя, рассказывая байки и истории о твоей матери-героине; о том, как впоследствии отец, после ее смерти, не смог прийти в себя и принять свою дочь, которая забрала у него жену и так напоминала любимую, – Аро стер несуществующую слезу и продолжил. – Мне было плевать, что она тебе говорит, лишь бы ты не лезла ко мне. Но все же ты являлась моей дочерью и я не мог позволить тебе жить в нищете, ты должна быть мне благодарна, я обогатил тебя, а ты, в свою очередь совершаешь глупые и необдуманные поступки, тем самым жутко напоминая свою мать!

Вся сцена, разыгравшаяся перед глазами, была как во сне. Куда я попал, что я делаю, и самый главный вопрос – этот день когда-нибудь закончится? Узнать столько всего и все за один день. Перевернутая реальность сбила меня с ног, собрала и разбила вновь мое сердце и все в один миг. Я медленно посмотрел на Таню, которая не сдвинулась с места, а на бледном лице, вместо злости, было написано неверие.

- Почему ты лгал мне?

- Тебе лгал не я, а твоя бабушка, жаль, что ее уже давно нет, она бы ответила тебе на этот вопрос.

- Но ты мог рассказать мне правду, ты знал, что это все ложь!

- Ты никогда не спрашивала, Таня, – строго заговорил он, – успокойся и возьми себя в руки, я не желаю видеть представление оскорбленной дочери. О том, что у меня есть дочь, знают только люди в этой комнате. Пятерым я доверяю, а двое, уже не представляют никакой опасности. Дни Эдварда и Изабеллы Каллен сочтены, ты могла бы получить свою игрушку, если бы вела себя хорошо, но так как ты решила, что уже самостоятельная, то теперь тебе придется пожинать плоды своих поступков.

Аро улыбнулся мне, в извиняющем жесте подняв руки.

- Простите, что стали зрителями маленькой сценки выяснения отношений между родственниками. Я забыл спросить у вас главное, как вам нравится домик, правда ведь, уютный? Изабелла?

- Ч-что... – заикаясь, спросила она. Я боялся посмотреть на нее, боялся повернуться и увидеть обреченность во взгляде, боялся ее боли. Боялся увидеть ее разбитой и понять, что это конец. Все не должно быть так, должен быть выход, должен быть!

- Я забыл вам сказать, что этот уютный домик принадлежит вам. Вы сняли его на всю неделю, дабы отдохнуть от забот, проблем и побыть вдвоем. Он забронирован на твое имя, Эдвард, должен признать, у тебя хороший вкус, – с усмешкой сказал он. Я пытался понять, к чему он ведет, – знаете, как опасен современный мир и сколько смертей происходит каждый день из-за бытовых проблем? Например, утечки газа, тем более, когда в подвале хранятся запасные баллоны с газом. Стоит только раскрутить их и добавить огоньку… Всего лишь одна вспышка, мимолетная искра, и дом взлетит, к чертям собачим, а вы вместе с ним. Ну, как вам нравится идея вашей смерти? Немного скучно, признаю, но зато уничтожает все. Вам осталось жить до рассвета. Рано утром, пресса взорвется от сенсационных заявлений, и город затрясет известие о гибели молодой семьи Калленов, которые так и не смогли насладиться жизнью. Какой злой рок судьбы преследовал их? Муж и жена скончались от несчастного случая, а милая Элис Каллен умерла от потери крови - просто напасть какая-то.

- Тебе не сойдет это с рук, ты не останешься безнаказанным, – прорычал я, – слишком много крови на твоих руках, Аро, ты просто погряз в ней.

- Ох, мой милый друг, ты еще совсем мал, что бы понять до конца систему в мире: правят те, кто обладает властью и огромными деньгами. На моей стороне все правительство Лос-Анджелеса, я добросовестный депутат и служу на благо своей родины, никому на ум не придет обвинять меня в чем-либо, а даже если и найдутся такие храбрецы, я смогу заткнуть их одним звонком и щелчком пальцев. Все слишком просто, чтобы думать об этом. Тебе остается только признать это.

В миг, с его лица слетела добродушная и вежливая маска приветствия, и я смог увидеть истинное лицо Аро Вольтури – жесткое, бесчувственное, лицо убийцы.

- Увести их, - холодно бросил он. В следующий миг, нас протащили через холл на кухню, а потом, не церемонясь, закинули в подвал.
Резко встав, я оглянулся на Беллу и замер, когда понял, что она не шевелится и не издает вообще никаких звуков.

Источник: http://twilight-saga.ru/forum/44-8339-3#1899380
Категория: Слэш и НЦ | Добавил: Daria@love (11.02.2014)
Просмотров: 278 | Комментарии: 3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Все люди [8170]
Общее [507]
Альтернатива [5693]
Продолжение саги [1586]
Актерская жизнь [2379]
Отдельные персонажи [829]
Стеб [238]
Слэш и НЦ [3327]
Флешбек [48]
Мини-фики [492]
Наши переводы [2376]
Кроссовер [278]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи