помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Что Вас привлекает в Тейлоре?
Всего ответов: 11051




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Слэш и НЦ

Тесные русла вен. Глава 14. Темный таинственный лес
POV Уна МакСуинни

Виски был без содовой. Крепкий. Дешёвый. Бабка плевалась бы от этого пойла, но сейчас эта горечь в который раз напоминала мне о ней. И о её недвусмысленном отношении к сильному полу. Ба, слышала ли ты когда-нибудь о таком страшном колдунстве, как это?
Запечатление. Это когда люблю-люблю-сундук-куплю. Когда жить не можешь, от любви задыхаясь. Это то, что мне не светит, мне не понять. Потому что я - не такая. А ещё то, что в любой момент может вырвать у меня Джейкоба.
Так было с Леа. Был парень, почти жених. Была любовь. Была подруга. А теперь ничего не осталось…
Мне хотелось протрезветь, но это было выше моих сил. Хотелось исчезнуть, чтобы не чувствовать этого всего больше. Я всех понимала, всем могла помочь или хотя бы выслушать, но мою боль принять было некому. Девушка, сидящая напротив, просто делилась со мной своей.
От души, будто била наотмашь, даже не задумываясь о том, каково сейчас мне.
Я чувствовала себя пустой. Выпитой до дна. Бесконечно холодной и всеми оставленной. Искусственный камень столешницы под моей ладонью был теплее, чем моя собственная кожа. Я слушала, слушала, слушала. Леа говорила, изредка отвлекаясь на свой кофе. Ей было горько, но не горше, чем мне.
В голове кружилось, и появления Джейкоба я не заметила. Я почувствовала его рядом только когда он сел, обдавая меня тёплым воздухом с запахом его тела. Его пальцы на моём лице обжигали, словно огонь, а голос звучал даже слишком громко. Мисс Клирвотер тут же умолкла, но говорить уже было и так не о чем.
Спасибо, что вернулся за мной. Так холодно, Джейк… Как же мне холодно…
При упоминании о Карлайле он покраснел и попытался вскочить. Поймав в ладони его лицо, я почти взмолилась:
- Не уходи никуда, пожалуйста. Просто… Без тебя мне незачем жить, Джейкоб Блэк…
И он остался. Его пальцы в порыве молчаливой ярости крошили белый мякиш булки. Леа улыбалась напротив.
Джейк, солнышко…
- Леа, ты где достала эту дрянь? – спросил он, наконец, таким тоном, что мне стало страшно.
- Места знать надо.
- Что, прости?
- Я говорю, фляжка больничного сторожа не обмелеет. Там целое Онтарио плещется.
- Как у тебя только ума хватило?!
- Успокойся, тебе надо поесть, Джейкоб. Иначе ты искусаешь нас всех. Остынь, ничего лишнего я не сказала – только правду.
Джейкоб впился в свой гамбургер, не спуская с Леа горящих недобрым огнём глаз. Он жевал с таким остервенением, будто от этих простых движений сейчас зависела жизнь его племени. Мне хотелось коснуться его руки, но я всерьёз боялась обжечься: мой волк стал одним светящимся комком ярости.
Мой? Волк, дай мне хотя бы знак, что ты – мой. Потому что я – твоя…
Мои пальцы машинально скользнули по его бедру, коротким ободряющим жестом. Мне хотелось сбросить с себя оцепенение, хотелось прийти в себя быстрее, но это было выше моих сил. По-прежнему. Прикрыв глаза, я просто ждала. Ждала свой собственный знак, ни на что особенно не надеясь.
Шумно выдохнув, он накрыл мою ладонь своей. Прикосновение было обжигающе-горячим, но я чувствовала дрожь его твёрдых пальцев. Кажется, сейчас, после сеанса общения с таким проникновенно-чувствующим визави Джаспером Хейлом, я слышала песню крови Джейкоба. Она звучала во мне, как море – внутри ракушки.
Пустой Грааль заполняется медленно, как гулкая чаша.
Я понимала, что однажды – если верить услышанному – мне придётся отдать его. Отдать, потому что я не смогу удержать своего Волка. Он перестанет быть моим в одночасье, увидев Ту самую, для которой он создан.

«Судя по тому, что он не запаян на тебе – вы не то, чтобы идеальная пара»

Голос Леа, отпечатавшийся в моей памяти, прямо сейчас полосовал мои внутренности. Даже слюна во рту стала вязкой, будто кровь.

«Когда это случается с нашими – они теряют голову, остаются только инстинкты. Это безусловная любовь, как у матери к ребёнку. Безграничная преданность. Тотальное помешательство на объекте»

Кажется, я спросила её, откуда в ней столько желчи. Спросила, чтобы просто взять паузу для вдоха между её откровениями. Леа потупила красивое лицо, но уже через мгновение улыбалась мне снова.

«Его зовут Сэм. Сэм Улей. Он был моим, а теперь – её. Я всё ещё пытаюсь осознать, что судьба меня обделила. И всё ещё люблю их обоих, будь прокляты наши законы»

Мне жаль тебя, Леа. Жаль, потому что у тебя впереди – долгие годы одиночества. У меня же всего два годичных отрезка, один из которых уже стремительно укорачивается. Значит, мне повезло больше, и ты имеешь право лить яд в моё сердце здесь и сейчас.
- Ты слишком много болтаешь, - сказал, наконец, Джейк. Сквозь марево отступающей слабости я услышала нервный смешок Леа.
- Я такая же, как и ты. А Сэм… Он не может запретить мне. Он просто бежит впереди остальных, но альфа - не он. Ты можешь запечатать моё сознание, Джейкоб Блэк, - тут же добавила она, несколько понизив голос. – Да-да, я не шучу. Но мне всё равно уже больше некому рассказать эту дивную историю о том, как у нас это бывает.
- Клирвотер, ты не права, - вставил Квил. – Никто не должен…
- Думаешь, ей будет легче, если завтра и с Джейкобом случится это самое? Самому-то как? По нраву?
Атеара отвел глаза, не став спорить. Значит, и у него есть эта чёртова печать на сердце. Господи, ну как же это, всё-таки, романтично – быть привязанным к кому-то незримыми узами!
Я хотела бы сказать, что отпущу его, если его позовет долг перед родом, но у меня не хватило духу сказать это при нём. Это было бы расценено, как предательство. Да что там, сама ощущала это предательством – готовить себя заранее к тому, чтобы отдать его без боя. В то время как он – и я точно знала об этом – ещё сегодня утром был готов драться за меня с любым, кто попробовал бы отнять меня у него.
Ещё утром, когда я и подумать не могла, что между нами снова вклинится дочка шерифа.
- Пойдём, - глухо сказал Джейкоб, не прикасаясь к кофе. Повинуясь его желанию покинуть это место, я встала, но мои ноги практически меня не держали. Привет, Джаспер: похоже, ты перестарался, дружок.
Шея ныла. Перед глазами танцевали чёрно-золотые круги. Меня штормило от предательской слабости, и я хваталась за локоть Джейка, обтянутый скрипучей кожей его новой куртки. Мне казалось, что за последние пару часов я стала для него обузой, бессмысленной и нежеланной ношей. Но он подхватывал меня всякий раз, когда я оступалась. От прикосновений его рук мы было хорошо и плохо одновременно. Сейчас, в полубреду, я как никогда боялась его потерять.

О чём ты думаешь, Волк?

Кто приходит в твои сны?

Кому принадлежит твоё сердце?

Нет сил даже думать об этом, но надо собраться.

Мне хотелось сесть в один из сугробов – и чтобы обо мне забыли. Может, так у меня получится перестать быть всеобщей проблемой? Вместо этого меня усадили в машину Квила, и я тут же закрыла глаза, забываясь беспокойным сном.

Леа, я же просил…

Трое волков – маленький пепельно-серый, шоколадный и красно-коричневый катались по свежевыпавшему снегу небольшой лесной прогалины. Серый (или это была волчица?) то и дело кидался на красно-коричневого, вцепляясь ему в холку – и тут же летел в сторону. Шоколадный пытался встать между ними, но серый (или серая) скалил зубы, будто прося уйти в сторону и не мешать. Свидетелями этого странного жестокого танца были только пара рябин, бесконечные чащи Форкса и я.
Хотя… быть может, я видела это во сне?

***
Я проснулась на закате. Проснулась в лучших традициях голливудских экшн-фильмов, сев на постели рывком, хватая ртом воздух, совершенно не понимая, где я нахожусь. Проведя ладонью по шее, я смахнула ставшую уже ненужной повязку. Будто по какому-то неочевидному для меня сигналу, в комнату заглянул Джейкоб. Даже сидя в своём углу, я видела, что на его лице только-только затягивается глубокая царапина. Словно угадав мои мысли, он усмехнулся.
- Не обращай внимания, ладно? Ты как?
Значит, не приснилось – они действительно сцепились по дороге домой.
- Я? Мало что помню. Что-то случилось?
Он нахмурился, сжимая мягкие губы в тонкую ниточку. Сев рядом, он взял моё лицо в свои горячие ладони.
- Не ври, пожалуйста. Я очень этого не люблю.
- Ты жжёшься, словно пламя, - ответила я, накрывая его руки своими, делая ощущение жара почти нестерпимым, но зная, что он не причинит мне никакого вреда. Внутренний огонь Джейкоба пробирал меня до глубины души, но это и делало меня живой. – Я в порядке. Со мной всё хорошо. Это Леа тебя так?
- Она самая, - тревога из тёмных глаз никуда не ушла. – Нам обоим нужно было выпустить пар.
- Она хорошая.
- Хорошая, - согласился со мной Джейк. – Но она видит всё в чёрном цвете. И это меня ой, как бесит иногда.
- Просто она очень несчастлива, - уронив голову ему на грудь, я позволила обнять себя, вдыхая острый аромат его присутствия. – Не сердись на неё, ладно?
- Если ты пообещаешь не бегать больше к Доку – я подумаю над этим.
- Джейкоб…
- Да?
Его сердце билось ровно и глубоко, и мне нравилось узнавать этот ритмический рисунок снова и снова. Мне хотелось сидеть вот так, пока не стемнеет. Пока солнце не спрячется за горизонтом, скрывая нас ото всех. И потом не зажигать огня, просто слушая, как он дышит, как стучит его большое беспокойное сердце.
- Я люблю тебя.
В это сложно поверить, малыш. В твоих глазах иногда проскальзывает тень той боли, что я сегодня видела во взгляде Леа Клирвотер. Но у меня нет времени, чтобы играть во все эти приличные игры, давать тебе фору, завлекать, пробуждая твои инстинкты охотника. Я стала твоей добычей раньше, чем успела понять, кто ты и что ты. И пусть мне никогда не стать твоей волчицей, я хочу, чтобы ты знал. Может, мне легче будет отпустить тебя, когда настанет твой час? Или мой. Тот самый, о котором мне сейчас так не хочется думать.
Он молчал: только его дыхание касалось моих волос. От этого было горячо и больно внутри, будто все слова, случайно или неслучайно брошенные мне Леа, вонзились в мою безвольно трепыхающуюся суть. Я была готова уцепиться за любое сказанное им слово, но не могла заставить себя посмотреть в его глаза. Боялась увидеть там грустную правду, которую не так-то просто сообщить влюблённой девушке.
Я люблю тебя, Джейкоб Блэк. И я буду любить тебя, несмотря ни на что.
Веришь?
Слышишь?
Господи, ну не молчи, Волк…
- Спасибо, - выдохнул он, наконец, спуская с цепи все мои страхи. Мне казалось, я знаю, что будет дальше: обхватив его широкую спину, сжав пальцы в замок где-то под его лопатками, я обнимала его, будто всерьёз верила в то, что могу вложить силу чувства в этот простой жест. Прежде, чем он продолжит, сказав, что у нашей связи вряд ли есть будущее.
- … больше жизни, Джейк.
Он буквально силой заставил меня отлепиться от его груди, заглядывая в моё лицо. В сумерках его глаза были почти чёрными, но я не увидела в них ни страха, ни раскаяния. Прямо передо мной было сосредоточенное лицо мальчика, которого никто никогда не любил. Мальчика, повзрослевшего в одно лето, потерявшего больше, чем детство…
- … я люблю тебя так, как никого любить нельзя. Слышишь?
- Слышу, - упрямо сказал он, выдыхая мне в губы и перехватывая мой вдох своими – горячими, сухими и по-волчьи жадными. В такие моменты мне казалось, что он всерьёз хочет меня съесть. – Слышу, Рыжик… Что с тобой такое? Они тебя мучили?
Я отрицательно помотала головой. Не о том, Волк, не о том. Прямо сейчас меня мучило то, что я услышала от Леа. Как можно отпустить его? Вдруг наступит день, когда он не будет смотреть на меня вот так?
- Я не смогу отпустить тебя, Джейк.
- Тебе и не придётся, Уна.
- А если…
- Если что? – его губы скользнули по моей шее вниз, и я почувствовала, что он улыбается.
- Запечатление, - сказала я громким шёпотом.
Джейкоб ничего не ответил, не отстранился и не вспылил, как я боялась. Его дыхание касалось влажного следа от недавнего поцелуя на моей коже. Меня пронзило острое чувство нежности.
- Ты любишь меня? – спросил он через пару долгих минут, снова вглядываясь в мое лицо, будто пытаясь разглядеть что-то через пелену синего вечера. Ложь? Лукавство? – Никогда даже не заговаривай об этом… Если действительно любишь.
- Люблю, - это не было упрямством, и не было желанием услышать ответное. У меня и так уже всё ныло внутри. – Люблю, Джейк. Но боюсь.
Он встряхнул меня, словно котёнка.
- Есть что-то страшнее меня в гневе разве? Между прочим, я уже очень сержусь.
- Если с тобой приключится…
- Ты действительно не понимаешь, да? Совсем не понимаешь… Ну да. Ты же не знаешь, что меня выворачивает при мысли об этом. Ты же не видела невесту Квила, которая пускает пузыри и ест козявки. Не видела, как меняется Сэм Большая Шишка Улей, когда видит следы от своих когтей на лице у Эмили. И как корячит Леа, неспособную принять свою новую неудобную роль. Ты этого дерьма не ела, потому у тебя это самое за-пе-чат-ле-ние вызывает щенячий восторг. Прости, - он совершенно издевательски улыбался, видя моё откровенное непонимание. – Лучше скажи… Ты правда любишь меня?
- Люблю, - повторила я, как зачарованная. Он улыбнулся.
- Никто, - его губы почти касались моих. – Никто никогда меня не любил.
- Какие твои годы? У тебя вся жизнь впереди, - пошутила я, но он не слушал.
- … и я никогда не любил. Никого.
- А Белла? – вынув скелет из шкафа, я была готова зажмуриться, чтобы принять белый ком его ярости, но он даже не вздрогнул. Не убавил яркость улыбки.
- Забудь о ней, как я забыл. Если я и смогу полюбить кого-то, пока меня не накрыло – я хочу, чтобы это была ты. Не разочаровывай меня, ладно?
Знать бы, Джейк, как прожить оставшиеся мне дни-недели-месяцы так, чтобы не разочаровать тебя. Такого гордого, такого горячего и скорого на расправу.
С кем ты играешь? С ней – тогда, или сейчас – со мной? Или ты настоящий – и тогда, и сейчас, - потому что твоё сердце живёт секундой? Потому что ты веришь в то, о чем говоришь. Веришь себе и в себя тоже веришь. У тебя своя правда, и никто не может судить тебя по законам, если это – не законы твоей земли, не правила твоего леса, не уговор твоей стаи.
Забыл о Белле? О, как бы мне хотелось поверить в это! Как хотелось бы просто быть с тобой, не требуя каких-то слов, обязательств и не соблюдая других подобных условностей. Забыл… тогда зачем ездил к ней сегодня? Нет, я не спрошу тебя об этом. Не потому, что не хочу знать: моё любопытство завывает во мне, как бэньши, но я не хочу себя ранить. Моё самолюбие и так уязвлено осознанием моего собственного несовершенства.

«Если бы ты была его половинкой, он запечатлился бы с тобой»

«Будь готова к тому, что однажды он просто не вернётся домой, даже если у вас будет трое детей и совместный быт. Просто он встретит ту самую. Свою самочку, прости за натурализм. И всё будет кончено»


Кто я такая? Я – всего лишь случайная девочка на твоём пути. Тонкая ветка, хрустнувшая под мощной лапой альфа-волка. Мой век недолог… Но тем лучше, Джейк. Тем лучше.
Ты никогда не увидишь меня старой. Пусть это достанется Белле Свон.
Мои раны – едва затянувшиеся телесные и глубокие душевные – снова заныли. Положив палец на его улыбающиеся губы, я просто ответила:
- Я постараюсь.
Он смотрел на меня с плохо скрываемым недоверием, хотя и не переставая улыбаться. Я не говорила ни слова, потому что больше всего мне хотелось расплакаться и не объяснять, почему.
Потому что слова Леа Клирвотер всё ещё звучали где-то внутри.
Потому что вопросов по-прежнему было больше, чем ответов.
Потому что я – человек. Или даже не так – человечек, который не сможет дать ему того, что нужно настоящему Волку.
Плоть и Кровь. И только.
Могу ли я предложить свою душу, не боясь, что она будет отвергнута?
- Я вижу, что тебя мучит. И мне есть, что тебе ответить, - сказал Джейкоб Блэк, будто прочитав мои спутанные мысли. Освободившись из моих рук, он вышел из комнаты, жестом попросив меня оставаться на месте.
Когда Джейк вернулся, в руках у него был какой-то плоский продолговатый предмет и моя куртка.
- Как это понимать? – начала я было гнуть брови, но он галантно встряхнул куртку передо мной, приглашая одеться.
- Пойдём, прогуляемся.

***
Вечер был мутным, как бутылочное стекло. Ветер стих, и только свечение снега не давало мне потерять ориентиры: небо чернело вверху, а земля отзывалась хрустким белым голосом внизу, под ногами. Мне шлось легко, хотя в голове всё ещё путалось. Тёплая рука Волка была мне опорой, хотя…
В самых смелых моих мечтах я сжимала его лохматые бока коленями, смеясь под косматыми звёздами этого леса. И каждая травинка поклонялась ему в ту звёздную летнюю полночь, когда он нёс меня на спине.
Он не говорил ничего, просто поддерживал меня, помогая там, где наша дорога становилась для меня трудной. Там и сям попадались поваленные ветром молодые деревья, тропы спускались на дно глубоких оврагов или ныряли под колючий лапник старых елей. Мне бы его лесное чутьё – я могла бы идти следом. Но нет – только рядом, и только повисая на его локте беспомощно-бесполезной ношей.
Уна, незавидная у тебя участь.
Где-то внутри меня по-прежнему тлело чувство ненужности, непричастности этому красивому первобытному миру, отголоски которого разливались теплом в груди Джейкоба Блэка. Мне в который раз указали, что место моё – не здесь. Так может, не так уж неправа была Белла, советовавшая мне держаться подальше от этого прекрасного мальчика…
- О чём ты думаешь? – поинтересовался Джейк, не сбавляя темпа шагов. Его ладонь буквально приросла к моей. Так надёжнее.
- О тебе, - я не стала придумывать, потому что у меня не было для этого ни сил, ни фантазии.
- Ты никогда так долго и так красноречиво не думала обо мне, как сегодня, - отозвался он. Мне почудилась забота в его голосе. – Мне приятно. Но это же меня и беспокоит. Неслабо так беспокоит, Уна…
- Я боюсь, - сообщила я, понимая, что ничего нового не скажу.
- Это поправимо.
Его пальцы стали совсем горячими, но мне не хотелось отдёрнуть руку.
- Куда мы идём?
- Туда, где мне никто не помешает.
- Звучит загадочно.
Посмотрев на него снизу вверх, я увидела, что он даже свитера не надел: из-под расстёгнутой куртки светилась белая футболка – и только. При этом мы всё дальше уходили в чащу.
- Угу… Ты же доверяешь мне?
Вопрос этот ответа явно не требовал – я просто послушно шла рядом с ним.
На небольшой поляне он остановился, подняв голову вверх, и долго всматривался в небо, будто ждал какого-то особого знака. Потом бросил куртку на поросший густым мхом нетронутый снегом пригорок.
- Садись. И подожди меня здесь.
- Джейк?
Он усмехнулся, в то время, как у меня ноги стали ватными от испуга.
- Хочу развести костёр. Просто подожди меня здесь, ладно? Сейчас тепло будет.
Я кивнула, он скрылся в чаще, чтобы вернуться через пятнадцать минут. Я не была очень прилежным скаутом, потому то, как быстро вспыхнул огонь, танцуя на сухом валежнике. Выпрямившись, Джейкоб посмотрел на меня через огонь.
- Тебе нечего бояться, Уна, - с этими словами он бросил мне тот самый продолговатый предмет, который я видела в его руках ещё в доме. Это были жёсткие кожаные ножны, в которые был вложен кривой нож, больше похожий на маленький серп. Оба его края были заточены, и я обрезалась, едва вынув его.
Лезвие переливалось алым, жадно ловя блики пламени.
- Что это, Джейк?
- Мой нож. Я сделал его, когда мне было тринадцать. Но теперь я хочу подарить его тебе.
Сев рядом со мной, он улыбнулся. А потом стянул футболку, будто на дворе стоял душный июль. Его высокие скулы покрылись испариной, даже волосы у лба и на висках немного намокли. Тёмно-карие глаза казались почти чёрными, а лицо просто горело ярой медью.
- Зачем? – мне хотелось сказать ему, что он очень красивый, но я чувствовала всю неуместность этого здесь и сейчас. – Что ты…
Он коснулся моих дрожащих губ своими – твёрдыми и горячими, будто его кожа впитала весь жар огня.
- Послушай меня… Просто послушай, - выдохнул он, почти не отрываясь от меня. Мои пальцы скользнули по его щекам, поднимаясь к затылку, в тщетной попытке удержать его от того, что он собирается сказать.
- Мне страшно…
- Не бойся. Если со мной когда-нибудь случится то, о чём тебе говорила Леа – верни мне этот нож, - перехватив мою кисть, он заставил меня сжать короткую рукоять. Его намерение отдалось лёгким холодком в моём сознании, но остановить его я не успела: узкий серп вошел в мякоть его груди аккуратно под темной отметиной левого соска. Достаточно глубоко, чтобы вырвать у Джейкоба короткий вздох боли. – Вот так верни, понятно? И я клянусь, что буду благодарен тебе за это.
Между моих пальцев струилась его кровь, а он улыбался мне.
- Прекрати, тебе же больно! – я попыталась вынуть нож из раны, но он удержал мою руку, хотя и поморщился, когда лезвие уперлось в ребро. – Джейкоб, как я могу встать между тобой и твоим долгом?!
- Молча.
- Я не смогу убить тебя…
- Сможешь, если любишь. Это буду уже не я.
- Не смогу! – мой взгляд блуждал по его взволнованному лицу, потому что у меня не хватало духу посмотреть ниже. При мысли о том, что он ранил себя так глубоко, мне было больно самой. Но Джейк предпочёл продолжить.
- Потому что уважаешь моё право оставить сильное потомство?! Передать эстафету?!
- Потому что я люблю тебя!
- Что ты любишь?! Это тело? Оно ничего не значит само по себе! Если ты любишь меня, ты сможешь.
- Джейк, убери нож!
- Пообещай.
- Обещаю!
Он усмехнулся, не позволяя мне отдёрнуть руку.
- Я сам.
Осторожно вынув лезвие, он погрузил его в жадное пламя, едва не позволяя ему лизать его пальцы. И тут же прижёг рану, заставив меня вздрогнуть. После этого нехитрого ритуала, он вложил нож в ножны и протянул его мне – я уже не могла отказаться.
Он смотрел в огонь и улыбался чему-то своему, будто сделал что-то, смысл чего был понятен только ему. В его чертах проступала какая-то совсем незнакомая взрослость, какая-то усталость. Не молодой парень, а взрослый мужчина.
Ему не страшно и не холодно. И мне – не холодно и не страшно, когда он рядом.
Я не знаю, что произошло, какой мост понимания Джейкоб Блэк сумел бросить между нами. Но прямо сейчас я чувствовала всё – лес и небо, каждое дуновение ветра, каждое движение этой огромной карусели мира. И своё место в этой жизни.
Здесь. Сейчас. Рядом с ним. Каким бы ни был финал.
Он не сказал мне о своей любви, нет. Но я чувствовала её так же остро, как обжигающую близость костра.
Как горячие ладони Джейка у себя под свитером.
Как его поцелуи на своей шее.
То, что мы сделали потом, лежа на его куртке, казалось мне естественным продолжением этого ритуала и моего обещания.
Его ответом на все мои сомнения и страхи.
И его обещанием счастья.
Я – твоя, Волк. А ты – мой.


Источник: http://twilight-saga.ru/forum/44-7439-1
Категория: Слэш и НЦ | Добавил: Энджи_Харт (11.02.2014)
Просмотров: 191 | Комментарии: 20
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Все люди [8170]
Общее [507]
Альтернатива [5693]
Продолжение саги [1586]
Актерская жизнь [2379]
Отдельные персонажи [829]
Стеб [238]
Слэш и НЦ [3327]
Флешбек [48]
Мини-фики [492]
Наши переводы [2376]
Кроссовер [278]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи