помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Какое у вас разрешения экрана по ширине?
Всего ответов: 1080




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Слэш и НЦ

Душа ведьмы. Глава 14.
Глава 14.

Что-то странное сегодня творилось с лесом. Это отчётливо чувствовалось всё время, пока он бежал сквозь вечерние сумерки, ловко лавируя между деревьями. Тревожные завывания ветра доносились до его ушей, заставляя мурашки пробегать вдоль позвоночника каждый раз, как только очередной холодный порыв проходил по редеющим кронам. Листья шуршали под его ногами, наполняя голову шумом. Казалось, что она скоро расколется. Это было по-настоящему больно, но вампир предпочитал не обращать на это внимания. Через несколько часов он вернётся домой, и всё прекратится, он был уверен. Всё это Эдвард списывал на свою тоску по Изабелле, пусть их расставание и не было столь долгим.

К непривычному гулу звуков в голове прибавился ещё один, и мужчина сразу же изменил курс, стремительно уменьшая расстояние между собой и своей жертвой. Вскоре добыча была обездвижена и теперь беспомощно билась в стальном захвате, пока жизнь тёплой алой струйкой покидала её тело.

Эдвард прикрыл глаза. Медленно чувство насыщения наполняло его до краёв. Он чувствовал, как цвет его глаз менялся, становясь светлее с каждым мгновением.

Внезапно внутри него полыхнуло дикое пламя. От неожиданной боли вампир дёрнулся куда-то вперёд, оставляя добычу. Он выплюнул изо рта не проглоченную кровь, падая на колени и упираясь ладонями в землю. Жар постепенно перешёл в левую руку. Эдвард с ужасом наблюдал, как на его запястье проступает безобразный чёрный след, будто рана прочертивший его руку. В голове всё смешалось, звуки изводили всё сильнее, сводя с ума. Вампир не понимал, что происходит с ним.

Внезапно гул пополнился: его пополнил ещё один звук, самый страшный для вампира. То был женский крик, полный нестерпимой боли. Другую его руку тоже обожгло безобразным узором, но он уже не обращал внимания на свой огонь: память судорожно пыталась не показывать страшные картинки. Те самые картинки, где молодая девушка, намертво прикованная к столбу, рыдала, неспособная вынести охватывающие её хрупкое беззащитное тело страдания. Но воспоминания всё-таки победили, нахлынув на бедного юношу, словно прорвавшаяся через плотину река.

Он закричал вместе с голосом в своей голове. Обессилев, вампир упал с коленей, теряя сознание. Голос в голове оборвался. Вокруг он видел сплошную темноту. Холод сковывал руки и ноги, и казалось, что горячие вязкие капли пота скатываются по коже. Странный привкус чего-то солёного ощущался на языке. Слух с трудом улавливал слабый стук человеческого сердца.

***

Вокруг была лишь темнота. Она холодными липкими щупальцами касалась неприкрытой кожи, лизала лицо, обдавая зловонным дыханием подземелья. Где-то с потолка капала вода, стекая по каменным сводам помещения. Звон капель эхом отдавался от стен, и от этого чересчур резкого звука болела голова.

Она не видела ничего, просто водила широко распахнутыми глазами по пространству перед собой и ничего не могла разглядеть. Где она находилась? Где-то очень-очень глубоко. Так глубоко, что она не чувствовали ни ветра, ни солнечного света… ничего. Только темнота составляла ей компанию, не стесняясь, приникала к ней, будто ластящаяся кошка.

Боли не было. Уже не было. Её победила усталость. Сколько она уже находится здесь? День? Два? Казалось, уже целую вечность. Почему она всё ещё не умерла? Ей так хотелось…

Силы медленно покидали её тело, она чувствовала, как с каждой секундой они буквально испаряются. Метки светлели, дюйм за дюймом пропадали с её тела, и их исчезновение сопровождалось жгучей болью на бывшем месте витых переплетений. Всё её тело горело. За исключением правого запястья, метка на котором была белой, оплетая палец с кольцом.

Белла чувствовала, как слёзы расчерчивают вспотевшую кожу лица. Она больше не была настоящей, те, кто пленили её, сделали то, что хотели: сломали её, подчинили, сделали слабой и беспомощной. Теперь она хотела только лишь одного – смерти.

Внезапно что-то ощутимо кольнуло в груди. Белла прислушалась к тому, как сердце ускорило свой ритм, забилось быстро-быстро. Так было всегда, когда он был рядом… или когда она думала о нём.

Эдвард.

Она прикрыла глаза, вызывая в воображении яркие картинки. Любовь всё ещё жила в ней, она была той самой силой, что, казалось, не умрёт никогда. Только любовь заставляла её раз за разом карабкаться, буквально вырывая себя из лап смерти. Она боролась только ради того, чтобы иметь возможность хотя бы когда-нибудь получить возможность снова увидеть его глаза, улыбку…

«Эдвард… Эдвард… Эдвард!»

***

Его глаза распахнулись, ноздри затрепетали из-за ощущения неприятного вакуума в лёгких. Вампир стремительно поднялся на ноги, оглянулся кругом. Всё тот же знакомый лес, всё та же ночь… видимо, он спал не так уж и долго.

Эдварда пугало то, что произошло с ним. Никогда ещё в этой ипостаси он не чувствовал себя так. Ему не требовались ни сон, ни отдых… Что же случилось с ним?

Взглянув на следы, появившиеся на запястьях, вампир резко выдохнул. Снова воспоминания ожили, утопив под своей тяжестью.

- Белла! – выдохнул он.

Мужчина стрелой кинулся по направлению к деревне. Ветки деревьев хлестали по лицу, воздух ударял по телу, душил его. Лес остался позади, как и чернеющее голой землёй поле. Он добежал до садов, где резко остановился, озираясь кругом. Запах крови щекотал ноздри уже отсюда. К счастью, запаха крови Изабеллы он уловить не смог. Эдвард перешёл на человеческий шаг и через несколько минут добрался до деревни.

С самого начала он заподозрил что-то неладное. Кругом было по-настоящему тихо. Вампир задержал дыхание, не уверенный, что сможет сдержаться, если крови будет слишком много.

Мужчина не видел ни души, пока шёл к площади. Везде его встречали догорающие пепелища, на которых мужчина предпочитал не задерживать внимания, боясь увидеть то, о чём не хотел задумываться. Он не хотел видеть людей, с которыми только вчера общался, мёртвыми, донельзя обезображенными пламенем. Что если они были там?! Но даже это не спасло его. Дойдя до цели, он замер на месте, шокированный увиденным.

Земля там была буквально пропитана кровью, багровела в лунном свете, вселяя ужас в сердце вампира. Что могло случиться с его домом всего за один день?! О Боже…

Юноша судорожно перебегал взглядом от одного бездыханного тела к другому, стараясь не задерживаться на лицах. Многих убитых он знал… общался с ними, и они были так добры…

Он очнулся от охватывающего тело ступора, медленно двинулся вперёд, пересекая площадь. Артур, Мэри, торговец, которому он всегда продавал мясо, знакомые девушки и юноши… все они лежали на холодной земле, и сердца их уже не бились, подобно его собственному. Вот только они уже никогда не поднимутся, никогда больше не улыбнутся, не скажут ни слова.

Он слышал только тишину… Внезапно Эдвард вскинул голову, прислушиваясь. Слабый, едва уловимый стук сердца ворвался в его разум. Не контролируя свою скорость, мужчина бросился на звук, всем сердцем надеясь, что это Белла сумела спастись.

Стук привёл его к дому Карлайла. К биению сердца прибавилось беспокойное дыхание и шёпот. Эдвард распахнул входную дверь с такой силой, что та отлетела к стене, пустив по ней трещину и сильно повредив само дерево. Глаза безумно заскользили по пространству. Звук шёл из спальни, и спустя мгновение вампир был уже там. Разочарование и отчаяние вперемешку с удивлением накрыло его с головой. Юноша вцепился в стену рядом с собой, камень раскрошился под его пальцами.

В разгромленной комнате на кровати лежала едва живая Эсми. Её шея, вся замотанная в бинты, кровоточила. Эдвард с такого маленького расстояния мог отчётливо слышать, как кровь струится из порванной артерии, пропитывая белую ткань ярко-красным. Оказывается, это её едва уловимое сердцебиение привело вампира сюда. Единственная выжившая среди этого мёртвого места, да и то скоро не станет и её тоже. Эдварду стало больно от этой мысли. Он любил Эсми почти как родную мать.

Все эти мысли пролетели в его голове за секунду, пока он не перевёл взгляд чуть в сторону. Изумлённый вздох пронзил тишину, разбивая её на осколки, резанувшие по ушам.

В изголовье кровати на коленях рядом с женой стоял Карлайл. Он судорожно сжимал её руку, шептал слова утешения, успокаивая, скорее, больше самого себя, чем её. Движения его были резке, быстрые, неожиданные. Он вцепился в свои перепачканные в грязи волосы, падая лицом на покрывала, спустя пару секунд вскинул голову, и взгляд его сосредоточился на замершем в дверном проёме вампире.

- Ах! – не сдержался Эдвард, стоило только их газам встретиться. Они были красными. Глаза Карлайла были красными, как у…

- Что со мной?! – закричал мужчина, снова вцепившись в свои волосы, но потом распрямился, осторожно заключая руку жены в свои ладони. Его ужасающий взгляд наполнился тоской и страхом.

- Что случилось? – тихо спросил Эдвард, осторожно подходя к кровати, чтобы лучше рассмотреть Эсми и мающегося над ней друга.

- Кто-то напал на нас, - ответил Карлайл, на мгновение оторвав свой взгляд от жены, но потом снова обратил своё внимание на постепенно всё больше краснеющую ткань на шее женщины. – Их было пятеро. Они нагрянули в деревню как гром среди ясного неба. Не щадили никого: ни детей, ни женщин, ни стариков… - Его глаза безумно блеснули, руки дёрнулись по направлению к Эсми. – Я был дома, когда Эсми и Джейн буквально ворвались сюда. Они были испуганы… всё время что-то кричали, звали Изабеллу…

- Изабеллу? – переспросил Эдвард, оживившись, но несчастный друг будто его не замечал. Только продолжал говорить.

- Послышались первые крики людей… первые… их было тогда очень много, так много! Женщина, вся в чёрном, появилась на пороге нашего дома. Та самая женщина… она была здесь раньше, она была везде: в Париже, в садах – везде! Я помню её улыбку, её смех..!

Эдвард нахмурился, только сейчас заметив кое-что. Юноша шокировано прислушался. Голос Карлайла врывался в его голову, но только его голос… не мысли. Вампир не слышал мыслей ни Карлайла, ни Эсми. Он прислушался к женщине: только стук сердца был доказательством её жизни, ни одной мысли не было слышно. Почему?! А Карлайл всё не унимался.

- Видно было, как она наслаждалась каждой секундой, каждым криком, будто смерть приносила ей удовольствие! Внезапно она появилась за спиной Эсми…

Он прервался, снова падая лицом на покрывало. Из груди его вырвались рыдания, тело сотрясалось под гнётом воспоминаний. Однако вскоре он смог взять себя в руки.

- Меня эта женщина почему-то не тронула, как и в прошлые разы до этого, она просто широко мне улыбнулась, пока я неподвижно стоял и смотрел в её ужасающие красные глаза. Страх сковал меня физически, я буквально не мог пошевелиться. Даже когда тело Эсми упало на пол, и кровь заструилась по её шее, я оставался стоять на месте, не способный унять ужаса. Люди снаружи кричали всё громче, женщина стояла и улыбалась, но внезапно она испарилась, будто по волшебству. Я подумал, что она просто исчезла, но секунду спустя за моей спиной раздался крик дочери. Она забирала её у меня, забирала последнее… Джейн упиралась, пока женщина тащила её за собой, и делала она это с такой лёгкостью, будто Джейн послушно шла своими ногами. И тут я очнулся, кинулся следом за ними. Я не мог допустить, чтобы Джейн тоже отняли у меня. Я выбежал и снова оторопел. Впервые я видел, чтобы людей с такой жестокостью убивали, будто они были никчёмными букашками. Я видел, как примерно с десяток девушек бесцеремонно запихивают в клетку. Их было три: одна большая для этих девушек и две поменьше, которые пока пустовали. К одной из этих клеток вели мою дочь. Я побежал к ней на помощь, буквально переступая через трупы людей, чувствуя, как их кровь хлюпает у меня в ботинках, видя, как моим знакомым вспарывают глотки в нескольких метрах от меня голыми руками! Но я не добежал до цели. Кто-то схватил меня со спины с такой силой, что я не смог пошевелиться, а потом я почувствовал, будто кожу на моей шее подожгли, и потом этот огонь стал разгораться по всему моему телу. Внезапно всё стихло, вероятно, живых людей в деревне уже не осталось. Женский голос раздался над пространством, и существо отпустило меня, позволяя рухнуть на землю. Я упал… а дальше был только огонь. Несколько дней я лежал там, на площади среди убитых людей и горел. Всё внутри пылало, и я не мог ничего с этим поделать, ни убежать, ни даже подняться. Шёл дождь, но огонь в теле не затухал, а, казалось, только всё сильнее разгорался, и я сходил с ума, не имея возможности покончить с этим.

Эдвард понимал Карлайла. Он сам прошёл через этот огонь, переродивший его тело, и помнил ту боль, что полыхала внутри…

- Ты сказал, несколько дней? – переспросил Эдвард. Сколько же времени он провёл в лесу без сознания?

- С нападения на деревню прошло три дня, - глухо ответил мужчина. – Сегодня вечером я понял, что огонь, наконец, успокоился. Горло всё ещё ужасно болит, но это не главное, - прошептал он, снова обращая свой взгляд к Эсми. – Я сразу же кинулся домой. Она лежала на полу… живая… пока что. Я перевязал рану, но уже слишком поздно, силы почти покинули её. – Карлайл поднял на него свой взгляд, и Эдвард вздрогнул от того, как в его ярко-красных радужках отразилось его лицо. Они сейчас были так похожи, скорбя о своих потерях. У Эдварда ещё не было времени, чтобы полностью осознать произошедшее, но он чувствовал, что скоро с ним произойдёт что-то поистине страшное, и оба они станут безумцами, потерявшими всё и бессильными над судьбой.

- Я не могу помочь ей, - буквально прорычал Карлайл. – Скоро она умрёт, и я ничего не смогу с этим сделать! – Мужчина схватился за волосы, снова начиная дрожать.

Эдвард нахмурился, а потом задумчиво взглянул на женщину, вспоминая тот день, когда его самого обратили. Его воспоминания были туманными, нечёткими, но всё же, кое-что он помнил очень хорошо. Та боль, что в самом начале охватила горло, прорванное вампирскими клыками…

- Ты ошибаешься! – воскликнул Эдвард, наклоняясь к Эсми. – Мы можем помочь ей!

Карлайл покачал головой.

- Поверь мне, я врач, и я не знаю, что способно спасти её.

- Возможно, но я знаю, - возразил юноша, всё ближе наклоняясь к умирающей. – Доверься мне, ладно?

Карлайл кивнул, и Эдвард, сосредоточившись, приблизился к шее женщины. Жар человеческого тела помутнил рассудок, а близость открытой раны ещё больше испытывала его волю, но вампир не обращал на это внимания: близость с Изабеллой в разы увеличила его выдержку.

- Она будет мучиться так же, как и ты, но зато Эсми сможет жить… в каком-то роде, - пробормотал он.

- В каком-то роде?

- Прислушайся к своему сердцу, - намекнул Эдвард и спустя мгновение услышал тихий вздох изумления. – Это не так страшно, - успокоил юноша, - просто поверь мне.

А затем он обнажил клыки и осторожно прокусил ими мягкую тонкую кожу, вводя яд в артерию. Эсми шумно вдохнула, сердце её тут же сбилось со своего затухающего ритма и понеслось галопом, распространяя живительный огонь по венам женщины.

Эдвард отстранился, на секунду зажмуривая глаза. Человеческая кровь, оставшаяся на его губах, сводила с ума, но юноша держался. Слишком много мыслей терзало его сознание, слишком много боли готовилось в любую секунду нахлынуть на него, как только туманная завеса падёт. Он распахнул глаза, тут же сталкиваясь с шокированным взглядом Карлайла.

- Кто ты? – прошептал он, неосознанно отстраняясь.

- А кто ты теперь? – спокойно задал он встречный вопрос. – Прислушайся к своим ощущениям, подумай…

Карлайл выдохнул, руки его дотронулись до горла, потом потянулись к лицу, ощупывая кожу. Эдвард с интересом наблюдал, как со временем меняется выражение на лице новорождённого вампира. От ужаса и удивления оно переходило к осознанию и пониманию.

- Я помогу тебе, если хочешь, - тихо сказал Эдвард.

- Ты… ты был таким всё это время! – испуганно воскликнул мужчина.

- Да, - коротко ответил юноша.

- Изабелла? – последовал следующий вопрос.

- Нет, она не такая, как мы, - поспешил Эдвард возразить, а потом, подумав, добавил: она самое сильное и могущественное существо из всех, что я когда-либо видел. Мы вынуждены были сбежать сюда, чтобы её не нашли… но, к сожалению, это не помогло.

- Когда-то давно ты сказал мне, что она попала на пожар в лесу…

- Ты давно догадался, что я соврал… твои ранние предположения по поводу её ожогов – правда.

- Как ты узнал? – удивился Карлайл. Эдвард промолчал, не сочтя нужным отвечать ему.

- Почему ты согласился нам помочь? – вместо этого спросил он задумавшегося друга.

- Я не мог поступить иначе. Изабелла была слишком юной и непорочной, чтобы заслужить смерть. Каждая жизнь важна.

- Спасибо, - тихо прошептал юноша.

- Тебе спасибо, - эхом отозвался Карлайл, взглянув на жену. – Сколько она ещё будет… без сознания?

- Несколько дней, может, три или того меньше.

- И когда она очнётся…

- Станет такой же, как и мы. Я помогу вам…

- А как же Изабелла? – спросил Карлайл.

- Я… - запнулся вампир, а потом жалостливо и открыто взглянул на него. Мужчина своим вопросом, сам того не понимая, наконец, заставил юношу буквально очнуться, выйти из оцепенения. Завеса пала. – Я не знаю, где её искать! – Его лицо исказила болезненная гримаса, руки взлетели к волосам, сминая пряди. – Прошло уже слишком много времени, она… она… может быть уже… - Он остановился, не веря собственным словам. Он боялся произносить свои мысли вслух, будто из-за этого они могли стать реальностью. – Она может быть уже мертва, - прошептал он, опрокидывая голову на грудь.

Они сидели в тишине. Безмолвные, застывшие статуи. Разрушенные и поникшие. Изредка до них доносились завывания ветра, что одиноко скользил по пространству, поднимая вверх пепел и пыль вперемешку с сухими листьями. Смерть явно ощущалась в воздухе, липла ко всему вокруг, душила… отнимала последнюю надежду.

Внезапно Эдвард поднялся, кинув взгляд на Карлайла, он направился в сторону выхода.

- Куда ты?

- Я должен найти её, должен попытаться, я не могу её предать, - ответил юноша, уже скрываясь из виду.

Карлайл поднялся.

- Подожди, я пойду с тобой! – Осторожно наклонившись, он нежно поцеловал жену в щёку, а потом поспешил догнать Эдварда.

- Ты не обязан делать это. Эсми будет нуждаться в тебе, вся твоя жизнь ещё впереди, - возразил вампир.

- Её жизнью я обязан тебе, и я не брошу Беллу… тем более, моя дочь с ней и, возможно, всё ещё жива.

Эдвард посмотрел на идущего рядом мужчину. Они оба шли за своим сердцем, несмотря на то, что вместо желаемого могут отыскать впереди только смерть. Тем не менее, юноша не чувствовал страха, не видел он его и в глазах Карлайла. Он вздохнул.

- Давай сначала завернём в лес, я хочу показать тебе кое-что.

- Что именно?

- Нужно научить тебя питаться, - ответил Эдвард. – Ты поймёшь, когда сам увидишь и почувствуешь.

- Хорошо, - не стал возражать новообращённый. – А после… куда мы отправимся?

- В Париж, - немного подумав, сказал Эдвард. И спустя секунду его фигура исчезла из виду.

Карлайл огляделся. Догорающие развалины и безжизненные тела окружали его. Запах гари и огненные пары разрывали его горло, казалось, терзали изнутри. Тем не менее, он не хотел уходить. Где-то там, в полуразвалившемся доме, осталась его жена. Он слышал её сердцебиение и частое дыхание, знал о муках, что приходилось ей сейчас выносить. Желание оставаться с ней опьяняло его. Но в Париже могла быть их дочь, и шанс спасти её не давал покоя. Карлайл готов был на всё, что угодно ради её спасения, поэтому он заставил себя отвернуться от деревни, чей вид теперь вызывал лишь только холод и отчуждение вместе с ужасом, и побежал вперёд, куда минутой ранее устремился Эдвард.

Источник: http://twilight-saga.ru/forum/44-7933-2
Категория: Слэш и НЦ | Добавил: perl (04.02.2014)
Просмотров: 96
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Все люди [8170]
Общее [507]
Альтернатива [5693]
Продолжение саги [1586]
Актерская жизнь [2379]
Отдельные персонажи [829]
Стеб [238]
Слэш и НЦ [3327]
Флешбек [48]
Мини-фики [492]
Наши переводы [2376]
Кроссовер [278]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи