помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




В каком сумеречном фильме герои выглядят красивее?
Всего ответов: 8724




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Слэш и НЦ

Делай мне больно... только не уxоди Глава 13
Делай мне больно... только не уходи. Глава 13. Сдвиг. Нью-Йорк
Выйдя из аэропорта, я направился к машине, ожидающей меня у ворот. Это будут долгие две недели.

***

- Мистер Каллен, первая конференция состоится завтра, в десять утра. После состоится ужин, в честь собрания ведущих лидеров фирм и…

- Пол, – перебил я парня, работающего у меня личным ассистентом, – я хочу, чтобы ты нашел мне одного человека.

- Кого? – парень удивленно моргнул.

- Франческо Смит, говорят, он лучший детектив Нью-Йорка, думаю, тебе не составит труда это сделать.

- Нет, мне организовать вам встречу?

- Пол, я хочу, чтобы ты организовал встречу под своим именем. На всякий случай, во избежание шума.

- Конечно, мистер Каллен, я все сделаю.

- Спасибо, я знал, на тебя можно положиться.

***

Проснувшись утром от непонятного звука, я не мог понять, где нахожусь. Бросив взгляд в окно, я вспомнил о работе и месте моего пребывания. Перелет был изнурительным, и весь вчерашний день я спал. Наконец, я обратил внимание на источник шума. Взяв в руки телефон, я ответил на звонок.

- Да.

- Мистер Каллен, через три часа вам нужно быть в офисе, вы помните?

- Да, конечно, Пол. Спасибо.

- И еще, я смог организовать нам встречу с вашим детективом.
Это новость сразу сняла с меня все признаки сна.

- Когда?

- На следующей неделе, перед днем вашего отъезда, он будет в городе. На данный момент Смит пребывает в Лондоне. Я разговаривал с ним по телефону, и за определенную сумму он согласился встретиться с вами в конторе, в восемь вечера. Точнее, он согласился встретиться со мной, как вы и просили.

- Спасибо, Пол, быстро работаешь.

- Конечно, мистер Каллен, я люблю свою работу.

- До встречи.
Отключив телефон, я уставился в потолок. Что ж, будем ждать, а пока нас ждет работа.

***

В четверг утром я ощущал себя, как на иголках. Это были изнурительные две недели. И вот, сегодня случится то, из-за чего я вообще сюда приехал: я увижусь с Франческо. Встреча была назначена на восемь, посмотрев на часы, я отметил, что до назначенного времени оставалось два часа, зная здешние пробки, я решил не медлить и выехать немедленно, предварительно надев простые брюки, ветровку и солнечные очки, на всякий случай, как мера безопасности от ненужных поклонников. Все же Нью-Йорк, есть Нью-Йорк.
Зайдя в небольшой офис, я сразу наткнулся на миловидную секретаршу средних лет. Она была явно раздражена, что ее задержали на работе в столь теплый вечер.

- Добрый вечер, у меня назначена встреча с Франческо Смитом на восемь вечера.

- Вы мистер Уолтер, – назвала она фамилию моего помощника.

- Да, - не задумываясь, ответил я.

- Можете войти, мистер Смит ждет вас.

- Спасибо.
Чем ближе я подходил к пластиковой двери, тем сильнее во мне зарождалась волна страха и нервозности. Тот факт, что сейчас я смогу получить ответ на волнующий меня вопрос, заставлял мое сердце сжаться от нетерпения и неверия. Взявшись за ручку, я заколебался: хотел ли я знать эту правду, сколько боли она мне принесет? Нет, лучше ломящая боль, чем разъедающее незнание, а именно кто и сколько.

- О, вы, наверное, мистер Пол Уолтер, проходите.
Франчечко Смитом оказался мужчина в возрасте, с уже виднеющимися седыми волосами на голове и улыбкой во все зубы. Что же, учитывая ту сумму, которую ему заплатили для того, чтобы он согласился сегодня на встречу, это неудивительно.

- Какая у вас проблема. Мне нужно знать детали, иметь все имеющиеся документы о происшествии и…

- На самом деле, - перебил я его, - я не за этим сюда пришел.

- Я не понимаю, в таком случае, по какому поводу вы здесь? Я детектив, но никак не…

- Я прекрасно знаю, кто вы. – Я начинал заводиться. – Мне нужно узнать кое-какие подробности дела, которое вы вели год назад.

- Обычно, все материалы хранятся в архивах, которые я выдаю заказчикам.

- Да, но вы кое-что упустили.

- Это исключено, о чем конкретно вы говорите?

- Скажите, как можно не установить личность человека, спустив это на то, что «были предположения, но они приводили к разным людям», - процитировал я запись из документов, - вы не могли не знать имен. Ответьте мне на вопрос, это Денали попросила вас, чтобы вы не установили ни чью личность! – Я просто обезумел, меня злил тот факт, что они хотят скрыть от меня виновных. Если Таня боялась, что я сотру их с лица земли, то… то она была бы полностью права.
Я не понимал в чем дело, но я чувствовал, что я чего-то не знаю, что здесь еще что-то есть, что-то очень важное, но что, я не могу понять.

- Мистер Уолтер, я никому не позволяю повышать на меня…

- Каллен, - прервал я его пламенную речь, снимая очки. Даже если он меня и видел раньше, то сейчас не узнал в очках, с трехдневной щетиной и в повседневной одежде, а не в деловом костюме.

- Что? - не веря своим ушам, переспросил Смит.

- Мое имя Эдвард Энтони Каллен, и я думаю, что вы уже догадались, о каком деле я говорю.
В долю секунды лицо мистера Смита изменилось так, что я уже было хотел поддержать его, боясь, что тот упадет. Вся краска схлынула с лица, приобретая болезненно белый цвет кожи, плечи опустились, а глаза расширились от страха и… ужаса? Какого хрена?

- Вам плохо?

- Д-да, извините меня, мистер Каллен, я на секундочку, выпью свое лекарство.

Он мимолетно пронесся мимо меня, почти выбегая за дверь. Я минуту стоял в непонимании. Почему он вышел из кабинета, разве его лекарства не должны храниться в кабинете? Может быть, в машине или у секретарши.

Выйдя в холл, я наткнулся на ту же картину, что и десять минут назад. Его секретарь не двинулась с места.

- Вы не видели, куда ушел вас шеф? – спросил я, предчувствуя неладное.

- Он вышел, а куда именно не уточнил.

Бросившись вон, я вылетел на парковку, но все же опоздал, одной машины не хватало.
Какого дьявола он дал деру, только услышав мою фамилию, что этот хмырь от меня скрывает. Нужно рассказать Тане о его странном... Нет, оборвал я себя. Таня, она вела себя не менее странно в последнее время. И тут меня ошпарила мысль. Молниеносно, не давая усомниться или задуматься, выбивая из меня весь воздух: она знает то, что он скрывает и это что-то серьезное, раз уж он так испугался, что чуть не потерял сознание. Эта догадка затопила во мне все эмоции. Боже, неужели нет на этой планете ни одного человека, который ни разу не лгал мне. Что за черт здесь происходит. Я ощущал себя маленьким ребенком, которого взрослые не хотят посвящать в свои проблемы.
Доехав до гостиницы, я сразу же позвонил своему помощнику.

- Мистер Каллен, - поприветствовал меня Пол.

- Пол, попробуй связаться с Франческо Смитом любыми способами, можешь хоть к нему домой ввалиться, только найди мне его.

- Я сделаю все, что смогу, сэр, но вы ведь помните, что завтра мы улетаем.

- Да, поэтому приступай прямо сейчас.

- Хорошо, я позвоню, если будет что-нибудь известно.

- Хорошо, я буду ждать звонка.
Всю ночь меня не покидало тревожное чувство. Звонка от Пола так и не было. Я решил не спрашивать напрямую ничего у Тани. Она сразу же начнет все отрицать.
Проснувшись поутру, я первым делом позвонил Полу. Но тот так и не смог его найти: телефон выключен, дома его нет, у знакомых тоже, семьи у него, не смотря на возраст, не было. «Будто сквозь землю провалился», - недоумевал Уолсен.
Мистер Смит решил поиграть в кошки-мышки.

- Я найду тебя, из под земли достану. – Прошептал я своему отражению в зеркале, решив для себя, что по приезду в ЛА брошу все силы на поиски горе-детектива.

***

Сев в свое кресло в самолете, я с удивлением заметил, что жажду опять быть дома. Оказаться опять в нашем тихом, двухместном, личном аду…
Смотря в одну точку над головой, я пытался восстановить трезвость мыслей. Сейчас, будучи где-то высоко над землей, я ощущал себя так, словно все проблемы остались там, внизу, ожидая лавиной нахлынуть на меня, когда я буду меньше всего этого ждать. Переведя взгляд, я уставился в проносящееся мимо небо. Это так странно, ощущать умиротворение, или, я бы сказал, безмятежность. Мысли разбегались, но они были всецело представлены мне. Я был всецело представлен себе. Сидя в отдельном помещение бизнес класса, когда рядом не было никого, только стюардесса иногда приходила с вопросом: «не нужно ли мне что-нибудь», я мог спокойно подумать. Без жалостливых взглядов сотрудников, удушающей работы, в которую я сам же себя закопал в последние месяцы, лживых словах соболезнования со стороны «высшего общества», без алкоголя, который я заливал в себя, пытаясь напрочь заткнув все доводы разума, так было проще жить. Не легче, а именно проще, когда горячая жидкость полностью вытесняет из тебя мысли и оставляет только кружащуюся комнату перед глазами. Без Тани, которая стала выливать на меня все это дерьмо последнее время. Я был один. И именно в этот момент, я почувствовал ЭТО. Смирение. Я устал… устал строить из себя бесчувственное растение, устал от этой «жизни». Осточертело все: каждый бокал алкоголя, каждый подписанный контракт, каждый день, в который я пытался делать вид, что ничего не произошло. Пытался обмануть сам себя и у меня бы это вышло, если бы не одно но… ОНА, видя каждую ночь, все еще нетрезвыми глазами ее, я понимал, что это отнюдь не сон и все, что произошло за последний год, не иллюзия моего мозга, а реальность. Сейчас, будучи отрешенным от внешних раздражительных факторов я понял, что имела ввиду Элис. ЭТО не жизнь, я не хочу больше плыть в этом, не могу проживать дни по одному и тому же сценарию снова и снова. Нужно что-то решать, поставить хоть какой-нибудь знак в конце этого сумбура.

Белла.

«Ты бы мог давно уйти, развестись, бросить ее, смог бы сделать так, что она бы проклинала свою оставшуюся жизнь, умирая от голода на улице» - пронеслись в голове слова Элис. Она спрашивала меня, почему я не стал мстить, не пытался отыграться на ней за все то, что она причинила мне. А мог ли? Сейчас, будучи один на один с собой, я мог честно ответить на этот вопрос: мог ли я сделать ей что-нибудь, что принесло бы ей вред? Нет. Однозначно – нет.

«Почему?»
Потому что я продолжаю любить ее, не смотря на все доводы вне. Потому что я не мог ненавидеть ее так сильно, как пытался сам убедить себя в этом. Потому что, не смотря на все, что случилось, она продолжала быть все той же мягкой, теплой девушкой, которая иногда кидает на меня беспокойные взгляды, будто переживая за меня, думая, что я не вижу. Потому что на самом деле я ничего не понимал…

- Как ты с этим справляешься, - прошептал парень, стоя рядом с девушкой и не отрывая взгляд от каменных надгробий.

- С этим невозможно справиться, Эдвард, с этим приходится только жить.
Девушка подошла к могиле и, опустившись на колени, с любовью погладила камень, а затем и фото матери, с улыбкой, смотрящей на нее.

- Это сложно… почти невозможно описать, чувство потери, когда вначале приходит неверие, заставляющее тебя сделать глубокий вздох, будто от нехватки кислорода. Когда слова все еще крутятся вокруг тебя, словно кольцом вокруг разума. Вроде и донося смысл, но и не касаясь твоего мозга. И ты в отчаянии начинаешь пытаться понять, в чем ошибка, где промах, потому что этого просто не может быть, что все это неправда, а слова: «Сгорели заживо, мне очень жаль», несут в себе совсем иной смысл. Потом страх, страх – который заставляет тебя застыть в одной позе, не желая открыть зажмуренные глаза, которые начинают болеть от зарождающихся в душе рыданий и сдерживаемых слез. Когда начинается кружиться голова, а в глазах появляется темнота, но ты так и не решаешься принять услышанное. После, словно удар под дых, который выбивает из тебя весь воздух, всю жизнь, приходит понимание. Понимание того, что значат все эти сочувствующие взгляды, объяснения, слова о том, что все будет хорошо, а жизнь не стоит на месте. Тебе все что-то говорят, пытаются объяснить, но ты их не слушаешь, их лепет – это всего лишь попытка морально оправдаться перед собой, пытаясь показать мне на словах свою мнимую заботу. И именно в этот миг приходит ярость, чистая, ни с чем несравнимая ярость. Ярость на родителей, которые оставили тебя одну. Ярость на людей, окружающих тебя, потому что их слова не значат для тебя в эту минуту ровным счетом ничего, и они не могут вернуть тебе потерю. Ярость на жизнь, потому что тебе придется жить в мире, в котором больше нет их. И все это ты ощущаешь в один миг, который покажется незначительным для стороннего наблюдателя, а для тебя всего лишь какая-то жалкая минута времени, разрушит все. Все надежды, мечты, иллюзии, все меняется в ту саму минуту, как ты услышал это слово – «Смерть». – Девушка сделала паузу, не поворачиваясь на парня и не отрывая руки от фотографии. – Смирение приходит намного позже, когда сил ни на какие другие эмоции больше нет. И тебе только остается признать этот факт.
Признать... но не принять.
Парень не знал, как поступить и что сказать. И нужны ли были эти слова вообще? Он был парализован ее речью и чувствами, которые она вложила в свои слова. Единственное, что он мог сделать, это быть рядом. Но девушка не сделала попытки подняться и даже не повернулась к нему.

- Если бы не ты и твои родители, я бы не знаю, как справилась бы с этим. Все эти четыре года Карлайл и Эсми стали для меня самыми близкими людьми, пытаясь дать мне всю ту заботу и ласку, которой я лишилась по прихоти судьбы.

- Белла… - попытался заговорить парень, но замолк, когда девушка развернулась к нему лицом.
Ее глаза были красные, как от долгих бессонных ночей, лицо все омыто слезами, но, не смотря на ее внешний вид, голос ее не дрожал, она уже научилась контролировать это.

- Не дай Бог тебе столкнуться с этим, Эдвард. Я не смогу видеть тебя таким. Ты не переживешь, - прошептала девушка, зная привязанность молодого человека к своим родителям. – Я не переживу, только не снова. Я не смогу пережить потерю кого-нибудь из вас. Вы все, что у меня есть. Уж лучше это буду я…
Парень порывисто сделал шаг к девушке и присел рядом с ней на корточки. Ему не нравились мысли, в которые уходила его любимая. Он не мог видеть то, как она страдает и думает о смерти кого-нибудь из них.

- Ты никогда ни будешь одна, - уверенно заговорил он, схватив ее лицо руками, - я люблю тебя, мы все любим. Ты часть нашей жизни, часть нашей семьи. Мы тебя никогда не покинем. Я обещаю тебе это, Белла…

Голос, разнесший из динамиков, вывел меня из воспоминаний, оповещая о скором снижении.
Не зная, откуда, но в душе стал зарождаться холод, непонятное чувство сжимало все внутренности, я не мог дать никакого названия чувству охватившему меня. Посмотрев на свое кольцо, я тяжело сглотнул и принял решение посетить «Общество любителей искусства».

***

Сев в такси, я все еще не мог прийти в себя. Пол продолжал что-то говорить о работе, но я даже не пытался делать вид, что слушаю. Шум, суета, краски города поглотили меня, стоило мне выйти из самолета. Больше всего я желал сейчас оказаться дома и провалиться в сон.
Подъехав домой, я, на удивление, обнаружил пустой дом. Отправив сообщение Элис о том, что я уже дома, я принял душ и улегся спать. Эйфория охватила меня от вида знакомой комнаты, нашей спальни, от мягкости кровати, а самое главное от ее запаха. Запаха, которым была пропитана каждая деталь этой комнаты. Я вернулся, все было привычным, обстановка ничуть не изменилась, но что-то было не так. Я ощущал это, уже проваливаясь в глубокий сон после полета, что-то изменилось, изменилось во мне…
Когда в следующую секунду я открыл глаза, то долго пытался понять, где я. Взяв телефон в руки, я с удивлением обнаружил, что сейчас уже поздняя ночь, и что проспал я довольно долгое время. Посветив на место рядом с собой, я не увидел ничего кроме мятого покрывала. Быстро спустившись вниз, я увидел Элис, сидящую на диване, подобрав под себя ноги. Будучи счастливый видеть сестру, я улыбнулся, подойдя к ней.

- Элис?

Сестра молчала, неотрывно следя за моими движениями.

- Элис… - она перебила меня, заговорив стальным, ничего не выражающим голосом.

- Ты помнишь, что через три дня ровно год со дня смерти родителей?

- Да, – тихо ответил я. Я не смог бы об этом забыть, даже если очень захотел.

- Звонили Кармен и Элеазар, они приедут на поминки, так же как многие другие знакомые и
компаньоны родителей.

- Но я не…

- Я уже организовала все, можешь не беспокоиться.
Я был благодарен сестре за помощь, так как не хотел организовывать это все, играя на публику. Почти всем этим людям, которые слезно желали нам свои соболезнования, было глубоко плевать на нас и на нашу семью. От них за милю несло алчностью и высокомерием, я не испытывал ни малейшего желания стоять там, у могилы, к которой так и не осмелился подойти за этот год, и выслушивать их лживые слова. Это было личным, слишком личным. Я боялся появляться там, боялся того, что родители увидят, во что превратилась моя жизнь. Боялся того, что это будет прямым доказательством, что их больше нет. Я боялся, до сегодняшнего дня.
Именно в самолете, я почувствовал это – смирение. За какой-то миг, неизгладимая печаль легла на мое сердце, усмирив его, навсегда оставив след и рану в моем сердце. Впервые, за весь год, я буду стоять там, где неподвижно лежат мои родители. И я не хотел видеть в этот момент никого рядом с собой.

Элис не отводила от меня взгляда, не переставая следить за изменения на моем лице. Ее стеклянные глаза пугали меня
Но следующий ее вопрос поверг меня в шок.

- Когда в последний раз ты изменял жене?

- Что?

- Я спрашиваю, когда в последний раз ты изменял жене? – по слогам проговорила она.
Я опешил от ее вопроса. С чего она решила спросить меня об этом. Откуда она узнала, ведь на тот момент, ее не было в городе. В первые два месяца я сходил с ума, пытаясь заглушить любую эмоцию в себе. Я был зол, очень зол, и, будучи с другими женщинами, пытался отомстить ей за все. Это было слепое желание – месть. Но оно не давало должного облегчения, лицо передо мной всегда было одно и тоже, да и кого это уже волновало…

- Десять месяцев назад.

- Это точно?

- Нет, Элис, не точно! Я что похож на клоуна.
Она не обратила внимания на мой срыв и все тем же голосом продолжила.

- Ты знал, что твои якобы постоянные любовницы пытаются вывести твою жену из себя.

- Что?

- Ни что, а кто. Не так давно была одна такая кандидатка на роль твоей новой избранницы и знаешь, что меня удивляет, что она так легко смогла прийти к тебе домой и высказать все в лицо Белле.
Я смотрел на нее, не веря своим ушам. Как такое вообще возможно. Я уже и не пытался обманывать себя вопросом, волновало ли меня это. Я устал врать сам себе. И пусть, в своих глазах, я казался себе сумасшедшим, но правда заключалась в том, что меня волновала любая деталь касающаяся моей жены. Какая бы она не была, она продолжала оставаться моей женой, не смотря на то, что часть меня противилась этому. Парадоксально, но факт.

- Но не это самое ужасное, нет. Самое страшное то, что Белла не смогла посадить ее на место, как делала это с каждой девушкой, после вашей свадьбы. Я больше не вижу ее прежней, абсолютно, ничего знакомого.

- Кто она? – хмурясь, спросил я.
Элис ухмыльнулась, не по-доброму смотря на меня.

- Тебе лучше знать.

- Элис…

- Подожди, я еще не закончила. Просто хотела поинтересоваться, в курсе ли ты того, что Таня за спиной называет себя уже миссис Каллен. Знаешь, девушек нельзя заставлять ждать, а она, по всей видимости, уже заждалась кольца от тебя. Хотя, думаю, кольцо она себе и сама купит, не хватает другого аксессуара – тебя.

- Что за…

Я пытался переварить полученную информацию. Таня? Что за бред, она никогда не намекала на что-то между нами.

- Откуда ты это взяла?

- Почему ты выключил телефон? – вопросом на вопрос ответила сестра.

- Я был в Нью-Йорке и использовал другую сим-карту, забыл поменять их. Ты не ответила на мой вопрос. Что случилось? Не молчи, Элис.

- Ты хочешь узнать, откуда я это все знаю?

Я нетерпеливо кивнул.

- У Беллы был нервный срыв. Она два дня пролежала в больнице…

- Она в больнице? – в шоке перебил я.

- Нет, сегодня ее выписали.

- Где она? – задал я вопрос, но сестра проигнорировала меня, или может, не слышала.

- Она начала плакать и говорить о том, что устала, рассказала о каком-то письме, которое просили тебе передать, в знак благодарности о незабываемой ночи, о том, как на ужине у Зака, мать Селены обмолвилась о том, что Таня охомутала себе богатенького наследника и скоро станет Каллен. Дальше были одни рыдания, я не могла ничего понять из ее речи. – Элис отвернулась, смотря в пол. – Она не успокаивалась, а потом, просто упала, потеряв сознание. Ей нужно было продолжить посещать врача.

Она замолчала, кивнув, будто бы соглашаясь с чем-то, а затем продолжила:
- Когда Розали лежала в больнице на первом месяце беременности, Белла проходила лечение, ты знал это.
Сестра перевела на меня взгляд и, встав, подошла ко мне.

- Ты знал хоть об одной вещи, которую я тебе рассказала? Это очень похоже на счастливое существование, правда?

Я не был в силах ничего ответить. Я не знал ничего из того, что мне рассказала сестра. Я понятие не имел о том, что моя жена лечилась у невролога. Соизволив я тогда посетить Роуз, я знал бы об этом

- Будь я на ее месте, я бы не потерпела такого отношения со стороны всех этих девиц, - она сделала паузу, - я бы уже давно ушла от тебя.

Я взглянул в ее глаза и увидел в них взрывной микс из боли, ярости и страха.

- Надеюсь, тебе есть над чем подумать. Открой глаза, братик, - прошипела она последние слова и направилась в сторону двери. – Хватит позволять всем вокруг делать из тебя дурака. Ты жалок, я не узнаю тебя. Самое большое твое заблуждение заключается в том, что ты слепо считаешь, что все вокруг тебя изменились, и ты больше не понимаешь их… но это не так, Эдвард. Изменился только ты, поэтому ты и не можешь ничего понять. Мой Эдвард знал свою жену. Он верил своей сестре и добивался своего любыми способами.

Было сложно сделать вздох, от ненависти, с которой она кинула мне эти слова. Я никогда не видел сестру такой.

- Стой, - я схватил ее за руку прежде, чем она смогла уйти, - где Белла?
Она сверкнула на меня глазами, но все же ответила.

- В комнате для гостей, она не разговаривает со мной с самого утра, как мы приехали сюда.
А затем, выдернув свою руку, сестра удалилась.

Переваривая всю информацию, я направился к лестнице, поднимаясь в комнату, в которой Белла спала в день перед моим отъездом.
Я должен был ее увидеть. Убедиться, что все хорошо. Да. Я был жалок, но мне было сейчас плевать на все терзания и мысли. Об этом я подумаю после. Тихо взявшись за ручку, я зашел в комнату. Глаза медленно привыкали к темноте. Девушка лежала неподвижно, спиной ко мне. При виде ее, внутри все затрепетало. Сколько бы ни прошло времени, что бы ни случилось между нами, но реакция моего организма была одна. Тело всегда было счастливо ее видеть, а сердце готово было выпрыгнуть из груди. Как мелодраматично…
Обойдя кровать, я тихо сел на край и замер от ужаса, увидев ее открытые глаза, следящие за мной.
Я неотрывно смотрел на нее, слова застряли в глотке, а воздух отказывался посещать легкие. Я не знал, чего я испугался больше: того, что она не спит, или того, что подпрыгнул от неожиданности, увидев открытые глаза своей жены. На меня нахлынуло острое чувство дежавю. Темная комната, освещенная только лунным светом, наполовину укрытая одеялом Белла в белой рубашке, я, сидящий на краю кровати и этот взгляд. Я знал, что должно последовать дальше.
Не говоря ни слова, она стала приподниматься, а я наоборот, опускаться к ней. Обхватив меня за шею, она крепко обняла меня, запустив руки в мои волосы и сильно потянув их, причиняя мне этим боль. Но даже физическая боль от ее рук, была подарком для меня. Я не знал, что сделать. Боялся пошевелиться от понимания: она знала, что прошлая ночь была не сном...
Это было так притягательно, быть с ней этой ночью, но что будет завтра, когда мы проснемся. Теперь, отчетливо понимая, что у нас есть выбор, смотря в глаза друг другу, после проведенной ночи вместе, мы не сможем игнорировать этот факт по утру. Я не смогу. Проведя руками по ее бокам, талии, спине, я опустил их на нежную кожу поясницы, выглядывающую из под задравшейся рубашки. Она полностью развеяла мои сомнения, опустив свои губы на мои. Все мысли разом покинули меня, сердце делало кульбит в груди, а разум отправился восвояси. Тихо вздохнув под напором ее языка, я решил все. Я больше не могу, не могу играть в молчанку. Завтра же утром, я поговорю со своей женой, слишком много вопросов надо выяснить. Медленно надвигаясь вперед, я уложил ее на кровать. Белла начала страстно, почти до крови целовать мои губы, срывая с меня рубашку, заставляя пуговицы отрываться под напором. В наших действиях не было нежности, любви, только страсть и безумие. Ощущая ее в своих объятиях, чувствуя ее каждой клеточкой своей кожи, я сходил с ума. Она стонала и тянулась ближе ко мне, пытаясь пересечь любое возможное между нами расстояние, как будто намереваясь слиться во мне. Я целовал каждый дюйм ее тела, вдыхал запах ее кожи, наслаждался нежностью дарующую ее кожей. Эта ночь измотала меня как никогда. Бурно придя к кульминации, я опустился без сил на тяжело дышащую девушку. Я обнял ее, укрыв пледом, и притянул к себе. Без слов Белла положила свою голову мне на грудь, а я обнял ее за талию. Меня охватило чувство чего-то неправильного. Отчаяние и безысходность витали в воздухе. Засыпая, последнее, что я помнил, это влагу на своем плече.

Проснувшись утром, первое, что я почувствовал, это то, что я один на кровати. Начав шарить рукой по кровати, я наткнулся на что-то шершавое. Резко открыв глаза, я сел. Рядом лежали какие-то бумаги. С нехорошим предчувствием я потянулся к ним и посмотрел на первую страницу.

Прочитанное мною, во второй раз разбило мне сердце. На меня, как будто насмехаясь, смотрели документы на развод.

Источник: http://twilight-saga.ru/forum/44-8339-2#1906641
Категория: Слэш и НЦ | Добавил: Daria@love (20.12.2013) | Автор: Twilight_Queen
Просмотров: 217 | Комментарии: 1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Все люди [8170]
Общее [507]
Альтернатива [5693]
Продолжение саги [1586]
Актерская жизнь [2379]
Отдельные персонажи [829]
Стеб [238]
Слэш и НЦ [3327]
Флешбек [48]
Мини-фики [492]
Наши переводы [2376]
Кроссовер [278]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи