помощь сайту

Если Вы считаете наш сайт полезным для себя и пользователей, посещающих наши страницы, то нам понадобится Ваша поддержка и помощь! Все подробности можно узнать в этой теме.


twitter

vkontakte

youtube




Как вам "Рассвет, часть 1"?
Всего ответов: 1637




Дневники вампира / The Vampire Diaries

Настоящая Кровь / True Blood

Академия вампиров / Vampire Academy



Главная » Статьи » Слэш и НЦ

Impossible to live with you... Глава 16.
Глава 16. Heart don`t lie. (Сердце не лжёт)

I wake up in the morning
in a cold sweat
when I think of your loving
you're holding back
I know I'm waiting
but it's all in vain
I sit here dying
just to breathe again
can't go on
can't get enough
when I miss you
I'm so alone
without you, without you
I'm walking on the border
of wrong and right
screaming for you baby
to ease my mind
no one is here who can get me through
all I need is a word from you
© Doro "Pain"

Я просыпаюсь утром
вся в холодном поту
когда я думаю о твоей любви
и о твоем хладнокровии
Я признаю, что жду тебя
но ожидания напрасны
Я сижу здесь, умирая,
Пытаясь просто вновь дышать
Не могу жить дальше
Мне не хватает жизни
Когда я скучаю по тебе
И мне так одиноко
без тебя, без тебя
Я хожу по грани
верного и неверного
Зову тебя, милый
Мой разум ослабевает
Никто здесь не может помочь преодолеть это
Все, что мне нужно – одно твое слово
© Доро "Боль"

Неделю спустя.

POV of Robert
Сегодня я весь день посвятил записи саундтрека. Сидим с Маркусом в тон студии. С минуты на минуту начнём запись окончательного варианта "Let me sign". Я сижу в кабинке для записи, в наушниках, жду команды. В руках держу листок со словами песни. Пока Марк за окнообразным стеклом настраивает аппаратуру, ставит нужные звуковые дорожки, я думаю… думаю о ней. Я прожил неделю без неё, а на душе одиноко как никогда. Ничего не могу поделать, сердце и душа рвутся к ней. Находиться рядом с ней во время грима стало ещё невыносимей. И от съёмок я уже не получаю такого удовольствия как раньше. Ещё и недавно Кэтрин сделала мне замечание, что я начал плохо справляться с игрой. Этот разрыв оказался эмоционально слишком тяжёлым для меня. Я себя ненавижу за то, что скучаю по ней. Но почему всё это происходит со мной? Сколько ещё надо выстрадать, чтобы всё это закончилось? По ту сторону стекла Маркус поднимает руку и загибает пальцы, давая мне команду, что когда он загнёт пятый палец, это будет означать, что мы пишем, и мне можно будет начинать петь. Я слежу за его пальцами. Он смотрит в компьютер, ждёт загрузки программы. И тут загибается пятый палец, и я начинаю петь. Из моей груди вырывается вой, словно крик боли… крик о большой боли:
- Standing by a broken tree, (Стою у сломанного дерева) *в голове сплывает картина, когда мы с Дэниз целовались в парке, я прислонил её к дереву* Закрываю глаза.
Her hands are all twisted, (Её руки искривлены) *вижу её дрожащую руку, трогающую свою щеку после моей пощёчины* Сердце ноет.
She's pointing at me, (Она указывает на меня) *она проводит пальцем по моей щеке и спрашивает: "Ты не снял макияж?"* Роняю на пол листок с текстом.
I was damned by light coming, (Я был проклят струящимся) *наш первый секс. я покрываю каждый миллиметр её тела поцелуями. в душе вперемешку с удовольствием разливается такое тепло, какого я ещё никогда не чувствовал* К глазам подступают слёзы, не даю вырваться им наружу.
Over I see, (На меня светом) *она бегает по гримёрке, забирается на стол. я приподнимаю её топик, целую её в плоский животик* Почему именно у нас всё пошло не так, как должно быть? Почему судьба захотела поиграться именно с нами?
She spoke with a voice that, (Она говорила голосом)
Disrupted the sky, (Сотрясающим небо.) *она кричит: "ТЫ УДАРИЛ МЕНЯ! КАК ТЫ ПОСМЕЛ?"* Её голос звучит в моих ушах так, словно она сейчас стоит рядом. Я немного отстраняюсь от микрофона.
She said walk on over here, (Она сказала: "Иди сюда") *она говорит ласковым голосом: "Ты у меня такой сумасшедший! Я люблю тебя!"*
It's a bit of shade, (Здесь прохладно) *мы сидим в самолёте, она читает книгу*
I will wrap you in my arms, (Я заключу тебя в свои объятия) *мы в гримёрке, я сдвигаю набок её кружевные трусики и ввожу в неё один палец*
And only say: (И лишь скажу) *я говорю: "Дэниз, я люблю тебя!* Может, это и есть настоящая любовь, которая говорит на всемирном языке влюблённых?
Let me sign, (Подай мне знак,) *мы в гримёрке, наши взгляды сливаются воедино. она резко отворачивается и начинает копаться в своём чемодане с косметикой. она проигрывает мне "бой глаза в глаза"*
Let me sign… (Подай мне знак) Дэниз, подай мне знак, что ты таишь. Что с тобой? Что ты сейчас чувствуешь? Страдаешь ли ты сейчас так же, как и я? Признаю… мне плохо без тебя.
Мелодия в моих наушниках заканчивается, я открываю глаза, смотрю на Марка сквозь стекло. Он поднимает руки, показывает мне пальцами знак "Клёво!". Значит, всё получилось. А я себя чувствую, словно пробудился от глубокого сна, повествовавший мне историю наших отношений с Дэниз. Выхожу из кабинки записи измученный и безжизненный.
Марк встаёт из-за своей аппаратуры, подходит ко мне, и хлопает меня по плечу:
- Роб, это дело надо отметить! Это было что-то невероятное! Ты ещё никогда так здорово не пел!
- Да, Марк, надо отметить. Мне срочно надо выпить. - я никак не отреагировал на его комплименты. Хотя я очень люблю музыку, и, если Марк говорил мне, что я здорово пою, то я радовался этому как ребёнок. Но сейчас мне совсем не весело.
- Ты молодец, друг! Мы офигенный саундтрек забацали! – жмём по-мужски друг другу руки.

***
В баре "The Space", 23:00 p.m.

Садимся с Фостером на диван, расположенный в углу. Я специально выбрал место подальше ото всех и мало освещенное. Когда я буду утолять своё горе в реках алкоголя, не хочу, чтобы меня кто-нибудь заметил. Марк оглядывает помещение и контингент, собравшийся в нём. А я тянусь за меню, которое только что перед нами поставил официант, мне плевать на всех и вся. Хочу поскорее добраться до заветного бокала. Быстро пробегаю взглядом по списку спиртных напитков, заказываю себе привычный "Bacardi" и "Saint George Spirits". Услышав названия напитков, что я заказал, Марк тут же поворачивается, и, выпучив глаза, говорит:
- Роб, тебе плохо не будет после такой смеси?
- Будет. - киваю. - Я и хочу, чтоб мне стало плохо. А ты что будешь? – как-то безразлично захлопываю меню и отодвигаю в сторону.
- Из тонизирующих что есть? – Марк не открывая меню, обращается к официанту.
- Из тонизирующих есть только "Virgin Mary", "Bloody Mary" и "Bullshot", - вежливо перечисляет юноша.
- Принесите "Bullshot", и... любой салат, на ваш вкус. - официант кивает и удаляется.
- Ты что, на коктейли подсел? – я крайне удивлён, что Марк заказал только один коктейль. Или это просто я один такой алкаш?
- Да нет. - он отмахивается рукой. - Но для разогрева они хороши.
- Да ладно, ты просто решил выпендриться. - выдавливаю из себя смешок.
- Слушай, Роб, хороший бар. Где ты его откопал? – он кладёт одну руку на подлокотник, а ноги укладывает одну на другую.
- Эээ… - когда я ночью ушёл от Дэниз, и катался по городу, в целях унять свой психоз, тогда я и увидел этот бар. - Да я как-то катался ночью по Wilshire, увидел эту громадную надпись "The Space", и подумал, что надо как-нибудь зайти сюда.
- Мне нравится здесь! - принесли наш заказ. Юноша ставит тарелку с салатом на стол и принимается разливать спиртное по стаканам.
- Да? Ну замечательно. - я беру бокал с только что налитым "Bacardi", подношу к губам, опрокидываю голову назад, и залпом осушаю его.
- Что у тебя случилось? Ты сам не свой в последнее время. Да, и во время записи я заметил, какой ты подавленный. - неспешно взяв свой коктейль со стола, говорит мне Марк.
- Я расстался с девушкой… - беру с тарелки листок салата и отправляю его в рот.
- Ну, ничего, найдёшь другую. После премьеры фильма…
- Нет! – перебиваю его. - Не найду. Такой больше нет. – стучу кулаком по столу. Звук от моего удара получился глухим.
- Ну, Роб, такого не бывает. - ухмыляясь, Марк посасывает свой коктейль через трубочку.
- Она другая понимаешь, Марк? – осушаю второй бокал. Алкоголь разливается по всему телу, расслабляя каждую клетку.
- И в чём она другая? Хорошо "даёт"? – Фостер усмехнулся. Я отправляю в свой организм третий бокал рома.
- Да дело не в этом. - открываю бутылку с виски "Saint George Spirits". Наливаю в бокал. - Попробую тебе объяснить. Ты же знаешь, что секс у меня был всегда, когда я захочу, не в зависимости от того была у меня девушка или нет. - беру стакан в руки, и рассматриваю цвет виски. - Бывало, что тра*аешь красивую девушку, фигура шикарная аж башню сносит, вроде бы кончил, "дружок" балдеет, всё прекрасно. А вот душевного кайфа никакого. Просто физическое удовольствие, и всё. Что-то вроде "помотросил и бросил". - я осушаю бокал только что налитого виски. Горький вкус обжигает горло.
- Да, в этом я с тобой согласен. Бл*дей хватает, а вот найти нормальную девушку для себя, для души, проблематично. Вот познакомишься на какой-нибудь тусовке с красивой девушкой, а через некоторое время уже ищешь место, где бы с ней потра*аться. - Марк допил свой коктейль и потянулся за ромом.
- Вот она была именно для души и сердца. С ней я мог быть и растерянным, и придурком, и мальчишкой… у меня к ней такая неописуемая страсть. Даже не знаю, как это всё объяснить… с другими такого не было. И секс каждый раз был, как в первый раз. - чувствую, как начинает кружиться голова. Видимо, спиртное уже ударило в голову.
- А вернуть её никак?
- Никак. Я не прощу её, да и она меня, наверное, тоже. - смотрю на свою руку, которой я её ударил. Да, из-за этой руки она меня не простит.
В кармане куртки вибрирует мобильный. Достаю его, и, не смотря на дисплей, кто это, нажимаю кнопку "принять". Марк шёпотом говорит мне, что ему надо отлить, и удаляется. Я киваю ему, подношу телефон к уху и говорю:
- Слушаю.
- Как поживаешь, старик? – это Старридж.
- Хреново. Мы тут с Марком пьём. - мой язык немного заплетается.
- Ты что, до сих пор страдаешь о неудавшихся отношениях с Дэниз?? – Том начинает смеяться своим лошадиным гоготом.
- Да, бл*дь, и мне вовсе не смешно! – вспыльчиво реагирую на его слова. За*бал.
- Я тебя умоляю, пора уже успокоиться.
- Как видишь - не могу!
- Роб, ты когда с Ниной расстался, так не страдал. Что с тобой? Не будь тряпкой. Возьми свои яйца в руки, наконец.
- Пошёл нах*й, Старридж! – нажимаю кнопку "отбой", и заталкиваю мобильник обратно в карман куртки. Наливаю себе очередной бокал виски.

Несколько часов спустя.

Я почти сам выпил весь виски. Перед глазами уже прилично помутнело, мышцы все расслаблены. И только одно не давало мне окончательно забыться, это – звук. Звук, который исходил из глубины моей души, кричал: "Дэниз!". Моя душа и сердце жаждали её, а разум боролся с ними. Я встал и из-за всей силы ударил по стене. Костяшки руки хрустнули, меня пронзила острая боль. Физическая боль заглушила душевную. Я практически не чувствую боли и крика моей души. Я, тяжело дыша, снова замахиваюсь, и со всей дури бью кулаком по стене второй раз. Из груди вырывается крик. Кожа на руке раздирается, и из неё хлещет кровь. Я весь трясусь, становлюсь неуправляемым. Замахиваюсь снова, но тут ко мне подбегает Марк, и оттаскивает меня от стены. Я обессиленный, но пытаюсь вырваться из его рук. Но он сильно сдавливает мне плечи, и кричит:
- Ты что с ума сошёл?? Прекрати сейчас же!
- Мне плохо, Марк. - чуть ли не рыдая, мямлю я.
- Проблемы нужны? Сейчас администратор вызовет полицию. Пошли отсюда. - он кладёт мою раненую руку себе на плечо, и мы под презрительные взгляды посетителей и обслуживающего персонала выходим из бара.

POV of Denise
Сижу дома, за окнами ночь. Кэтти ещё не вернулась с работы. Брожу по своей огромной квартире, шарахаясь каждого тёмного угла. У меня появилась никтофобия. Такое ощущение, как будто все страхи собрались во мне одновременно. И мои апартаменты становятся как никогда большими и чужими… без него. Уже неделю я не ощущаю тепла его тела, не слышу его дыхания рядом с собой, его искреннего смеха. То, что я вижу в гримёрке, когда он сидит напротив меня – это совсем другое, какое-то далёкое. Я потеряла его… навсегда. Мне всегда не особо хотелось вспоминать о том, что случилось со мной в прошлом. Ведь сейчас, как мне казалось, у меня была другая жизнь, словно не моя, словно всё это происходило в другой Вселенной и с другим человеком. И вот когда я поверила, что всё это происходит со мной, что это не сон - всё рушится. Наш мирок строился месяцами, и разбился, словно стекло, в долю секунды. Сейчас я ощущаю свою прошлую боль в утроенном количестве. Может, потому, что то была юность, а сейчас взрослая жизнь… и потому что Роб мне вовсе не безразличен? С Робом я чувствовала запах дождя и радовалась. С ним я чувствовала, как солнце ласкает моё лицо, и радовалась. С ним я слушала музыку, и она звучала иначе. С ним, когда ночь окутывала город, мы придумывали себе интересные занятия, и я была счастлива. По настоящему счастлива! Ну, почему он такой сложный, а я такая слабая, что не могу понять его? По щекам текут дорожки слёз, заползая мне в рот и под подбородок. Я проглатываю этот солоноватый привкус. В такие моменты я жалею, что я живой человек, а не пластмассовая кукла. Каждая эмоциональная травма остаётся, словно клеймо на моём сердце. В голове всплывают слова Джаровани: "…на следующий год я ухожу из мира моды", ровный голос превращается в крик, бас Роба: "Я БОЛЬШЕ ТАК НЕ МОГУ! ВСЁ! Я УХОЖУ!". От этого воспоминания моё сердце начинает сильно стучать, мне кажется, что я чувствую, как оно больно ударяется о рёбра. Тут же непроизвольно вспоминаю сцену в гримёрке, когда я случайно прикоснулась к его щеке, и он широко раскрыл глаза. Тогда, наверное, наши зрачки минут пять-шесть не отрывались друг от друга. Его напряженный и словно осуждающий взгляд до сих пор стоит передо мной. Я не выдержала этого зрительного контакта. Он знает, куда меня надо "ударить", чтобы рана начала кровоточить, а я задыхалась от боли. Одних его проницательных и вдумчивых глаз хватило. Я сломалась, и отвернулась. Моя грудная клетка начинает вздыматься и опускаться с удвоенной скоростью. Не могу справиться со своими эмоциями, наполненные болью, отчаяньем и страхом. Я на автомате хватаю со стола вазу с золотым рисунком от "Richard Ginori" и швыряю её на стену. Она разбивается вдребезги. Удивительно, но от этого поступка мне легчает на долю секунды. Я безумными глазами осматриваю гостиную, в поисках какого-нибудь предмета, словно наркоман во время ломки. Меня трясёт, не могу больше думать о нём. Мне не хочется жить! Судьба дала мне испытание, но, к сожалению, она меня переоценила, я его не выдержала. Беру двумя руками статуэтку "Faberge", и её тоже бросаю на стену. Подхожу к своему рабочему столу, беру ватманы с эскизами и рву их в клочья. Не могу остановиться. Взгляд падает на стул. Поднимаю его и бью о стол. Кричу на всю квартиру, бьюсь в конвульсиях, крушу всё, что попадается мне на пути: телевизор, посуду, шторы, ноутбук, журнальный столик. Смотрю по сторонам, вижу, что разрушила пол гостиной. Начинаю задыхаться, перед глазами темнеет, веки тяжелеют. Я бездыханно падаю на паркетный пол, проваливаясь в тёмную пропасть. Здесь так тихо, и я практически не чувствую боли. Где я?

***
POV of Robert
Приехал на тренировку-репетицию сцены бейсбола. После вчерашнего голова раскалывается, а рука жутко ноет. Поглаживаю её сверху многослойного бинта, с целью хоть как-то унять боль. И зачем я только вчера полез колотить стену в баре? Идиот. Теперь мучаюсь от боли. Но, всё-таки плюс в этой боли есть. Я хоть на мгновение забыл о Дэниз. А это не может не радовать. Ко мне подсаживается Кэтрин. Вид у неё очень расстроенный.
- Привет, Роб! У нас неприятности. - наверное, снова что-то со сценой бейсбола. Костюмов нет, или дублёров и т.д. Но меня сейчас не интересуют никакие неприятности.
- Что такое? – спрашиваю без какого-либо интереса. Рука всё так же ноет.
- Дэниз попала в больницу... - от услышанного у меня на лице застывает шок, сердце на мгновение перестаёт биться. Я тут же бледнею, как мел. Земля уходит из под ног. - Завтра вас всех будет красить Клаудия. Я ей сегодня позвоню. Надеюсь, что у неё будет время. - по всему телу пробегает электрический ток. Дэниз, Дэниз, Дэниз... господи, что с ней?!
- Но... как так?? Что случилось с Дэниз?? Почему… - дрожащим голосом спрашиваю я.
- Позвонила её подруга Кэтти, и сказала, что ночью у неё был нервный срыв, она упала в обморок, и в данный момент без сознания. Точный диагноз пока неизвестен. - режиссёр чуть ли не плачет, рассказывая мне всё это. Она очень хорошо к ней относится, и искренне огорчена.
- БЛ*****ДЬ! – встаю и пинаю скамейку, на которой сидел. - Это я во всём виноват!! - держусь за голову и начинаю ходить туда-сюда. В голове промелькнула мысль: "А вдруг она хотела покончить с собой?".
Нееет, этого не может быть.
- Роб! – Хардвик проводит руками по своему лицу, словно приводя себя в чувства. - Свои личные проблемы будешь решать после работы. Сейчас я тебя никуда не отпускаю. - её голос приобретает суровый тон, она тут же прописывает мне "стоп". У нас сейчас идут запарки со съёмками, мы не успеваем к назначенному сроку, она просто вынуждена поступать таким образом.
- Окей. - досадливо вздыхаю. - А в какой больнице она лежит?
- В главном госпитале "Life of racers". - хочется сорваться с места и прямиком отправиться в эту больницу. Но я из-за всех сил борюсь с собой. Надо дожить до конца репетиции.
- Спасибо, Кэтрин.
- А теперь приступайте к репетициям. - подчиняюсь ей, и направляюсь в сторону, где стоят остальные ребята.

***
Захожу в госпиталь, спрашиваю в регистратуре, где здесь стационар. Иду по указанному направлению. В коридоре сталкиваюсь с Кэтти. При виде меня, она от удивления изогнула бровь. Естественно, она не ожидала меня здесь увидеть. Сложив руки на груди, подруга Дэниз восклицает:
- Роооб!! Что ты тут делаешь?? – её взгляд падает на мою забинтованную руку.
- Что с Дэниз?? – тут же задаю ей встречный вопрос. Её глаза ещё больше округляются.
- Откуда… откуда ты знаешь??
- Хардвик сказала. Кэт, пожалуйста, скажи, что с ней? - жалостливо прошу, взяв её за руку.
- Ночью у неё был нервный срыв. Она потеряла сознание. Я, придя с работы, нашла её на полу, и сразу же вызвала "скорую". Сейчас она спит. Завтра её осмотрит её лечащий врач Филипп Эмрик и скажет точный диагноз. Но это точно что-то неврологическое.
- Но как такое произошло?? Почему?? – всё сказанное Кэт не укладывается в моей голове.
- Я не знаю, Роб. Думаю… - она виновато смотрит по сторонам, словно не хочет раскрывать какую-то тайну.
- Что?? Что ты думаешь, Кэт?? – чувствую, как у меня на лбу скапливаются складки от напряжения.
- Я думаю, это из-за того, что она очень тяжело переживала ваш разрыв. Кричала во сне и плакала… Я очень за неё переживала.
- Ты была с ней всё это время? – Кэтти кивнула. - Можно мне повидать её?
- Можно. Она всё равно сейчас спит. 7-ая палата. Идёшь прямо и налево. Я скоро вернусь, схожу куплю себе кофе.
- Хорошо. - делаю шаг в направлении, куда указала Кэт.
- Роб! – я останавливаюсь на её отклик. - А что у тебя с рукой?
- Да так, фигня. - отмахиваюсь. Я уже и забыл, что у меня рука разбита. Кэтти улыбнулась уголками губ, и продолжила свой путь.
Иду по коридору. Белые стены больниц меня всегда напрягали. Мама всегда говорила, пусть Всевышний не сталкивает нас с больницей и полицией. Доля правды в этом есть. Сейчас я это чётко понимаю. Сердце колотится. Если с ней что-нибудь серьёзное, я себе никогда этого не прощу. Блокирую все плохие догадки в голове, надеюсь на лучшее. Заворачиваю налево, вхожу в отделение. С двух сторон от меня двери палат. Миную палаты номер 4, 5, 6… и останавливаюсь перед 7-ой. Открываю дверь и вхожу. Дэниз лежит на большой кровати, окутанная в голубые простыни, её ноги и руки привязаны жгутами к железным поручням… в венах торчит иголка от капельницы. Ужасаюсь от увиденной картины. Она спит, веки подёргиваются. Неотрывно смотрю на неё, на глазах выступают слёзы. Кто сказал, что мужчины не плачут? Это всё ложь. Ещё как плачут. Зажмуриваю глаза, чтобы подавить слёзы, беру себя в руки, и подхожу к кровати. Знаю, что она сейчас не может меня слышать, но всё равно шепчу ей дрожащим голосом:
- Моя девочка! Что с тобой такое произошло? – беру её за нежную ручку, и начинаю целовать.
- Мы вкололи ей снотворное. - из дальнего угла палаты нарисовывается медсестра. Я когда входил, даже не заметил, что здесь кто-то есть. - Она проспит до утра. - осведомляет она меня, и проверяет аппараты, которые регулируют состояние Дэниз.
- А можно мне остаться здесь? - умоляюще прошу я, всё ещё держа хрупкую ручку моей малышки.
- Оставайтесь. Только осторожнее с её рукой, там игла.
- Хорошо, я буду осторожен. - кивнув мне в знак согласия, работница больницы удаляется из палаты.
Я кладу голову рядом с головой Дэниз, глажу её по щеке. Она такая бледная и холодная. По моим щекам текут горячие слёзы.

To be continued...


Источник: http://twilight-saga.ru/forum/42-956-1
Категория: Слэш и НЦ | Добавил: -Heilig- (04.05.2010) E
Просмотров: 220 | Комментарии: 4
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Все люди [8170]
Общее [507]
Альтернатива [5693]
Продолжение саги [1586]
Актерская жизнь [2379]
Отдельные персонажи [829]
Стеб [238]
Слэш и НЦ [3327]
Флешбек [48]
Мини-фики [492]
Наши переводы [2376]
Кроссовер [278]




Реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Администраторы
Модераторы
Дизайнеры
Переводчики
Старейшины
VIP
Творческий актив
Проверенные
Пользователи